Дудика, негваръ: два германских антропонима в новгородских памятниках

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Дудика, Негваръ: два германских антропонима в новгородских памятниках
Александр Васильевич Назаренко
Институт всеобщей истории РАН / Институт российской истории РАН (Москва)
Dudika, Negvar:
Two German Anthroponyms in Texts from Novgorod
Alexander V. Nazarenko
Institute of World History of the Russian Academy of Sciences / Institute of Russian History of the Russian Academy of Sciences (Moscow)
Резюме
Дудика, холоп и, видимо, тиун новгородского епископа, упоминаемый под 1055 и 1058 гг. в & quot-Новгородской первой летописи& quot-, носил нижненемецкое имя (н. -нем. Dodico) и, вероятно, был саксом. Негваръ, имя посла галицко-волын-ского князя Романа Мстиславича в Константинополь в 1200 г., упоминаемого в & quot-Книге Паломник& quot- Антония, архиепископа новгородского, происходит от др. -сканд. Ingvarr.
Ключевые слова
антропонимика, заимствования в древнерусский язык, средненижненемецкий язык, древнескандинавский язык, Новгород
Abstract
According to the Novgorod First Chronicle (in entries from 1055 and 1058), a servant (xolopb) and probably steward (tiunb) of the Novgorodian bishop Luka had the name Dudika. The name seems to be of Lower German origin (& lt- Old Saxon Dodico), and so Dudika himself must have been a Saxon. That is why, after he was convicted of calumniating his bishop, he fled to Germany (v Nemci). A person named Negvar is mentioned in the year 1200 in the pilgrimage book of Antonius, archbishop of Novgorod, as a member of an embassy to Constantinople, which
This is an open access article distributed under the Creative Commons Attribution-NoDerivatives 4.0 International
2015 № 1 Slovene
324 I
Dudika, Negvar: Two German Anthroponyms in Texts from Novgorod
was directed by Roman Mstislavich, duke of Galich. This name can be interpreted as an Old Russian version of the Old Nordic Ingvarr. As a result of metathesis in the muta cum liquida group, after the pattern of the Slavic *orb- & gt- old Russian rob-, a virtual form like the Old Russian *Nigvan might have appeared. The further transformation *Nigvan & gt- Negvar was induced by frequent personal name models either with the initial group Ne- (such as Nedarn, Nevidb) or with the first stem Neg-(such as Negoradb). So the Old Scandinavian Ingvarr was reflected as a loan-name in the Old Russian dialects three times: Igon (before losing the nasal vowels), Irngvan, and Negvan (before and after losing the reduced vowels in unaccented positions).
Keywords
anthroponymics, loan-words in Old Russian, Middle Lower German, Old Nordic, Novgorod
В «Новгородской первой летописи» младшего извода, а также в летописях, отразивших так называемую новгородско-софийскую традицию, под 6563 (1055/6) г. сообщается о злоключении новгородского епископа Луки Жидяты: «В семъ же літі клевета бысть на епископа Луку от своего холопа Дудикы, и изиде изъ Новагорода и иде Кыеву, и осуди митрополит Ефримъ, и пребысть тамо 3 літа». О благополучном для епископа исходе узнаем из статьи 6566 (1058/9) г.: «Сем же літі архиепископъ Лука прия свои столъ в Новігороді и свою область. Дудиці же холопу оскомины: урізаша ему носа и обі руці, и біжа в Німци» [НПЛ: 182 183- НК: 65- HIV: 118- CI: 183- Тв. лет.: 152−153]. В «Никоновской летописи» к этому краткому тексту имеются небольшие добавления, происхождение которых неясно- Дудика обвиняет епископа «въ неподобныхъ річех^', митрополит Ефрем осуждает Луку «по Дудикинымъ річемъ и злых его друговъ Демьяна и Козмы клеветамъ», в итоге наказаны не только Дудика, но «и лукавымъ совітником^ Козмі и Даміану, достойное воздаша по злодіянію ихъ» [Ник. лет.: 91].
Насколько нам известно, это происшествие обсуждалось в науке только как эпизод из церковной [Макарий 1995: 136, 265- Голувин-ский 1901: 293- Свердлов 2003: 381−382 и др.] и даже социальной [Романов 2014: 391- Лихачев 1996: 490−491- Зимин 1973: 145−1462] истории 1 2
1 Б. А. Романов усматривал в Дудике наиболее раннее упоминание «холопа чернеча (чернеческого)» [РП: 67, ст. 46 «Пространной Правды"].
2 И Д. С. Лихачев, и А. А. Зимин видят в конфликте Луки и Дудики отражение каких-то социальных протестов: «движений холопов» в Новгороде (А. А. Зимин) или же «движения ремесленников против епископа» (Д. С. Лихачев). Вторая из названных точек зрения представляется совсем безосновательной: добавление «Никоновской летописи» о «другах» Дудики Козьме и Демьяне предлагается понимать как искажение первоначального древнего сообщения о прихожанах
Slovene 2015 № 1
Alexander V. Nazarenko
I 325
средневекового Новгорода или как юридический казус — первое известие о применении на Руси византийских членовредительских казней [Карпов 2001: 286−287, 430]. Сама же персона холопа Дудики совсем не привлекала внимания.
Между тем в истории Дудики много странного.
Начнем с того, что по древнерусскому праву свидетельство холопа не имело силы — разве что «по нужи», да и то исключение делалось лишь для «боярьска тивуна» [РП: 69, ст. 66 «Пространной Правды"] (на это обстоятельство в связи с показаниями Дудики против своего епископа указал А. Ю. Карпов). Правда, названная статья относится к комплексу норм, кодифицированных, как считается, только при Владимире Моно-махе в первой четверти XII в. Правда и то, что киевский митрополит-грек в своем суде не обязан был руководствоваться «Русской Правдой», не говоря уже о том, что речь могла идти не о юридическом свидетельстве, а о банальном доносе.
Но самое удивительное — это поведение подвергнутого наказанию холопа. Чтобы бежать «в німци», нужны были по меньшей мере деньги, причем деньги, наверное, немалые. И потом, почему именно «в німци»? Было бы понятным, если бы искалеченный и ставший бесполезным холоп отправился к родне. Но далеко за море? Ближайшей аналогией судьбе Дудики служит опала Петра Влостовича польским князем Владиславом I (1138−1146), как о ней сообщается в статье 6653 (1145/6) г. «Ипатьевской летописи»: «Тои же зимі Владиславъ Лядьскии кн (я)зь емъ мужа своего Петрка исліпи, а языка ему уріза и домъ его разъгра-би, токмо съ женою и съ дітьми выгна изъ земли своея, и иде в Русь» [Ип. лет.: 319]. Но Петр был сандомирским палатином (по-древнерусски — тысяцким), и на Русь отправился потому, что его жена была русской [Ortl. ZwiF.: 124- Назаренко 2010: 197−199 и примеч. 3, 7, 8].
Нет, похоже, не простым холопом был Дудика, а состоятельным и с заморскими связями. Вполне вероятно, именно владычным тиуном, как-то и требовалось, согласно 66-й статье «Пространной Правды». И «в німци» бежал тоже неслучайно, а потому что был «немцем», а точнее — скорее всего, саксом.
Дело в том, что имя Дудика — нижненемецкое, т. е. саксонское или фризское.
Этот яркий и многозначительный факт ускользнул от внимания исследователей. Причина тому очевидна: имя Дудика (как оно с бесспорностью восстанавливается из форм косвенных падежей Дудикы, Дудицп)
церкви свв. Космы и Дамиана, которые якобы были ремесленниками, потому что эти святые — «покровители ремесленников» (?!). Следуя той же логике, но в более адекватном исполнении, можно было бы догадываться и о конфликте епископа с новгородскими врачами.
2015 № 1 Slovene
326 I
Dudika, Negvar: Two German Anthroponyms in Texts from Novgorod
на первый взгляд выглядит славянским, производным от слав. *duda, др. -русск. дуда. Так, в словаре Н. М. Тупикова [2005: 194] имя Дудика (представленное единственным приведенным выше примером из новгородского летописания) без каких бы то ни было объяснений подверстано в статью «Дуда» вместе с формой Дудка — статью довольно пространную, половину которой составляют примеры из новгородских писцовых книг XV—XVI вв.- однажды этот антропоним встречается и в новгородских грамотах: «оу ДудЬ» [Арциховский, Янин 1978: № 492- вторая половина XIV в.].
Однако с морфологической точки зрения апеллятив др. -русск. **ду-дика, ни даже слав. **dudika невозможен в качестве производного именно от слав. *duda, ибо, как известно, суффиксальный -k- в этой позиции подвергался палатализации [Селищев 1952: 61- Хабургаев 1974: 200 201 и др. ], так что теоретически допустимо только deminutivum слав. *dudica, др. -русск. *дудица, хотя даже таковое фактически не засвидетельствовано. Вероятно, по этой причине нередко в историографии инстинктивно предпочитается форма **Дудикъ- кроме указанных выше работ митр. Макария и М. Б. Свердлова, см., например: [ПВЛ: 554 (именной указатель) — Korpela 1995: 141−142, Nr. 151], что, конечно, морфологически мыслимо в качестве производного не от слав. *duda, а от крайне редкого др. -русск. дудъ «название растения» [СлРЯ XI-XVII, 4: 372]3, но радикально противоречит единодушно зафиксированной всеми рукописями форме дательного падежа Дудицт.
Все становится на свои места, если принять во внимание, что в др. -русск. Дудика можно усмотреть точную славянскую транслитерацию нижненемецкого антропонима *Dodiko, производного от распространенного личного имени Dodo /Dudo & lt- герм. *dod-4 и отчетливо, хотя и нечасто, представленного в письменных памятниках. Приведем в хронологической последовательности несколько примеров из актовых источников X—XI вв., максимально приближенных ко времени жизни новгородского Дудики: Dodica [DD O I: 256. 28, Nr. 174], Dodicho [DD O
3 Отметим, к слову, источниковедческий курьез: несомненно существовавшее др. -русск. дуда, так же как и его производные вроде дудка, дудочка зафиксированы
в текстах не ранее XVI в. и в словарях древнерусского языка отсутствуют [Срезневский 1: 742- СДРЯ, 3: 98].
4 С неясной этимологией, на что указывал уже один из основоположников немецкой антропонимики Э. Фёрстеманн [Forstemann 1856: 338−339]. Эта основа встречается и в составе композитов: Dotbertus, Dodaldus, Doduinus [Verbr. Reich.: 69, d 90−92], что мешает усматривать в ней только гипокористику полных двусоставных имен типа Liudolf или т. п., как-то можно было бы предположить, принимая во внимание, например, засвидетельствованную Титмаром Мерзебургским (умер в 1018 г.) двуименность Людольфа, старшего сына германского императора Оттона I (умер в 973 г.): в начале он назван Liudulfus [Thietm.: 42- cap. II. 3], а затем трижды — Dudo [ibid.: 44, 46- cap. II. 5, 7].
Slovene 2015 № 1
Alexander V. Nazarenko
I 327
III: 465. 11, Nr. 59], Dodico [DD O III: 786. 19, Nr. 357], Dudico [DD H II: 56. 16, Nr. 47], Duodecho [DD H II: 261. 6, Nr. 224], Dodico [DD H II: 296. 11, Nr. 255], Dodica [UB Westf. 1: 65, Nr. 86], Dudica (дама) [Vita Meinw.: 60, cap. 111- UB Westf. 1: 458, Nr. 845 (регест)], Dodica [DD H II: 476. 3, Nr. 371], Dodecho [DD H II: 522. 28, Nr. 407], Doticho [DD H II: 532. 31−32, Nr. 418]- Daticho [DD H II: 551. 28−29, Nr. 430], Dodica [UB Westf. 1: 66, Nr. 87/VI- Vita Meinw. 1: 45, cap. 59], Dodica [UB Westf. 1: 69, Nr. 87/ XXIII], Dodico [UB Westf. 1: 76, Nr. 95], Dodica [UB Westf. 1: 77, Nr. 96- Vita Meinw.: 43, cap. 50], Dodico [DD H II: 561. 38, Nr. 439], Dodico [Vita Meinw.: 95, cap. 171], Dodico [Vita Meinw.: 96, cap. 173], Dodica [DD K II: 17. 31, Nr. 15], Duodico [DD K II: 263. 22, Nr. 198], Dodico [UB Westf. 1: 100, Nr. 127], Dodicho [UB Westf. 1: 71, Nr. 87/XXX].
Аллографы с u, uo, o, a указывают на тенденцию к дифтонгическому произношению и, тем самым, на долготу гласного основы, который поэтому вполне мог при заимствовании быть передан через др. -русск. у. Окончание -а в именительном падеже древнерусской транслитерации вполне понятно как морфологическая адаптация ниж. -нем. -о, которое не имело никакого иного соответствия в древнерусской парадигме склонения существительных, кроме -а в основах на *-a. Такая адаптация была тем более естественна, что masculina на *-a служили обозначениями лиц мужского пола (воевода, слуга, староста и т. п.). Впрочем, как видно из приведенных примеров, аллографы на -а (типа Dodica) встречаются весьма часто и в древнесаксонском.
Таким образом, приведенный антропонимический материал с предельной отчетливостью удостоверяет нижненемецкое происхождение имени Дудика. Вопрос о том, каким образом носитель такого имени мог оказаться в холопах (тиунах?) у новгородского епископа середины XI в. (задолжавший купец?), представляет собой интересную исследовательскую тему.
* * *
Личное имя др. -русск. Негваръ является, насколько нам известно, hapax legomenon, но засвидетельствовано прочно всеми главнейшими списками «Книги Паломник» новгородца Добрыни Ядрейковича, ставшего впоследствии новгородским архиепископом Антонием. Добрыня посетил Царьград в 1200 г. и при описании одного из чудес, случившихся в тот год в соборе св. Софии (вознесение под купол трех «кандил»), сослался в том числе и на свидетельство послов галицко-волынского князя Романа Мстиславича, которые пребывали тогда в византийской столице: «Се же чюдо свято и честно явилъ Богъ въ літо 6708-е.. месяца маия.. въ 21.. при посольстві Твердятине Остромирица, иже пришелъ по-сольствомъ отъ великаго князя Романа со Неданомъ и съ Дмажиромъ
2015 № 1 Slovene
328 I
Dudika, Negvar: Two German Anthroponyms in Texts from Novgorod
(так! — А. Н.) и со Дмитриомъ и съ Негваромъ посломъ» [Лопарев 1899: 15, 48, 78].
Никаких лингвистических комментариев к др. -русск. Негваръ нам встречать не приходилось. Перед нами имя, безусловно, обрусевшее, но при всем том явно не славянского происхождения. Его древнерусская форма, похоже, испытала воздействие распространенных имен на Не-, вроде упоминающегося у того же Добрыни-Антония (как и в иных источниках) Неданъ или Невидъ, Некрасъ, Несулъ [Зализняк 2004: 764 765] и др.- менее вероятно влияние композитов на Нпг-, типа Нпговитъ, Нпгорадъ [там же: 767], так как п в подударной позиции перед твердым, кажется, еще сохранял свое качество в новгородском диалекте на рубеже XII—XIII вв. [Др. -русск. грамм. 1995: 38−50 (автор раздела — В. В. Иванов)]. Тем ярче выступает заимствованный характер имени — ввиду отсутствия в славянском антропономастиконе основ -гваръ и -варъ. В этом отношении показательны колебания поздних копиистов, под пером которых Негваръ иногда превращался в Несваръ [Лопарев 1899: 15, примеч. 27] - видимо, мерещилось слав. / др. -русск. сваръ «ссора, распря» [Ст. -слав. сл. 1994: 593- Срезневский 3: 265−266].
Где же искать иноязычный оригинал др. -русск. Негваръ?
Совсем недавно мы уже имели случай обратить внимание на отнюдь не случайную, с нашей точки зрения, пестроту аллографов при передаче в древнерусском языке повторно заимствованного в XII в. др. -сканд. Ingvarr [Назаренко 2014: 228−229]. Не так важно, что в Новгородской первой летописи старшего извода рязанский князь Ингвар Игоревич, имя которого во владимиро-суздальском летописании передается как Инъгваръ [Лавр. лет.: 430, 440, 444]5, дважды назван Инъгворъ [НПЛ: 58, 74]. Важнее другое: в контексте рассказа о разорении Рязани Батыем наблюдается коллизия этого Инъгворъ еще с одним вариантом — Инъгоръ, который встречается дважды, что как будто исключает простую описку, а производит впечатление, напротив, нарочитого противопоставления: «Князи же Рязаньстии Гюрги, Инъгворовъ братъ, Олегъ, Романъ Инъгоровичь», и несколькими строками ниже снова: «князь же Рязаньскыи Юрьи затворися въ граді с людми, князь же Романъ Инъ-горовичь ста битися» [НПЛ: 74−75- НПЛ факс.: 121−122]. В такой ситуации никак нельзя не принять во внимание и позднейшей рязанской традиции («Повести о разорении Рязани Батыем» и так называемого «Сказания о перенесении образа Николы Чудотворца из Корсуня в Рязань»), которая, путаясь в персоналиях рязанских князей и прилагая патроним
5 Равно как и другой носитель этого редкого имени — луцкий князь Ингвар Ярославич [Лавр. лет.: 418], имя которого выдержано в такой форме и в южнорусском летописании [Ип. лет.: 616, 633, 720, 725].
Slovene 2015 № 1
Alexander V. Nazarenko
I 329
«Ингварович» некстати, тем не менее неизменно выдерживает многократные упоминания последнего в форме Ингоревичь [Лихачев 1949].
В отношении этого букета аллографов комментаторы обычно ограничиваются констатацией вроде бы очевидного: графической аккомодации более редкого имени Инъгваръ и его вариантов к более распространенному и привычному Игорь или даже смешения обоих имен у поздних переписчиков, см., например: [Литвина, Успенский 2006: 66−67]. Между тем нам кажется резонным несколько иной вывод: что первоначальная форма имени — Инъгваръ в реальном речевом обиходе по крайней мере уже поколения сыновей Ингвара Игоревича, похоже, замещается упрощенным вариантом Ингоръ. Новгородский летописец времен владыки Спиридона (1229−1249)6, сохранив при написании имени самого Ингвара Игоревича корректную «литературную» его форму (Инъгваровъ), патроним Инъгваровичь передал уже в форме, ориентированной на фактическое звучание имен носителей этого патронима в речи своих современников.
Без аккомодации здесь, конечно, не обошлось, но она усугубилась тем фактом, что окончательно возобладавшая во второй половине XII в. тенденция к падению редуцированных в слабой позиции [Др. -русск. грамм. 1995: 20−29- Зализняк 2004: 58−65] порождала на месте прежнего -нъгв- не слишком удобопроизносимую группу из трех согласных, которая по этой причине упрощалась за счет упразднения -в-.
Сильной стороной такого объяснения является возможность свести к типологически сходному упрощению и происхождение др. -русск. Игорь, также восходящего к др. -сканд. Ingvarr, но заимствованного в более раннюю эпоху, при иных фонологических условиях [Назаренко 2014: 223−229]. Видим теперь, что эта идея способна, кажется, приоткрыть завесу и над довольно таинственным др. -русск. Негваръ.
Фонетические затруднения, которые приходилось преодолевать при заимствовании др. -сканд. Ingvarr в древнерусский и которые привели к появлению вставного ъ в группе -нъгв-, с началом падения безударных редуцированных, с одной стороны, стали причиной упрощения -нъгв- & gt- -нг- в уже существующем др. -русск. Инъгваръ, а с другой — при новом столкновении со скандинавской формой (в силу невозможности прибегнуть к старому механизму вставных редуцированных) могли вызвать метатезу носового по типу метатезы плавных в сочетаниях вроде слав. *огЬ- & gt- др. -русск. роб-. Из возникшего таким образом *Нигваръ путем естественного уподобления продуктивной модели личных имен на Не-
6 Мы исходим из представления о том, что владычный характер новгородского летописания обычно приводил к смене летописца при переменах на кафедре [Гиппиус 2006: 24−142].
2015 № 1 Slovene
330 I
Dudika, Negvar: Two German Anthroponyms in Texts from Novgorod
и получилось искомое Негваръ, так же как Ингорь стало уподоблением *Ингаръ (& lt- Инъгваръ) хорошо знакомому Игорь.
Если так, то др. -русск. Игорь, Инъгваръ, Негваръ следует признать заимствованиями одного и того же др. -сканд. Ingvarr, совершившимися в разные периоды развития древнерусского языка: до упрощения носовых, до падения безударных редуцированных и после падения последних. Возможно, в появлении формы Негваръ сыграла свою роль и некоторая табуизация варианта Инъгваръ как специфически княжеского.
Библиография
Арциховский, Янин 1978
Арциховский А. В., Янин В. Л., Новгородские грамоты на бересте (Израскопок 19 621 976 гг), Москва, 1978.
Гиппиус 2006
Гиппиус А. А., История и структура оригинального древнерусского текста (XI-XIV вв.): комплексный анализ и реконструкция (дисс. на соиск. уч. степ. доктора филол. наук, Москва, 2006).
Голубинский 1901
Голувинский Е. Е., История русской церкви, 1/1, изд. 2-е, Москва, 1901.
Др. -русск. грамм. 1995
Древнерусская грамматика XII—XIII вв., Москва, 1995.
Зализняк 2004
Зализняк А. А., Древненовгородский диалект, 2-е изд., перераб., Москва, 2004.
Зимин 1973
Зимин А. А., Холопы на Руси (с древнейших времен до конца XV в), Москва, 1973.
Ип. лет.
Ипатьевская летопись, А. А. Шахматов, подгот. текста (= ПСРЛ, 2, изд. 2-е), С. -Петербург, 1908.
Карпов 2001
Карпов А. Ю., Ярослав Мудрый (= Жизнь замечательных людей, 1008 (808)), Москва, 2001. Лавр. лет.
Лаврентьевская летопись, Е. Ф. Карский, подгот. текста (= ПСРЛ, 1, изд. 2-е), Ленинград, 1928.
Литвина, Успенский 2006
Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б., Выбор имени у русских князей в X—XVI вв. Династическая история сквозь призму антропонимики, Москва, 2006.
Лихачев 1949
Лихачев Д. С., «Повести о Николе Заразском (тексты)», в: Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы, 7, Ленинград, 1949, 257−406.
-----1996
Лихачев Д. С. «Комментарии», в: ПВЛ, 379−548.
Лопарев 1899
Лопарев Хр. М., ред., Книга Паломник: Сказание мест святых во Цареграде Антония, архиепископа новгородского, в 1200 году (= Православный Палестинский сборник, 17/3), С. -Петербург, 1899.
Slovene 2015 № 1
Alexander V. Nazarenko
I 331
Макарий 1995
Макарий (Булгаков), митр. Московский и КоломЕнский, История русской церкви, 2, Москва, 1995.
Назаренко 2010
Назаренко А. В., сост., пер. и коммент., Древняя Русь в свете зарубежных источников. Хрестоматия, 4: Западноевропейские источники, Москва, 2010.
------2014
Назаренко А. В., «'lyyrnp, ?apayyoi и др. (о вероятных следах ассимилятивных процессов в языке восточноевропейских скандинавов в Х веке)», в: ПОАТТРОПОЕ. Сборник научных статей памяти А. А. Молчанова (1947−2010), Москва, 2014,
223−236.
Ник. лЕт.
Летописный сборник, именуемый Патиаршею или Никоновскою летописью (= ПСРЛ, 9), С. -Петербург, 1862.
НК
Новгородская Карамзинскаялетопись, Я. С. Лурье, ред., А. Г. Бобров, З. В. Дмитриева, подгот. текста (= ПСРЛ, 41), С. -Петербург, 2002.
НПЛ
Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов, А. Н. Насонов, ред., Москва, Ленинград, 1950.
НПЛ факс.
Новгородская летопись по Синодальному харатейному списку (факсимиле), С. -Петербург, 1875.
НІУ
Новгородская четвертая летопись (= ПСРЛ, 4/1, изд. 2-е), Петроград, 1915.
ПВЛ
Повесть временных лет, Д. С. Лихачев, подгот. текста, пер., статьи и коммент. ,
В. П. Адрианова-Перетц, ред., изд. 2-е, С. -Петербург, 1996.
ПСРЛ
Полное собрание русских летописей.
Романов 2014
Романов Б. А., Люди и нравы Древней Руси, Москва, 2014.
РП
«Русская Правда», Щапов Я. Н., Новицкая Т. Е., введ., подгот. текста, коммент., в: Российское законодательство X—XX вв.еков, 1, Москва, 1984, 27−132.
СІ
Софийская первая летопись старшего извода, С. Н. Кистерев, Л. А. Тимошина, подгот. текста (= ПСРЛ, 6/1), Москва, 2000.
СвЕрдлов 2003
Свердлов М. Б., Домонгольская Русь. Князь и княжеская власть на Руси VI — первой трети XIII вв, С. -Петербург, 2003.
СДРЯ, 3
Словарь древнерусского языка (XI-XIV вв.), 3, Москва, 1990.
Селищев 1952
Селищев А. М., Старославянский язык, 2: Тексты, словарь, очерки морфологии, Москва, 1952.
СлРЯ XI-XVII, 4
Словарь русского языка XI—XVII вв., 4, Москва, 1977.
2015 № 1 Slovene
332 I
Dudika, Negvar: Two German Anthroponyms in Texts from Novgorod
СРЕЗНЕВСКИЙ, 1−3
Срезневский И. И., Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам, 1−3, С. -Петербург, 1893−1903.
Ст. -слАВ. сл. 1994
ЦЕйтлин Р. М., Вечерка Р., Благова Э., Старославянский словарь (порукописям Х-ХІ веков), Москва, 1994.
Тв. лет.
Летописный сборник, именуемый Тверскою летописью (= ПСРЛ, 15), С. -Петербург, 1863. Тупиков 2005
Тупиков Н. М., Словарь древнерусских личных собственных имен, Москва, 2005. Хабургаев 1974
Хабургаев Г. А., Старославянский язык, Москва, 1974.
DD H II
Die Urkunden Heinrichs II. und Arduins, H. Bresslau, H. Bloch, R. Holtzmann u. a., Hrsg. ,
(= UDKK, 3), Hannover, 1903.
DD K II
Die Urkunden Konrads II., H. Bresslau, H. Wibel, A. Hessel, Hrsg. (= UDKK, 4), Hannover, Leipzig, 1909.
DD O I
Die Urkunden KonradI., Heinrich I. und Otto I., Th. Sickel, Hrsg. (= UDKK, 1), Hannover, 1884. DD O III
Die Urkunden Otto des III., Th. Sickel, Hrsg. (= UDKK, 2/2), Hannover, 1893.
Forstemann 1856
Forstemann E., Altdeutsches Namenbuch, 1: Personennamen, Nordhausen, 1856.
Korpela 1995
Korpela J., Beitrage zur Bevolkerungsgeschichte undProsopographie der Kiever Rus' bis zum Tode von VladimirMonomah (= Studia historica Jyvaskylaensia, 54), Jyvaskyla, 1995.
MGH
Monumenta Germaniae Historica.
MGH SRG
MGH: Scriptores rerum Germanicarum in usum scholarum ex Monumentis Germaniae Historicis separatim editi.
Ortl. Zwif.
Die Zwiefalter Chroniken Ortliebs undBertholds, L. Wallach, E. Konig, K. O. Muller, Hrsg.
(= Schwabische Chroniken, 2), Sigmaringen, 1978.
UB Westf., 1
Regesta historiae Westfaliae. Accedit codex diplomaticus — Die Quellen der Geschichte Westfalens begleitet von einem Urkundenbuche, 1, H. A. Erhard, Hrsg., Munster, 1847.
UDKK
MGH: Die Urkunden der deutschen Konige und Kaiser — Diplomata regum et imperatorum Germaniae.
Thietm.
Die Chronik des Bischofs Thietmar von Merseburg und ihre Korveier Uberarbeitung,
R. Holtzmann, Hrsg. (= MGH SRG, Nova series, 9), Berlin, 1935.
Verbr. Reich.
Das Verbruderungsbuch der Abtei Reichenau, J. Autenrieth, D. Geuenich, K. Schmid, Hrsg.
(= MGH, Libri memoriales et necrologia, Nova series, 1), Hannover, 1979.
Slovene 2015 № 1
Alexander V. Nazarenko
I 333
Vita Meinw.
Das Leben des Bischofs Meinwerk von Paderborn — Vita Meinwerci episcopi Patherbrunnensis, F. TencKHoff, Hrsg. (= MGH SRG, 59), Hannover, 1921.
References
Artsikhovskii A. V., Yanin V. L., Novgorodskie gra-moty na bereste (Iz raskopok 1962−1976gg.), Moscow, 1978.
Autenrieth J., Geuenich D., Schmid K., Hrsg., Das Verbruderungsbuch der Abtei Reichenau, Hannover, 1979.
Bobrov A. G., Lur'-e Ya. S., Dmitrieva Z. D., eds., Nov-gorodskaia Karamzinskaia letopis'-, St. Petersburg, 2002.
Cejtlin R. M., Vecerka R., Blahova E., Staroslavian-skii slovar'- (po rukopisiam X-XI vekov), Moscow, 1994.
Holtzmann R., Hrsg., Die Chronik des Bischofs Thietmar von Merseburg und ihre Korveier Uberarbeitung, Berlin, 1935.
Karpov A. Yu., Iaroslav Mudryi (= Zhizn'- zame-chatel'-nykh liudei, 1008(808)), Moscow, 2001.
Khaburgaev G. A., Staroslavianskii iazyk, Moscow, 1974.
Kisterev S. N., Timoshina L. A., eds., Sofiiskaia pervaia letopis'- starshego izvoda, Moscow, 2000.
Korpela J., Beitrage zur Bevolkerungsgeschichte und Prosopographie der Kiever Rus' bis zum Tode von Vladimir Monomah (= Studia historica Jyvaskylaen-sia, 54), Jyvaskyla, 1995.
Likhachev D. S., «Povesti o Nikole Zarazskom (teksty),» in: Trudy Otdela drevnerusskoi literatury In-stituta russkoi literatury, 7, Leningrad, 1949, 257−406.
Likhachev D. S., «Kommentarii,» in: D. S. Likhachev, ed., Povest'- vremennykh let, 2nd edition, St. Petersburg, 1996, 379−548.
Litvina A. F., Uspenskij F. B., Vybor imeni u russkikh kniazei v X-XVI vv. Dinasticheskaia istoriia skvoz’prizmu antroponimiki, Moscow, 2006.
Makarius (Bulgakov), Metropolitan of Moscow and Kolomna, Istoriia russkoi tserkvi, 2, Moscow, 1995.
Nasonov A. N., ed., Novgorodskaia pervaia leto-pis'- starshego i mladshego izvodov, Moscow, Leningrad, 1950.
Nazarenko A. V., ed., Drevniaia Rus'- v svete zaru-bezhnykh istochnikov. Khrestomatiia, 4: Zapadno-evropeiskie istochniki, Moscow, 2010.
Nazarenko A. V., «Iggor, varaggoi i dr. (o vero-iatnykh sledakh assimiliativnykh protsessov v iazyke vostochnoevropeiskikh skandinavov v X veke),» in: POLYTROPOS. Sbornik nauchnykh statei pamiati A. A. Molchanova (1947−2010), Moscow, 2014, 223−236.
Romanov B. A., Liudi i nravy Drevnei Rusi, Moscow, 2014.
Selishchev A. M., Staroslavianskii iazyk, 2: Teksty, slovar'-, ocherki morfologii, Moscow, 1952.
Shchapov Ya. N., Novitskaya T. E., eds, «Russkaia Pravda,» in: Rossiiskoe zakonodatel'-stvo X-XX vekov, 1, Moscow, 1984, 27−132.
Sverdlov M. B., Domongol'-skaia Rus'-. Kniaz'- i kniazheskaia vlast'- na Rusi VI — pervoi treti XIII vv., St. Petersburg, 2003.
Tenckhoff F., Hrsg., Das Leben des Bischofs Meinwerk von Paderborn — Vita Meinwerci episcopi Patherbrunnensis, Hannover, 1921.
Tupikov N. M., Slovar'- drevnerusskikh lichnykh sobstvennykh imen, Moscow, 2005.
Wallach L., Konig E., Muller K. O., Hrsg., Die Zwiefalter Chroniken Ortliebs und Bertholds, (= Schwabische Chroniken, 2), Sigmaringen, 1978.
Zalizniak A. A., Drevnenovgorodskii dialekt, 2nd edition, Moscow, 2004.
Zimin A. A., Kholopy na Rusi (s drevneishikh vre-men do kontsa XV v.), Moscow, 1973.
Александр Васильевич Назаренко, доктор ист. наук Институт всеобщей истории РАН,
главный научный сотрудник Отдела истории Византии и Восточной Европы
119 991 Москва, Ленинский проспект, 32А
Россия/Russia
avnazarenko-hist@yandex. ru
2015 № 1 Slovene

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой