Становление таможенных учреждений на территории ЕАО

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
В.В. ШЕВЧЕНКО
Становление
таможенных учреждений на территории ЕАО
После подписания Айгуньского (1858 г.), Тяньцзиньского (1858 г.) и Пекинского (1860 г.) договоров произошло официальное присоединение Приамурья к Российской империи, и на его землях стали создаваться все атрибуты государственной власти. Однако лишь в конце века, 4 июня 1899 г., высочайше утвержденным мнением Государственного совета во Владивостоке и Николаевске-на-Амуре учреждались первые сотрудники таможенного ведомства на далекой окраине — четыре должности таможенных чиновников с предоставлением положенных служебных прав и преимуществ. С этой даты ведет отсчёт история таможенных органов на Дальнем Востоке.
В 1902 г. началось формирование упорядоченной системы управления таможенной службой, и территория Дальнего Востока была разделена на три таможенных района: Забайкальский с центром в Чите, Приморский с центром в Хабаровске и Заамурский с центром во Владивостоке. Следующим этапом стало преобразование 20 мая 1909 г. таможенных районов в Приамурский таможенный округ. К этому времени на территории современной Еврейской автономной области существовали Екатерино-Никольская таможенная застава, Раддевский и Михайло-Семёновский таможенные посты. Уже к 1913 г. на территории в наиболее важных пунктах ввоза товаров из Китая действовали: Пашковская таможенная застава, располагавшаяся в станице Пашково, в оперативном подчинении которой находился Раддевский таможенный пост в станице Радде- Екатерино-Никольская таможенная застава в станице Екатерино-Никольской и Союзный таможенный пост в хуторе Союзном*- Михайло-Семёновский таможенный пост в станице Михайло-Семёновской**- Забеловский таможенный пост в хуторе Забеловский.
* В настоящее время этого поселения не существует. ** Ныне с. Ленинское.
ШЕВЧЕНКО Владимир Владимирович — начальник кинологического отдела Биробиджанской таможни.
Все эти таможенные учреждения входили в состав образованного в 1912 г. Хабаровского таможенного участка и подчинялись его инспектору. Во главе каждой таможенной заставы находился управляющий, таможенные посты подчинялись надзирателям. По архивным документам, находящимся в Государственном архиве Еврейской автономной области (ГА ЕАО) удалось установить число таможенных досмотрщиков в каждом из этих учреждений. Так, согласно выписке из утвержденного министром финансов 28 декабря 1912 г. штатного расписания, в Пашковской и Екатерино-Никольской заставах утверждалось по 14 штатных единиц досмотрщиков с годовым содержанием в 6594 рублей- в Забеловском таможенном посту — 12 человек с годовым содержанием 5694 рублей- в Михайло-Семёновском посту — 8 ставок досмотрщиков и отпущено 3720 рублей- Раддевском и Союзном постах — по 6 досмотрщиков с денежным содержанием 2874 рублей. Досмотрщик без добавок за выслугу лет и квартирных по низшей ставке получал в год 396 рублей (пуд пшеницы в то время стоил один рубль), а на содержание казенной лошади выделялось 200 рублей (при обычном режиме работы ей полагалось в день 10 фунтов овса и 15 фунтов сена, а при усиленном — 15 фунтов овса и до 20 фунтов сена).
Ввиду сложных условий службы (постоянное нахождение в многодневных разъездах по бездорожью в слякоть и жару, ночевки зимой в 30−40-градусные морозы около костров) к претендентам на службу предъявлялись строгие требования. В «Положении о таможенных досмотрщиках», утвержденном министром финансов 7 декабря 1912 г., говорилось: в таможенные досмотрщики принимаются лица всякого звания, но предпочтительно из запасных воинских чинов, безупречного поведения, грамотные, вполне здоровые и пригодные к таможенной службе, в возрасте не моложе 21 года и не старше 30 лет (подпрапорщики, подхорунжие, кондукторы флота, а также флотские нижние чины сверхсрочной службы принимались на особых основаниях). Досмотрщики, призванные на военную службу по случаю мобилизации, могут вновь приниматься на вакансии досмотрщиков в возрасте свыше 30 лет, но не позднее одного года по увольнению их с воинской службы1.
Почти все таможенные учреждения создавались в населенных пунктах вдоль рек Амур и Уссури в пределах установленной русско-китайскими правилами для сухопутной торговли 50-вёрстной полосы беспошлинной торговли, отмененной русским правительством в одностороннем порядке с 1 января 1913 г. Однако по действующим на то время правилам жителям пограничных населенных пунктов не воспрещалось перевозить по этим рекам с китайского берега на русский предметы сельского хозяйства и охоты. У многих казаков на сопредельном берегу располагались основные сенокосные угодья. Так, в ведомости Союзного таможенного поста о беспошлинном ввозе приграничными жителями в 1913 г. значатся: 474 пуда пшеницы, 46 пудов ячменя, 22 пуда кирпичного чая, 6 пудов копченой кеты и почти 4 пуда соевого масла, а также 1750 пудов сена.
1 Государственный архив Еврейской автономной области (ГА ЕАО). Ф. Р-41. Оп. 1. Д. 1. Л. 4−7.
Правила пересечения границы в начале ХХ в. были облегчёнными. Лишь для длительного пребывания на сопредельной территории требовался заграничный паспорт- местным жителям при выезде за границу на срок до трёх суток выдавался пограничными полицейскими властями только пропуск. Подданные Китая при переходе на российскую территорию на такой же срок платили сбор в размере 75 копеек.
Прибывающие для работы на прииски и угольные шахты были обязаны сразу явиться в управление пограничного комиссара Амурской области. При оформлении им выдавались русский билет, за который было необходимо уплатить сбор в размере 5 рублей 15 копеек и личная наёмная книжка с фотографиями (двойной снимок) стоимостью 2 рубля 75 копеек. Взимался также больничный сбор — 2 рубля, после чего человек считался застрахованным и в случае болезни он мог обращаться в российские медицинские учреждения. По возвращении в Китай эти документы изымались в пунктах пропуска, на руках выезжающего оставался только национальный паспорт2.
Обстановка в пограничной полосе была сложной: большие расстояния между населёнными пунктами, никаких инженерно-технических сооружений и пограничных застав. Охрана границы осуществлялась разъездами по два-три человека, которые, конечно, не могли уследить за всем берегом. Пользуясь этим, подданные Китая вели хищническую добычу золота на нашей территории, истребляли соболей и кабаргу, спиртоносы пробирались по глухой тайге на золотые прииски, где меняли свой «ханшин» на добытые каторжным трудом самородки и золотой песок. В доказательство приведём выписку из рапорта управляющего Союзным таможенным постом инспектору Хабаровского таможенного участка от 26 мая 1914 г., в которой говорилось, что от «местечка» Поликарповка, стоящего в 18 верстах от посёлка Союзовского вверх по Амуру, на расстоянии 40−45 вёрст до «местечка» Помпеевка по всему русскому берегу в р. Амур впадает масса ключей, в которых китайцы хищническим способом добывают золото. На этом расстоянии русских жителей совсем нет, если не считать сторожей, зажигающих бакены. Пользуясь отсутствием не только какой бы то ни было администрации, но и русских жителей, китайцы беспрепятственно переходят на русский берег и начинают добычу золота, все необходимые для себя товары завозят с китайской стороны на лодках контрабандным путём, обнаружить их в тайге потом не представляется возможным. Союзный пост имеет честь покорнейше просить указания Вашего Превосходительства, можно ли руководствоваться циркуляром от 11 июня 1913 г. за № 3936, что по установлении Государственной границы по фарватеру реки Амур, и задерживать у левого, русского берега лодки, идущие с китайским товаром, без доказательства легальности их происхождения"3.
2 ГА ЕАО. Д. 3. Л. 8−11.
3 Там же. Л. 63−64.
Активно занимались криминальной деятельностью и горцы (выходцы с Кавказа). В предписании административного отдела Войскового правления Амурского казачьего войска за № 1689 станичным и хуторским атаманам наказывалось проверить наличие видов на жительство у прибывавших с Кавказа. Это в основном лезгины и осетины, которые имеют при себе нарезное оружие — винтовки и маузеры, несмотря на то что разрешений на ношение оружия не имеют4.
Не были законопослушными и некоторые казаки, обязанные быть опорой власти. Так, 22 ноября 1914 г. в станице Екатерино-Никольской один из казаков убил из винтовки двух таможенных досмотрщиков, которые хотели проверить содержимое груза на его санях. В другом случае при попытке проверить копну привезённого с китайского берега сена казак вырвал железный щуп у одного из таможенных досмотрщиков и набросился на него с молотком.
С началом Первой мировой войны и введением в России сухого закона участились случаи контрабандного ввоза спирта и водки, при этом контрабандисты шли на невероятные хитрости. Так, при таможенном досмотре пассажиров, следовавших товарно-пассажирским поездом № 22, чины таможни при личном досмотре обнаружили у одного из пассажиров полведра спирта маньчжурского производства, который был скрыт внутри жилета, специально для этой цели сшитого из плотно прорезиненного материала. Причём «влитый в него через устроенное, вместо кармана, с левой стороны отверстие, закрываемое обыкновенной пробкой, спирт обнаружить простым, без ощупывания, наружным осмотром не представлялось возможным, так как находящийся внутри жилета спирт равномерно расходится по всему жилету, вплоть до самого верха"5.
В годы войны многократно увеличился и контрабандный вывоз золота в Китай. В циркулярном предписании Департамента таможенных сборов отмечалось, что, по имеющимся данным, из Благовещенска в Харбин по Китайско-Восточной железнодорожной дороге и из Владивостока пароходами в г. Тяньзинь и оттуда до Шанхая идёт систематическая отправка золота в Китай, в основном гражданами этого государства. В адрес китайских фирм и частных лиц китайского происхождения высылаются денежные переводы от 2500 до 65 000 рублей, ценными письмами пересылаются кредитные билеты на крупные суммы. В реестре об отправке шлихового золота за период с 20 июля 1914 г. по апрель 1915 г. зарегистрировано 43 отправки, из них только 5 отправок сделано гражданами Российской империи, в основном в адрес Торгового дома «Чурин и Ко» в Москве6.
В связи с тем что значительная часть трудоспособного мужского населения была призвана в действующую армию, стали меняться правила пересе-
4 ГА ЕАО. Д. 6. Л. 15.
5 Там же. Д. 7. Л. 28.
6 Там же. Л. 24−27.
чения границы для граждан Китая и Кореи, направляющихся для работы на объектах промышленности. Циркуляром Департамента полиции от 31 августа 1915 г. разрешалось пропускать китайцев и корейцев, приглашённых для работы на металлургических предприятиях и угольных шахтах при наличии национальных паспортов с визами наших консульств, без оформления обязательных русских билетов и выполнения других формальностей7.
Февральскую буржуазную революцию личный состав таможенных учреждений принял с воодушевлением. Получив из всех таможен, застав и постов телеграммы о поддержке Временного правительства, хабаровский таможенный инспектор Н. Н. Котлов 7 марта 1917 г. заявил о солидарности с новой властью и о полной готовности все силы использовать во благо Родины8. Но всеобщий порядок был уже нарушен. Некоторые комитеты общественной безопасности возбудили ходатайства об отмене импортных пошлин, другие местные общественные организации, созданные в дни революции, требовали отменить таможенную границу вообще. Шедшие из центра телеграммы предупреждали о необходимости исполнять таможенное законодательство, о недопустимости падения таможенных сборов и нанесения тем самым многомиллионного ущерба государству.
Начавшийся в условиях революции процесс демократизации отразился на деятельности таможенных учреждений. По инициативе хабаровского таможенного инспектора прошли выборы коллегиальных органов управления, в которых приняли участие все таможенные служащие и чиновники. Ограничения коснулись только мотористов таможенных судов, которые не могли избираться из-за особых условий их работы.
Воодушевлённые революцией представители почти всех профессий в столице и на местах стали создавать свои союзы. Было принято решение организовать и Всероссийский союз таможенных служащих. В низовые учреждения были разосланы образцы заявлений для желающих пополнить число его членов. Правление Таможенного союза было создано и в Хабаровске, председателем его избран контролёр Хабаровской таможни Мокеев, товарищем председателя — помощник пакгаузного и корабельного смотрителя Пашуков, секретарями — канцелярский чиновник Куликовский и досмотрщик Фильшин. В члены правления вошли помощник управляющего Петропавловской заставой Тарашкевич, досмотрщики — Горинов, Папач, Миронов, Калужин, помощник пакгаузного и корабельного смотрителя Грищук.
Сложность в обеспечении продуктами питания и повышение цен потребовали принятия решения об увеличении окладов таможенным служащим: для имеющих казённые квартиры на 160 рублей, для не имеющих — на 240 рублей. К примеру, все досмотрщики Союзного таможенного поста проживали
7 ГА ЕАО. Л. 23.
8 Там же. Д. 12. Л. 34.
в казённых квартирах, такие помещения имелись и на Екатерино-Никольской и Михайло-Семёновской заставах.
Летом 1917 г. начались первые реорганизации в таможенном ведомстве. 26 июля 1917 г. на заседании Приморского областного исполнительного комитета с участием комиссара Временного правительства по делам Дальнего Востока А. Н. Русанова было принято решение об объединении корчемной и части таможенной стражи в один институт — в гражданскую пограничную стражу, подчиненную Департаменту таможенных сборов Министерства финансов, а на местах — Амурскому и Приморскому областным правлениям. Такой проект находился в стадии рассмотрения и, если бы он вошёл в жизнь, таможенные учреждения занимались бы только пропуском товаров и конфи-скациионным делопроизводством9.
18−22 августа 1917 г. в Благовещенске прошёл общий таможенный съезд Амурской области, на котором было избрано 33 делегата на Первый всероссийский съезд таможенных служащих. На состоявшемся в Петрограде съезде был образован ЦК профсоюза таможенных служащих, взявший на себя руководство Департаментом таможенных сборов. Этот профсоюз оказался единственным среди профсоюзов служащих финансовых учреждений, который был лоялен к советской власти.
Однако если февральскую буржуазно-демократическую революцию приняли все служащие Департамента таможенных сборов, то после октябрьских событий в среде таможенных служащих начались разброд и шатания. С 28 декабря 1917 г. в центральном аппарате и ряде таможен западного региона начались частичные забастовки.
К марту 1918 г. на дальневосточной границе сложилась тяжелейшая обстановка: целый ряд постов по постановлениям местных комитетов солдатских, рабочих и крестьянских депутатов был закрыт. Их имущество, а также задержанные контрабандные товары, оказались разграбленными и были розданы местным жителям. Таможенные учреждения Амурской области, которая сегодня входит в состав ЕАО, разграблены не были, но после разоружения застав и постов казаками (служащие Союзного таможенного поста, например, были разоружены 26 августа 1918 г.) местные жители и китайцы перестали платить пошлины и свободно пересекали границу без предъявления товаров к осмотру. Деньги на содержание сотрудников таможен поступали нерегулярно, поэтому отдельные служащие отказывались выполнять работу по уходу за казёнными лошадьми, нести сторожевую службу ночью.
Прошли первые месяцы неразберихи, центральная власть стала укрепляться. Подтверждением этому служит выпуск первого номера «Таможенного вестника», в котором было опубликовано положение о комиссии по делам личного состава. Членам Всероссийского союза таможенных служащих предлагалось заполнить особые регистрационные карточки — для рассмотрения
9 ГА ЕАО. Л. 85.
вопросов о назначениях и перемещениях по службе. С 7 марта 1918 г. было принято решение о повышении окладов не только таможенным служащим, но и курьерам, дворникам, сторожам, швейцарам и женщинам для досмотра пас-сажирок10.
Весной 1918 г. в таможенные учреждения стали возвращаться призванные в армию служащие. Поэтому было принято решение уволить всех временно принятых не позднее 15 апреля 1918 г. без подачи ими прошений об увольнении. В первую очередь увольнялись те, кто имел ранения или контузии, полученные во время службы в действующей армии. Казаков принимали на службу только по поручительству казачьих обществ.
В связи с повышением должностных окладов в зависимости от сложности условий несения службы и климатических условий территория страны была разбита на районы. Дальний Восток входил в третий по сложности район, соответственно к повышенному окладу добавлялся ещё и районный коэффициент — 30%. В итоге управляющий заставой должен был получать 4830 рублей, досмотрщик по низшему разряду с надбавкой — 3600 рублей. Но уже в апреле 1918 г. поступило распоряжение о приостановке выплаты повышенных окладов.
Понимая необходимость наведения порядка в процессе ввоза и вывоза товаров Совет народных комиссаров декретом от 29 декабря 1917 г. вывоз и ввоз всех товаров допускал по разрешениям Отдела внешней торговли Комиссариата торговли и промышленности. Перемещение товаров без разрешения признавалось контрабандой, за исключением перемещения товаров, предназначенных для собственных нужд жителями приграничных населённых пунктов. Все товары, задержанные по делам о контрабанде, следовало передавать в Революционные трибуналы по протоколам, с указанием полной их стоимости и необходимых сумм таможенных сборов.
К более взвешенной политике в области регулирования ввоза и вывоза товаров переходят и местные власти. Если V объединительный съезд крестьян и казаков Амурской области вынес резолюцию об упразднении таможенных постов и закрытии Благовещенской таможни, то уже на VI чрезвычайном съезде было принято решение о немедленном принятии мер по восстановлению нормальной деятельности таможенных учреждений и возвращению разграбленного имущества11. В июле 1918 г. распоряжением Дальсовнаркома был определён порядок перемещения через границу товаров и лиц. Районным, волостным, сельским советам настоятельно рекомендовалось прекратить вмешательство в деятельность таможенных органов и принять все меры к восстановлению их нормальной работы.
С приходом к власти Временного сибирского правительства адмирала Колчака в его Министерстве финансов был создан таможенный отдел, ко-
10 ГА ЕАО. Д. 14. Л. 122.
11 Там же. Д. 14. Л. 50.
торый начал рассылку своих циркуляров с предписаниями увеличить активность по взиманию всех таможенных сборов. Ввиду отсутствия бланков гербовых сборов было предложено наклеивать вместо бандеролей (так назывались тогда гербовые акцизные марки) полоски белой бумаги, с погашением этих полосок штемпелем для клеймения товаров, но взыскивать все сборы по установленным нормам, а с 1 января 1919 г. увеличить их в два раза.
В связи с тяжёлым положением на рынке была введена монополия на табак и сахар. А чтобы удержать цены на сахар на высоком уровне, увеличивались пошлины на варенье, пастилу, желе и другие продукты, включающие сахар. С учётом важности таможенного ведомства как источника поступления денежных средств на базе таможенного отдела был создан Департамент таможенных сборов, наделённый широкими полномочиями. Однако восстановить объёмы таможенных сборов, как и деятельность таможенных учреждений, в полной мере не удалось. Пошлину платили в основном транзитные пассажиры, местное же население пересекало границу без документов и без уплаты сборов. Так, в ответе на циркуляр хабаровского таможенного инспектора от 24 апреля 1919 г. управляющий Союзным таможенным постом писал о враждебных настроениях населения, направленных против восстановления деятельности поста ввиду отсутствия товаров на рынке. Только доведение численности сотрудников до 20 вооруженных человек могло, по его мнению, возобновить работу поста. В это время в распоряжении таможенных служащих Союзного поста находилось шесть трёхлинейных винтовок без патронов и четыре мексиканские винтовки с боекомплектом по сто патронов на каждую. Ситуация была поистине трагичной, дело нередко доходило и до кровавых стычек с контрабандистами. В ночь с 6 на 7 февраля 1919 г. на р. Амур, в 25 верстах от Хабаровска, были убиты четыре досмотрщика Забеловского поста — Феодосий Потапов, Иван Шубин, Николай Силантьев и Матвей Гущин. Оружие и казённое обмундирование были похищены, а лошадей застрелили. Управляющий Забеловским таможенным постом Пазюрич обратился к личному составу всех таможенных учреждений с просьбой прислать денежные средства семьям, оставшимся без кормильцев.
В условиях фактической прозрачности границы нередкими были случаи, когда военнослужащие китайской армии за плату сопровождали контрабандистов до нашего берега. На одном из постов был задержан офицер китайской армии, который пересёк границу вместе с двумя контрабандистами и пытался ударить шашкой одного из досмотрщиков, но был обезоружен и препровождён на пост. Ему на помощь кинулись восемь солдат китайской армии, но были задержаны на «рогатке» двумя досмотрщиками, которые без применения оружия сумели их утихомирить. Протокол об этом инциденте был передан начальнику уезда Синьдун.
Экономическое положение страны за шесть лет войны и революции стало катастрофическим. В краю, богатом лесом, был запрещён вывоз даже дров — за
это нарушение предусматривалось наказание в виде тюремного заключения на срок до трёх месяцев или штраф до 3000 рублей. Росли цены: если в августе 1919 г. пуд сахара-песка стоил 200 рублей, а рафинада — 240, то уже к декабрю цены достигли 600 и 720 рублей соответственно12.
В целях пополнения доходов новая власть в лице Президиума областного исполнительного комитета утвердила постановление Общего присутствия таможни об обложении дополнительным налогом предметов роскоши в связи с разрешением ввоза всех товаров впредь до указаний центра. Теперь пошлина с фунта шёлковых кружев составляла 500 рублей, а с одной дамской шляпки с отделкой — до 1000 рублей. Ужесточалась ответственность за нарушение правил перехода границы — штраф достигал от 500 до 1500 рублей.
22 апреля 1920 г. областной исполком принял решение об усилении охраны границы и создании для этой цели батальона пограничной стражи. На таможенные посты возлагались только досмотр товаров и взимание сборов. Коллектив постов предполагалось сократить до 5 человек и одной лошади. Всем станичным, хуторским и сельским советам предлагалось не вмешиваться в деятельность таможенных учреждений, а оказывать содействие в борьбе с контрабандой и возвращении изъятого имущества.
Батальон пограничной стражи, набранный из обычных бойцов, оказался не готов к трудной и бескомпромиссной работе и 4 октября приказом Амурского областного народно-революционного комитета был расформирован. Среди причин этого решения назывались потеря боеспособности и моральное разложение личного состава, который не устоял перед соблазном обогащения. Потоком шли жалобы, что вещи, не подлежащие конфискации, изымаются часто без составления протокола и обращаются на собственные нужды подразделений пограничной стражи- командный состав, мало сведущий в работе таможенных служб, вмешивается в их деятельность, чем создаёт фактически двоевластие на границе. Пограничной страже предписывалось вернуть оружие, имущество, конский состав и суда, отобранные у таможенных учреждений. Таможенный инспектор был обязан разобрать и немедленно представить в Народно-революционный комитет положение и штаты вновь создаваемых постов и застав в тех местах, где их не было, но которые необходимо было открыть в интересах охраны экономического благосостояния республики.
Учитывая тяжёлое экономическое положение, правительство ДВР дало разрешение на вывоз в Китай пушнины и продуктов охотничьего промысла с уплатой 10%-ной пошлины. Постановлением министра финансов ДВР от 23 ноября 1921 г. цена шкурки соболя экстра-класса приравнивалась к стоимости шкуры тигра — 300 рублей, шкурка 1-го сорта чернобурой лисы стоила 250 рублей, стоимость шкурки выдры равнялась медвежьей. Заметим, что 1000 рублей кредитных билетов ДВР оценивалась в одну копейку золотом13.
12 ГА ЕАО. Д. 14. Л. 120.
13 Там же. Д. 27. Л. 4−7.
В целях пополнения бюджета было даже разрешено выращивать опийный мак и производить опий-сырец. Такое право получали частные лица, заключившие с областным аптекоуправлением договор и уплатившие большой сбор. Постановлением от 23 апреля 1922 г. было определено, что провоз опия должен быть свободным и никто не имеет права изымать его при производстве, хранении и перевозке. Однако вывоз опия в Китай был по-прежнему запрещён.
Правительство ДВР приняло меры к усилению охраны границы. 31 мая 1922 г. был принят закон «Об усилении охраны границы ДВР в экономическом отношении». Одновременно принимались меры к упорядочению работы таможенных учреждений, которые на территории нынешней ЕАО входили в состав Благовещенского таможенного участка, разделённого в соответствии с общегосударственным делением на следующие районы: 1) восьмой район — Иннокеньевская и Пашковская заставы, Никольский, Скобельницкий, Михайловский и Раддевский посты- 2) девятый район -Екатерино-Никольская застава и Союзный таможенный пост- 3) десятый район — Михайло-Семёновская застава и Венцелевский пост.
Несмотря на трудности с финансированием, самоуправство и некомпетентность местных властей и командиров воинских частей, размещённых в пограничной полосе, таможенные служащие продолжали пресекать незаконное перемещение товаров через границу. Так, только один Союзный таможенный пост за год составил восемь протоколов по контрабанде опия и конфисковал 8 фунтов и 40 золотников опия (около 3,6 кг).
Для полного представления потребности обеспечении в таможенных учреждений инвентарём и имуществом Совет министров ДВР в августе 1922 г. обязал все министерства провести инвентаризацию имущества с составлением подробных описей при участии комиссий Народного контроля (а там, где их не было, срочно создать). Таможенные учреждения высылали свои ведомости в Читу с донесением в Инспекторство14. На учёт был взят каждый фунт овса и каждый патрон, за их бесцельное расходование предлагалось налагать взыскания вплоть до предания суду, как за растрату народного достояния. Сегодня такие нормы расхода могут показаться смешными, но на канцелярские нужды начальникам таможенных районов полагалось: 200 листов бумаги и три штуки перьев на месяц, один карандаш на два месяца, один флакон чёрных чернил на четыре месяца, флакон красных чернил и одна катушка ниток на полгода15.
После воссоединения ДВР с РСФСР охрана государственной границы в политическом, экономическом и военном отношении была возложена на органы ГПУ16. В связи с привлечением к таможенному досмотру сотрудников пограничной стражи и необходимостью обучения вновь принятых таможенных досмотрщиков была разработана специальная программа, включающая
14 ГА ЕАО. Д. 6. Л. 1.
15 Там же. Л. 6- там же. Ф. Р-14. Оп. 1. Д. 40. Л. 12.
16 Там же. Ф. Р-29. Оп. 1. Д. 6. Л. 126−127.
правила ввоза-вывоза и транзита товаров, порядок перемещения пассажиров, взимания таможенных пошлин и сборов, а также весь комплекс мер по борьбе с таможенными правонарушениями, права и обязанности сотрудников17.
Одновременно началась реорганизация таможенных учреждений. Постановлением Дальревкома от 10 февраля 1923 г. были введены новые штаты таможенных учреждений Благовещенского таможенного участка. Кроме Благовещенской и Хабаровской таможен 1-го класса в состав участка входили преобразованные из таможенных застав таможни 3-го класса: Пашковская (7 чел.), Екатерино-Никольская (10 чел.), Михайло-Семёновская (9 чел.), а также посты: Радевский (5 чел.), Благословенский (4 чел.), Забеловский (6 чел.). Посты могли заниматься пропуском пассажиров, их багажа и «жизненных» товаров. Часть таможенных постов закрывалась18. В процессе реорганизации таможенных структур почти полностью изменился состав служащих таможенных органов.
Постановлением Дальбюро Ц К РКП (б) от 16 февраля 1923 г. в таможенных учреждениях вводился институт комиссаров19. В связи с политикой замещения руководящих должностей членами Коммунистической партии по распоряжению начальника Дальневосточного таможенного округа комиссары заняли должности управляющих таможнями 3-го разряда, а бывшие управляющие выполняли обязанности помощников в качестве специалистов-контролёров20. Приказом ДВТО от 10 ноября 1923 г. бывшие управляющие таможнями М. С. Дворжицкий (Пашковская таможня), Т. Е. Тяптев (Екатерино-Никольская таможня), Н. И. Григорьев (Михайло-Семёновской таможня) назначались контролёрами, а комиссары этих таможен И. Б. Клетченко, М. А. Пшенчиков, П. Г. Приходько занимали должности управляющих.
Анализ личных дел сотрудников Екатерино-Никольской таможни показывает, что из семи человек на 1 января 1924 г. лишь один человек имел стаж службы в таможенных органах более трёх лет. Только у одного из таможенных служащих, старшего стражника В. П. Стафеева, сдавшего экзамены экстерном за пять классов реального училища, был большой опыт работы — от чиновника почтово-телеграфного ведомства до начальника отдела в Московском международном коммерческом банке, работа в таможенном ведомстве. Большая же часть сотрудников закончили двухклассную сельскую школу или имели только домашнее образование.
В марте 1923 г. был ликвидирован Союзный таможенный пост. Служащие — управляющий Боремир Юлианович Космовский- досмотрщики 2-го разряда Павел Иванович Петухов, Илья Семёнович Макеев, Владимир Иосифович Галицкий- досмотрщики 1-го разряда Даниил Сергеевич Гринюк, Александр Алексеевич Прокопович — подлежали увольнению, досмотр-
17 ГА ЕАО. Л. 21−22.
18 Там же. Л. 163.
19 Там же. Ф. Р-30. Оп. 1. Д. 1. Л. 144.
20 Там же. Д. 3. Л. 181.
щик Иван Семёнович Багаев переводился делопроизводителем в Михайло-Семёновскую таможню, имущество передавалось пограничной заставе.
Затем пришла очередь Благословенского и Венцелевского постов. Сотрудникам было объявлено, что они на общих основаниях могут вновь устроиться в Михайло-Семёновскую таможню стражниками Сунгарийской таможенной брандвахты21. В штате Михайло-Семёновской таможни, согласно приказу начальника Дальневосточного таможенного округа от 1 июля 1924 г., состояли: управляющий — Павел Гаврилович Приходько- контролёр — Владимир Андреевич Бодиско- делопроизводитель — Иван Семёнович Багаев- помощник смотрителя складов 1-го разряда — Григорий Васильевич Елисеев- помощник смотрителя складов 2-го разряда — Афанасий Иванович Гарковенко- помощник смотрителя складов 3-го разряда — Антон Борисович Баламутов22.
Весь 1924 г. граница между СССР и Китаем по Амуру была закрыта для вывоза и ввоза товаров и пересечения в обоих направлениях. Местное население из-за острой нехватки товаров стало активно заниматься контрабандным промыслом. Каждый месяц сотрудники ОГПУ и пограничной охраны регистрировали от 15 до 23 задержаний. Среди товаров чаще всего фигурировали: хлопчатобумажные ткани — 90% случаев- чай — 50%- табак — 45%- спирт — 60%- спички — 60%- нитки швейные на катушках — 20%. По докладам управляющего Екатерино-Никольской таможни до 70% населения «было подвержено» контрабанде. В качестве первоочередных мер борьбы с контрабандой предлагалось усилить погранохрану войск ГПУ и наладить снабжение населения товарами первой необходимости отечественного производства23. На лиц, задержанных при перемещении контрабандных товаров, налагались большие суммы штрафов и пени, но взыскивалось лишь не более 1−1,5%. Для увеличения поступления денежных средств в бюджет стали проводиться особые мероприятия, так называемые «ударники по взысканию конфискацион-ных недоимок"24. С этой целью весь участок разбивался на районы: 1 -й район -Михайло-Семёновская таможня, 2-й — Екатерино-Никольская, 3-й район -Пашковская и Иннокентьевская таможни, и т. д.
Для проведения «ударников» к учреждениям прикомандировывались сотрудники из других таможен и постов. Формировались группы по два человека в каждой, которым вручались списки недоимщиков по населённому пункту (по судебным делам взыскание проводилось сотрудниками милиции). Для более точного и правильного исполнения законов каждой группе выдавались инструкции о порядке взыскания налогов и сборов, копии руководящих документов и циркуляров. Приём платежей осуществлялся по ордерам квитанционных книжек. Группы наделялись большими правами: в случае отсутствия денежных средств у недоимщика все имущество, за ис-
21 ГА ЕАО. Ф. Р-29. Оп. 1. Д. 2. Л. 47.
22 Там же. Ф. Р-30. Оп. 1. Д. 4. Л. 48.
23 Там же. Ф. Р-29. Оп. 1. Д. 10. Л. 362.
24 Там же. Д. 12. Л. 64.
ключением предметов, не подлежащих взысканию (необходимые носильные вещи и предметы домашнего обихода- орудия промысла и продукты питания на шесть месяцев на семью- одна лошадь на десять десятин и одна корова на шесть едоков с необходимым запасом кормов, а также семенного зерна) обращалось на возмещение штрафов и пеней. На имущество и помещения составлялся протокол в присутствии органов местной власти и двух понятых, и они либо продавались с аукциона, либо передавались ответственному лицу на хранение25.
Суммы штрафов и пени по контрабандным делам росли, но их собираемость, несмотря на все принимаемые меры, составляла лишь несколько процентов. В последующие годы было принято решение о списании штрафов с неимущих граждан. Например, 10 февраля 1926 г. Михайло-Семёновская таможня, «рассмотрев материалы по конфискационным делам 1924 г., по которым числились недоимки на сумму 3479 рублей 50 копеек контрабандной пени, и принимая во внимание, что имущество недоимщиков обследовано органами Рабоче-крестьянской милиции и сотрудниками таможни и усматривается их несостоятельность… постановило: обратиться к управляющему Благовещенской районной таможни с просьбой о возбуждении ходатайства перед Амурским губернским финансовым отделом о сложении числящихся недоимок со счетов ввиду безнадёжности их поступления"26.
Несмотря на принимаемые меры, обстановка на российско-китайской государственной границе продолжала оставаться сложной и даже ухудшилась. Воспользовавшись тем, что малочисленные заставы пограничных частей ОГПУ не могли тогда оказывать серьёзное противодействие крупным бандам, а местное казачье население было вынуждено сдать оружие, активизировались хунхузы (китайские бандиты). Только в Михайло-Семёновской станице находился отряд конных красноармейцев, в сёлах Степановка, Головино, Надеждинское размещались заставы по три-четыре человека. Этих сил было явно недостаточно. В целях контроля над ввозом домашнего скота и мясопродуктов, защиты от проникновения болезней и эпидемий из Китая были определены пункты, через которые этот ввоз был разрешён. Одним из таких пунктов стала и Михайло-Семёновская таможня, так как в селе имелся ветеринарный пункт, в зону деятельности которой входила территория от Пашково до Нижне-Спасского27.
В 1925 г. началась очередная штатная реорганизация таможенных учреждений. Приказом начальника ДВТО от 1 июня 1925 г. упразднялось управление Благовещенского таможенного участка. Благовещенская таможня преобразовывалась в Благовещенскую районную таможню с подчинением ей таможенных учреждений бывшего Благовещенского таможенного
25 ГА ЕАО. Д. 12. Л. 70.
26 Там же. Ф. Р-30. Оп. 1. Д. 8. Л. 4.
27 Там же. Ф. Р-30. Оп. 1. Д. 9. Л. 89.
участка. Летом 1925 г. Дальневосточный таможенный округ был преобразован в Дальневосточное отделение Главного таможенного управления (ДВО ГТУ). К этому времени на территории области ещё действовали Екатерино-Никольская и Михайло-Семёновская таможни 3-го разряда со штатом пять человек в каждой, а также Усть-Сунгарийская таможенная брандвахта с правами таможни 3-го разряда, с тремя сотрудниками.
В условиях монополии внешней торговли сокращалось количество таможенных учреждений на территории, сегодня входящей в состав Еврейской автономной области. Приказами управляющего Благовещенской районной таможни в ноябре 1926 г. упразднялась Семёновская таможня28, а в декабре 1926 г. Михайло-Семёновская таможня была переведена на уменьшенный штат в три человека29. В мае 1928 г. предписанием Дальневосточного отделения ГТУ была закрыта и она.
За тот, кажется, короткий период времени, всего в четверть века, таможенные учреждения успели поработать по законам Российской империи и Временного правительства, сначала под руководством эмиссаров Керенского, а потом и Временного сибирского правительства, затем буферной Дальневосточной республики и, наконец, в жёстких условиях восстановления разрушенного Гражданской войной и иностранной интервенцией народного хозяйства, когда на учёте был каждый лист бумаги и карандаш. И всегда, при любой власти, таможенники стояли на страже экономических интересов России, пресекая незаконный вывоз золота и валютных ценностей, оружия и наркотических средств, а также незаконную миграцию, с честью выполняя поставленные перед ними задачи.
Таможенные учреждения вновь появились на территории Еврейской автономной области лишь в конце XX в. с открытием Нижнеленинского, а затем Биробиджанского таможенных постов, которые подчинялись тогда Хабаровской таможне.
28 ГА ЕАО. Ф. Р-30. Оп. 1. Д. 15. Л. 6.
29 Там же. Ф. Р-30. Оп. 1. Д. 17. Л. 107.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой