Подвески с прямоугольной основой и якорьковые подвески как родственные группы украшений родановской культуры

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Труды КАЭЭ ПГГПУ

выпуск 10

Пермь, 2015

Вострокнутов А. В.

(Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет)

ПОДВЕСКИ С ПРЯМОУГОЛЬНОЙ ОСНОВОЙ И ЯКОРЬКОВЫЕ ПОДВЕСКИ КАК РОДСТВЕННЫЕ ГРУППЫ УКРАШЕНИЙ РОДАНОВСКОЙ КУЛЬТУРЫ*

*Статья подготовлена в рамках Технического задания НИР & quot-Ремесло Пермского Предуралья в эпоху средневековья& quot- в соответствии с Заданием Минобрнауки № 33. 1091. 2014/К

Ключевые слова: якорьковая подвеска, подвеска с прямоугольной основой, биякорьковая подвеска, родановская культура

В статье рассматриваются шумящие украшения родановской археологической культуры: подвески с прямоугольной основой и якорьковые подвески. Производится их картографический анализ. Автор приходит к выводу, что наиболее характерные для родановской культуры биякорьковые подвески являются результатом синтеза якорьковых и прямоугольных подвесок с двумя кольцами для подвешивания

Vostroknutov A.V.

(Perm State Humanitarian Pedagogical University, Perm)

RECTANGULAR BASE PENDANTS AND ANCHOR-SHAPED PENDANTS AS ALLIED GROUPS OF ADORNMENTS FROM THE RODANOVSKAYA

CULTURE

Keywords: anchor-shaped pendant, rectangular base pendant, bi-anchor-shaped pendant, Rodanovskaya culture

The article deals with rattling adornments of the Rodanovskaya archaeological culture: rectangular base and anchor-shaped pendants. Cartographic analysis is presented. It is found out that bi-anchor-shaped pendants result from the synthesis of anchor-shaped pendants and rectangular base pendants with two rings for suspension.

Время бытования родановской археологической культуры (конец XI -XV вв.) привлекательно для исследования своей малоизученностью. Несмотря на многочисленные работы (А.А. Спицын, М. В. Талицкий, В. А. Оборин и т. д.) для этого периода в истории Пермского Предуралья до сих пор не разработана подробная хронологическая шкала. Это утверждение в полной мере применимо и к шумящим подвескам, которые со времен ломоватовской культуры являются наиболее яркими элементами материальной культуры Пермского Предуралья.

Среди шумящих украшений особенно выделяются биякорьковые подвески. Эти артефакты довольно многочисленны и разнообразны. Они отличаются от характерных ломоватовских украшений как внешне, так и по технике изготовления, о чем пойдет речь ниже.

В данной работе мы попытаемся доказать связь якорьковых подвесок, появившихся еще в ломоватовское время и приобретших «родановские» черты, с биякорьковыми украшениями через подвески с прямоугольной основой. Обратимся к классификации данных украшений.

— 168 —

Труды КАЭЭ ПГГПУ

выпуск 10

Пермь, 2015

Якорьковые подвески (27 экз.)

Эти украшения использовались, главным образом, в качестве крючков, с помощью которых подвешивались ножны и иные необходимые предметы: якорек закреплялся в петле из кожаного шнура на поясе или в другом месте костюма. Анализ этой группы украшений проведен Н. Б. Крыласовой (Крыласова, 2007, с. 220−223). Интересно отметить, что аналогичные изделия из погребения 37 Чежтыягского могильника на р. Вычегде входили в состав накосных украшений вместе с арочными подвесками (Истомина, 1992, рис. 1/13). Таким образом, родановские якорьки могли использоваться как приспособления для подвешивания к поясу и как части накосников.

Тип 1 (18 экз.) Якорьковые подвески со стержнеобразным туловом

Вариант а) (3 экз.- рис. 1/1). Якорьковые подвески из проволоки, сложенной пополам, в месте перегиба образована петля, концы загнуты в форме «якорька». По краям основы прикреплены еще две петельки, на них имеются фрагменты щитковых цепочек с гладкими рельефными поясками. Привесок не сохранилось.

Подвески этого варианта обнаружены у д. Модороб и д. Иванчино, место находки еще одной не известно.

Вариант b) (4 экз.- рис. ½). Шумящие якорьковые подвески со стержневидным туловом, орнаментированным поясками гладкими или с насечками.

Снизу — три петли, расположенные треугольником, боковые — для крепления шумящих привесок, в качестве которых использованы бубенчики, тулово и шейка которых орнаментированы группами гладких и насеченных поясков. Привески прикреплены к основе при помощи звеньев цепочки с коническими щитками, покрытыми поясками гладкими и с насечками.

Подвески обнаружены в с. Усть-Нердва, на Вакинском селище, Рождественском городище, место находки одного украшения не установлено.

Вариант c) (2 экз.- рис. 1/3). Основа подвески — стержень, покрытый гладкими рельефными поясками (в одном случае), либо поясками гладкими и с насечками (во втором случае).

Привесками служат бубенчики с гладкими поясками, в одном случае они крепились непосредственно к основе, в другом посредством звена цепочки с гладкими рельефными поясками.

Данные украшения происходят из материалов с р. Иньвы и из коллекции М. Н. Зеликмана.

Тип 2 (2 экз.). Шумящие якорьковые подвески с туловом, украшенным умбонами из уложенной в спираль проволоки. Внизу основы 3 кольца: центральное для крепления каких-либо предметов, боковые — для привесок.

Вариант а) (1 экз.- рис. ¼) С тремя умбонами, расположенными в виде треугольника вершиной вверх.

Подвеска снабжена привесками в виде гладких конических колокольчиков, украшенных группами гладких и насеченных поясков, которые прикреплены на цепочках из звеньев с прямоугольными щитками, покрытыми гладкими и насеченными поясками.

Подвеска обнаружена в д. Вакино.

Аналогичное украшение имеется в погребении 37 Чежтыягского могильника на р. Вычегде, датируемого Т. В. Истоминой концом XI — XII вв. (Истомина, 1992, с. 135, рис. 1/13).

Вариант b) (1 экз.- рис. 1/5). С четырьмя умбонами, расположенными в форме ромба.

— 169 —

Труды КАЭЭ ПГГПУ

выпуск 10

Пермь, 2015

Подвеска снабжена гладкими коническими колокольчиками, прикрепленными на цепочках из звеньев с прямоугольными щитками, покрытыми гладкими и насеченными поясками.

Происходит из Роданова городища (Крыласова, 2007, рис. 91/31).

Тип 3 (7 экз., рис. 1/6) — шумящие якорьковые подвески с туловом, напоминающим половинку пронизки с одним вздутием, покрытым поясками гладкими и с насечками, по бокам украшено шариками зерни. Внизу основы — 3 кольца.

Подвески сопровождались привесками в виде колокольчиков с цилиндрическим туловом и цилиндрической шейкой, покрытыми гладкими и насеченными поясками, которые крепились на цепочках из звеньев с прямоугольными щитками, покрытыми гладкими и насеченными поясками.

Найдены на Рождественском городище (3 экз.), в бывш. Рождественской волости Соликамского уезда, у д. Чажегово, д. Ожегово, с. Верх-Боровское.

Аналогичная подвеска обнаружена в «кладе» на Ликинском могильнике на Среднем Урале (Могильников, 1991, рис. 1/5).

Датировка якорьковых подвесок. Учитывая привески и звенья цепей, которыми они прикреплялись к подвескам, можно было бы датировать родановские подвески-якорьки второй половиной XI — XIII вв. Н. Б. Крыласова считает, что верхняя дата шумящих якорьков не заходит позже XII в. (Крыласова, 2007, с. 223). На это указывает и тот факт, что в родановских могильниках XII -XIII вв. (Телячий брод, Антыбары) эти украшения не встречены. Таким образом, окончательно шумящие якорьковые подвески можно отнести ко второй половине XI -XII вв.

«Идея» шумящих якорьков получила продолжение в других наиболее характерных украшениях родановской культуры — биякорьковых подвесках.

Подвески с прямоугольной основой (70 экз.)

Подвески с прямоугольной основой единично встречались на территории Пермского Предуралья еще в ломоватовское время. Это были довольно легкие ажурные украшения, судя по оформлению, вероятнее всего, импортные.

Подгруппа 1 (9 экз.) — с двумя кольцами в верхней части щитка, предназначенными для шнурка, который одевался на шею, либо (что менее вероятно) за эти кольца изделия пришивались к одежде. Родановские украшения данной группы немногочисленны. Среди имеющихся в нашем распоряжении изделий, мы можем выделить следующие типы:

Тип 1 (8 экз.- рис. 2/1). Основа (щиток) состоит из рядов тордированной проволоки, разделённых гладью. Под ними вдоль основания щитка располагается горизонтальный ряд крупных металлических шариков, окруженных сканой проволокой. Внизу основы — 4−5 проволочных колец для крепления привесок, пространство между которыми орнаментировано шариками крупной зерни. У верхних углов подвесок — два кольца для прикрепления шнурка (либо, как в одном случае, — цепи). Верхний край подвесок декорирован столбиками из кусочков тордированной проволоки или приплюснутых шариков зерни.

Привесками данных подвесок служат бубенчики с гладкими поясками либо конусовидные колокольчики, покрытые гладкими поясками. Прикреплены они к основе при помощи цепочек из звеньев с прямоугольным щитком, покрытым гладкими рельефными поясками.

Материал изготовления — бронза.

— 170 —

Труды КАЭЭ ПГГПУ

выпуск 10

Пермь, 2015

Найдены у д. Харино, д. Михалёва (3 экз.), д. Данилова (2 экз.), на Агафоновском II, Рождественском могильнике, у одной подвески место находки не известно.

Тип 2 (1 экз.- рис. 2/2). Пропорции основы подвески более вытянутые по сравнению с вариантом а). В центре орнаментальной композиции щитка -«елочка» из пары торсированных проволок, обрамленная по периметру тордированной проволокой. У верхних углов подвески располагаются два кольца для крепления шнурка, вдоль нижней границы щитка — 6 петель для привесок.

Привески имеют гладкое полое веретенообразное тулово.

Материал изготовления — бронза.

Найдена подвеска у д. Михалёва.

Датировка подвесок с прямоугольной основой и парой колец в верхней части щитка. Р. Д. Голдина и Т. К. Ютина датируют подвески типа 1 XI—XII вв. (Голдина, Ютина, 1987, рис. 2/116). Этому не противоречит находка подобной подвески на Рождественском могильнике, которая принадлежит к группе предметов конца XI в. (Крыласова, 2013). Звенья цепочек и привески, присутствующие в составе данных подвесок, соответствуют этой же дате.

Подвеска типа 2, судя по ее привескам, принадлежит к более позднему времени — XIII век.

Подгруппа 2 — биякорьковые подвески (61 экз), которые, в отличие от вышеописанных подвесок с прямоугольной основой, для крепления шнурка были снабжены не петлями, а крючками — «якорьками».

Само украшение можно разделить на три составные части: прямоугольная основа, два якорька, расположенные по бокам от нее, так, что их «рога» выступали по верхним углам подвески, и шумящие привески, которые крепились к петлям в нижней части основы.

У большей части биякорьковых подвесок, имеющихся в нашем распоряжении, якорьки имеют дутое тулово, наподобие одноякорьковых подвесок типа 3. Реже встречаются простые прямые якорьки, напоминающие одноякорьковые подвески типа 1.

По особенностям оформления тулова якорьков можно выделить два основных типа биякорьковых подвесок:

Тип 1 — тулово якорьков вытянутое, без вздутий. Выделяется 6 вариантов изделий:

Вариант a) (4 экз.- рис. 3/1,2). Украшения имеют вытянутые якорьки, высоко выступающие над верхним краем прямоугольного щитка. Тулово якорьков перевито проволокой (как у одноякорьковых подвесок варианта с) типа 1), поверх которой у двух подвесок наложены небольшие умбоны.

Щитки, отличающиеся по пропорциям — менее вытянутые в стороны, составлены преимущественно из рядов тордированной проволоки, перемежающихся гладкой или торсированной проволокой. У одной из подвесок, имевшей на якорьках дополнительное украшение в виде умбонов, умбоны расположены также на верхнем крае щитка, очевидно, в первоначальном варианте их было три, и они были выстроены треугольником. Аналогичный треугольник из умбонов использован в декоративном оформлении ещё одной подвески, не имеющей аналогичных элементов орнамента на якорьках. В одном случае дополнительным элементом декора служили шарики зерни, расположенные по периметру щитка.

Колец для привесок — пять. Привески сохранились только у трех подвесок данного варианта, они представлены бубенчиками, покрытыми либо гладкими,

— 171 —

Труды КАЭЭ ПГГПУ

выпуск 10

Пермь, 2015

либо насечёнными поясками. Привески прикреплялись к украшению на цепочках из звеньев с прямоугольным щитком с гладкими рельефными поясками.

Украшения этого варианта найдены у д. Елёва, в районе бывшей Пермской дачи, у д. Мочелята, адрес находки одного украшения не известен.

Вариант b) (7 экз.- рис. 4/1). Менее вытянутые, чем в предыдущем варианте, якорьки в четырёх случаях имеют тулово, покрытое слабыми засечками, как у одноякорьковой подвески варианта b) типа 1- в двух случаях якорьки согнуты из торсированной проволоки таким образом, что на тулове образуется «елочка». «Рога» якорьков, направленные вовнутрь, загнуты к щитку, образуя кольцевидные петли, что сближает подвески данного варианта с прямоугольными подвесками подгруппы 1.

Прямоугольные щитки подвесок в шести случаях декорированы чередованием торсированных и тордированных проволок, причем торсированные проволоки уложены в «ёлочку».

В одном случае вся поверхность щитка покрыта торсированными проволоками, уложенными в «ёлочку» (это украшение представлено на рис. 4/1).

Привесками данного варианта биякорьковых подвесок служат колокольчики с двумя вздутиями (2 случая), гладкие привески с веретенообразным туловом (2 случая), вытянутые привески с веретенообразным туловом, покрытые поясками (2 случая). Привески прикреплялись к щитку при помощи цепочек из бесщитковых звеньев восьмёркообразной формы с солярным символом между петлями.

Данные изделия найдены у д. Елёва, на территории бывшего Чердынского уезда, вблизи современного г. Чердынь. У четырёх подвесок адрес находки не известен.

Аналогичная подвеска имеется среди артефактов Лоемского могильника, который датируется Э. А. Савельевой XIII — XIV вв. (Савельева, 1995, с. 127, рис. 5/3).

Вариант c) (4 экз.- рис. 4/2). Орнамент на тулове якорьков представлен чередованием гладких и насечённых поясков. В одном случае якорьки в месте перехода от тулова к «рогам» украшены пирамидками зерни, в одном случае -сбоку декорированы шариками металла, окруженными сканой проволокой.

Орнамент щитка — это чередование торсированной и тордированной проволоки. В двух случаях торсированная проволока уложена «ёлочкой». У одной подвески щиток дополнительно декорирован пирамидкой из трёх умбонов, помещенной над его верхним краем.

Колец для привесок — 6. Привесками для данного варианта биякорьковых подвесок служат колокольчики с одним либо двумя вздутиями, подвешенные на цепочках их звеньев с ромбовидным или восьмёркообразным щитком. В составе одной подвески использовались цепочки с бесщитковыми восьмёркообразными звеньями, между петлями которых помещен солярный символ.

Украшения этого варианта происходят с Рождественского городища, из с. Губдор, городища Дойкар и могильника Телячий Брод.

Вариант d) (2 экз.- рис. 3/3). У одной подвески тулово якорьков изготовлено из тордированной проволоки, у второй имеет форму овала и по периметру окантовано бордюром из тордированной проволоки. В обоих случаях «рога» якорьков отломлены, место их соединения с туловом в 1 случае обозначено круглыми металлическими шариками.

Щиток, как и у подвесок варианта а), менее вытянут в стороны, чем у большинства биякорьковых подвесок. Декоративное оформление щитка

— 172 —

Труды КАЭЭ ПГГПУ

выпуск 10

Пермь, 2015

составляет три ряда тордированной проволоки, разделённых гладкими проволочками.

Внизу щитка — пять колец для привесок.

Материал изготовления — бронза.

Места находки подвесок: д. Михалёва и Мало-Аниковский могильник.

Вариант e) (1 экз.- рис. 4/2). Подвеска, основным элементом орнамента которой являются солярные символы.

На тулово якорьков, согнутых из торсированной проволоки, напаяны по три шарика, окруженных торсированной проволокой, расположенных в ряд по вертикали. Между «рогами» якорьков — шарики крупной зерни.

Вдоль верхнего и нижнего края щитка выложены по два ряда торсированной проволоки, образующие «елочку». В центре поля щитка расположены в ряд 6 солярных символов, аналогичных тем, что украшают якорьки.

Шесть петель для привесок в нижней части подвески свернуты из торсированной проволоки. Подвеска дополняется шумящей частью из привесок с веретенообразным туловом с поясками, покрытыми насечками. Они прикреплены к основе при помощи цепочек из бесщитковых восьмеркообразных звеньев с солярным символом между петлями.

Данное украшение происходит из Мало-Аниковского могильника.

В погребении 7 могильника Нижняя Стрелка в Ветлужско-Вятском междуречье, которое датируется Т. Б. Никитиной IX в., обнаружено нагрудное украшение в виде прямоугольной планки с шумящими привесками, декоративное оформление основы которого имеет много общего с вышеописанной подвеской (отличие заключается лишь в отсутствии якорьков и в форме привесок и цепочек, которые имеют более «ранний» облик, и не свойственны материальной культуре Прикамья) (Никитина, 2002, с. 193, рис. 62/2). Фрагмент такой же подвески имеется и в коллекции древностей с территории бывш. Глазовского уезда, собранной Н. Г. Первухиным (Иванов, 1998, рис. 59/9). Эти подвески, как отмечает Т. Б. Никитина, имеют аналогии в древностях муромы IX — начала Х вв. (Гришаков, Зеленеев, 1990, рис. 8/26). Очевидно, что именно эти подвески можно рассматривать как прямые прототипы возникших позднее биякорьковых родановских подвесок.

Вариант f) (1 экз.- рис. 4/1). Якорьки («рога» которых отломлены) согнуты из тордированной проволоки. С внешней стороны вдоль них проложены по два ряда из шариков зерни.

Щиток украшения декорирован чередованием торсированных и тордированных проволок. Торсированные проволоки уложены попарно, образуя «елочку». Они перемежаются рядами из кусочков тордированной проволоки (по три витка), расположенных попеременно вертикально и горизонтально.

В нижней части щитка находилось 6 колец для привесок (последние отсутствуют), между кольцами помещены шарики крупной зерни.

Данная подвеска найдена на Рождественском городище (раскопки Н.Б. Крыласовой).

Тип 2 — подвески, имеющие вздутия на тулове якорьков, наподобие одноякорьковых подвесок типа 3. «Рога» якорьков, выполненные из проволоки, отдельно припаяны к тулову со вздутиями.

По особенностям орнаментики щитка данный тип биякорьковых подвесок делится на 8 вариантов:

— 173 —

Труды КАЭЭ ПГГПУ

выпуск 10

Пермь, 2015

Вариант a) — самый многочисленный (19 экз.- рис. 5/3). Тулово якорьков напоминает половинки разделенных по вертикали пронизок с одним вздутием, сплошь покрытых гладкими и насеченными поясками.

В основе орнамента прямоугольного щитка лежит чередование уложенных попарно «ёлочкой» торсированных проволок и рядов тордированной проволоки. Иногда «ёлочку» заменяет только одна торсированная (или псевдоторсированная) проволочка. В ряде случаев основные орнаментальные компоненты разделены рядами гладкой проволоки.

Такой мотив орнаментации прямоугольной основы биякорьковых подвесок можно считать наиболее «популярным».

В нижней части основы располагается кольца для крепления привесок, из которых в данном варианте биякорьковых подвесок использовались привески с полым веретенообразным туловом, покрытым поясками с насечками, и колокольчики с одним и двумя вздутиями. Подвешивались они на цепочках из щитковых звеньев с восьмёркообразным или ромбическим щитком, либо из бесщитковых звеньев с солярным символом между петлями. В одном случае привески с веретенообразным туловом прикреплены без цепочек непосредственно к основе.

Места находок украшений данного варианта: р. Кува, д. Модороб, с. Большая Коча, д. Мочелята, д. Кватьпелёва, окрестности г. Чердынь, Вакинское (2 экз.), Кудымкарское (2 экз.) селища, Кудымкарское (2 экз.), Саломатово I (раскопки С.И. Абдуловой), Дойкар городища, могильники Антыбары, Телячий Брод, Мало-Аниковский могильник (3 экз.), у 1 экз. место находки не известно.

Аналогичное этому варианту украшение найдено на Ыджыдъельском могильнике, где датируется XII—XIII вв. (Савельева, Зеленский, 1986, рис. 5/53- Савельева, 1987, рис. 30/18, 21).

Вариант b) (3 экз.- рис. 5/4). Оформление якорьков аналогично варианту а).

В отличие от украшений варианта а), ряды тордированной проволоки на щитке составлены из чередующихся горизонтально и вертикально кусочков, как у подвески варианта f) типа 1.

В одном случае щиток украшен по верхнему краю столбиками из кусочков тордированной проволоки, в одном случае — пирамидками зерни.

Колец для привесок — 5. Привески не сохранилось.

Украшения обнаружены у с. Кривецкое и на селище Вакино (2 экз.).

Вариант c) (5 экз.- рис. 4/3). Тулово якорьков с одним вздутием украшено группами гладких или (1 случай) насеченных поясков.

Орнамент прямоугольного щитка подвесок этого варианта состоит полностью из торсированных проволочек, уложенных «ёлочкой» (по особенностям оформления основы к этому варианту тяготеет подвеска варианта b) типа 1, найденная у д. Елёва).

По нижнему краю основы крепятся 6 колец для крепления привесок, образованных из торсированной проволоки. Привесками служат конусовидные колокольчики (в 2 случаях) и вытянутые привески с полым веретенообразным туловом, покрытые поясками (2 случая). У одной подвески сохранились только фрагменты цепочек из бесщитковых восьмёркообразных звеньев с солярным символом между петлями. Именно такие цепочки представлены на всех украшениях данного варианта.

Биякорьковые подвески варианта с) происходят из материалов, найденных у д. Елёва (подвеска, отнесённая также к варианту b) типа 1), у д. Базуева, близ

— 174 —

Труды КАЭЭ ПГГПУ

выпуск 10

Пермь, 2015

с. Искор, в бывшей Гаинской волости Чердынского уезда, на Мало-Аниковском могильнике.

Аналогичная подвеска найдена в погребении 59 Жигановского могильника, которое Э. А. Савельева относит ко второй половине — концу XIII в. (Савельева, 2010, с. 102, рис. 153/6).

Вариант d) (1 экз.- рис. 5/5). Тулово якорьков с одним вздутием покрыто чередованием гладких и с насечками поясков.

Подвеска данного варианта отличается сплошной орнаментацией щитка горизонтальными рядами тордированной проволоки.

Внизу основы — 6 петель в виде колечек из гладкой проволоки. Привески с полым веретенообразным туловом, орнаментированным группами гладких поясков, подвешены на цепочках из бесщитковых восьмёркообразных звеньев с солярным символом между петлями.

Подвеска обнаружена на р. Иньва.

Вариант e) (5 экз.- рис. 6/1). Тулово якорьков с одним вздутием орнаментировано гладкими и насеченными поясками. С внешней стороны вдоль тулова якорьков проложен ряд из шариков зерни, сгруппированных треугольниками.

Орнамент щитка — чередование рядов торсированной проволоки, уложенной в «ёлочку», и тордированной проволоки, как у подвесок варианта а). Отличительной особенность является дополнительное украшение верхнего края щитка шариками зерни. В большинстве случаев (4 экз.) зернь сгруппирована треугольниками.

В нижней части подвески — 6 колец из гладкой проволоки. Привески сохранились у двух украшений: это колокольчики с одним вздутием,

подвешенные на цепочках из звеньев с ромбовидным щитком.

Подвески данного варианта обнаружены у д. Федоровщина, на Вакинском (2 экз.) и Кудымкарском селищах и на территории бывшей Купросской волости Соликамского уезда.

Подобная подвеска найдена на Рачёвском археологическом комплексе в Прииртышье, где датируется XII — XIV вв. (Терехова, 1986, с. 122, рис. 3/5).

Вариант f) (7 экз.- рис. 6/2). Тулово якорьков с одним вздутием орнаментировано гладкими и насеченными поясками.

Орнамент щитка — чередование рядов торсированной проволоки, уложенной в «ёлочку», и тордированной проволоки, как у подвесок варианта а). Главное отличие состоит в том, что верх щитка декорирован столбиками из обрезков тордированной проволоки.

Внизу щитка кольца из гладкой проволоки. Привески в виде колокольчиков, покрытых поясками, сохранились у одного изделия. Фрагменты цепочек в одном случае состояли из звеньев с ромбовидным щитком, ещё в трех — с восьмёркообразным щитком.

Биякорьковые подвески этого варианта обнаружены в пос. Майкор, на селище Вакино (3 экз.), у с. Верх-Боровское, на могильнике Мало-Аниково, адрес находки ещё одного украшения не известен.

Вариант g) (1 экз.- рис. 6/3). Тулово якорьков с одним вздутием орнаментировано гладкими и насеченными поясками.

Орнамент щитка — чередование рядов торсированной проволоки, уложенной в «ёлочку», и тордированной проволоки, как у подвесок варианта а). Отличительной особенностью, позволившей выделить данную подвеску в отдельный вариант, являются дополнительные украшения в виде кружков из

— 175 —

Труды КАЭЭ ПГГПУ

выпуск 10

Пермь, 2015

уложенной в спираль проволоки, которые размещены в ряд вдоль верхнего края щитка и вдоль внешнего края тулова якорьков.

В нижней части подвески — 7 колец из гладкой проволоки. Привески -колокольчики с одним вздутием — крепятся посредством цепочек из звеньев с ромбовидным щитком, покрытым гладкими и насеченными поясками.

Единственная подвеска этого варианта найдена у д. Куча.

Вариант h) (1 экз.- рис. 6/4). Тулово якорьков с тремя вздутиями, орнаментироваными гладкими и насеченными поясками. В основании «рогов» помещены по три кружка из спирально уложенной проволоки, расположенные треугольником вершиной вверх.

В центре щитка помещен крупный прямоугольный шатон для вставки, вытянутый по вертикали. Шатон окружен бордюром из тордированной проволоки. Верхний край щитка декорирован шариками крупной зерни.

В нижней части подвески — 7 колец из гладкой проволоки. В качестве привесок использованы бубенчики, тулово и шейка которых покрыты гладкими и насеченными поясками. Привески прикреплены к основе при помощи цепочек из звеньев со щитками ромбовидной формы.

Данная подвеска найдена на Г ородищенском городище (раскопки А.М. Белавина) (Белавин, 1986, рис. 4/22).

Таким образом, можно утверждать, что основным орнаментальным мотивом оформления прямоугольного щитка биякорьковых подвесок служит чередование «ёлочек» из рядов торсированной проволоки с рядами тордированной проволоки. Чередование подобных элементов прослеживается и в оформлении щитков прямоугольных подвесок с петлями. Оформление якорьков биякорьковых подвесок соотносится с оформлением одновременных одноякорьковых подвесок.

Очевидно, что идея биякорьковых подвесок возникла в результате синтеза одноякорьковых подвесок и украшений с прямоугольной основой.

Однако В. А. Оборин генетически возводил происхождение биякорьковых украшений к биконьковым подвескам, и датировал их XII — XIV вв. н.э. (Оборин, 1970, с. 15).

По мнению Н. Б. Крыласовой, биякорьковые подвески не могут являться результатом эволюции биконьковых подвесок, так как, во-первых, — это совершенно разные украшения по своему назначению в костюме: биякорьковые подвески, вероятнее всего, являются нагрудным украшением, где якорьки, главным образом, несут утилитарную функцию: к ним прикрепляется шнурок для одевания на шею, а биконьковые украшения — это преимущественно накосники- во-вторых, подвески кардинально различаются по технологии изготовления (Иванов, Крыласова, 2006, с. 70): биконьковые изготовлены путем литья в двустороннюю форму по восковой модели, биякорьковые выполнены в филигранной технике, сочетающейся с заливкой металла для соединения элементов.

Этому утверждению есть ещё одно обоснование. Оно заключается в следующем:

Биякорьковые подвески (и это очевидно) происходят путём совмещения прямоугольных шумящих подвесок и одноякорьковых подвесок. Последние были распространены в материальной культуре Пермского Предуралья с конца IX в. до начала XII вв., и, в первую очередь, служили своеобразными крючками, предназначенными для крепления или подвешивания чего-либо, закрепляясь в кожаной петле на поясе или в иной части костюма (Крыласова, 2007, с. 220−223, рис. 91). Как отмечено при описании украшений, приведенном выше, наиболее

— 176 —

Труды КАЭЭ ПГГПУ

выпуск 10

Пермь, 2015

поздние одноякорьковые подвески имеют сходные признаки с якорьками биякорьковых подвесок. Как было отмечено, идея биякорьковых подвесок — это совмещение прямоугольных и якорьковых украшений. Произошло это в конце XI века. Но в это же время, то есть в XI в., еще продолжали бытовать биконьковые подвески (Голубева, 1966, с. 87−98), не имевшие существенных отличий от ломоватовских. К концу XI в. биконьковые подвески предельно стилизуются и меняют технику изготовления на филигранную, в таком виде они существуют до конца XII века. Следовательно, биконьковые подвески также меняются стилистически, технологически, но не меняют местоположения в костюме и, следовательно, смысловой нагрузки. Биякорьковые и биконьковые подвески не только «пересекаются» (появление биякорьковых подвесок отнесено нами к концу XI в.), но и параллельно сосуществуют на протяжении XII века (рис. 2/3), таким образом, биякорьковые подвески не могли быть конечным звеном в эволюции биконьковых подвесок. Следовательно, мы можем заключить, что биякорьковые украшения не могут являться «потомками» биконьковых подвесок ломоватовской культуры, а являются самостоятельным, родановским типом украшений.

Рассмотрим вопрос, откуда в таком случае появились биякорьковые украшения у носителей родановской археологической культуры.

Подвески, похожие на прямоугольные и биякорьковые родановские, встречены на могильнике Нижняя Стрелка IX — XII вв. в Поволжье (Никитина, 2002, с. 63, рис. 24/7−8, рис. 53, рис. 62/2), среди украшений муромы VIII—XI вв. (Финно-угры и балты…, 1987, XXXIV/1, 17, 19, табл. XXXV/1) и мордвы IX—XI вв. (Финно-угры и балты., 1987, Табл. XLVII: 15, 19). Следует отметить, что эти подвески не являются прямыми аналогиями, и имеют лишь отдалённое сходство с родановскими украшениями, так как снабжены роговидными выступами по углам основы, правда, по одному с каждой стороны. Роднит прикамские и поволжские украшения и техника изготовления. Наборная техника изготовления украшений у финнов Поволжья существовала ещё в I тыс. н.э.

География распространения биякорьковых украшений обширна: они

найдены практически по всей территории распространения родановской археологической культуры (Вострокнутов, 2011, с. 15−17). В. А. Оборин путем картографирования этой категории украшений пришёл к выводу, что идея её является местной, и именно с территории Верхнего Прикамья подобные подвески попали на памятники соседних территорий (Оборин, 1970, табл. 5).

Примечательно, что, не смотря на местное производство и многочисленность находок, для этих украшений ещё точно не определено их место в костюме: все имеющиеся в нашем распоряжении украшения являются результатом случайных сборов, происходят из раскопок поселений или из разрушенных погребений. Очевидно, что ремешок или веревка крепились к подвеске либо петлёй за выступы «якорьков», либо внутренние выступы образовывали два кольца и к этим петлям привязывалось крепление, как у прямоугольных подвесок подгруппы 1. Можно предположить, что подвеска нашивалась на одежду за якорьки, что наименее вероятно, так как это «прикрепляло» украшение к определённому костюму, а учитывая, что, судя по этнографическим данным, люди в старину обычно имели один комплект одежды, который, в зависимости от ситуации дополнялся тем или иным набором декоративных элементов и аксессуаров, это было бы весьма непрактичным.

— 177 —

Труды КАЭЭ ПГГПУ

выпуск 10

Пермь, 2015

Датировка биякорьковых подвесок. В. А. Оборин на основании имеющихся в его распоряжении данных датировал биякорьковые подвески достаточно широко:

XII — XIV вв. (Оборин, 1970, с. 15).

Приведенный выше анализ изделий позволяет немного уточнить эту хронологию. Сделать это можно, опираясь на особенности привесок и цепочек, которыми дополнялись подвески, учитывая, что аналогичных изделий на соседних территориях крайне немного.

Биякорьковые подвески типа 1 дополнялись достаточно разнообразными привесками. Бубенчики с гладкими поясками датируются второй половиной XI —

XIII вв., а с поясками, покрытыми насечками — XII—XIII вв. Привески с гладким веретенообразным туловом отнесены нами к XIII—XIV вв. Вытянутые привески с веретенообразным туловом, покрытым поясками, датируются концом XII—XIII вв. Привески с веретенообразным туловом, покрытым поясками с насечками, датируются XII—XIV вв. Колокольчики с одним вздутием датируются второй половиной XT-XTTT вв., с двумя вздутиями — XTT-XTTT вв. Конусовидные колокольчики принадлежат к периоду XTT-XTTT вв. (Вострокнутов, 2013, с. 10). Щитковые цепочки из звеньев с прямоугольным щитком, покрытым рельефными гладкими поясками, относятся ко второй половине XT-XTT вв.- из звеньев с ромбовидным и восьмёркообразным щитком — XTT-XTTT вв. Бесщитковые цепочки из восьмёркообразных звеньев, расположенных в разных плоскостях, между которыми находится солярный символ, принадлежат к концу XTT-XTTT вв. (Вострокнутов, 2013, с. 10).

Таким образом, в целом биконьковые подвески типа 1 можно датировать концом XI — XIII вв. Подвески варианта а) могут быть датированы более узко -концом XT-XTT вв. Подвеска варианта d), не имеет привесок, по которым можно датировать украшение, однако манера орнаментации якорьков и щитка сближает его с биякорьковыми подвесками варианта a), что позволяет также предположительно отнести данное украшение к концу XI — XII вв. Варианты b) и с) можно датировать концом XII — XIII вв. Вариант e), исходя из датировки привесок и звеньев цепи, может быть отнесен к XIII веку.

Изделия типа 2 бытовали несколько позднее — в XII—XIII вв. К этому времени относятся варианты a), e), f), g) и h). Немного позднее возникли подвески вариантов c) и d), которые были распространены с конца XII века.

Подводя итоги отметим, что после проведённого анализа, верхняя граница времени существования биякорьковых подвесок сместилась на один век — с

XIV в. на XIII в., а в целом эти украшения можно отнести периоду с конца XI до конца XIII вв. Хронологические различия между вариантами позволят в будущем более узко датировать те комплексы, где эти подвески будут найдены.

Многообразие декорирования биякорьковых подвесок при одновременном сосуществовании можно объяснить различными эстетическими предпочтениями у населения разных территориальных групп и возможностью вариативности благодаря новой, наборной, технике изготовления.

Следует отметить, что XII век является своеобразным «перекрёстком» -именно на это время приходится сосуществование всех вариантов биякорьковых украшений, подвесок с прямоугольной основой и якорьковых подвесок. Очевидно, что идея соединить якорьковые и прямоугольные подвески появилась ближе к концу XI в. Некоторое время все три категории украшений существовали вместе. Это может быть связано с разными функциями, которые выполняли эти артефакты. Если прямоугольные и биякорьковые подвески — это, в первую очередь, украшения костюма, то якорьки более утилитарны, т.к. изначально

— 178 —

Труды КАЭЭ ПГГПУ

выпуск 10

Пермь, 2015

представляли собой застежки, которые начали снабжаться декорирующими элементами ближе к концу своего существования.

Таким образом, можно заключить, что наиболее характерные украшения родановской культуры — биякорьковые подвески — самостоятельный вид украшений, появившийся на раннем этапе существования этой культуры (в конце XI в.) и просуществовавший до XIII века. Эти изделия не являются производными от биконьковых подвесок, распространенных в ломоватовское время.

Литература:

Белавин, 1986. — Белавин А. М. Городищенское городище на реке Усолке // Приуралье в древности и средние века: межвузовский сборник научных трудов. -Ижевск: УдГУ, 1986. — С. 130−142

Вострокнутов, 2011. — Вострокнутов А. В. Археологические памятники бассейна Верхней Камы XI — XV вв. Опыт картографического анализа с применением климатических данных // Казанская наука. — 2011. — № 8. — С. 15−17

Вострокнутов, 2013. — Вострокнутов А. В. Звенья цепи и шумящие привески украшений родановской культуры Верхнего Прикамья как датирующий элемент // Вестник Челябинского государственного университета. — 2013. — № 5. — С. 5−12 Голдина, Ютина, 1987. — Голдина, Р.Д., Ютина, Т. К. Хронология погребальных комплексов Агафоновского II могильника (IX-XII вв.) // Погребальные памятники Прикамья. — Ижевск, 1987. — С. 39−61

Голубева, 1966. — Голубева Л. А. Коньковые подвески Верхнего Прикамья // Советская археология, 1966. — № 3. — С. 80−98

Гришаков, Зеленеев, 1990. Гришаков В. В., Зеленеев Ю. А. Мурома VII—XI вв.

— Йошкар-Ола, 1990. — 77 с.

Иванов, Крыласова, 2006. — Иванов В. А., Крыласова Н. Б. Взаимодействие леса и степи Урало-Поволжья в эпоху средневековья (по материалам костюма). -Пермь: ПФ ИИиА УрО РАН, 2006. — 163 с.

Иванов, 1998. — Иванов А. Г. Этнокультурные и экономические связи населения бассейна р. Чепцы в эпоху средневековья. — Ижевск: УдИИЯЛ УрО РАН, 1998. — 309 с.

Истомина, 1992. — Истомина Т. В. Комплекс погребения 37 Чежтыягского могильника // Проблемы финно-угорской археологии Урала и Поволжья. -Сыктывкар: КНЦ УрО РАН, 1992. — С. 127−136

Крыласова, 2007. — Крыласова Н. Б. Археология повседневности:

материальная культура средневекового Предуралья. — Пермь: ПГПУ, 2007. -352 с.

Крыласова, 2013. — Крыласова, Н. Б. Хронологические особенности

материальной культуры X—XI вв. (по материалам Рождественского могильника в Пермском крае) // Вестник Пермского университета. — Пермь, 2013. — Вып. 1(21).

— С. 104−115

Могильников, 1991. — Могильников В. А. Контакты населения лесной полосы Приуралья и Западной Сибири в конце I — начале II тыс. н.э. // Проблемы археологии Евразии. — М.: Наука, 1991. — С. 57−105

Никитина, 2002. — Никитина Т. Б. Марийцы в эпоху средневековья (по археологическим материалам). — Йошкар-Ола: МарНИИ, 2002. — 432 с

Оборин, 1970. — Оборин В. А. Этнические особенности средневековых памятников Верхнего Прикамья // ВАУ. — Свердловск: УрГУ, 1970. — Вып. 9. -С. 3−36

— 179 —

Труды КАЭЭ ПГГПУ

выпуск 10

Пермь, 2015

Савельева, 1987. — Савельева Э. А. Вымские могильники XI — XIV вв. — Л: ЛГУ, 1987. — 200 с.

Савельева, 2010. — Савельева Э. А. Жигановский могильник. — Сыктывкар: Коми Н Ц УрО РАН, 2010. — 454 с.

Савельева, Зеленский, 1986. — Савельева Э. А., Зеленский В. С. Хронология погребальных комплексов Ыджыдъёльского могильника // Памятники материальной культуры на Европейском Северо-Востоке. Материалы по археологии Европейского Северо-Востока. — Сыктывкар, 1986. — Вып. 10. — С. 99−118

Терехова, 1986. — Терехова Л. М. Рачевский археологический комплекс // ВАУ. — Вып. 18. — Проблемы Урало-Сибирской археологии: сборник научных трудов. — Свердловск: УрГУ, 1986. — С. 114−130

Финно-Угры и балты в эпоху средневековья. — М: Наука, 1987. — 512 с.

— 180 —

Труды КАЭЭ ПГГПУ

выпуск 10

Пермь, 2015

Конец XI — начало XII в.

*

2

3

4

5

6

Рис. 1. Якорьковые подвески родановской культуры. 1 — Рождественское городище, 2 -р. Иньва, 3 — коллекция М. Н. Зеликмана, 4 — Вакинское селище, 5 — Роданово городище (по

Н.Б. Крыласовой), 6 — с. Верх-Боровское

2-я половина XI — XII вв. XIII в.
1 2

Рис. 2. Подвески с прямоугольной основой родановской культуры. 1 — Тип 1, 2 — Тип 2. 3 — Стилизованная биконьковая подвеска родановской культуры.

1−2 — д. Михалево, 3 — д. Елево

— 181 —

Труды КАЭЭ ПГГПУ

выпуск 10

Пермь, 2015

2-я половина XI в.

1

2-я половина XI — XIII в.

2

3

Рис. 3. Биякорьковые подвески родановской культуры. Тип 1. 1 — 2 — вариант а), 3 — вариант d). 1 — д. Елево, 2 — д. Мочелята, 3 — Мало-Аниковский могильник

Рис. 4. Биякорьковые подвески родановской культуры. Тип 1: 1 -, вариант b), 2 — вариант c). Тип 2: 3 — вариант с).

1 — д. Елево, 2 — Дойкарское городище, 3 — Мало-Аниковский могильник

— 182 —

Труды КАЭЭ ПГГПУ

выпуск 10

Пермь, 2015

XII — XIII вв.

XIII в.

1

3

2

4

5

Рис. 5. Биякорьковые подвески родановской культуры. Тип 1: 2 — вариант е),

1 — вариант f). Тип 2: 3 — вариант а), 4 — вариант b), 5 — вариант d)

1 — Рождественское городище, 2 — Мало-Аниковский могильник, 3 — Кудымкар, 4 — Вакинское селище, 5- р. Иньва

— 183 —

Труды КАЭЭ ПГГПУ

выпуск 10

Пермь, 2015

XII — XIII вв.

1

2

3

4

Рис. 6. Биякорьковые подвески родановской культуры. Тип 2: 1 — вариант е),

2 — вариант f), 3 — вариант g), 4 — вариант h).

1 — д. Федоровщина, 2 — с. Верх-Боровское, 3 — бывшая Купросская волость Соликамского

уезда, 4 — Городищенское городище

— 184 —

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой