Герои "-Аббатства кошмаров"-Т. Л. Пикока

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 820 ББК 83.3 (4 Вел)
Орешина Ирина Александровна
аспирант Орск
Oreshina Irina Alexandrovna
Post-graduate Orsk
Герои «Аббатства кошмаров» Т. Л. Пикока Characters of «Nightmare Abbey» by T. L. Peacock
В статье «Герои „Аббатства кошмаров“ Т. Л. Пикока» через анализ образов центральных для понимания авторского замысла персонажей (мистера Флоски, Скютропа, мистера Траура, мисс Марионетты Селестины О'-Кэррол и Стеллы (Селинды Гибель)) опровергается принятая в отечественном и зарубежном литературоведении точка зрения о схематичности героев писателя.
The point of view about the sketchness of Peacock'-s characters accepted in Russian and Foreign literature is refuted in the article «Characters of the „Nightmare Abbey“ by T. L. Peacock» through the analysis of the characters important for the understanding of the author'-s conception (Mr. Flosky, Scythrop, Mr. Cypress, miss Marionetta Celestina O'-Carroll and Stella (Celinda Toobad)).
Ключевые слова: английская литература, реализм, характеры героев, приёмы создания, схематизм.
Key words: the English literature, realism, natures of the characters, methods of creation, sketchness.
Творчество Т. Л. Пикока (Peacock, Thomas Love, 1785 — 1866) критики обычно рассматривают как литературу так называемого второго ряда, значительно уступающую произведениям Г. Уолпола, Дж. Остин, А. Радклиф и др. При этом следует отметить, что обычно в работах исследователей уделяется внимание сатирическому началу его романов (А. Дайсон, Дж. Б. Пристли, Е.
Гениева, М. Низамова и др.). Литературоведы отмечают, что писатель в своём романном творчестве комбинирует два жанра — драму и роман, которые пронизаны сатирой на английское общество. Так же в своих работах они указывают на то, что созданные Пикоком характеры — это карикатуры. При таком подходе к произведениям получается, что главная функция представленных характеров — выражение какой-либо одной ведущей идеи, которую автор хочет выставить в комическом свете. Эта главная черта воплощается через многочисленные диалоги, которые занимают центральную часть произведения, в связи с чем Е. Гениева называет их «романами-беседами», «романами идей» [1, с. 358]. Но тут следует оговорить, что наряду с диалогическим строением романы имеют структуру рассказа, а это значит, что герои показаны с разных сторон.
Так, анализируя роман «Аббатство кошмаров» («Nightmare Abbey», 1818), обнаруживаем, что писатель, помимо сатиры, схематичности при создании характеров обращается к изображению внутреннего мира героев, рисует не одну ведущую черту, а даёт довольно полную характеристику персонажей.
В романе представлены две группы героев, которые довольно ярко очерчены — мужские образы, отражающие взгляды современных Пикоку поэтов (мистер Флоски, Скютроп, мистер Траур) — и оттеняющие их идеи женские образы (мисс Марионетта Селестина О'-Кэррол и Стелла (Селинда Гибель)).
Все центральные для понимания авторского замысла герои романа созданы на основе прототипов (мистер Флоски — В. Кольридж, Скютроп — П. Б. Шелли, мистер Траур — Д. Г. Байрон- героини также несут в себе черты реальных женщин — Марионетта воплощает в себе образ первой жены Шелли Харриет Уэстбрук, а Стелла — черты его второй жены Мэри Годвин). Прототипические образы персонажей «Аббатства кошмаров» являются более многогранными, чем вымышленные герои, которые действительно, как правило, созданы лишь в виде схематичного наброска, несущего в себе только одну черту.
Одним из самых глубоких и сложных в творчестве Т. Л. Пикока является образ мистера Флоски. История этого персонажа — это судьба целого поколения английской интеллигенции конца XVIII — первой трети XIX века. Его характер в каждой новой ситуации раскрывается глубже и полнее, выявляются его противоречивые стороны. Писатель показывает постепенное развитие героя, его мировосприятия от революционного к философскому. «Mystery was his mental element. He lived in the midst of that visionary world in which nothing is but what is not. He dreamed with his eyes open, and saw ghosts dancing round him at noontide. He had been in his youth an enthusiast for liberty, and had hailed the dawn of the French Revolution as the promise of a day that was to banish war and slavery, and every form of vice and misery, from the face of the earth. Because all this was not done, he deduced that nothing was done- and from this deduction, according to his system of logic, he drew a conclusion that worse than nothing was done- that the overthrow of the feudal fortresses of tyranny and superstition was the greatest calamity that had ever befallen mankind & lt-… >-» («Таинственное было частью его мышления. Он жил посреди того призрачного мира, который был создан его воображением. Он мечтал с открытыми глазами и видел, как призраки танцуют вокруг него даже в полдень. В юности он был приверженцем свободы и приветствовал рассвет Французской революции как обещание дня, в котором должны исчезнуть с лица земли войны и рабство, все пороки и страдания. Но поскольку всего этого не произошло, он решил, что ничего не было сделано- и из этого он путём логических размышлений пришёл к выводу, что дело обстоит ещё хуже- что ниспровержение феодальных крепостей тирании и суеверия было самым большим бедствием, которое когда-либо случалось с человечеством& lt-… >-«) [6]. В итоге, как и многие представители интеллигенции начала XIX века, сначала восторженно воспринявшие революцию во Франции, но постепенно потерявшие веру в революционные идеалы, мистер Флоски «plunged into the central opacity of Kantian metaphysics» («погрузился в непроницаемые глубины кантианской
2 Здесь и далее текст приводится в переводе автора статьи.
философии») [6]. В его образе сочетаются с одной стороны мистическое начало, а с другой — реалистическое видение мира. Именно мистер Флоски, вроде бы такой далёкий от окружающей действительности, в состоянии увидеть недостатки современного общества, осмыслить и понять происходящее. Устами этого героя звучит авторское восприятие английского общества, критика Т. Л. Пикоком романтической литературы, романов «готической» окраски.
Крайности предромантической и романтической литературы подвергаются критике и через образ Скютропа. Писатель показывает, что этот герой всеми силами стремится быть похожим на персонажей прочитанных им произведений. Даже имя Скютропа говорит об этом — от греческого «грустный, мрачной наружности». Он полностью погружён в свой внутренний мир и обособлен от окружающих. Отчуждённость героя от общества была одним из характерных элементов литературы того времени. Однако писатель постепенно к финалу произведения иронически гиперболизирует эту оторванность его от мира. Скютроп, поставленный внутрь классического любовного треугольника, оказавшись в ситуации выбора между Марионеттой и Стеллой, пребывает в отчаянии и не способен принять решение: «He could not dissemble to himself that he was in love, at the same time, with two damsels of minds and habits as remote as the antipodes. & lt-… >- He had his esoterical and his exoterical love. He could not endure the thought of losing either of them, but he trembled when he imagined the possibility that some fatal discovery might deprive him of both» («Он уже не мог скрыть от себя самого, что он был влюблен одновременно в двух девушек, умом и привычками, столь противоположных друг другу. & lt-… >- Тут была любовь, понятная и лишь посвящённому и непосвященному уму. Мысль о потере любой из них была для него просто невыносима, и в то же время, он дрожал, когда представлял, что некоторое фатальное событие могло бы лишить его сразу обеих») [6]. Когда обе девушки покидают его, он остаётся совершенно один, мечты о том, что любовь поможет обрести веру в жизнь, рухнули. Скютроп не пытается осмыслить мир, приблизиться к нему, он, как и герои романтиков пассивен и бездеятелен. Скютроп решает, что теперь единственный
возможный выход из сложившейся ситуации — уйти из жизни. Сначала он представляет, как всё это можно лучше обставить, но потом понимает, что это лишь сиюминутное желание и просит слугу принести не пистолеты, а вино. Тем самым писатель развенчивает его псевдоодиночество и ощущение собственной ненужности, чуждости этому миру, а заодно и выставляет в комическом ключе романтическую литературу, в центре которой всегда стоит страдающий герой.
Ещё одна пародия на байроновского героя с его разочарованием и одиночеством — мистер Траур. Этот эпизодический образ во многом дополняет идейное содержание романа. Утративший веру во всё, мистер Траур собирается покинуть страну, где нет никого, кто способен его понять. Перед отъездом он заезжает в имение к мистеру Сплину и рассказывает собравшимся о своей жизни и о причинах, по которым собирается уехать. Однако рассуждения мистера Траура о прошедшей молодости, об обществе, в котором нет ничего, ради чего стоило бы жить и бороться, оказываются притворством. На самом деле за его словами нет настоящего чувства страдания или боли, все надумано. Тоска и мизантропия вызваны причинами отнюдь не романтического характера. Его беспокоят бытовые и семейные проблемы: он вскользь говорит о ссоре с женой, о долгах и кредиторах — вот из чего на самом деле вытекает неудовлетворенность героя. Поведение и поступки мистера Траура тщательно им продуманы, главная их цель — произвести впечатление на окружающих. Он, больше чем остальные персонажи «Аббатства кошмаров», претендует на роль отверженного героя, который воспринимает свои личные неудачи как трагедию мирового масштаба. Его представление о собственной личности, и то, чем он является в действительности, совершенно несовместимы. Таким образом, пародийный характер этого образа очевиден. По существу, через образ мистера Траура Пикок не только критикует чрезмерное увлечение распространёнными в обществе настроениями, но и показывает его результат. Этот образ служит для писателя средством, позволяющим начать полемику с романтизмом, и одновременно даёт ему возможность критически отразить восприятие романтической литературы современными читателями.
Но, думается, не совсем правильно воспринимать «Аббатство кошмаров» только как критику предромантической эстетики. Отношение Пикока к романтизму не было однозначным. Он искренне восхищался художественными достоинствами произведений В. Кольриджа, П. Б. Шелли, Дж. Г. Байрона, но в то же время не принимал их установку на исключительную личность, на увлечение мотивом одиночества, разочарования и поэтому, с одной стороны, в «Эссе о модной литературе» он высоко оценивает «Кристабель» В. Кольриджа, а в «Аббатстве кошмаров» безжалостно высмеивает поэта в образе мистера Флоски, как и Байрона под именем мистера Траура.
Критикуя современную литературу, Пикок в то же время предлагает свою программу творчества. При этом специально по эстетике он не написал ни одного труда, свои взгляды на литературу и искусство писатель вложил в речи своих героев. Тем не менее, эти взгляды прозрачны, и можно утверждать, что Пикок считал, что именно писатели формируют общественное мнение, а для того, чтобы общественный взгляд был объективным, необходимо в произведениях отражать реальную действительность такой, какая она есть, без «готического» колорита и романтического отрыва от реальности и ухода в мир фантазии. По мнению писателя, когда все произведения будут соответствовать этому требованию, постепенно изменится мировоззрение людей, а в настоящее время, пока авторы идут на поводу у «первобытных» запросов публики, общество медленно движется в своём развитии и это грозит ему остановкой, даже деградацией.
Взгляды Т. Л. Пикока на английскую литературу в романе представлены не только устами мистера Флоски, Скютропа Сплина и мистера Траура, но и оттеняются введёнными в роман женскими образами. М. МакКей отмечает, что это первый роман писателя, относительно которого можно сказать, что на его страницах представлены главные герои-женщины [5, с. 125]. В романтической истории «Аббатства кошмаров», в отличие от характерного для «готических» романов наличия одной главной героини, участвуют сразу две девушки — мисс Марионетта Селестина О'-Кэррол и Стелла (Селинда Гибель).
Марионетта О'-Кэррол изображена как фигура контрастная по отношению к мрачной атмосфере аббатства кошмаров: «Miss Marionetta Celestina O'-Carroll was a very blooming and accomplished young lady. & lt-… >- Her conversation was sprightly» («Мисс Марионетта Селестина О'-Кэррол была очень цветущая молодая леди. & lt-… >- Разговор её был бодр») [6]. Однако обстановка аббатства постепенно накладывает на неё свой отпечаток «the spirit of black melancholy, began to set his seal on her pallescent countenance» («дух чёрной меланхолии, начал устанавливать свою печать на её лице») [6]. Марионетта показана как человек живущий, чувствующий, меняющийся, а значит, в данном случае неуместно говорить о схематичности.
Важность этого женского образа особенно значительна в первой половине романа, где она часто появляется как активный главный герой, направляющий ход беседы, довольно сильно влияющий на Скютропа. Девушка хорошо образованна, вносит оживление в атмосферу компании, собравшейся в стенах Аббатства кошмаров. Она показывает Скютропу то теплоту, то холодность чувств, но в отличие от истинной кокетки, не бессердечна. Марионетта с одной стороны, казалось бы, играет со Сплином, но одновременно также искренне любит его. На примере этой героини Т. Л. Пикок мастерски показывает внутренние переживания девушки, тем самым намечая зарождение психологической линии реализма.
Скютроп встаёт перед сложным выбором между двумя абсолютно непохожими друг на друга девушками. Стелла контрастна Марионетте, об этом свидетельствует и описание внешности девушек, и различия в их характерах. Первая весела, игрива и немного легкомысленна, вторая, напротив, — довольно мрачной наружности, серьёзна и решительна.
Стелла — сразу предстаёт как фигура, которая в полной мере вписывается в обстановку имения: «She was finishing her education in a German convent & lt-… >- and being altogether as gloomy and antithalian a young lady as Mr Glowry himself could desire for the future mistress of Nightmare Abbey» («Она получала образование в немецком женском монастыре & lt-. & gt- и в целом была столь
мрачная и антиталийная молодая леди, какую сам мистер Сплин желал бы видеть в роли будущей хозяйки Аббатства кошмаров») [6].
Стелла, как и Скютроп, выступает приверженцем свободы, что притягивает его к ней, хотя он уже и разочарован в идеалах революции. Она открыто высказывает свои суждения, которые перекликаются с «Защитой прав женщины» М. Уолстонкрафт: «I am, like yourself, a lover of freedom, and I carry my theory into practice. They alone are subject to blind authority who have no reliance on their own strength» («Я, подобно вам, люблю свободу и я претворяю мою теорию в практику. Лишь тот подчинён ослепляющей власти, кто не уверен в собственных силах») [6]. Обращаясь к Скютропу, девушка энергично демонстрирует нетерпение доминирования мужчин во всех сферах жизни. Такое проявление индивидуальности в женском образе было новаторским для литературы первой трети XIX века.
Стелла рассказывает Скютропу, что сбежала от притеснений, но не говорит почему. Эта таинственность ещё более очаровывает героя, но при этом он, понимая склад характера Стеллы, опасается её реакции, когда она узнает о существовании Марионетты. Когда же это всё-таки происходит, суровая девушка даёт волю своим эмоциям. Этот неожиданный показ человеческой слабости вызывает симпатию к Стелле.
Автор даёт в романе портретные зарисовки обеих женщин, описывает их взгляды, речь, поведение, показывая очевидные различия между Марионеттой и Стеллой с целью усиления комизма образа Скютропа Сплина, пытающегося решить проблему выбора.
«Готический» роман, который пародируется писателем, предполагал, что героиня обретает счастье, пройдя через страдания, но у Т. Л. Пикока ни одна из двух девушек не обретает счастья в романтической истории со Скютропом, обе они покидают аббатство. В итоге в финале романа любовный треугольник распадается, и Скютроп остаётся в одиночестве.
Образы главных персонажей «Аббатства кошмаров» отнюдь не схематичны, характер каждого из них показан на страницах романа разными
гранями. Мистер Флоски, Скютроп Сплин, мистер Траур — каждый индивидуален и неповторим, так же как и девушки — Марионетта О'-Кэррол и Стелла (Селинда Гибель), каждый по своему дополняет картину общества рубежа XVIII — XIX в. в.
Т. Л. Пикок в своём творчестве исходил из требования верности природе, жизненной правде, стремился к критическому осмыслению явлений современной ему действительности. Высмеивая образ мышления, поведение своих героев, писатель приближает развитие психологической и, в ещё большей степени, сатирической линий критического реализма XIX века.
Библиографический список
1. Гениева, Е. Ю. Сатирик Пикок, «смеющийся философ» [Текст] / Е. Ю. Гениева // Пикок, Т. Л. Аббатство кошмаров- Усадьба Грилла / Т. Л. Пикок [Пер. Е. Суриц, примеч. Е. Ю. Гениевой- АН СССР].- М.: Наука, 1988. — С. 358 — 382 — (Лит. памятники)
2. История западноевропейской литературы. XIX век. Англия [Текст]: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности 21 700 — Филология. / Л. В. Сидорченко [и др. ]- под ред. Л. В. Сидорченко, И. И. Буровой. — М.- СПб: Academia: СпбГу. Филол. фак, 2004. — 541 с.
3. Низамова, М. Литературно-критические взгляды Т. Л. Пикока [Текст] / М. Низамова. — М., 1977. — с. 33.
4. Пикок, Т. Л. Аббатство кошмаров- Усадьба Грилла [Текст] / Т. Л. Пикок [Пер. Е. Суриц, примеч. Е. Ю. Гениевой- АН СССР].- М.: Наука, 1988. — с. 423- (Лит. памятники).
5. Mc Kay, Margaret. Peacock'-s Progress: Aspects of Artistic Development in the Novels of Tomas Love Peacock [Text]. / Margaret Mc Kay. — Uppsala: Distributor: Almqvist and Winsell intern. (Stockholm), 1992. — 170 c.- 23 см. — (Acta Univ. upsaliensis). — (Studia Mc Kay, Margaret. Peacock'-s Progress. Anglistika upsaliensia, ISSN 0562−2719- 78). — Библиогр. указ.: с. 161 — 167. — ISBN 91−554−2914−9.
6. Peacock, T. L. Nightmare Abbey [Электронный ресурс] / T. L. Peacock // http: / www. thomaslovepeacock / N. Abbey html # 01. 05 # 01. 05.
Bibliography
1. Genieva, E. YU. Satirist Peacock, «Daring Philosopher» [Text] / E. YU. Genieva // Peacock, T. L. Nightmare Abbey- Gryll Grange [Text] / T. L. Peacock [Transl. by E. Surick, notes by E. Yu. Genieva- AN USSR]. — M.: Science, 1988. — Р. 358 — 382 — (Lit. monuments).
2. The History of Western Europe Literature. XIX Century. England [Text]: Manual for Students of Higher Schools, Branch of Study 21 700 — Filologiya. / L. V. Sidorchenko [and others]- under red. L. V. Sidorchenko, I. I. Burova. — M.- SPb: Academia: SPbGu. Filol. fac, 2004. — 541 p.
3. Nizamova, M. T. L. Peacock'-s Glances on the Literature [Text] / M. Nizamova. — M., 1977. — p. 33.
4. Peacock, T. L. Nightmare Abbey- Gryll Grange [Text] / T. L. Peacock [Transl. by E. Surick, notes by E. Yu. Genieva- AN USSR]. — M.: Science, 1988. — p. 423 — (Lit. monuments).
5. Mc Kay, Margaret. Peacock'-s Progress: Aspects of Artistic Development in the Novels of Tomas Love Peacock [Text]. / Margaret Mc Kay. — Uppsala: Distributor: Almqvist and Winsell intern. (Stockholm), 1992. — 170 c.- 23 см. — (Acta Univ. upsaliensis). — (Studia Mc Kay, Margaret. Peacock'-s Progress. Anglistika upsaliensia, ISSN 0562−2719- 78). — Bibliogr. edict: p. 161 — 167. — ISBN 91−554−2914−9.
6. Peacock, T. L. Nightmare Abbey [Electronic resource] // http: / www thomaslovepeacock / N. Abbey html # 01. 05 # 01. 05.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой