Отношения Московской патриархии и Восточных патриархатов в контексте эволюции ближневосточной политики советского руководства.
1953-1964 годы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2015. № 2 (357). История. Вып. 62. С. 117−122.
УДК 94& quot-19/20"- ББК 63. 3(0)6
Т. А. Чумаченко
ОТНОШЕНИЯ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ И ВОСТОЧНЫХ ПАТРИАРХАТОВ В КОНТЕКСТЕ ЭВОЛЮЦИИ БЛИЖНЕВОСТОЧНОЙ ПОЛИТИКИ СОВЕТСКОГО РУКОВОДСТВА.
1953−1964 ГОДЫ
Статья подготовлена при поддержке РГНФ Грант 14−01−377 а
Статья посвящена истории взаимоотношений Русской православной церкви с Православными Церквами стран Ближнего Востока — Константинопольским, Антиохийским, Александрийским, Иерусалимским патриархатами — в так называемое хрущевское десятилетие. На основе опубликованных документов и впервые вводимых в научный оборот архивных материалов центральных российских архивов анализируются взаимоотношения Московской патриархии и Православных па-триархатов в контексте эволюции ближневосточного направления внешней политики советского правительства.
Ключевые слова: Русская православная церковь- Константинопольский, Антиохийский, Александрийский, Иерусалимский патриархаты- советское правительство- Совет по делам РПЦ при Совете министров СССР.
Геополитический вектор интереса правительства Н. С. Хрущева со второй половины 1950-х гг. сместился в ближневосточный регион. Сближение СССР с правительствами некоторых стран Ближнего Востока открывало и новые перспективы для внешнеполитических акций Русской православной церкви. Со своей стороны, межцерковные контакты должны были способствовать позитивному развитию отношений между государствами. В апреле 1955 г. Президиум Ц К партии направил в адрес Совета по делам РПЦ (далее — Совет, СДРПЦ) «поручение» — разработать предложения по реализации этой задачи1.
Уже в начале мая Совет представил в ЦК КПСС «Предложения» по расширению связей РПЦ с Александрийской церковью и просил рассмотреть вопрос о приеме Александрийского патриарха и оказании ему материальной помощи. Все предложения СДРПЦ были одобрены правительством в виде секретного постановления СМ СССР от 9 мая 1955 г. 2
Делегация Александрийской церкви была приглашена в СССР на празднование памяти Святого Сергия Радонежского. Визит Александрийского патриарха стал поводом для приглашения на торжества июля-августа 1955 г. глав и представителей шести Православных церквей3.
1 Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р. -6991. Оп. 1. Д. 1224. Л. 197.
2 Там же. Л. 198.
3 Известия. 1955. 17 июля.
В ответ на оказанный прием и помощь патриарх Христофор выразил поддержку Московской патриархии по вопросу о Финляндской церкви, приходах в Западной Европе и предстоятелях Болгарской и Польской Церквей4.
Успех июльской встречи глав Православных церквей в глазах советского руководства был столь значителен, что оно, наконец, согласилось с мнением СДРПЦ отметить деятельность митрополита Николая как руководителя ОВЦС Московской патриархии. Митрополит был награжден Орденом Трудового Красного Знамени Указом Президиума В С СССР от 6 августа 1955 г. 5
Председатель Совета Г. Г. Карпов в беседах с руководством Московской патриархии настаивал на дальнейшей активизации усилий патриархии, подчеркивал «большую значимость и особую важность поддержания хороших отношений с Ближневосточными странами и их церквами…».
Представляется, что признание Московской патриархией автономного статуса Финляндской церкви в рамках юрисдикции Константинопольского патриарха6 явилось жестом «доброй воли» со стороны Русской церкви именно по отношению к патриарху Константинопольскому Афи-нагору. Решение РПЦ, действительно, оказало воздействие на позицию Вселенского патриарха:
4 ГАРФ. Ф. Р. -699. Оп. 1. Д. 1228. Л. 95−96.
5 Журнал Московской патриархии (ЖМП). 1955. N° 9. С. 4−5- ГАРФ. Ф. Р. -6991. Оп. 1. Д. 1225. Л. 108.
6 ЖМП. 1957. № 6. С. 12.
в мае 1958 г. он направил на торжества в Москву в честь 40-летия восстановления патриаршества своего представителя архиепископа Афинагора.
С главой Иерусалимской патриархии удалось наладить контакты только летом 1958 г., когда патриарх Венедикт, посетив израильскую часть Иерусалима, прибыл в Троицкий собор Русской духовной миссии в Иерусалиме, где был встречен «со славой"1.
Более активно развивались традиционно дружественные отношения с Антиохийской и Александрийской патриархиями. Глава и другие иерархи Антиохийской церкви во второй половине 1950-х гг. были частыми гостями Русской церкви. Некоторым из митрополитов были оказан прием приняты на высшем уровне в Кремле2.
Особое внимание было оказано тем членам Антиохийского Синода, кто — по сведениям Комитета информации МИД и других «компетентных органов» — являлся вероятным кандидатом на патриарший престол, поскольку патриарх Александр III был к этому времени человеком весьма почтенного возраста3.
Однако отношения Московской патриархии и патриархатов Ближнего Востока во второй половине 1950-х гг. нельзя назвать стабильно поступательными. И это не было связано с ошибками, просчетами или нежеланием их развития со стороны руководства Московской патриархии. Архивные материалы свидетельствуют: по внешней линии патриархия, так же как и ранее, продолжала выполнять все рекомендации Совета по делам РПЦ, патриарх Алексий, митрополит Николай делали со своей стороны все, чтобы быть полезными государству. Причиной нестабильного развития ближневосточного направления, впрочем, так же как и других, являлась, в первую очередь, непоследовательность финансовой политики хрущевского правительства, а также просчеты компетентных органов, на основе информации которых выстраивал внешнюю линию патриархии Совет по делам РПЦ.
Власть настоятельно рекомендовала патриарху Алексию «для поддержания хороших отношений не останавливаться и перед денежными затратами в инвалюте» для оказания материальной помощи Церквам Ближнего Востока. Согласно постановлениям ЦК КПСС и СМ СССР валютный фонд Московского патриарха Алексия увеличивался из года в год, и с 1958 г он должен был увеличиться до 900 тыс. ам. (с 300 тыс. в 1956 г.)4. Но в 1957 г.
1 ЖМП. 1958. № 11. С. 56−57.
2 ГАРФ. Ф. Р. -6991. Оп. 1. Д. 1332. Л. 103, 121.
3 Антиохийский патриарх Александр III умер в июне 1958 г.
4 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 1439. Л. 44, 69.
финансовая политика власти в отношении Московской патриархии радикально меняется. Министерство финансов сочло нецелесообразным «отпускать» на расходы РПЦ вообще все запрашиваемые деньги по причине «очень напряженного состояния валютной кассы госбанка СССР». СМ СССР согласился с мнением министерства5.
В результате обещанная материальная помощь сначала резко сократилась, а потом и вовсе была сведена на нет. Таким образом, серьезность намерений Московской патриархии оказывать поддержку Церквам стран Ближнего Востока была поставлена под сомнение, а это сводило на нет усилия предыдущих лет.
Ошибочность прогнозов «компетентных органов» приводила к напрасной, бесплодной работе и Совета, а по его «рекомендации», — и Московской патриархии. Так, по информации МИД кандидатом на патриарший престол Иерусалимской церкви считался архиепископ Севастийский Афинагор, однако патриархом Иерусалимским стал архиепископ Тевириадский Венедикт6. Компетентные органы МИДа считали сначала митрополита Илию Салиби наиболее вероятным кандидатом на Антиохийский патриарший престол, годом позже таковым считался митрополит Александр (Жех). Совет и Московская патриархия провели работу по материальной и статусной поддержке (например, митрополита Александр был удостоен ученой степени доктора богосло-вия7) и того, и другого, а патриархом Антиохийской церкви стал Феодосий VI.
Однако ответственность за неудачи во внешней линии власть возлагала на Совет по делам РПЦ и на руководство Московской патриархии.
Празднование 40-летия восстановления патриаршества в РПЦ в мае 1958 г. стало своеобразной рубежной точкой в государственно-церковных отношениях в Советском Союзе. Торжества продемонстрировали перед зарубежными делегациями — а через них перед всем миром — «полную свободу религии и церкви СССР» и тем самым выполнили свою пропагандистскую задачу.
По окончании торжеств набирает силу новая линия, приведшая к политической войне с Церковью, духовенством и верующими. На фоне резкого ухудшения государственно-церковных отношений внутри страны власть требует от Московской патриархии активизации деятельности на международной арене в интересах государства. Причиной взволнованности внешнеполитическо-
5 Там же. Оп. 1. Д. 1543. Л. 115.
6 Там же. Оп 1. Д. 1331. Л. 6- Д. 1438. Л. 27.
7 ЖМП. 1958. № 10. С. 6.
го ведомства СССР были инициативы Римского папы Иоанна XXIII созвать Вселенский Собор и Константинопольского патриарха Афинагора организовать Вселенский собор Православных церквей.
Комитет информации МИД СССР с беспокойством констатировал: «представители патриархий капиталистических стран намерены без участия представителей православных церквей соц-стран обсудить некоторые вопросы, касающиеся христианской религии"1.
Совет считал необходимым выяснение позиций всех сторон. Так, в Грецию «как туристы» были направлены преподаватель Ленинградской и ректор Московской духовных академий с целью «осуществить встречу и обменяться мнениями с главой Греческой церкви архиепископом Феоклитом… «2. Под предлогом «паломничества к святым местам» в Иерусалим выехали представитель Московской патриархии при Антиохий-ской церкви епископ Иоанн (Вендланд) и его секретарь. Целью паломничества была встреча и обмен мнениями с патриархом Иерусалимским Венедиктом3.
Совет предлагает ряд мероприятий, направленных на повышение авторитета РПЦ за рубежом, и ЦК партии с ними соглашается4.
Визитам гостей РПЦ в СССР со стороны власти стало оказываться внимание, они широко освещались в советской прессе. Так, патриарх Антиохийский Феодосий VI в июле 1959 г. был принят Председателем Президиума В С СССР К. Е. Ворошиловым, о визите был снят документальный фильм, организованы радиопередачи «на заграницу положительных высказываний о Советском Союзе как патриарха Феодосия, так и сопровождавших его митрополитов"5. Во время визита Феодосия было достигнуто соглашение о том, что Православные церкви не только не примут никакого участи в католическом «Вселенском Соборе», но и «будут решительно разоблачать попытки Ватикана использовать православные церкви в своих корыстных целях"6.
Беспокойство Г. Г. Карпова вызывала информация о действиях патриарха Константинопольского: с целью реализации собственной идеи созыва всеправославного совещания Афинагор в ноябре-декабре 1959 г. предпринял поездку по
1 ГАРФ. Ф. Р. -6991. Оп. 1. Д. 1742. Л. 19.
2 Там же. Д. 1649. Л. 25−26.
3 Там же. Д. 1649. Л. 170−171.
4 ГАРФ. Ф. Р. -6991. Оп. 1. Д. 1649. Л. 27−28, 50.
5 Известия. 1959. 5 июля- ГАРФ. Ф. Р. -6991. Оп. 1. Д. 1649. Л. 141, 143.
6 ГАРФ. Ф. Р. -6991. Оп. 1. Д. 1649. Л. 142.
странам Ближнего Востока7. Однако принимать решение уже пришлось новому председателю СДРПЦ — 2 февраля 1960 г. на эту должность был назначен В. А. Куроедов.
В. А. Куроедов начал с критики деятельности «по внешней линии» и прежнего руководства СДРПЦ, и руководства патриархии. Одной из причин слабости внешнеполитической работы патриархии, по его мнению, являлось «безынициативное руководство» Отделом внешних сношений митрополитом Николаем.
В. А. Куроедов не был отягощен более чем десятилетним опытом взаимоотношений ни с патриархом, ни с самим митрополитом. Ему не составило труда совместно с председателем КГБ А. Н. Шелепиным спланировать отстранение митрополита Николая8. 21 июня 1960 г. Священный Синод «удовлетворил просьбу» митрополита Николая об освобождении его от должности председателя ОВЦС. Председателем Отдела был назначен его заместитель архимандрит Никодим (Ротов) с одновременным возведением его в сан епископа Подольского9.
Большинство мероприятий Совета по делам РПЦ в первой половине 1960-х гг. было нацелено на решение следующей задачи: выработать такую линию поведения, которая позволила бы РПЦ противостоять другим христианским центрам: Константинопольской патриархии, Ватикану и Всемирному Совету церквей. В отношении Вселенского патриарха Афинагора Совет ставил перед Московской патриархией задачу «препятствовать его попыткам объединить вокруг себя Восточные православные церкви и использовать их в интересах американской внешней политики в этих странах"10.
Информация, поступавшая в Совет, свидетельствовала, во-первых, об активных контактах патриарха Афинагора с Ватиканом, во-вторых, об усилиях Афинагора по объединению под своим началом Православных церквей, для чего он планировал уже в сентябре 1960 г. созыв на о. Родос Всеправославного совещания глав Церквей11.
В «целях противодействия» Совет в августе 1960 г. разрабатывает свой план усиления влияния Московской патриархии на Церкви Ближнего Востока и Греции12. Самым решительным мероприятием была организация «паломничества»
7 Там же. Д. 1836. Л. 18−19.
8 Подробнее см.: Чумаченко, Т. А. «Поразила всех нас, как громом отставка митрополита Николая»… С. 47−68.
9 ЖМП. № 7. С. 5.
10 ГАРФ. Ф. Р. -6991. Оп. 1. Д. 1744. Л. 9.
11 Там же. Оп. 1. Д. 1836. Л. 68, 72−76, 88−92, 115−139.
12 Там же. Оп. 1. Д. 1744. Л. 160−162.
Московского патриарха Алексия в страны Ближнего Востока и на Афон в Грецию.
Делегация РПЦ в составе 19 человек во главе с патриархом Алексием 25 ноября 1960 г. выехала «в паломническую поездку в страны Ближнего Востока». Визит продолжался 35 дней. Патриарх Алексий встретился не только с главами Восточных патриархатов, но и с главой Элладской церкви архиепископом Феоклитом1. В результате бесед патриархи Антиохийский, Иерусалимский и Александрийский консолидировано выразили мнение «о нецелесообразности участия в созываемом все-католическом соборе.. «2. Кроме того, «патриархи положительно оценили намерение РПЦ вступить в члены Всемирного Совета Церквей"3.
Событием, безусловно, историческим явилась встреча патриарха Алексия с Константинопольским патриархом Афинагором. Патриарх Алексий обратил внимание Афинагора на факты дискриминации Московской патриархии (поддержка белоэмигрантских организаций, препятствия в направлении на Афон монахов из СССР и др.), а также выразил непонимание, почему до сих пор Афинагор не признает автокефалии Православной церкви Чехословакии, глав Церквей Болгарии, Албании и Польши. Афинагор «был вынужден дать согласие» решить эти вопросы положительно. Патриарх Алексий в ответ положительно отнесся к идее всеправославного совещания. От обсуждения вопроса об отношении к Ватикану Афинагор уклонился, но обещал, что будет «информировать Московского патриарха по всем вопросам относительно Ватикана. «4.
Но на протяжении 1961 г. отношение советского руководства к Италии, к Ватикану и непосредственно к римскому папе Иоанну XXIII меняется. Поиск Кремля союзников в капиталистическом лагере привел к установлению партнерских отношений Советского Союза с Италией, позитивные контакты Москвы и Ватикана также приобрели для Н. С. Хрущева важное значение. Исследователи этого вопроса считают, что вопрос о необходимости посылки наблюдателей от РПЦ решился во власти в конце 1961 г. 5 Согласования, встречи всех заинтересованных сто-
1 ГАРФ. Ф. Р. -6991. Оп. 1. Д. 1836. Л. 163−164- Д. 1839. Л. 46−47, 160−162, 184.
2 Там же. Оп. 1. Д. 1844. Л. 4.
3 30 марта 1961 г. под давлением власти Синод принял решение о вступлении РПЦ в ВСЦ. Архиерейский Собор в июле этого года одобрил это решение // См.: Цыпин, Вл. История Русской Церкви. С. 396.
4 ГАРФ. Ф. Р. -6991. Оп. 1. Д. 1844. Л. 4−5.
5 См.: Второй Ватиканский Собор. С. 30−39- Василье-
ва, О. Ю. Русская Православная Церковь. С. 175−174.
рон весной-летом 1962 г. завершились тем, что в конце сентября Московская патриархия получила официальное приглашение направить наблюдателей на Ватиканский собор6. Постановления Президиум Ц К КПСС и Священного синода о посылке наблюдателей РПЦ были приняты в один день, 10 октября 1962 г. 7
Двумя днями ранее, 8 октября 1962 г., Синод Константинопольской церкви официально отказался прислать своих наблюдателей на Католический собор.
Решение хрущевского руководства поставило Русскую православную церковь в сложнейшее положение, заставив поменять позицию по отношению к Ватиканскому собору на прямо противоположную занимаемой ранее. Известие о прибытии в Ватикан наблюдателей от Русской церкви было для всех Православных церквей полной неожиданностью и ударом. Как докладывал наблюдатель от РПЦ Виталий Боровой, «. вся греческая пресса и церковные круги громко обвиняли Русскую церковь в сознательном нарушении единства православия, в отступлении от идеалов Родоса ради «политических целей Советского правительства"8. Этот шаг привел к падению авторитета РПЦ среди автокефальных Православных церквей. Свидетельством тому является факт: с 1961 г. не состоялось ни одного визита в Москву глав не только Восточных патриархатов, но и Православных церквей стран народной демократии9.
Отношения с Ватиканом становятся основным вопросом Всеправославных совещаний на о. Родос. Лишь на втором Родосском Совещании глава делегации митрополит Никодим добился компромиссного решения: за каждой поместной православной Церковью было признано право посылать или не посылать наблюдателей в Ватикан10.
Для власти же, как отмечает О. В. Васильева, лишь позднее стало очевидно: оказалось иллюзией то, что участие РПЦ в работе Ватиканского собора может повлиять на отношения с Итальянским правительством и приведет в итоге к установлению дипломатических отношений с Ватиканом11.
Внешняя политика Н. С. Хрущева отличалась непредсказуемостью и конфликтностью, трудно
6 ЖМП. 1962. № 10. С. 43.
7 ГАРФ. Ф. Р. -6991. Оп. 1. Д. 1942. Л. 169- ЖМП. 1962. № 11. С. 9.
8 ГАРФ. Ф. Р. -6991. Оп. 2. Д. 463. Л. 74.
9 Главы Православных церквей присутствовали лишь на юбилейных торжествах, связанных с 50-летием архиерейского служения патриарха Алексия, летом 1963 г.
10 См.: Кривошеин, В. Воспоминания. С. 285- Скобей, Г. Н. Межправославное сотрудничество. С. 73−83.
11 Васильева, О. Ю. Указ. соч. С. 183, 196.
было выстраивать стратегическую линию в этих условиях не только Московской патриархии и СДРПЦ, но и Министерству иностранных дел.
Так, например, интерес советского руководства в развитии отношений с Грецией потребовал присутствия на свадьбе короля Греции летом 1964 г. делегации РПЦ во главе с патриархом- интересы советско-английских отношений вызвали необходимость визита патриарха в Великобританию («первый в истории приезд в Великобританию русского патриарха!»), важными были для власти и контакты с ВСЦ. И 87-летний патриарх Алексий «по рекомендации Совета по делам РПЦ при СМ СССР» предпринял это «путешествие» в Афины, Лондон и Женеву1.
Непоследовательность церковной политики власти вселяла неуверенность, вносила нервозность в работу Московской патриархии. Непонимание со стороны власти специфики (этикета) межцерковных отношений, невыполнение данных обещаний, отношение к Церкви лишь только как к инструменту, который нужно «использовать в интересах государства», порождало у церковного руководства унизительное ощущение игры со стороны власти, неоправданности усилий по внешнеполитической линии.
Однако Церковь, следуя позиции «быть предельно лояльным по отношению к власти во внешнем мире и выступать с ней заодно"2, стала послушным инструментом Совета по делам РПЦ в своей деятельности на международной арене.
Публичные выступления Никодима, других архиереев в первой половине 1960-х гг. «о свободе веры в СССР"3 дезориентировали междуна-
1 ГАРФ. Ф. Р. -6991. Оп. 1. Д. 2136. Л. 49- Российский государственный архив новейшей истории (РГАНИ). Ф. 5. Оп. 55. Д. 72. Л. 132, 134.
2 Поспеловский, Д. В. Митрополит Никодим. С. 21.
3 См.: Кривошеин, В. Указ. соч. С. 294−295.
родное общественное мнение, подрывали саму возможность его консолидации в защиту Православной церкви. Эту дезориентацию «с успехом» использовал Совет по делам РПЦ, распространяя высказывания гостей Московской патриархии о своих впечатлениях. Так, например, присутствовавший на праздновании 50-летия архиерейского служения патриарха Алексия в августе 1963 г. патриарх Антиохийский Феодосий заявил: «. очень приятно видеть совершенно нормальные отношения между церковью и государством в СССР и что верующие имеют полную возможность удовлетворять свои религиозные потребности"4.
Однако документы различного происхождения свидетельствуют — активная внешнеполитическая деятельность Русской православной церкви ни в какой мере не сказалась на государственно-церковных отношениях внутри страны, не облегчила положение приходов, духовенства и верующих в СССР. Факт остается фактом — гонения прекратились только с отставкой Н. С. Хрущева в октябре 1964 г.
Безусловно, сложная, острая, порой критическая ситуация на Ближнем Востоке препятствовала установлению более тесных контактов Московской патриархии с Православными патриархатами. Но проблема выживания старейших Православных церквей в этом нестабильном неправославном мире заставляло руководство этих Церквей поддерживать доброжелательные отношения с РПЦ, надеяться на ее защиту и помощь, в первую очередь, материальную. Русская православная церковь, со своей стороны, несмотря на все проблемы собственной жизни, на все коллизии и зигзаги государственной церковной политики, старалась оправдать эти надежды, шла на материальные и иные затраты, оставаясь верной традициям межправославного сотрудничества и взаимопомощи. 4 РГАНИ. Ф. 5. Оп. 55. Д. 10. Л. 179.
Библиографический список
1. Васильева, О. Ю. Русская Православная Церковь и II Ватиканский собор. М.: Лепта-Пресс, 2004. 283 с.
2. Второй Ватиканский Собор: взгляд из России. М., 1997. 231 с.
3. Журнал Московской патриархии. 1953−1964.
4. Известия. 1953−1964.
5. Клеман, О. Беседы с патриархом Афинагором. Брюссель, 1993. 468 с.
6. Кривошеин, В. Воспоминания. Н. Новгород, 1998. 498 с.
7. Письма Патриарха Алексия I в Совет по делам Русской православной церкви при Совете народных комиссаров — Совете министров СССР. 1945−1970 гг. Т. II. 1954−1970 гг. / под ред. Н. А. Кри-вовой. М.: РОССПЭН, 2010.
8. Поспеловский, Д. В. Митрополит Никодим и его время // Посев. 1979. № 2. С. 21−26.
9. Скобей, Г. Н. Межправославное сотрудничество в подготовке святого и великого Собора Восточной Православной Церкви // Церковь и время. 2002. № 2. С. 73−83.
10. Цыпин, Вл. История Русской Церкви. 1917−1997. М., 1997. 831 с.
11. Чумаченко, Т. А. «Поразила всех нас, как громом, отставка митрополита Николая» Крах одной церковной карьеры // Ист. арх. 2008. № 1. С. 47−68.
Сведения об авторе
Чумаченко Татьяна Александровна — доктор исторических наук, профессор кафедры политических наук Челябинского государственного университета. his_chum@mail. ru
Bulletin of Chelyabinsk State University. 2015. № 2 (357). History. Issue 62. P. 117−122.
RELATIONS OF THE MOSCOW PATRIARCHATE AND THE EASTERN PATRIARCHATES IN THE CONTEXT OF THE EVOLUTION OF THE SOVIET GOVERNMENT MIDDLE EAST POLICY. 1953−1964
T. A. Chumachenko
Doctor of Historical Sciences, Professor of the Political Science Department of the Chelyabinsk State University.
his_chum@mail. ru
The article is devoted to the history of relations between the Russian Orthodox Church and the Orthodox Churches of the Middle East — Constantinople, Antioch, Alexandria, and Jerusalem Patriarchate — in the so-called Khrushchev decade. Based on published documents and first introduced into scientific circulation archival materials of the central Russian archives, relations between the Moscow Patriarchate and the Orthodox churches are analyzed in the context of the evolution of the Soviet government Middle East foreign policy.
Keywords: The Russian Orthodox Church, Constantinople- Antioch, Alexandria, Jerusalem Patriarchate- Soviet Government- Council for the ROC at the Council of People'-s Commissars (Council of Ministers) of the USSR.
References
1. Vasil'-eva, O. Ju. (2004) Russkaja Pravoslavnaja Cerkov'- i II Vatikanskij sobor [=Russian Orthodox Church and II Vatican cathedral]. M.: Lepta-Press. 283 s. (in Russ.).
2. Vtoroj Vatikanskij Sobor: vzgljad iz Rossii (1997) [=Second Vatican Cathedral: a look from Russia]. M. 231 s. (in Russ.).
3. ZhurnalMoskovskojpatriarhii (1953−1964) [=Magazine of the Moscow patriarchy]. (in Russ.).
4. Izvestija (1953−1964) [=News]. (in Russ.).
5. Kleman, O. (1993) Besedy s patriarhom Afinagorom. Brjussel'- [=Conversations with the patriarch Athenagoras]. 468 s. (in Russ.).
6. Krivoshein, V. Vospominanija. N. Novgorod, 1998. 498 s. (in Russ.).
7. Pis'-maPatriarha Aleksija Iv Sovet po delam Russkojpravoslavnoj cerkvipri Sovete narodnyh komis-sarov — Sovete ministrov SSSR. 1945−1970 gg. T. II. 1954−1970 gg. (2010) [=Letters of Patriarch Alexy I to the Council for Russian Orthodox Church at the Council of People'-s Commissars — the Council of Ministers of the USSR. 1945−1970] / pod red. N. A. Krivovoj. M.: ROSSPJeN. (in Russ.).
8. Pospelovskij, D. V. (1979) & quot-Mitropolit Nikodim i ego vremja& quot- [=Metropolitan Nicodemus and his time], in: Posev. № 2. S. 21−26. (in Russ.).
9. Skobej, G. N. (2002) & quot-Mezhpravoslavnoe sotrudnichestvo v podgotovke svjatogo i velikogo Sobora Vostochnoj Pravoslavnoj Cerkvi& quot- [=The inter-Orthodox cooperation in the preparation of the Holy and great Council of the Eastern Orthodox Church], in: Cerkov'- i vremja. № 2. S. 73−83. (in Russ.).
10. Cypin, V. (1997) Istorija Russkoj Cerkvi. 1917−1997 [=The History Of The Russian Church. 19 171 997]. M. 831 s. (in Russ.).
11. Chumachenko, T. A. (2008) & quot-«Porazila vseh nas, kak gromom, otstavka mitropolita Nikolaja» Krah odnoj cerkovnoj kar'-ery& quot- [=& quot-Struck all of us as thunder, the resignation of Metropolitan Nicholas,& quot- the Collapse of one of the Church'-s career], in: Ist. arh. № 1. S. 47−68. (in Russ.).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой