Религиозная безопасность как ключевая сфера национальной безопасности Российской Федерации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

1. КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО, МУНИЦИПАЛЬНОЕ ПРАВО (СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 12. 00. 02)
1.1. РЕЛИГИОЗНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ КАК КЛЮЧЕВАЯ СФЕРА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Тарасевич Иван Анатольевич, к.ю.н. Должность: доцент. Место работы: кафедра конституционного и муниципального права, Институт государства и права, Тюменский государственный университет. e-mail: ioann@ruweb. net Аннотация: В предлагаемой статье автором дается определение религиозной безопасности Российской Федерации. Так же автором статьи выдвигается идея о необходимости исследования места религиозной безопасности в системе национальной безопасности Российской Федерации, а также ее конституционно-правовых основ Ключевые слова: конституционно-правовой,
религиозные преступления, религиозная безопасность, религиозная сфера, национальная безопасность
RELIGIOUS SAFETY AS A KEY SPHERE OF NATIONAL SECURITY OF THE RUSSIAN FEDERATION
Tarasevich Ivan Anatolevich, PhD in law. Position: associate professor. Place of employment: constitutional and municipal law chair, Institute of state and law, Tyumen state university. e-mail: ioann@ruweb. net
Annotation: In offered article the author makes definition of religious safety of Russian Federation. ne author of article also puts forward idea about necessity of research of a place of religious safety for system of national safety of the Russian Federation, and also its konstitutsionno-legal bases.
Keywords: constitutional, religious crimes, religious safety, religious sphere, national security.
Впервые о религиозной безопасности в контексте национальной безопасности законодатели в России заговорили в середине 90-х годов прошлого века. Примером может служить обращение Государственной Думы Российской Федерации «К Президенту Российской Федерации об опасных последствиях воздействия некоторых религиозных организаций на здоровье общества, семьи, граждан России» от 15 декабря 1996 года1. В данном обращении предлагалось «считать религиозную безопасность российского общества важным приоритетом национальной безопасности наряду с военной, политической, экономической, экологической и социальной». Поводом к такому обращению послужили многочисленные факты антиобщественной и антигосударственной деятельности некоторых религиозных объединений, что является
1 Постановление Г Д ФС РФ от 15. 12. 1996 N 918−11 ГД «Об обращении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «К Президенту Российской Федерации об опасных последствиях воздействия некоторых религиозных организаций на здоровье общества, семьи, граждан России» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 1. Ст. 52.
прямой угрозой национальной безопасности Российской Федерации.
На сегодняшний день имеются многочисленные данные, что некоторые религиозные объединения активно используются в качестве прикрытия и часто как инструмент деятельности иностранных, в частности западных, спецслужб на территории Российской Федерации.
В подтверждение того, что религиозной сфере на Западе всегда придавалось высокое значение при стратегическом планировании, в том числе при планировании военных операций, могут служить следующие высказывания.
В 1941 г., при разработке планов по разрушению СССР, Геббельс писал: «Мы можем раздавить Красную Армию, мы можем оттяпать у них огромные территории, мы можем остановить их заводы, но пока мы в каждой деревне не посадим своего священника, пока их не разделим по вере, этот народ в любом случае сумеет встать из пепелища"2. Бывший помощник президента США по национальной безопасности З. Бже-зинский заявлял: «После того, как мы покончили с коммунизмом, главный наш враг — Православие… «3.
В 1997 г. состоялась встреча Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и госсекретаря США Мадлен Олбрайт. Единственная задача, которую Олбрайт ставила перед собой на встрече, было обеспечение зарубежным религиозным объединениям полной свободы действий в России, что является доказательством того, что и сегодня западные государства в своей ан-тироссийской деятельности не в последнюю очередь делают ставку на религиозную сферу4.
И в этом нет ничего удивительного, так как, по нашему мнению, религиозная мотивация в деятельности человека является самой устойчивой и сильной, именно от нее, зачастую, зависят судьбы целых народов. Мы убеждены, что в современном обществе недооценивается геополитический потенциал религии, что грозит подойти совершенно неподготовленными к тому моменту, когда религиозный фактор будет решать судьбу всего мирового сообщества.
Таким образом, на сегодняшний день можно с уверенностью говорить, что система национальной безопасности России является уязвимой без выделения религиозной безопасности в качестве обособленного института.
В последние годы к проблемам религиозной безопасности различные авторы обращаются все чаще. В частности, исследовались политические, социальные, философские, военные аспекты этой проблематики. Предпринимались попытки исследования юридических механизмов обеспечения религиозной безопасности. В тоже время, сам термин религиозная безопасность до сих пор не был введен в научный оборот и не имеет официального определения, что представляет собой сложную и полемическую проблему. Кроме того, никто из исследователей практически не изучал место религиозной безопасности в системе национальной безопасности Российской Федерации, а также ее конституционно-правовые основы.
2 Цит. по: Никифоров А. К. Молчанием предается Бог. Воронеж: Издательский отдел Воронежско-Липецкой епархии, 2002. С. 60.
3 Независимая газета. 1997. 14 февраля.
4 Комсомольская правда. 2002. 24 декабря.
В ст. 6 «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года"5 содержится следующее определение национальной безопасности: «национальная безопасность» — состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства» 6
В Федеральном законе РФ «О безопасности» от 05. 03. 1992 N 2446−1 (ред. от 26. 06. 2008)7 в ст. 1 содержится юридическое определение безопасности, согласно которому безопасность — это «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз». Далее законодатель поясняет, что жизненно важные интересы — это «совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства».
К объектам безопасности законодатель относит: личность — ее права и свободы- общество — его материальные и духовные ценности- государство — его конституционный строй, суверенитет и территориальную целостность.
Таким образом, законодатель выделяет три уровня объектов безопасности — личность, общество, государство, соответственно и религиозная безопасность должна обеспечиваться на всех вышеприведенных уровнях — на уровне отдельной личности, общества и государства в целом.
Кроме того, в Федеральном законе РФ «О безопасности» в ст. 3 дается и определение угрозы, под которой понимается «совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства». Мы считаем, что в данную совокупность условий и факторов необходимо включать и религиозные.
Необходимо отметить, что при исследовании всех проблем безопасности, в том числе и религиозной, как основополагающая встает проблема угрозы безопасности. Анализ нормативно-правовых актов посвященных безопасности показывает, что «угроза» является отправной точкой всех рассуждений и определений.
На этом основании мы считаем, что объекты религиозной безопасности необходимо рассматривать в свя-
5 Указ Президента Р Ф от 12. 05. 2009 N 537 & quot-О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года& quot- // & quot-Собрание законодательства РФ& quot-, 18. 05. 2009, N 20, ст. 2444.
6 Нужно отметить, что данное определение носит гораздо более конкретный характер, чем, то, что давалось в «Концепции национальной безопасности Российской Федерации», в которой говорилось: «Под национальной безопасностью Российской Федерации понимается безопасность ее многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации». См.: Указ Президента Р Ф от 10. 01. 2000 N 24 «О Концепции национальной безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 2. Ст. 170- Кроме того, в «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» устранены многие недостатки предыдущего документа — «Концепции национальной безопасности Российской Федерации». Так, уже не говорится о вредных последствиях для России экспансии только зарубежных религиозных объединений, в результате чего за скобками оставались опасные для общества религиозные объединения отечественного происхождения. В новом документе идет речь об опасности, которую могут нести религиозные объединения вообще, не ограничивая их круг только зарубежными.
7 «Российская газета». N 103. 06. 05. 1992.
зи с угрозами, которые создают для данных объектов опасность.
Угрозы в данном случае можно определить как совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства в религиозной сфере. К религиозной сфере можно отнести все общественные отношения, где религия является условием или фактором их возникновения и существования.
В ст. 37 «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» в качестве основных источников угроз национальной безопасности особо выделяется религиозный экстремизм, а также рост преступных посягательств, направленных против личности.
В Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ [по состоянию на 29 апрель 2008 г. ]8 религиозный экстремизм определяется как: «…возбуждение религиозной розни- пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его религиозной принадлежности или отношения к религии- нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его религиозной принадлежности или отношения к религии- воспрепятствование законной деятельности религиозных объединений, соединенное с насилием либо угрозой его применения- совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте & quot-е"- части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации-…».
Анализируя, приведенное выше определение, мы можем заключить, что религиозный экстремизм в большей степени касается сферы нетерпимости по отношению к представителям той или иной религии, но тогда за «скобками» остается деятельность многочисленных сатанистских объединений, члены которых совершают массу различных преступлений, в частности жертвоприношения животных и людей, которые мы считаем целесообразным называть религиозными преступлениями.
Что касается религиозных преступлений, в частности, человеческих жертвоприношений, то для сатани-ста не имеет значения, кто станет предметом покушения верующий человек, или даже атеист, жертвой может стать любой. Отсюда можно сделать вывод, что религиозные преступления, в частности, человеческие жертвоприношения остаются вне поля религиозного экстремизма, но также представляют существенную угрозу обществу.
Необходимо оговориться, что разработка перечня угроз религиозной безопасности само по себе представляется чрезвычайно сложной задачей, которой должно быть посвящено отдельное исследование.
Также угрозы по смыслу Федерального закона РФ «О безопасности» можно подразделить на внешние и внутренние.
К внешним по отношению к личности угрозам в религиозной сфере традиционно относят нарушения свободы вероисповедания. Как мы уже отмечали выше, личности может грозить опасность в религиозной сфере и в том случае, если данная личность никакого отношения к религии не имеет. В частности, люди могут пострадать при совершении религиозным объединением экстремистской направленности террористиче-
8 Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 30. Ст. 3031.
ского акта, или, например, последователи сатанист-ского объединения могут использовать в качестве жертвы практически любого человека. В том и другом случае пострадавшие могут быть людьми никакого отношения к религии не имеющими, что, однако, является несущественным для субъектов преступления. Или, например, в некоторых религиозных объединениях могут нарушаться такие права граждан, как право на физическое и психическое здоровье, на рождение и воспитание в семье детей, достойное образование, право на собственность и т. д. Но, тем не менее, данные правонарушения будут относиться к религиозной сфере, так как условия, мотивы и факторы их совершения будут сугубо религиозными.
Но, кроме того, по нашему мнению, личности угрожают и внутренние эндогенные опасности. Например, опасность неправильного понимания законов духовной и религиозной жизни, что может вылиться в появление очередного деструктивного по своей сути религиозного объединения9.
Профилактикой и устранением такого рода опасностей должно заниматься государство, так как согласно ст. 2 Федерального закона РФ «О безопасности» именно оно является основным субъектом обеспечения безопасности.
В частности, государство может решать эту задачу посредством организации качественного религиозного образования для всего населения страны или в отдельных случаях посредством изоляции от общества лиц, которые понимают религиозную жизнь извращенно.
Обществу могут угрожать различного рода опасности в религиозной сфере. Это, в частности, деятельность различных религиозных объединений экстремистской и деструктивной направленности зарубежного и отечественного происхождения. При этом особое внимание необходимо обратить на то, что Федеральный закон РФ «О безопасности» особо выделяет среди объектов безопасности духовные ценности общества. Примечательно, что в немногочисленных работах, касающихся проблем религиозной безопасности, чаще всего рассматривается в качестве объекта безопасности исключительно общество в узком понимании этого термина, но зачастую такие объекты безопасности как государство и личность вообще не рассматриваются.
В частности, С. В. Козлов определяет религиозную безопасность как «состояние стабильного существования, воспроизводства и самобытного развития конфессиональных традиций всех народов России"10. И далее он поясняет, что «основным объектом защиты в ходе обеспечения религиозной безопасности является конфессиональная идентичность, которая базируется на устойчивых системах моральнонравственных ценностных предпочтений. Потеря авторитета традиционных религиозных организаций приводит к тому, что деструктивный религиозный опыт получает неограниченное влияние на социум. В этой связи должна быть не только признана бесспорная значимость религиозных традиций как социальной конструктивной составляющей, но и исключительность религиозного опыта той нации, о безопасности которой идет речь"11.
9 Примером может служить недавние события с «пензенскими затворниками».
10 Козлов, С. В. Юридические механизмы обеспечения религиозной безопасности: дис. … канд. юрид. наук: 23. 00. 02. — Ростов н/Д: РГБ, 2007. С. 7.
11 Козлов, С. В. Там же.
Несмотря на неприемлемо узкое для нас понимание религиозной безопасности, предложенное С. В. Козловым мы полностью согласны с ним в части того, что утрата существования, воспроизводства и самобытного развития конфессиональных традиций представляет для России серьезную опасность. Данная опасность может быть вызвана как внешними по отношению к российскому обществу, так и внутренними факторами. При этом негативное воздействие на российское общество в религиозной сфере может быть двояким.
С одной стороны, это деятельность многочисленных иностранных деструктивных религиозных объединений, которая может привести к расколу общества на мелкие группы по религиозному принципу, а с другой -это деятельность светских по своей сути структур иностранных государств, которые, используя религиозные факторы, активно способствуют процессу максимальной поляризации российского общества в данной сфере12. Но этот вопрос касается следующего объекта безопасности — государства.
На сегодня можно однозначно констатировать тот факт, что опасности, рождающиеся в религиозной сфере, могут угрожать конституционному строю, суверенитету и территориальной целостности любого государства и, в частности, Российской Федерации. Изучение внутренних документов некоторых религиозных объединении показывает, что многие из них стремятся к общемировому господству или к созданию новых теократических государств на территории существующих. В этом смысле последователь такой религии ни в коем случае не будет отстаивать интересы Российского государства.
Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что у религиозной безопасности те же объекты, как и у безопасности вообще: личность, общество, государство. При этом государство выступает основным субъектом обеспечения религиозной безопасности.
Перед тем как сформулировать окончательное определение религиозной безопасности обратимся в частности к предлагаемым дефинициям, существующим на этот счет.
А. И. Казанник предложил под религиозной безопасностью рассматривать «систему гарантий свободы совести и вероисповедания внутри страны, состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от религиозного экстремизма и духовной аг-рессии"13. Но, система гарантий свободы совести и свободы вероисповедания — это составная часть правовой основы религиозной безопасности, в связи с чем, данное определение можно считать не совсем корректным.
Е. М. Шевкопляс предлагает использовать следующее понятие религиозной безопасности: «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общности и государства от религиозного экстремизма, ок-
12 Хотелось бы обратить внимание на то, что многие религиозные объединения частью своей доктрины имеют пацифизм, другие же отрицают вообще любую государственность. По нашему мнению угрозой для безопасности российского общества являются некоторые религиозные объединения имеющие иностранное происхождение. Для таких религиозных объединений Россия с ее укладом и духовными традициями всегда будут чуждыми, и отсюда проистекает множество проблем. В частности, как поведут себя последователи данных религиозных объединений в случае возникновения военного конфликта между Россией и потенциальным противником.
13 Цнт. по: Шевкопляс, Е.М. Уголовно-правовая охрана свободы совести в России: дис. … канд. юрид. наук: 12. 00. 08. — Омск: РГБ, 1999. — С. 174.
14 _
культизма и духовной агрессии». В данном случае, по нашему мнению, автор сужает перечень угроз религиозной безопасности, в частности, не учитывает религиозную преступность, от которой объекты безопасности нуждаются в защите.
По мнению Е. С. Сусловой религиозную безопасность -это «Безопасность от угроз и защита общенациональных интересов в духовной сфере"15. В данном случае, как, впрочем, и у Е. М. Шевкопляса, в предлагаемых дефинициях предполагается защищать объекты религиозной безопасности в духовной сфере, что рождает у нас ряд вопросов, в частности, что указанные авторы понимают под термином «духовный».
Как мы упоминали выше, в законодательстве Российской Федерации имеется термин «духовный». В частности он используется при определении одной из сфер национальной безопасности в Федеральном законе «О безопасности» при определении объектов безопасности на уровне общества. В связи с чем, возникает вопрос о тождественности терминов «духовный» и «религиозный» и вопрос о целесообразности использования термина «религиозная безопасность», не корректнее ли было бы использовать термин «духовная безопасность»?
Нужно сказать, что указанные термины не тождественны. Термин духовный более объемен по содержанию, чем термин религиозный. К религиозной сфере (от латинского religio — набожность, святыня, предмет культа) принято относить мировоззрение и мироощущение, а также соответствующее поведение и специфические действия (культ), основанные на вере в существование Бога или богов, сверхъестественного16. К духовной же сфере кроме собственно религиозной составляющей обычно относят музыку, изобразительное искусство, философию и другие объекты мира культуры17, которые, по сути, составляют объекты безопасности других сфер, в частности информационной. Поэтому нам представляется более приемлемым использование термина не духовная, а именно религиозная безопасность.
Соответственно, Е. М. Шевкоплясу и Е. С. Сусловой было бы корректнее в предлагаемых ими дефинициях использовать термин «религиозный».
Кроме того, Е. М. Шевкопляс отмечает в своем определении, что объекты безопасности должны быть защищены от оккультизма, с чем мы согласны. Но оккультизм и различные оккультные направления являются частью угроз в религиозной сфере, и выделять их особо в определении религиозной безопасности нет необходимости.
Ю. В. Сластилина предлагает следующее определение религиозной безопасности: «состояние защищенности права на свободу вероисповедания от неправомерного воздействия со стороны других лиц, религиозных объ-
14 Шевкопляс, EM Указ соч. С. 174−175.
15 Суслова, E. C Религия и проблемы национальной безопасности на Северном Кавказе: дис. … канд. философских наук: 09. 00. 13 -Москва: РГБ, 2004. — С.5.
16 Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А. М. Прохоров. 2-е изд. М.: Сов. энциклопедия, 1983. С. 1113.
17 Хотя, например, в православном богословии духовная сфера
понимается как более узкая по отношению к религиозной. Здесь духовная сфера представляет собой своеобразную точку встречи
Бога и человека, является связующим звеном между ними, в то время как в религиозную сферу входит и внешний обряд. С этой точки зрения трудно говорить, например, о духовности буддистской, где понятие Бога вообще отсутствует.
единений и государства"18. Данным определением Ю. В. Сластилина неоправданно сужает перечень объектов религиозной безопасности до права на свободу вероисповедания, которое нуждается в защите.
Но, в большинстве проанализированных выше определений присутствуют выделенные нами объекты религиозной безопасности — это личность, общество и государство.
Таким образом, отталкиваясь от вышеприведенных рассуждений можно сформулировать понятие религиозной безопасности. Религиозная безопасность — это состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз в религиозной сфере.
В заключение необходимо отметить, что различные сферы национально безопасности тесно взаимосвязаны и взаимно дополняют друг друга. Каждый из видов национальной безопасности может достаточно ярко проявляться в сфере действия другого. Не является исключением и религиозная безопасность.
Так, не может быть военной безопасности при проникновении в вооруженные силы последователей религиозных объединений, использующихся иностранными спецслужбами в разведывательных целях. Личность никогда не будет в безопасности, если в данном обществе открыто действуют сатанистские организации. Или нельзя говорить об информационной безопасности, если в обществе действуют религиозные объединения, утверждающие, что телевизор и компьютер являются орудием дьявола. Подобных примеров можно привести достаточно много.
Мы отмечали, что безопасность предполагает и возможность развития объекта безопасности. И в этом случае религиозный фактор также может быть решающим. Так, современная экспериментальная наука могла появиться исключительно в обществах, в которых господствовало христианство19. Тогда как в обще-
18 Сластилина, Ю. В. Свобода вероисповедания в Российской Федерации: правовое регулирование и обеспечение религиозной безопасности: дис. … канд. юрид. наук: 12. 00. 02. — Омск: РГБ, 1999. — С. 75.
19 Наука рождается на рубеже XVI — XVII веков в христианской Западной Европе. Несмотря на то, что отдельные донаучные знания были в других культурных общностях, тем не менее, наука там не родилась. Это было обусловлено отсутствием в них необходимых условий. И только в христианстве были все необходимые условия для рождения научной картины мира. В христианстве было засвидетельствовано, что мир создан Богом, поэтому он реален и доступен для изучения, что мир не является злом, так как он создан Богом Милосердным, Богом Любовью. В то же время сам мир не является Богом, поэтому и изучение мира не кощунство и не надругательством над святыней, как это могло бы трактоваться, например, в античном обществе. Мир един, ибо он создан единым Богом, что дает уверенность в единстве законов, действующих во Вселенной.
Но и всех перечисленных предпосылок оказалось недостаточно. Все они наличествовали и в некоторых других религиях, но, тем не менее, наука не могла там развиваться. В них не хватало веры в то, что мир достаточно независим от Бога. Для рождения науки необходима вера в Бога Любовь, Который дарит миру свободу быть самим собой. Такая вера в полной мере существовала только в христианстве.
Предпосылки зарождения науки были и в античности. Но и здесь сакрализация природы, ее обожествление, сделали невозможным научную деятельность. Человек и здесь не был свободен в своих действиях по отношению к окружающей действительности.
Подобное же произошло и в китайской традиции. Утрата веры в единого Творца привела к тому, что человеческий разум уже не мог предъявлять своих прав на познание природы.
И только в христианстве у мира, в том числе и у мира человека, существует гораздо большая степень свободы, чем в других традициях. См. подробнее: Кураев А., диакон. Традиция, Догмат, Об-
ствах с иной религиозной ориентацией, например, в языческих необходимые предпосылки зарождения экспериментальной науки отсутствовали. И в современном обществе можно наблюдать определенную корреляцию между господствующим религиозным мировоззрением и уровнем развития науки и техники. Подобную ситуацию можно наблюдать и в экономике20.
Таким образом, религиозная сфера охватывает огромный объем общественных отношений, от безопасности которых зависит национальная безопасность в целом. Современный мир рождает новые угрозы религиозной безопасности, которые нуждаются в комплексной нейтрализации. В этом смысле религиозная безопасность является одним из ключевых элементов национальной безопасности и нуждается в выделении в отдельный институт.
Список литературы:
1. Вебер М. Избранные произведения / Пер. с нем. Сост., общ. ред. и послесл. Ю. Н. Давыдова- Предисл. П. П. Гайденко. — М.: Прогресс, 1990. — 808 с.
2. Козлов, С. В. Юридические механизмы обеспечения религиозной безопасности: дис. … канд. юрид. наук: 23. 00. 02. — Ростов н/Д: РГБ, 2007. — 138 с.
3. Кураев А., диакон. Традиция, Догмат, Обряд. Апологетический очерк. — М.: Изд-во Братства Святителя Тихона, 1995. — 416 с.
4. Никифоров А. К. Молчанием предается Бог. Воронеж: Издательский отдел Воронежско-Липецкой епархии, 2002. — 210 с.
5. Сластилина, Ю. В. Свобода вероисповедания в Российской Федерации: правовое регулирование и обеспечение религиозной безопасности: дис. … канд. юрид. наук: 12. 00. 02. — Омск: РГБ, 1999. — 215 с.
6. Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А. М. Прохоров. 2-е изд. — М.: Сов. энциклопедия, 1983. — 1600 с.
7. Суслова, Е. С. Религия и проблемы национальной безопасности на Северном Кавказе: дис. … канд. философских наук: 09. 00. 13 — Москва: РГБ, 2004. — 152 с.
8. Шевкопляс, Е.М. Уголовно-правовая охрана свободы совести в России: дис. … канд. юрид. наук: 12. 00. 08. — Омск: РГБ, 1999. — 194 с.
Рецензия:
В предлагаемой статье И. А. Тарасевич затрагивает чрезвычайно актуальную тему религиозной безопасности России.
Автор в своей работе приходит к выводу о том, что геополитический потенциал религии до сих пор недооценивается и, что именно религиозная безопасность России является одним из ключевых звеньев национальной безопасности Российской Федерации.
И. А. Тарасевич дает авторское определение религиозной безопасности Российской Федерации. Несомненной новизной исследования является обоснование автором необходимости исследования места религиозной безопасности в системе национальной безопасности Российской Федерации, а также ее конституционно-правовых основ.
Статья И. А. Тарасевича рекомендуется к публикации в журнале, входящем в перечень ведущих рецензи-
ряд. Апологетический очерк. М.: Изд-во Братства Святителя Тихона, 1995. 416 с.- Тарасевич И. А. Христианство и возникновение европейской науки. Тобольск, 2002. 68 с.
20 См. подробнее: Вебер М. Избранные произведения / Пер. с нем. Сост., общ. ред. и послесл. Ю. Н. Давыдова- Предисл. П. П. Гайденко. М.: Прогресс, 1990. 808 с.
руемых научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК для публикации основных научных результатов диссертации на соискание ученой степени доктора и кандидата наук.
Ректор Тюменского государственного университета, Заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, заведующий кафедрой конституционного и муниципального права Института государства и права Г. Н. Чеботарев

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой