Оценка влияния конструктивных особенностей тягового привода локомотива на напряженное состояние его элементов

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПРИЧИНЫ ЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ
Е.Е. Кутявина
Статья посвящена анализу теорий межэтнической враждебности и этнических
конфликтов. Понятия «этнический конфликт» и «межэтническая враждебность»
рассматриваются как взаимосвязанные- уточняется понятие «этнический
конфликт».
Важный вопрос, от ответа на который зависят и способы изучения этнических конфликтов, и оценка перспектив их регулирования, можно сформулировать так: В чем специфика этнических конфликтов? Чем они отличаются от других типов конфликта? Возникают ли они по особым, тесно связанным с этническими отношениями, причинам, или этническое — это лишь преходящая форма организации конфликта? Что этнического есть в этнических конфликтах? В этносоциологической литературе можно проследить два подхода к решению этого вопроса:
1. Этничность и конфликты тесно связаны- этнические различия провоцируют конфликты. Чем глубже различия, тем более вероятны конфликтные отношения. Такая трактовка ближе к примордиалистской концепции этничности.
2. Корни этнических конфликтов лежат вне этнических реалий. Конфликты возникают по разнообразным причинам, этничность — не сущность конфликта, а форма его проявления. Эта трактовка ближе к конструктивизму и инструментализму.
В наиболее часто встречающихся определениях конфликта можно отметить тенденцию отождествления этнических конфликтов исключительно с межгрупповыми конфликтами и, соответственно, исключение конфликтов на микроуровне из проблематики этнических конфликтов.
В. А. Тишков определяет этнический конфликт как форму внутри- и межгосударственных противостояний, в которых хотя бы одна из сторон мобилизуется и организуется по этническому принципу.
А. Н. Ямсков определяет этнический конфликт как динамично меняющуюся социально-политическую ситуацию, порожденную неприятием ранее сложившегося положения существенной частью одной или нескольких местных этнических групп, которые проявляются в следующих процессах:
1. Этноизбирательная эмиграция из региона, существенно меняющая этнодемографический баланс и определяемая общественным мнением как «исход».
2. Создание политической организации, которая декларирует необходимость изменения существующего положения, мобилизует этническую группу и, тем самым, провоцирует власть и противную сторону (другую этническую группу) на ответные действия.
3. Спонтанные (то есть, не подготовленные легальными организациями) акции протеста.
Можно заметить, что все вышеприведенные определения относят к этническим конфликтам и такие противостояния, в которых только одна из сторон имеет этнические характеристики. Более того, многие исследователи отмечают, что четкую этническую атрибуцию получает именно соперничающая
241
сторона, противник. Например, межнациональный конфликт в Приднестровье осознавался как борьба против «румынизации», и это объединило русских, украинцев и молдаван Приднестровья, которых поддержали и гагаузы. В Северной Осетии конфликт по поводу Пригородного района проходил под лозунгом недопущения ингушского доминирования на этой территории, что объединило местных осетин и русских казаков. Ингуши воспринимали конфликт как сопротивление осетин их справедливым попыткам вернуться на земли предков, и потому их поддержал исторически, по языку и культуре, близкий народ — чеченцы.
Таким образом, из числа этнических конфликтов исключаются межличностные и внутриличностные конфликты (например, ролевой конфликт или конфликт идентичностей), а также межэтническая враждебность, не проявляющаяся в открытых столкновениях и насильственных действиях, что, возможно, неоправданно сужает понятие.
Можно выделить несколько групп объяснений причин межэтнической враждебности как основы этнических конфликтов.
Биологические объяснения
Сейчас ни у кого не вызывает сомнений, что человечество — это один биологический вид, поэтому привлечение для объяснения межэтнической вражды гипотезы борьбы видов неправомерно. Также едва ли правомерно отождествлять межэтническую враждебность с внутривидовым отбором. Результатом внутривидового отбора является выживание наиболее приспособленных особей. Человек приспосабливается, меняя среду, но не меняется сам.
Если животное в силу мутации приобретает новый признак, сородичи всегда воспринимают новый признак как уродство, вне зависимости от того, вреден он или полезен. Природа предпочитает подстраховаться, и отличающуюся особь избегают, боятся, убивают. Можно предположить, что аналогичный механизм действует и в человеческом сообществе. Но, во-первых, в этом случае люди должны испытывать враждебность не только к чужим «непохожим», но и к своим (ведь вариативность фенотипа достаточно велика и внутри сообщества). Во-вторых, подобный механизм мог бы объяснить только враждебность к другим расам, но не этносам.
Исследования социальных психологов обнаружили, что люди охотнее общаются с физически привлекательными людьми, приписывают им позитивные социальные качества: общительность, удачливость, уверенность в себе, дружелюбие и т. п. [1, с. 338]. При этом стандарты красоты относительны, культурноспецифичны, привычная внешность воспринимается как привлекательная, а непривычная — как непривлекательная, даже пугающая. Люди, впервые столкнувшиеся с представителями другого расового типа, воспринимают их как уродов. Примером влияния непривычной внешности на восприятие может служить «страшная» сказка японского писателя Танаки Котаро (написана в 19-м веке в традиционном жанре кайдан — «рассказы об ужасном и необычайном»). В ней рассказывается о супружеской паре, прогневившей буддийские запреты и наказанной за это рождением уродливой дочери:
«Дитя родилось некрасивое- мало того, что лицо ее было усеяно красными, словно рыбьи икринки, мелкими пятнами, а красные волосы завивались в гадкие завитки».
Девочка подросла, но родители не могли выдать ее замуж, в конце концов они наняли мужа за деньги. Мужу было жаль некрасивую девушку, но он ничего не мог с собой поделать и сбежал [2, с. 114−119]. Внешность описывается вполне европеоидная: волнистые рыжие волосы, веснушки, и вызывает она не просто неприязнь, но физическое отвращение.
«Привычная внешность» — это не столько стандартный набор биологических признаков, это культурный стандарт. Непривычная внешность может вызвать отрицательные эмоции: страх, неприязнь и т. п.
Но «непривычность» — понятие временное, непривычное может стать привычным. Кроме того, исследования, проведенные в этнически и расово смешанной среде, показали, что в разных культурах, у разных этносов сходные черты считаются красивыми (большие глаза и рот, небольшой нос и уши, выступающие скулы и т. п.). Представители разных стран, национальностей и рас отбирали одни и те же фотографии из предложенного набора в качестве привлекательных (набор также содержал изображения людей из разных стран, народностей и расовых групп [1, с. 335].
Еще одна биологическая гипотеза, привлекаемая для объяснения межэтнической враждебности, это родственный отбор. Эта идея используется, в частности, П. ван ден Берге для объяснения механизмов образования этнических групп [3].
Согласно этой концепции, поведение, идущее на пользу генетически родственным особям, предпочтительно с точки зрения естественного отбора. Человек может увеличить вероятность того, что его гены перейдут к потомству, не только имея собственных детей, но и если будет способствовать тому, чтобы детей имели его кровные родственники. Так как кровные родственники имеют какое-то количество общих генов, чем больше человек делает для выживания своих близких, тем больше вероятность, что гены этого человека распространятся в последующих поколениях. Таким образом, альтруистические действия, нацеленные на помощь близким родственникам, должны, с позиций естественного отбора, выглядеть предпочтительными. Подтверждения этой гипотезы можно найти в животном мире, особенно среди общественных насекомых. Есть некоторые доказательства того, что родственный отбор действует и среди людей. Люди особенно склонны помогать тем, кто им ближе всего по крови, если эта помощь повышает вероятность того, что данный индивидуум будет иметь детей. В ходе одного из исследований участники сообщали, что в опасных для жизни ситуациях они скорее будут помогать своим генетическим родственникам, чем неродственникам.
Есть несколько свидетельств из реальной жизни, подтверждающих эти результаты. Спасшиеся при пожаре в туристическом комплексе в 1973 году в интервью указывали, что прежде всего они бросались искать членов своей семьи, но не друзей.
Дж. Раштон даже предполагает существование генетической основы этнических конфликтов, считая, что такие конфликты происходят отчасти из-за эволюционных требований помогать только тем, кто может передать потомству наши гены [1, а 364].
Однако можно ли сказать, что альтруизм в отношении родственников означает враждебность в отношении неродственников? Идея о том, что люди стремятся не только помогать своим, но и вредить другим — это гораздо более сильное
допущение. Допущением является и отождествление этнической группы и группы родственников.
Психологические объяснения
Теория социальной идентичности Т. Тернера и А. Теджфела затрагивает проблему межэтнической враждебности косвенно. Основные положения теории социальной идентичности:
• Образ «Я» человека состоит из множества групповых идентичностей (то есть в образ «Я» входит осознание индивидом себя как европейца, англичанина, представителя среднего класса, спортсмена и т. п.).
• Каждый человек стремится к сохранению или повышению своей самооценки, то есть стремится к положительному образу себя.
• Оценка собственной группы (а соответственно, и идентичности) опирается на взаимоотношения с другими группами, на сравнение с ними.
• Так как позитивная оценка своей группы возможна лишь как результат ее сравнения с другими группами, а для такого сравнения необходимы отличительные черты, то группы стремятся дифференцироваться, отделить свою группу (ингруппу) от других групп (аутгрупп).
• Цель дифференциации — сохранить или достигнуть превосходства над аут-группой. В этих условиях можно предсказать возникновение межгруппового соперничества в различных формах — от конкуренции до открытой вражды.
В экспериментах Теджфела английские школьники, случайным образом поделенные на группы, вступали в конкурентные отношения, начинали неприязненно относиться к аутгруппе- они готовы были терять в материальном плане, но выигрывать в плане социальной идентичности [4, р. 7−24].
Таким образом, теория социальной идентичности универсализирует механизм аутгрупповой враждебности. Этническая идентичность должна порождать враждебность, как и любой другой вид идентичности. Остается открытым вопрос, как возникает этническая идентичность, но, так или иначе, если этническая идентичность есть, то она вызывает враждебность.
З. Фрейд также постулировал неизбежность и универсальность аутгрупповой враждебности в любом межгрупповом взаимодействии (в том числе и в этническом). Функция такого рода враждебности — поддержание сплоченности и стабильности группы. Фрейд пишет: «Всегда есть возможность связать чувством любви значительное количество людей, если все остальные будут испытывать на себе проявления их агрессивности. Я однажды обсуждал феномен, когда именно сообщества с прилегающими территориями, связанные между собой и другими отношениями, находятся в состоянии постоянной вражды и подтрунивания друг над другом, как, например, испанцы и португальцы, северные и южные немцы, англичане и шотландцы. Я назвал этот феномен „нарциссизмом малых различий“, хотя название и не объясняет сути явления. Сейчас мы можем видеть, что это является удобным и относительно безвредным способом удовлетворения склонности к агрессии, благодаря которой легче достигается сплоченность между членами общества. В этом отношении еврейский народ, расселенный повсюду, оказал неоценимую услугу цивилизациям тех стран, в которых он нашел себе приют- но, к сожалению, всех гонений, которым подвергались евреи в средние века, было недостаточно, чтобы сделать этот период более мирным и безопасным для христианских его собратьев» [5, с. 229].
Механизмы аутгрупповой враждебности Фрейд выводит из амбивалентности ранних эмоциональных отношений в семье. Они характеризуются одновременно любовью и ненавистью к отцу, которому стремятся подражать, но который в то же время является объектом соперничества и агрессии. Эта амбивалентность переносится на социальное взаимодействие: любовь к отцу трансформируется в идентификацию с лидером ингруппы, а также с членами ингруппы- враждебность же и агрессия переносятся на аутгруппу [6].
Своеобразный взгляд на проблему межэтнической враждебности представляет собой концепция авторитарной личности (Э. Фромм, Т. Адорно). Концепция авторитарной личности — совокупность теоретических представлений о типе личности, который рассматривается как основа тоталитарных режимов и нацистской идеологии. Этот тип личности отличается такими чертами, как косность, консерватизм, агрессивность, стремление решать вопросы силовыми методами, ненависть к интеллигенции и любым «непохожим», в том числе и к представителям других этнических групп.
Э. Фромм связывает формирование авторитарной личности с распадом патриархального общества и урбанизацией. Социальная среда меняется на протяжении жизни 1−2 поколений. В этих условиях человек страдает от одиночества, дезориентации в сложных социальных отношениях. Снижение жесткости социального контроля ведет к неуверенности в своих действиях, свобода воспринимается как бремя.
Т. Адорно считает причиной формирования авторитарного типа формальные, сухие, жестко регламентированные отношения в семье, отсутствие теплоты, доверительности, непосредственности в отношениях между родителями и детьми. Такие отношения характерны для семей буржуазии и среднего класса [6].
Эти тенденции обостряют инстинкт самосохранения и жажду самоутверждения, которая реализуется путем самоидентификации личности с авторитетом какой-либо группы: нации, государства, с харизматическим лидером или религиозным институтом. Вновь обретенный авторитет замещает авторитет отца. Жажда самоутверждения реализуется в поиске врагов, зачастую идентифицируемых по этническому признаку.
Культурно-плюралистический подход
Сторонники этого подхода считают причиной межэтнической враждебности иррациональные ксенофобии, вызываемые несходством культур. Если одна из взаимодействующих групп доминирует, она пытается навязать свои нормы, принудить другую группу к ассимиляции, что может усугубить ситуацию. Теоретическое оформление данный подход получил в работах С. Хантингтона [7]. С. Хантингтон считает, что на Земле сосуществуют 8 цивилизаций (западная, конфуцианская, японская, исламская, индуистская, православно-славянская, латиноамериканская и африканская цивилизации), неспособных жить в мире из-за различий в ценностях и нормах. Конфликты происходят там, где цивилизации соприкасаются (так называемые «этнические разломы»). На территории России разломы проходят по южной и западной границам, где «православный мир» (Россия) соприкасается с исламским и протестантским миром.
«Различия между цивилизациями не просто реальны. Они — наиболее существенны. Цивилизации несхожи по своей истории, языку, культуре, традициям и, что самой главное, — религии. Люди разных цивилизаций по-разному смотрят на отношения между Богом и человеком, индивидом и
группой, гражданином и государством, родителями и детьми, мужем и женой, имеют разные представления о соотносительной значимости прав и обязанностей, свободы и принуждения, равенства и иерархии. Эти различия складывались столетиями. Они не исчезнут в обозримом будущем. Они более фундаментальны, чем различия между политическими идеологиями и политическими режимами» [7, с. 35].
Неомарксистские объяснения
В неомарксистских вариантах теорий этнических отношений причиной этнических конфликтов признается реакция на неравномерность развития центра и периферии, неравномерное распределение ресурсов. Этнические различия приобретают отражение в разделении труда, и, соответственно, классовые антагонизмы приобретают облик этнических (теории «расколотого рынка труда» Эдны Бонасич [8], «внутреннего колониализма» Майкла Хехтера [9]). С этой точки зрения, этнические конфликты в действительности являются экономическими, совпадение этнических и статусных либо профессиональных групп ситуативно.
В реальных этнических конфликтах действительно часто можно обнаружить экономическую подоплеку, однако можно найти эмпирические факты, противоречащие таким теориям. Чувство экономической несправедливости само по себе не влечет развития национальных движений. И напротив, этнические группы во многих случаях жертвуют благополучием для достижения конфессиональной или языковой автономии. Кроме того, этнические интересы часто раскалывают профессиональные группы.
Модернизационный подход
К этой группе можно отнести теории, в которых появление национализма и этнической враждебности связывается с индустриальным этапом развития общества. Модернизация предполагает ряд изменений, приводящих к росту межэтнической враждебности:
• Углубляются и расширяются связи между регионами (глобализация). Это ведет к росту числа контактов между различными народами. Соответственно возрастает вероятность и конфликтных отношений.
• Обостряется конкуренция между регионами. Конкуренция регионов может осознаваться как конкуренция этнических групп и провоцировать конфликты.
• Рост числа городского населения и уровня образования приводят к формированию элиты и способных поддержать ее масс. Вместе они могут создать этническое движение и бросить вызов центру.
Ярким примером такого рода объяснений является теория Э. Геллнера [10]. Эрнст Геллнер считает, что идея защиты этнического превосходства, защиты этнической культуры, выливающаяся во враждебное отношение к другим этническим группам, может появиться только в индустриальном обществе, потому что до того этнических культур просто не существует. В индустриальном обществе преобладающим видом труда является промышленный труд, то есть труд достаточно сложный, но стандартный. Для нормального функционирования рынка труда необходимо, чтобы любой работник мог свободно перемещаться из одной части страны в другую (и быть на новом месте работы столь же профессионально пригодным). Это возможно лишь в том случае, если образование на всей территории страны стандартно. Стандартное образование
требует стандартного языка и стандартной культуры. Действительно, стандарт литературного языка в большинстве стран появляется именно с началом индустриальной эпохи. Э. Геллнер полагает, что до ее наступления нельзя говорить о существовании этнических групп как групп с общей культуры. Во многих своих работах он прямо связывает этнические конфликты с переходом от аграрного общества к индустриальному. На карте Европы он выделяет «часовые пояса национализма» (проявления межэтнической враждебности и частота конфликтов нарастают с запада на восток) — фактически это — «часовые пояса» индустриализации.
Другие ученые считают наиболее важным фактором в этом процессе развитие СМИ, книгопечатания, третьи заостряют внимание на экономических факторах.
Можно заметить, что в свете различных концепций по-разному выглядят перспективы разрешения этнических конфликтов. Если причины этнических конфликтов коренятся в биологической природе человека, или особенностях его психики, или культурных различиях, то этнические конфликты сопровождают всю историю человечества, они вечны и неискоренимы. Если же они являются выражением особенностей экономической системы или издержками переходного периода между аграрным и индустриальным обществом, то, устранив или изжив предпосылки этой разновидности конфликтов, мы устраним и сами конфликты.
Едва ли можно сказать, что какая-то из этих теорий в большей степени соответствует действительности. Ни одна из них не является универсальной, то есть ни одна не способна объяснить причины всех этнических конфликтов. У этнических конфликтов нет общей, универсальной, «истинной» причины. Во-первых, этнические конфликты разные. В одних сильнее культурная составляющая, в других — экономическая, в третьих — демографическая и т. п. Во-вторых, этнические конфликты, как и любое социальное явление, — многомерный, многофакторный процесс. Если, собрав информацию о каком-либо конфликте, мы обнаружим, что за ним стоят главным образом экономические причины, можем ли мы сказать, что культурные различия между конфликтующими группами не имеют значения? Эмпирические исследования этнических конфликтов должны быть комплексными и многомерными, учитывающими взаимовлияние разных факторов: этноязыковой структуры и рынка труда, экономической структуры и норм обмена.
Л и т е р, а т у р а
1. Аронсон Е., Уилсон Т., Эйкерт Р. Социальная психология. — СПб., 2002.
2. Танака Котаро. Проклятье кеты // Пионовый фонарь: Японская фантастическая проза. Пер. с яп.- М., 1991. — С. 114−119.
3. Berghe P. The ethnic phenomenon. — New York, London, 1987.
4. Tajfel H., Turner J.C. The social identity theory of intergroup behavior // Psychology of intergroup relation / Ed. By S. Worchel. W.G. Austin / Chicago, 1986. C. 7−24.
5. Фрейд З. Неудовлетворенность культурой // Западно-европейская социология Х1Х — начала ХХ веков. — М., 1996. — С. 229.
6. Волкан В., Оболонский А. Национальные проблемы глазами психоаналитика // Общественные науки и современность. 1992. — № 6.
7. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций // ПОЛИС. 1994. — № 1.
8. Bonacich E. A Theory of Ethnic Antagonism: The Split Labor Market // American Sociological Review. 1972. — V. 37. — Р. 547−559.
9. Hechter M. The Dynamics of Secession // Acta Sociologica. 1992. — N 35. -P. 267−283.
10. Геллнер Э. Условия свободы. — М., 1995.
The article is devoted to analysis of the theories of interethnic hostility and ethnic conflicts. The concepts of '-ethnic conflict'- and '-interethnic hostility'- are regarded as mutually related. The meaning of the concept of '-ethnic conflict'- is clarified in the article.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой