Проблемы правовой регламентации института досудебного соглашения о сотрудничестве

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

6.2. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ ИНСТИТУТА ДОСУДЕБНОГО СОГЛАШЕНИЯ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ
Стройкова Анастасия Сергеевна, к.ю.н., доцент, кафедра уголовного права, юридический факультет, Адыгейский государственный университет
Аннотация. В статье обосновывается вывод о необходимости устранения имеющихся недостатков правовой регламентации института досудебного соглашения о сотрудничестве, поскольку такое положение не гарантирует должного обеспечения прав обвиняемого (подозреваемого) в российском уголовном судопроизводстве, что в свою очередь требует закрепления должного механизма его реализации уголовно-процессуальным законом.
Ключевые слова: подозреваемый, обвиняемый, защитник, прокурор, следователь, досудебное соглашение о сотрудничестве, ходатайство
THE PROBLEMS OF LEGAL REGULATION OF THE INSTITUTION OF THE PRECOURT AGREEMENT ABOUT THE COLLABORATION
Stroikova A.S., c.s.l., the senior lecturer, chair of criminal law, faculty of law, Adygea state university
Annotation: The article proves the conclusion about the necessity of elimination of the existing lacks in legal regulation of the Institution of the precourt agreement about the collaboration, as it doesn’t guarantee the necessary realization of a defendant’s (suspected) rights in Russian criminal legal proceedings, that in its turn demands fastening the due mechanism of its realization by procedural criminal law.
Keywords: suspect, defendant, attorney, public prosecutor, investigator, precourt agreement about the collaboration, application
29 июня 2009 года Федеральным законом № 141-ФЗ в Уголовно-процессуальный кодекс РФ введена новая глава 40'- «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве"1. Ввиду новизны института, в настоящее время и в теории и на практике без ответа остается целый ряд вопросов относительно реализации соответствующих норм закона.
В соответствии с п. 61 ст.5 УПК РФ досудебное соглашение о сотрудничестве — это соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения.
Приведенная нормативная регламентация сразу обращает на себя внимание. Соглашение имеет наиме-
1 Российская Федерация. Законы. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовнопроцессуальный кодекс Российской Федерации: [принят Гос. Думой 29 июня 2009 г. № 141 — ФЗ] //Собрание законодательства. -2009. — № 26. — Ст. 3139.
нование досудебного (что на первый взгляд должно предполагать возможность его заключения на стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования), при этом исходя из содержания самого определения становится ясным, что его оформление возможно только на стадии предварительного расследования уголовного дела. Кроме того, исходя из имеющейся в уголовно-процессуальном законе правовой регламентации процедуры заключения такого соглашения, следует заметить, что оно заключается не столько между сторонами обвинения и защиты в целом, сколько между отдельными участниками названных сторон: прокурором и подозреваемым (обвиняемым), его защитником (ч.3 ст. 317.3 УПК РФ). Ведь если бы речь шла о стороне обвинения в целом следовало бы сделать указание и на потерпевшего, а оно в законе отсутствует.
Досудебное соглашение о сотрудничестве начинается с того, что ходатайство о его заключении, также подписанное защитником, подается подозреваемым или обвиняемым в письменном виде на имя прокурора. При этом ходатайство поступает к прокурору не напрямую, а через следователя. В соответствии с ч.3 ст. 317'- УПК оно представляется прокурору подозреваемым или обвиняемым, его защитником через следователя. Однако в представленном механизме, на наш взгляд, есть существенное упущение: отсутствие обязанности следователя разъяснить обвиняемому (подозреваемому) его право ходатайствовать о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. И уж совсем непонятным становится это упущение законодателя в сравнении с имеющимися в УПК РФ нормами главы 40, регламентирующий особый порядок судебного разбирательства в отношении обвиняемого. В соответствии с п. 2 ч.5 ст. 217 УПК РФ у следователя имеется обязанность разъяснить обвиняемому его право ходатайствовать о применении особого порядка судебного разбирательства, а вот разъяснять право обвиняемого на заявление ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве почему-то отсутствует. Вместе с тем целый ряд авторов отмечают, что, согласно ч.2 ст. 16 УПК РФ, прокурор, следователь и дознаватель обязаны разъяснить подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечить им возможность защищаться всеми не запрещенными УПК способами и средствами.2 Другая авторская позиция заключается в том, что указанная обязанность лежит на защитнике, который и призван оказывать юридическую помощь гражданам. 3
На наш взгляд, целесообразным представляется дополнить ст. 46 и ст. 47 УПК РФ, регламентирующие совокупность принадлежащих подозреваемому и обвиняемому прав, еще и рассматриваемым правом, обязанность разъяснения которого будет «напрямую» возложена на должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу.
Продолжая анализировать возможность реализации предоставленного обвиняемому права на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве хотелось
2 Гричаниченко, А. Особый порядок принятия судебного решения: сравнительный анализ содержания главы 40 и главы 40'- УПК РФ, проблемы их применения / А. Гричаниченко //Уголовное право. — № 1. — 2010. — С. 85- Гранкин, К. Проблемы применения норм УПК РФ, регулирующих досудебное соглашение о сотрудничестве / К. Гранкин, Е. Мильтова // Уголовное право. — № 3. — 2010. — С. 77.
3 Горюнов, В. Новый правовой институт /В. Горюнов //Законность. — № 5. — 2010. — С. 40.
бы отметить следующее. Указанное ходатайство в соответствии с ч.1 ст. 317'- УПК РФ подается на имя прокурора, при этом фактически может к нему даже не попасть. Поскольку в соответствии с ч.3 ст. 317'- УПК РФ указанное ходатайство представляется прокурору через следователя. А следователь в свою очередь вправе наряду с решением о направлении его прокурору, вместе с согласованным с руководителем следственного органа мотивированным постановлением о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым и обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве, вынести решение в форме постановления, об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. При этом законодатель не оговаривает, что такой отказ следователя должен быть также согласован с руководителем следственного органа, а кроме того, и ходатайство обвиняемого (подозреваемого) и постановление следователя об отказе в его удовлетворении к прокурору не попадают, поскольку УПК РФ не регламентирует своим содержанием обязанность следователя направлять копии указанных документов прокурору, лишая тем самым прокурора возможности оценки произведенных действий на предмет законности. Даже если предположить, что прокурор будет информирован об их содержании указанных документов на этапе ознакомления с материалами уголовного дела и придет к выводу о необходимости его удовлетворения, прокурор в соответствии с УПК РФ не наделен полномочиями отменить постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства. Единственная возможность в данной ситуации вынести постановление о направлении материалов руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене постановления следователя.
На наш взгляд, такое положение вещей вряд ли может способствовать реализации п. 2 ч.1 ст. 6 и ч.1 ст. 11 УПК РФ, относительно гарантирования и реализации прав обвиняемого (подозреваемого) в российском уголовном судопроизводстве. В этой связи, по нашему мнению, более рациональным представляется необходимость изменения порядка предусмотренного уголовно-процессуальным законом, в следующем: отказ следователя в удовлетворении ходатайства подозреваемого (обвиняемого) о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве следует согласовывать с руководителем следственного органа, с последующим направлением копий указанных документов прокурору. В случае такого согласования, прокурор (в случае несогласия с законностью или обоснованностью принятого решения) получит возможность сразу направлять материалы дела вышестоящему прокурору для решения вопроса об отмене постановления следователя.
Каких-либо предварительных условий реализации обвиняемым предоставленного ему уголовнопроцессуальным законом права возбудить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве не предусмотрено. Форма такого ходатайства письменная, обращено должно быть прокурору с наличием подписи защитника. Кроме того, участником этих отношений выступает и следователь, поскольку именно он наделен правом предварительной оценки целесообразности заключения с обвиняемым соглашения о сотрудничестве.
Однако, в юридической печати прозвучала позиция, в соответствии с которой, участником таких правоотношений может выступать и дознаватель. И то, что он
не назван наряду со следователем, всего лишь чисто техническая ошибка.4 Вряд ли указанная позиция является взвешенной, поскольку нормативная регламентация главы 40'- УПК РФ не содержит указание на дознавателя, в качестве лица, полномочного принимать решение о заключении досудебного соглашения. Кроме того ст. 317.4 УПК РФ указывает на то, что единственно возможной формой предварительного расследования в отношении подозреваемого и обвиняемого с которым заключено досудебное соглашение выступает предварительное следствие.
Анализ нормативной регламентации ст. 317'- УПК РФ, позволяет говорить о том, что целью досудебного соглашения о сотрудничестве выступает: содействие подозреваемого (обвиняемого) следствию в раскрытии и расследовании преступлений, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления. Однако, для того чтобы разрешить ходатайство подозреваемого (обвиняемого) о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, следователь должен убедиться в том, что: подозреваемый (обвиняемый) действительно располагает сведениями, которые могут содействовать следствию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию, других соучастников преступления, розыску имущества добытого преступным путем- сведения, которые может сообщить подозреваемый (обвиняемый), не получены из других источников в ходе доследственной проверки или предварительного следствия- в рамках предполагаемого сотрудничества с участием подозреваемого (обвиняемого) могут быть произведены необходимые для достижения регламентированных ч.2 ст. 317'- УПК РФ целей следственные и иные процессуальные действия. 5
Таким образом, досудебное соглашение может быть заключено с лицом только при наличии информации о том, что это лицо действительно может обладать соответствующими сведениями. В этой связи возникает сложность в решении вопроса: какие действия могут быть произведены с участием подозреваемого (обвиняемого) в рамках предполагаемого сотрудничества? Одни авторы говорят, что это могут быть лишь следственные и иные процессуальные действия.6 Другие, свидетельствуют о возможности участия подозреваемого (обвиняемого) и в проведении оперативнорозыскных мероприятий.7 Мы солидарны с позицией последних, поскольку приказом Генерального прокурора «Об организации работы по реализации полномочий прокурора при заключении с подозреваемыми (обвиняемыми) досудебных соглашений о сотрудничестве по уголовным делам» № 107 от 15 марта 2010 г. в п. 1.5 указано на необходимость учитывать, что «ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве должно содержать указание на дейст-
4 Зуев, С. Новая глава УПК /С. Зуев //Законность. — № 9. — 2009. — С. 17−18.
5 Шумилин, С. Ф. Механизм реализации полномочия следователя на разрешение ходатайства подозреваемого или обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве нуждается в совершенствовании /С.Ф. Шумилин //Российский следователь. — 2010. — № 5. — С. 10.
6 Шумилин, С. Ф. Механизм реализации полномочия следователя на разрешение ходатайства подозреваемого или обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве нуждается в совершенствовании /С.Ф. Шумилин //Российский следователь. — 2010. — № 5. — С. 11.
7 Горюнов, В. Новый правовой институт /В. Горюнов //Законность. — № 5. — 2010. — С. 40.
вия, которые подозреваемый (обвиняемый) обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления (добровольно участвовать в следственных действиях, проводимых как по возбужденному в отношении лица уголовному делу, так и по другим уголовным делам, в проведении оперативно-розыскных мероприятий, способствующих выявлению готовящегося, совершаемого или совершенного преступления, а также сообщить о месте нахождения разыскиваемого лица, имуществе, добытом преступным путем, о структуре преступной организации, ее руководителях и др.)"8. Кроме того, в п. 1. 13. регламентировано положение по которому: «Полноту и правдивость сведений, сообщенных обвиняемым при выполнении обязательств по досудебному соглашению о сотрудничестве, удостоверять на основании материалов уголовного дела и иных данных (справок, копий протоколов следственных действий, документов оперативно-розыскной деятельности и др.)9.
Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что в числе прочих действий, которые подозреваемый или обвиняемый обязуется совершить при выполнении им обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве (п. 6 ч.1 ст. 317.3 УПК РФ) следует иметь ввиду не только следственные и иные процессуальные действия, но и оперативно — розыскные, выполнение которых обусловит достижение целей досудебного соглашения о сотрудничестве с подозреваемым (обвиняемым).
Это в свою очередь требует, на наш взгляд, активного поведения защитника на предварительном следствии. Указанное положение обусловлено в первую очередь функциональным положением защитника (ведь его участие в производстве по уголовному делу — одна из гарантий должного обеспечения прав обвиняемого). Активность защитника должна выражаться в его участии в следственных и иных действиях, проводимых с участием обвиняемого, заявлении ходатайств следователю о реализации сведений сообщенных обвиняемым во исполнение заключенного соглашения, контроле за максимально полной и точной фиксацией в протоколах и иных материалах уголовного дела всех сведений, полученных с помощью его подзащитного. Это позволит как прокурору, так в последующем и суду оценивать активность, пределы и характер сотрудничества обвиняемого, его значение в достижении тех целей, которые обусловлены досудебным соглашением о сотрудничестве, в конце концов, обеспечит аргументационную базу стороне защиты в случае ее несогласия с выводами и оценками стороны обвинения (в лице прокурора) сделанными в ее представлении суду (ч.2 ст. 317.5. УПК РФ).
В свою очередь прокурор, в силу обязанности разъяснять права участникам уголовного процесса, где в числе прочих перечислен и обвиняемый (подозреваемый), и обеспечивать возможность их осуществления в силу ч.1 ст. 11 УПК РФ, при заключении соглашения должен выяснить, проводилась ли защитником консультация с подзащитным перед заявлением ходатай-
8 Российская Федерация. Генеральная прокуратура. Об организации работы по реализации полномочий прокурора при заключении с подозреваемыми (обвиняемыми) досудебных соглашений о сотрудничестве по уголовным делам: приказ: [принят 15 марта 2010 г. № 107] //Законность. — 2010. — № 6. — С. 55−56.
9 Там же. С. 57.
ства, были ли до него доведены установленные законом условия и последствия заключения досудебного соглашения.
Изложенное, по нашему мнению, позволяет говорить о необходимости указывать в соглашении и данные защитника, в связи с его непосредственным участием при заключении о сотрудничестве и дальнейшем производстве.
Действующий российский уголовно-процессуальный закон не регламентирует возможность прекращения действия досудебного соглашения о сотрудничестве в случае невыполнения сторонами в ходе предварительного расследования его условий. В отличие от законодательства российского, зарубежное (например, законодательство США) предусматривает такую возможность. Так в случае если подсудимый отказывается сотрудничать в полном объеме, либо намеренно предоставил ложные, вводящие в заблуждение или неполные сведения или показания, либо совершил или пытался совершить другие преступления, либо иным способом нарушил какие-либо положения договора ор сотрудничестве, прокуратура освобождается
от взятых на себя обязательств по данному догово-
10
ру.
Несмотря на то, что такая ситуация российским УПК осталась нерегламентированной, на наш взгляд, в случае не исполнения подозреваемым (обвиняемым) принятых на себя обязательств по содействию следствию в раскрытии и расследовании преступлений, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества добытого преступным путем, прокурор с учетом мнения следователя вправе принять решение о прекращении действия досудебного соглашения о сотрудничестве, процессуально закрепив его мотивированным постановлением. О принятом решении должны быть извещены подозреваемый, обвиняемый и защитник с разъяснением установленного процессуальным законом порядка обжалования вышестоящему прокурору.
При этом, зарубежное законодательство (на примере США) устанавливает положение по которому в соответствии с Федеральными правилами уголовного процесса в окружных судах США (правило 11 пункт Е), если договоренность не достигнута, обвинитель не имеет права использовать на процессе заявления обвиняемого, которые им были сделаны во время обсуждения «сделки о признании вины». Указанное положение было бы уместным и в российском уголовном процессе. Поскольку, на наш взгляд, расторжение соглашения о сотрудничестве должно влечь за собой признание недопустимыми тех доказательств, которые получены от обвиняемого в ходе досудебного соглашения о сотрудничестве, что гарантирует его права на защиту, обеспечивает состязательную основу уголовного судопроизводства и соблюдение принципа равенства сторон.
Рассмотренные в статье проблемные аспекты реализации института досудебного соглашения о сотрудничестве с обвиняемым (подозреваемым) не являются исчерпывающими, а высказанные авторские позиции не претендуют на единственно возможное решение возникающих проблем. Безусловно, дальнейшая судьба появившегося института будет зависеть от складывающейся правоприменительной практики, а обеспе-
10 Махов, В. Н. Уголовный процесс США (досудебные стадии) /В.Н. Махов, М. А. Пешков: учебное пособие. — М.: ЗАО «Бизнес-школа «Интел-Синтез», — 1998. — С. 167- 172.
чение ее единства настоятельно потребует разъяснений Верховного Суда Р Ф. Но одно остается несомненным, обеспечение прав участников такого рода процедуры требует не только внесения целого ряда изменений и дополнений появившегося в УПК РФ института досудебного соглашения о сотрудничестве с обвиняемым (подозреваемым), но и нормативное закрепление механизма реализации имеющихся норм.
Список литературы:
1. Российская Федерация. Законы. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовнопроцессуальный кодекс Российской Федерации: [принят Гос. Думой 29 июня 2009 г. № 141 — ФЗ] //Собрание законодательства. — 2009. — № 26. — Ст. 3139.
2. Российская Федерация. Генеральная прокуратура. Об организации работы по реализации полномочий прокурора при заключении с подозреваемыми (обвиняемыми) досудебных соглашений о сотрудничестве по уголовным делам: приказ: [принят 15 марта 2010 г. № 107] //Законность. — 2010. — № 6. — С. 55−56.
3. Горюнов, В. Новый правовой институт /В. Горюнов //Законность. — № 5. — 2010. — С. 40.
4. Гранкин, К. Проблемы применения норм УПК РФ, регулирующих досудебное соглашение о сотрудничестве / К. Гранкин, Е. Мильтова // Уголовное право. — № 3. — 2010. — С. 77.
5. Гричаниченко, А. Особый порядок принятия судебного решения: сравнительный анализ содержания главы 40 и главы 40'- УПК РФ, проблемы их применения / А. Гричаниченко //Уголовное право. — № 1. — 2010. — С. 85.
6. Зуев, С. Новая глава УПК /С. Зуев //Законность. — № 9. -2009. — С. 17−18.
7. Махов, В. Н. Уголовный процесс США (досудебные стадии) /В.Н. Махов, М. А. Пешков: учебное пособие. — М.: ЗАО «Бизнес-школа «Интел-Синтез», — 1998. — С. 167
8. Шумилин, С. Ф. Механизм реализации полномочия следователя на разрешение ходатайства подозреваемого или обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве нуждается в совершенствовании /С.Ф. Шумилин //Российский следователь. — 2010. — № 5. — С. 10.
РЕЦЕНЗИЯ
Актуальность рассматриваемого автором в рамках статьи вопроса несомненна. Очевидно это обусловлено новизной рассматриваемого института, отсутствием сложившейся правоприменительной практики в разрешении возникающих спорных моментов при реализации института досудебного соглашения о сотрудничестве с обвиняемым (подозреваемым). В настоящее время по многим процессуальным позициям (в том числе и затронутым в статье) обвиняемый поставлен в положение которое не свидетельствует о полноте гарантирования принадлежащих ему прав, что в свою очередь дает основание говорить о неполной реализации принципа равенства сторон в уголовном судопроизводстве.
В этой связи автором предпринята попытка подробнее остановиться на проблемных вопросах правовой регламентации института досудебного соглашения о сотрудничестве обвиняемого (подозреваемого) в аспекте реализации его прав.
Заслуживающими внимания являются выработанные автором предложения и рекомендации по внесению изменений в российский уголовно-процессуальный закон в целях усовершенствования механизма обеспечения прав обвиняемого (подозреваемого) при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, которые в свою очередь свидетельствуют о новизне авторского подхода в решении поставленных задач.
Вышеизложенное позволяет рекомендовать статью Стройковой Анастасии Сергеевны «Проблемы правовой регламентации института досудебного соглашения о сотрудничестве» для публикации в журналах рекомендованных ВАК.
Председатель Кубанской коллегии адвокатов
д.ю.н., профессор Ф.Г. Шахкелдов

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой