Герменевтика «я» Поля Рикера

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 1(091)
ГЕРМЕНЕВТИКА «Я» ПОЛЯ РИКЕРА
© Яна Сергеевна Чернова
Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина, г. Тамбов, Россия, аспирант кафедры философии, e-mail: lisa6808@mail. ru
Статья посвящена исследованию некоторых примечательных аспектов герменевтических усилий выдающегося французского мыслителя Поля Рикера, направленных на прояснение различных измерений человеческой субъективности.
Ключевые слова: П. Рикер- герменевтика- субъект- тождественность- самость.
Выдающийся французский философ Поль Рикер (1913−2005) в своих трудах по герменевтике много и плодотворно размышлял о значении разнообразных культурных знаков, символов и текстов, раскрывающих и конституирующих смысл человеческой экзистенции. Цель данной статьи заключается в том, чтобы исследовать некоторые примечательные аспекты герменевтических усилий Рикера, направленных на прояснение раз-
личных измерений человеческой субъективности.
Философы прошлого усиленно обсуждали различные апории, связанные с понятием «Я». Так, у Б. Паскаля мы находим следующее размышление: «Что такое „я“? Человек стоит у окна и смотрит на прохожих- если я пройду мимо, то смогу ли сказать, что он стоял у окна, чтобы меня увидеть? Нет, потому что он не думает именно обо мне- но
тот, кто любит кого-то за красоту, любит ли он его? Нет, потому что из-за ветряной оспы, которая убьет красоту, не убив человека, он его разлюбит. И если меня любят за мою рассудительность, за мою память, — любят ли меня? Меня? Нет, потому что я могу утратить эти качества, не утратив самого себя. Где же оно, это я, если оно ни в теле, ни в душе? И как любить тело или душу иначе как за эти качества, которые не создают меня, ибо они преходящи? Можно ли любить отвлеченно субстанцию человеческой души, каковы бы ни были ее качества?» [1]. По словам современного английского философа Г. Райла, «систематическая неуловимость» понятия «Я» порождает те затруднения, которые испытывают как теоретики, так и совершенно неискушенные люди [2]. Многообразие способов употребления «Я» побуждает метафизически настроенную личность сделать предположение о существовании особой духовной субстанции, обозначением которой служит данное слово. Подобный способ рассуждения допускает в качестве наиболее подходящего референта термина «Я» картезианское Ego, что приводит к заключению о наличии привилегированного доступа субъекта к своему индивидуальному внутреннему миру, недоступному и скрытому от другого.
Одним из важнейших вкладов П. Рикера в современную философию можно считать предложенный им способ мышления, который стимулировал новое обсуждение стародавнего философского вопроса о природе самости (кто мы есть сами по себе), вопроса о том, что означает быть мыслящим, рефлектирующим субъектом. В фокусе философских исканий Рикера всегда располагался бытийный субъект. Поэтому его по праву можно считать хранителем и продолжателем французской традиции рефлексивной философии, которая была заложена еще Р. Декартом, а в XX столетии представлена работами учителя Рикера — Ж. Набера. «Когда мы говорим, что философия есть рефлексия, — пишет Рикер, — то мы, разумеется, имеем в виду само-рефлексию». Отсюда он формулирует ключевой вопрос: «Что такое рефлексия? Что такое Я-сам как само-рефлексия?» [3].
Рикеровский подход к субъективности одновременно является феноменологическим и герменевтическим [4]. Феноменологиче-
ским потому, что при помощи рефлексивного анализа Рикер стремится прояснить все то, что непосредственно и несомненно доступно индивидуальному сознанию: факт собственной экзистенции субъекта, «самостностную» характеристику экзистенции. Герменевтическим же его подход является потому, что рефлективный анализ выступает у Рикера не как дескриптивный, в интуитивном или интроспективном смысле, а как косвенный и интерпретативный, к тому же мотивируется фундаментальной целью герменевтики.
Разбирая проблему личной идентичности, Рикер обращает внимание на необходимость разграничения двух основных значений идентичности в зависимости от того, будем ли мы понимать под словом «идентичный» эквивалент латинского idem (тождественность) и ipse (самость). Он неоднократно заявляет, что самость не есть тождественность. Из-за смешения этих двух значений понятий идентичности терпят крах различные решения проблемы человеческой субъективности, замкнутой на слове «Я».
В связи с особым способом, применяемым Рикером к проблеме самости и сопутствующим ей философским задачам, обнаруживается расхождение между его герменевтикой «Я» и философией субъекта (или философий Cogito). По признанию самого Рикера, «герменевтика самости располагается на равной дистанции и от апологии Cogito, и от отказа от Cogito» [5]. Он ищет третий путь между картезианским cogito, претендующим на роль конечного обоснования, и низложенным cogito Ницше, путь, способный привести к глубинному преобразованию cogito. Как отмечает И. С. Вдовина, «Рикер исходит из того, что человеческое „Я“ открывается только через диалектику его самости и многочисленных зависимостей» [6]. Разрыв между герменевтикой Рикера и философиями Cogito связан, прежде всего, с типом достоверности, на которую претендует первая. Для развертывания диалектики понятий «Я» и «другой» и тем самым для обозначения особого рода достоверности, присущей для герменевтики, приемлемым, по мнению Рикера, оказывается слово аттестация как своеобразное верование, или лучше доверие: «…аттестация сближается со свидетельством в той мере, в какой мы верим именно в слово свидетельства… Аттестация основополагаю-
щим образом представляет собой самоатте-стацию» [5, с. 38−39].
Теоретическим новаторством Рикера, безусловно, является стремление учесть накопленный различными философскими традициями опыт и использовать этот опыт для исследования проблемы субъективности, в частности приглашение участвовать в конструктивном сопоставлении аналитической и герменевтической философии. Обозначенное намерение «навести мосты» между несхожими философскими традициями, исследуя и используя разработанные в них методологические арсеналы и понятийные конструкты, наглядно выражается у Рикера в подходе к решению проблемы самости, какой она представлена в книге «Я-сам как другой». Именно вопрос о личной идентичности, по убеждению французского мыслителя, становится точкой пересечения аналитической и герменевтической философии. В свое время Рикер говорил о прививке герменевтики к феноменологии- теперь, по словам исследователя творчества Рикера Ж. Грейша, можно вести речь о прививке герменевтики к аналитической философии (П. Стросон, Д. Дэвидсон, Дж. Серль, Дж. Остин и др.) — именно анализ самости дает повод для такого вывода [6, с. 10].
Рикеровскую герменевтику «Я», занимающую эпистемическое и онтологическое место, отличают три основные черты: окольная рефлексия посредством анализа, диалектика самости и тождественности, а также диалектика самости и инаковости [5, с. 32]. Анализ проблемы самости Рикер начинает с выделения четырех сфер способностей человеческого субъекта. «Во-первых, способность говорить, вступать в общение с другими посредством языка. „Я могу говорить“. Во-вторых, способность вмешиваться в ход вещей посредством действий, усилий, если так можно выразиться, прокладывая свой путь в физическом мире. „Я могу действовать“. В-третьих, способность рассказывать о своей жизни и, следовательно, формировать собственную идентичность посредством повествования, основываясь на своих воспоминаниях. „Я могу рассказать о себе“… В-четвертых, способность быть субъектом действия, рассматривать самого себя в качестве автора собственных поступков, то есть быть вменяемым» [7].
Этим четырем способностям соответствуют четыре типа вопрошания: кто говорит? кто действует? кто рассказывает о себе? кто является моральным субъектом вменения? Поскольку существует множество различных способов поставить вопрос кто?, постольку герменевтика «Я» вынуждена идти «окольным путем» через серию вопрошаний к выявлению онтологической структуры «Я». Отсюда исследования Рикера приобретают фрагментарный характер, уберечь от рассеивания которые помогает их тематическое единство в виде человеческого действования [5, с. 36]. Герменевтика «Я» трактуется Рикером как человеческое действование, выступающее основополагающим модусом бытия.
Рассматривая проблему своего «Я», французский философ Мишель Фуко подчеркнул, что данная проблема замыкается на вопросе о субъекте. Поскольку «я есть моя душа», постольку забота о себе равнозначна заботе о своей душе [8]. Душа является субъектом действия, поскольку она движет телом, действует посредством своих инструментов и т. д. По убеждению Фуко, принцип проявления заботы о себе является «основой рационального поведения в любой форме активной жизни, стремящейся отвечать принципу духовной рациональности» [8, с. 284]. Рикер, как и Фуко, постоянно акцентуирует действовательный аспект человеческой личности.
Используя референциальный подход, Рикер предпринимает первый шаг к иденти-фицикации понятия личность. Особенность (а не достоинство!) референциального подхода состоит в том, что при его применении игнорируется необходимость учета саморе-ференции во время употребления указательных слов. Когнитивные ресурсы аналитической философии помогают Рикеру прояснить возможности и границы идентифицирующей референции, в частности ответить на вопрос, какова референциальная функция местоимению «Я»? Прибегая к стратегии анализа грамматических выражений естественного языка П. Ф. Стросона, которая заключается в выделении привилегированных партикуляр-ностей (Рикер именует их «базисными пар-тикулярностями»), французский философ предлагает рассматривать личность как одну из «вещей», о которых мы говорим. Однако подход Стросона к вопросу о «Я» затемняет-
ся, как считает Рикер, вопросом о тождественности в смысле idem [5, с. 50]. В особенности это обнаруживается в случае решения проблемы понимания способа, каким телесное «Я» личности является сразу и телом вообще, и одним из способов «Я», его способом быть в мире.
Несомненно, достоинство идентифицирующей референции к определению личности состоит в том, что при использовании данного подхода личность рассматривается как логический субъект по отношению к предикатам, которые ему приписываются. Однако трудность референциального анализа изначального понятия личности обусловлена тем, что личность в этом случае предстает для нас как «одна и та же вещь», которой атрибутируются одновременно физические и психические предикаты, что создает определенную проблему при построении согласованной теории «Я». Дело в том, что при референциальном подходе к личности она предстает просто как вещь среди других вещей, о которых мы говорим в 3-м лице. Употребляя словесные выражения «Мне больно», «Я надеюсь», «Я волнуюсь» и т. п., мы тем самым прибегаем к рефлексивным актам, которые идентифицируют личность в первом лице единственного числа, выражая не только ее тождественность, но и самость в акте говорения некого «я» с неким «ты».
Поэтому Рикер указывает на необходимость дополнить референциальный подход, обнаруживший свою методологическую ограниченность, рефлексивным анализом семантики «Я». Необходимость такого шага французский философ усматривает в том, что это позволяет преодолеть апорию говорящего субъекта (или «апорию привязки»), на которую обратил внимание еще Л. Витгенштейн. Благодаря схождению двух способов философии языка — идентифицирующей референции и рефлексивности высказывания — «личность как объект идентифицирующей рефлексии и субъект как автор высказывания имеют одно и то же значение» [5, с. 75].
Рикер ясно осознает, что субъект это не только тот, кто говорит, но тот, кто действует (ведь сам процесс говорения также можно рассматривать как речевое действие). Понятийный анализ действия служит Рикеру «длинным окольным путем», чтобы превратиться для исследователя в преимущество в
разрешении вопроса кто? И здесь герменевтика обнаруживает известное родство с семантикой действия, поскольку «действие можно рассматривать как текст, а интерпретацию посредством мотивов — как прочтение». Недостаток аналитической философии, по Рикеру, состоит в том, что она не способна справиться с проблемами, касающимися аттестации, которые сопряжены с интенциями (намерениями) субъекта действия. Но если поиски мотивов действия являются бесконечными, то поиски его автора конечны. Это означает, что инициатива как вмешательство агента действия в ход вещей требует своего осмысления для выявления этических и моральных характеристик субъекта. Теория действия, таким образом, выполняет у Рикера роль пропедевтики к вопросу о самости, требуя для получения ясного ответа на него слияния аналитической и феномено-лого-герменевтической традиции.
Определенным преимуществом Рикера в решении проблемы самости является предложенный им герменевтический анализ временного измерения как субъекта («Я»), так и самого действия. Пробел многих предшествующих исследований человеческой субъективности заключается в игнорировании факта включенности личности как деятеля в историю. Особенно явно этот недостаток просматривается в аналитической философии. Рикер полагает, что в рамках разработанной им теории повествования (нарративной теории) конкретная диалектика самости и тождественности достигает своего расцвета. Именно этот пункт оказывается камнем преткновения для англо-американской (аналитической) философии. Понятие личной идентичности у Рикера смыкается с понятием нарративной идентичности, поскольку
«Я -сам» ищет свою идентичность в различных повествованиях в течение всей своей жизни. Итогом рикеровского анализа стала предположительная цепь утверждений: «самопонимание есть интерпретация- интерпретация „Я“, в свою очередь, находит в повествовании, среди прочих знаков и символов, преимущественное опосредование- это последнее совершает заимствования как у истории, так и у художественного вымысла, превращая историю какой-либо жизни в вымышленную историю» [5, с. 144]. Таким образом, нарративная идентичность, импли-
цитно содержащая диалектику тождественности и самости, выступает у Рикера опосредованным способом постижения «Я».
Строя теорию нарративной идентичности, Рикер решает с ее помощью тройную задачу — «описать, рассказать, предписать», т. е., по сути, дополняет изучение «Я» рядом опосредований, призванных выявить практический и этический аспекты. В результате к языковому, практическому и нарративному измерениям субъективности Рикер добавляет новое измерение, одновременно этическое и моральное.
Следует иметь в виду, что в философии Рикера утверждается примат этики над моралью. Этика определяется им как «стремление в высшей жизни, а мораль — соединение этого стремления с нормами, которым одновременно свойственно притязание на универсальность и принудительность» [5, с. 205]. Французский мыслитель заявляет, что «мораль создает возможность лишь для ограниченного — хотя правомерного и даже обязательного — осуществления этической цели, и, следовательно, этика включает в себя мораль» [5, с. 206]. Предложенный Рикером тезис делает самооценку более фундаментальной, нежели самоуважение. Вводимая Рикером на этой конечной стадии практической философии герменевтическая точка зрения призвана обогатить понятие «Я» через установление взаимоотношений между интерпретацией текста действия и самоин-терпретацией. В этическом плане самоинтер-претация превращается у него в самооценку [5, с. 215]. Этическое измерение субъективности имеет для Рикера особое значение, т. к. на этой стадии осуществляется легитимация межличностных отношений на основе идеи взаимности. Самооценка как рефлексивный момент цели благой жизни обретает опору морального статуса в структуре совместного бытия исторического сообщества в виде автономности воли. Самооценка превращается в форму признания через взаимность в дружбе, пропорциональное равенство в справедливости. «Признание, — заключает Рикер, -есть структура „Я“, размышляющего о движении, которое относит самооценку к заботливости, а заботливость — к справедливости» [5, с. 347].
Герменевтика самости Поля Рикера направлена в конечном счете на выявление
способа бытия у «Я». Интерпретация «Я» методом фрагментации через развертывание цепи диалектических опосредований самости с инаковостью позволяет французскому философу обнаружить онтологическое измерение самости. Раскрывая онтологическую роль самости, Рикер тем самым добавляет новое измерение к онтологии, которое вытекает из его герменевтического анализа «Я». А именно проведенное французским философом разграничение между самостью и инаковостью указывает на наличие двух модусов бытия. Рикер не скрывает, что его герменевтика самости во многом созвучна темам книги М. Хайдеггера «Бытие и время»: «Онтологический статус самости, — пишет Рикер, — прочно основан на различии между двумя модусами бытия, которыми у Хайдеггера является Dasein и Vorhandenheit. В этом отношении между категорией тождественности из моего собственного анализа и понятием Vorhandenheit у Хайдеггера существует то же соотношение, что и между самостью и способом бытия Dasein» [5, с. 362]. Оперируя хайдеггеровским понятием «заботы», Рикер подчеркивает взаимосвязь бытия самости с понятием мира. Целостность мира представляет собой горизонт человека действующего, его мышления, поступка, ощущения. Бытие мира оказывается базовым коррелятом бытия «Я»: «Нет мира без „Я“, которое в нем находится и действует, нет „Я“ без мира, где оно так или иначе действует» [5, с. 363]. Ключевое онтологическое понятие Рикера «аттестация» помогает нам приобрести уверенность, что мы существуем в модусе бытия самости. «То, что аттестуется, в конечном итоге, есть самость, одновременно отличная от тождественности и пребывающая в диалектическом отношении с инаковостью» [5, с. 354]. Таким образом, «долгий окольный путь» философской рефлексии приводит нас к пониманию сложной структуры самости, включающей лингвистическое, практическое, нарративное и этическое измерения.
Выводы. Обращаясь к проблеме личной идентичности («Я-сам»), Поль Рикер сумел обосновать необходимость разграничения двух основных значений идентичности — тождественность (idem) и самость (ipse), ибо самость не есть тождественность. Именно смешение этих двух значений понятий идентичности зачастую приводит к провалу раз-
личные решения проблемы человеческой субъективности.
Рикер применил особый, феноменологогерменевтический способ к проблеме самости, открывший путь к глубинному преобразованию cogito. Через развертывание диалектики понятий «Я» и «другой» он обозначил особый род достоверности — самоаттестация, присущий для герменевтики.
Анализ проблемы самости, согласно Рикеру, создает теоретико-методологические предпосылки для диалога представителей аналитической и феноменолого-герменевти-ческой философии. Привлечение концептуальных и методологических ресурсов различных философских традиций для исследования проблемы человеческой субъективности позволило Рикеру ясно показать ограниченные возможности референциального (семантического) подхода, пренебрегающего временным измерением человеческой экзистенции.
Герменевтика «Я» Рикера, занимающая эпистемическое и онтологическое место, обладает тематическим единством в виде человеческого действования. Последняя особенность признается французским мыслителем основополагающим модусом бытия. Акцентируя важнейшую характеристику человече-
ской экзистенции, а именно действование, Рикер выявил различные аспекты человеческой субъективности- он обогатил понятие «Я» через герменевтическую точку зрения, дополнив изучение самости рядом опосредо-ваний и доказав, что самосознание предполагает долгий окольный путь философской рефлексии, а не является ее отправной точкой.
1. Паскаль Б. Мысли / пер. с фр. Ю. Гинзбург. Москва- Харьков, 2003. С. 263.
2. Райл Г. Понятие сознания. М., 1999. С. 185.
3. Ricoeur P. Freud and Philosophy. An Essay on Interpretation. New Haven, 1970. Р. 42−43.
4. Madison G.B. Ricoeur and the Hermeneutics of the Subject // The Philosophy of Paul Ricoeur. Chicago. 1995. P. 75−93.
5. Рикер П. Я-сам как другой. М., 2008. С. 19.
6. Вдовина И. С. Книга П. Рикера «Я-сам как другой» // Рикер П. Я-сам как другой. М., 2008. С. 6.
7. Рикер П. Интерпретируя историю // Рикер П. История и истина. СПб., 2002. С. 15−16.
8. Фуко М. Герменевтика субъекта // Социологос. М., 1991. С. 289.
Поступила в редакцию i. G2. 2Gii г.
UDC 1(091)
«I» HERMENEUTICS OF POLE RICKER
Yana Sergeyevna Chernova, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russia, Post-graduate Student of Philosophy Department, e-mail: lisa6808@mail. ru
The article is devoted to the research of some remarkable aspects of hermeneutics efforts of outstanding French thinker of Pole Ricker directed on clearing of various measures of human subjectivity.
Key words: P. Ricker- hermeneutics- subject- identity- selfhood.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой