Модальные бипредикативные конструкции с показателем винительного и древнего родительного падежа в тексте якутского героического эпоса олонхо (на материале олонхо «Строптивый Кулун Куллустуур»)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Кюн Алгыс Матвеевна
МОДАЛЬНЫЕ БИПРЕДИКАТИВНЫЕ КОНСТРУКЦИИ С ПОКАЗАТЕЛЕМ ВИНИТЕЛЬНОГО И ДРЕВНЕГО РОДИТЕЛЬНОГО ПАДЕЖА В ТЕКСТЕ ЯКУТСКОГО ГЕРОИЧЕСКОГО ЭПОСА ОЛОНХО (НА МАТЕРИАЛЕ ОЛОНХО & quot-СТРОПТИВЫМ КУЛУН КУЛЛУСТУУР& quot-)
В статье рассмотрены структурно-семантические особенности модальных бипредикативных конструкций с показателем винительного и древнего родительного падежа, функционирующие в тексте якутского героического эпоса олонхо. Установлено, что конструкции с показателем родительного падежа, в отличие от построений с винительным падежом, являются специализированными средствами оформления обсуждаемых модальных конструкций. Анализированные бипредикативные конструкции нередко выступают в роли членов параллелизма. Адрес статьи: м№^. агато1а. пе1/та1епа18/2/2015/5−½?Шт1
Источник
Филологические науки. Вопросы теории и практики
Тамбов: Грамота, 2015. № 5 (47): в 2-х ч. Ч. I. C. 123−126. ISSN 1997−2911.
Адрес журнала: www. gramota. net/editions/2. html
Содержание данного номера журнала: www. gramota. net/mate rials/2/2015/5−1/
© Издательство & quot-Грамота"-
Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www. gramota. net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: phil@gramota. net
УДК 811. 512. 157'-366:398 Филологические науки
В статье рассмотрены структурно-семантические особенности модальных бипредикативных конструкций с показателем винительного и древнего родительного падежа, функционирующие в тексте якутского героического эпоса олонхо. Установлено, что конструкции с показателем родительного падежа, в отличие от построений с винительным падежом, являются специализированными средствами оформления обсуждаемых модальных конструкций. Анализированные бипредикативные конструкции нередко выступают в роли членов параллелизма.
Ключевые слова и фразы: якутский героический эпос олонхо- конструкция- эпическая формула- модальность- параллелизм- вариант- эмоциональность.
Кюн Алгыс Матвеевна
Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера Сибирского отделения РАН algys17@mail. ги
МОДАЛЬНЫЕ БИПРЕДИКАТИВНЫЕ КОНСТРУКЦИИ С ПОКАЗАТЕЛЕМ ВИНИТЕЛЬНОГО И ДРЕВНЕГО РОДИТЕЛЬНОГО ПАДЕЖА В ТЕКСТЕ ЯКУТСКОГО ГЕРОИЧЕСКОГО ЭПОСА ОЛОНХО (НА МАТЕРИАЛЕ ОЛОНХО «СТРОПТИВЫЙ КУЛУН КУЛЛУСТУУР»)(c)
Синтетическими бипредикативными конструкциями (далее — БПК) с показателем винительного падежа выражаются изъяснительные, предметно-дополнительные, а также противительные отношения [2- 10- 11].
В результате анализа подобных конструкций в тексте олонхо «Куруубай хааннаах Кулун Куллустуур» («Строптивый Кулун Куллустур») [8] нами установлено, что БПК с показателем винительного падежа передаются также специфические дополнительные отношения, которые имеют ярко выраженную модальную окраску. Такие БПК мы условно называем модальными БПК с показателем винительного падежа. Эти БПК имеют структурные варианты, представленные показателем пережиточного древнего (рудиментарного) родительного падежа.
Целью настоящей статьи является анализ структуры и функций (семантики) модальных БПК с показателями винительного или родительного падежа.
В якутском языке особенности употребления синтаксических конструкций в тексте якутского героического эпоса встречаются в отдельных статьях [3- 4]. Средства выражения модальности, экспрессивности, а также коммуникативные типы предложения освещены в монографических исследованиях [1- 5−7].
В тексте олонхо [8] нами обнаружено всего 106 БПК с зависимой предикативной единицей (далее — ЗПЕ) в форме винительного или рудиментарного родительного падежа, из них 35 БПК характеризуются модальным значением. В БПК с модальным значением главная предикативная единица (ГПЕ) обычно представляется экспрессивными структурами.
Как показывает выборка, модальные БПК с показателем винительного, а также омонимичного рудиментарного родительного падежа, чаще всего используются при выражении гнева, досады и раскаяния героев олонхо:
(То^ус омугу куотар / Кулан кубул^аттаах садьык / Бу иhэр=и=н) [абатын кер даа!] [Там же, с. 26]. / Вот досада! / Идет она сама — неуловимый оборотень, / Затмевающая хитрость девяти племен [Там же, с. 303]!
В данной БПК главный предикат выражен междометным модальным сочетанием абатын кер даа, где абатын (абата) обозначает «досаду, огорчение, сетование говорящего» [9, с. 234]. Причастие -ар в форме зависимого сказуемого характеризуется рудиментарной формой родительного падежа, который в якутском языке не получил развитие. Частицей даа подчеркивается значение сильной досады, передаваемое аналитической модальной структурой абатын кер. В результате этого предложение в целом характеризуется яркой эмоциональной окраской: в нем описывается сильная досада и гнев главного героя Кулун Куллустуур на удаганку Кун Толомон Ньургустай, которая пришла к нему свататься.
В тексте анализируемого олонхо конструкции подобного типа чаще всего используются в прямой речи персонажа при выражении им эмоциональной реакции на что-либо. Это обычно имеет место перед богатырской схваткой.
Обсуждаемые модальные БПК характеризуются типизированной структурой и семантикой, что позволяет расценивать их в качестве специфической эпической формулы, используемой при передаче эмоционального состояния персонажа / героя.
Надо отметить, что подобные конструкции преобразуются в БПК с подлежащной ЗПЕ. Ср.: (Ацардас ха-рахтаах адьарай атамаана / Айахтата турар=ы=н) / [Абакка=ты=н кер эрэ!] [8, с. 90]. / Послушайте-ка, / Что брешет / Одноглазый атаман адьараев [Там же, с. 361]! и БПК с подлежащной ЗПЕ — (Ацардас харахтаах адьарай атамаана / Айахтата турар=а) / [Абаккатын кер эрэ!].
В вышеприведенном исходном примере предикат ЗПЕ БПК выражен причастием на -ар в форме винительного падежа лично-предикативного склонения (айахтата турар=ын), а основа сказуемого ГПЕ — именем существительным абакка «сильная досада, крайнее раздражение», которое может употребляться в роли
© Кюн А. М., 2015
междометия [9, с. 229]. При этом абакка в форме винительного падежа притяжательного склонения сочетается с глаголом зрительного восприятия квр «смотреть, глядеть, видеть», выступающем в функции модальной частицы. Таким образом, эмоциональная окраска данного предложения передается модальной структурой в форме повелительного предложения, усиленной частицей эрэ.
Угроза Кулун Куллустуур убить врага описывается при помощи параллелистической конструкции (ПК) с 2 параллелистическими единицами (ПЕ). В качестве предикатов ГПЕ БПК — членов ПК выступает глагол квр в повелительной форме 2-го л., ед. ч. в сочетании с усилительной частицей эрэ (в 1-й ПЕ) и в отрицательной форме изъявительного наклонения настоящего времени 2 л., усиленной при помощи дифтонгизации гласного последнего слога (во 2-й ПЕ): (Ацаардас харахтаах адьарай атамаана / Айахтата тура-рын) / [Абаккатын кер эрэ]! / (Со^отох харахтаах со^уруу бе^е / Куолайдата турарын) / [Куруhунун кербеккуен] [8, с. 90]! / Послушайте-ка, / Что брешет / Одноглазый атаман адьараев! / Гляди-ка, / Как горло дерет / Одноглазое чудище [Там же, с. 361−362]!
После своей эмоциональной речи эпический герой вступает в схватку с богатырем абаасы Муус Буодьулаан, которая продолжается в течение трех дней и ночей: YегYлэhэ-Yегэлэhэ еттуктэЬ1эн бардылар, / ХаЬыытаЬа-хаЬыытаЬа халбарытьЛан бардылар. / Yс хонукка / Тэцнээх дьон буолан биэрдилэр [Там же, с. 92]. / С криками они начали / Друг друга с боку на бок перекидывать, / С ревом стали / Друг друга подбрасывать. / Трое суток боролись. / Оказались силами равны [Там же, с. 362].
Как показывает выборка, в модальных БПК с показателем винительного падежа в роли предиката ЗПЕ употребляется чаще всего фразеологическое сочетание айа^ын абатын, которое определяется как «формула, выражающая крайнее возмущение словами собеседника (наглостью, ядовитой язвительностью его речи, букв. как ядовит его рот, как язвительны его уста!)» [9, с. 319]: (Бу абаккабын), (бу мацайкаан аллаах айа^ын абатын) [кербек^ен] [8, с. 91]! / Вот досада, приходится слушать дерзкие слова такого ничтожества [Там же, с. 362]!
Вышеприведенное восклицательное предложение характеризуется двумя параллелистическими структурами: первая представлена сопутствующим членом бу [11, с. 181] в сочетании с междометием абаккабын, вторая — ЗПЕ-й с предикатом айа^ын абатын, а также ГПЕ -й кврбвкщвн. Данная фраза представляет собой ответ богатыря абаасы на слова Кулун Куллустуур [8, с. 90], то есть в данном случае имеют место формульные выражения, которые используются в диалоге богатырей перед вступлением в бой. Они означают вызов, готовность к бою богатырей.
Формульное сочетание айа^ын абатын в составе параллелизма имеет структурный вариант (куолайын куруhунун). В нижеследующей фразе богатырь абаасы Дьэбэдийэ Суорун, заступаясь за «суженую» Кыыс Ньургун, бранит шаманку Айыы Айбацса такими словами: (БаЬыц ацаара / Мацан ньыламан дьырта^ар / Айа^ын абатын) [кер эрэ]- / (Субата турта^ар садьык / Куолайын куруhунун) [кер эрэ] [Там же, с. 267]! / Посмотрите, какова / Горечь слов этой белесой! / Сколько желчи в глотке / Этой подлой белокожей паскуды [Там же, с. 526]!
Формульное сочетание айа^ын абатын может иметь и другие варианты в виде зависимого предиката с показателем древнего родительного падежа в сочетании с абатын: (1-я ПЕ) — (АрааЬынай албастаах адьарай кыыЬын / Айахтата турар=ын) [аба=ты=н кербек^ен]- (2-я ПЕ) — (Куотар былыт курдук / Кубул^аттаах садьык / Куолайдата турарын) [куруhунун кербек^ен]- (3-я ПЕ) — (Иирэр былыт курдук / Эмэгэттээх или-эЬ1эй кыыЬа / Бэлэстэтэ турарын) [бэтэтин кербек^ен]- (4-я ПЕ) — (Ытыктаах тумулга ыллаамахтаан туран / Ытык этин ыстаабыт / АаИар былыт курдук / Албастаах адьарай кыыЬа, / Тойуктаах тумулга туойбахтаан ту-ран / Остуол этин уобалаабыт садьык, / Кэрэхтээх тумулга кэнийбэхтээн туран / Кэрэх этин кэрбээбит сири сиргидэх, / Кер да, бу сириэдийэ кэллэ^ин) / [Абатын кербек^ен!] [Там же, с. 35]. / Гляди-ка, друг, / Что болтает эта девка адьараев / С уловками, что убегающие облака- / Погляди-ка, какую горечь изрыгает / Эта мерзкая девка / С проделками, что пролетающие облака- / Гляди-ка ты, как бранится и горланит / Эта девка леших / С эмэгэтами снующими, что бешеные облака! / Посмотри-ка, как оскорбляет / Эта девка адьараев / С волшебствами, что проходящие облака / Заклиная, на жертвенных холмах, / Где посвящают скотину, / Она жует мясо посвященной скотины- / Причитая на заклятых холмах, / Она поедает мясо с жертвенного стола- / Заклиная на холмах, где приносят жертву, / Она пожирает мясо жертвенной скотины [Там же, с. 311]!
В вышеприведенной фразе использована ПК с 4-мя ПЕ-ми, в которых рассматриваемое формульное сочетание имеет три варианта: айахтата турарын абатын, куолайдата турарын куруhунун, бэлэстэтэ турарын бэтэтин. Данные варианты созданы на основе ассонанса — горизонтальной аллитерации.
Формульное сочетание айа§ ын абатын представляется вариантами бэлэhин бэтэтин, куолайын ку-руhунун, (айахтата олорорун) абатын: (Кэрэхтээх тумулга кэнийэн / Кэрэх этин кэрбээбит / Сиргидэх бэлэhин бэтэтин) [кербек^ен], / (Тойуктаах тумулга туойбахтаан туран / Остуол этин уобалаабыт / Куолайын куруhунун) [кербек^ен], / (Ытыктаах тумулга ыллаамахтаан туран / Ытык этин ыстаабыт / Адьарай кыыЛа айахтата олорорун) / [Абатын кербек^ен?] [Там же, с. 59]. / Поглядите-ка, сколько яду в гортани этой дряни, / Которая, на жертвенных холмах заклиная, / Пожирает жертвенное мясо- / Сколько горечи в глотке / Этой мерзкой девки, / Которая, причитая на заклятых холмах, / Где посвящают в жертву скотину, / Поедает мясо посвященной скотины [Там же, с. 333]!
В вышеприведенной фразе выражается гнев и брань Кулун Куллустуур нан Толомон Ньургустай, которая жалуется верховным божествам Айыы за его отказ жениться на ней, что передается песней-тойукн Толомон Ньургустай.
Из вышеприведенных примеров видно, что в качестве предиката ЗПЕ и ГПЕ обычно используются одни и те же слова или формульные сочетания. В рассматриваемом олонхо в БПК с показателем винительного / родительного падежа в качестве зависимых предикатов употребляются в основном причастия на -быт (7 употреблений), -тах (6), -ыах (2), -ар (1). Они сочетаются с именами существительными: -ар+вин. /род.п. абатын (3 употребления), -ар+вин. /род.п. куруhунун (2), -ар+вин. /род.п. бэтэтин (1), -ар+вин. /род.п. абаккатын (1) -тах+вин. /род.п. абатын (1), а также имена существительные (5), парные имена существительные (2), личное местоимение (1) и имя прилагательное (1).
В нижеследующем примере имеет место использование разных причастных форм глагола в винительном падеже лично-предикативного склонения, выступающих в качестве предиката ЗПЕ БПК. Данные БПК являются ПЕ-ми ПК: [Кер эрэ] (бу абаккабын)! / (Соххор муоhааныгынан суорумньуланан, / Кэпсэ^эй кээлээн-игинэн илдьиттэнэццин, / Сиргэннэрэццин / Бу айылаах буолбуккун) [кербеккуен]? / (Бу ыт, киhи буолар кэрэмэс кэскилбин / Кэрбээтэхин) [кер эрэ], / (Саха буолар салбар салааЬыммын / Сарбыннахпын) [кер эрэ] [Там же, с. 131]! / Смотри-ка, вот досада! / Посмотри-ка, до чего довела ты себя, / Послав сватом одноглазого муосааны, / Сделав посланцем говорливого кээлээни, / Вызвав тем мое отвращение! / А я-то каков, черный пес! / Загубил собственную счастливую судьбу свою — / Стать прародителем людей- Загубил собственное, мне предначертанное назначение — / Стать родоначальником якутов [Там же, с. 400]!
Вышеприведенный фрагмент из монолога — горестного напева Кулун Куллустуур можно подразделить на следующие БПК: 3 БПК с ГПЕ кер эрэ и 1 БПК с ГПЕ кербекщен? В этой фразе Кулун Куллустуур, увидев истекающую кровью Кун Толомон Ньургустай, сетует о том, что вызвало его гнев, горюет, что он сам загубил своё счастье.
В БПК с винительным падежом в качестве предиката ГПЕ в основном используется глагол кер (смотреть, глядеть, видеть) в определенных формах, а также в сочетании с усилительно-выделительными частицами: кербвкщвн (14 употреблений), кер эрэ (8), кербвкщвт (3), кер даа (1), кер да бу (1). Модальные БПК с показателем винительного падежа обычно выступают в виде вопросительных и восклицательных предложений, в них характерно употребление глагола кер в отрицательной форме изъявительного наклонения настоящего времени 3 л. При этом гласный последнего слога дифтонгизируется: (Бу лиэЬ1эй дьиккэрэ хаарыан хотуммун елердевдн-сиэтэ^ин абаккатын) [кербеккуен!] [Там же, с. 194]. / Смотри-ка, этот паршивец из леших убивает-пожирает дорогую хозяйку мою [Там же, с. 459]!
В этом примере представлена речь слуги Сорук Боллур, который, увидев свою госпожу Кун Толомон Ньургустай раненой, спешит сообщить об этом Кулун Куллустуур.
Глагол зрительного восприятия кер в сочетании с усилительно-выделительной частицей эрэ часто используется в качестве предиката ГПЕ: (Улуу кугур, уллуц сырай, бы ыыстаан-буруттаан эрдэ^ин) [кер эрэ!] [Там же, с. 152]. / Смотри-ка, как обзывает, поносит меня этот варнак с лицом, словно плоская подошва [Там же, с. 419]!
Таким образом, БПК с винительным падежом в формальном плане совпадают с конструкциями, предикат ЗПЕ которых выражен пережиточной формой древнего родительного падежа в 3 -ем л. При опущении слова абатын рассматриваемые БПК преобразуются в конструкции с винительным падежом, ГПЕ которых представлен глагольной формой кер в роли модальной структуры.
Модальные БПК с показателем винительного или родительного падежа в тексте олонхо функционируют в качестве ПЕ двух- или более (трех-, четырех-) членных ПК. Подобными БПК-ми описываются проявление эмоции — гнева, досады или раскаяния эпического героя и других персонажей, что имеет место перед богатырской схваткой или при каких-либо острых эпических ситуациях. Семантика рассмотренных конструкций осложнена эмоциональной окраской, и они выступают в функции восклицательных или вопросительных предложений. В структуре ГПЕ проанализированных БПК в большинстве случаев встречается глагол зрительного восприятия кер (смотреть, видеть) в роли модальной структуры, а в качестве предиката ЗПЕ часто употребляется причастие прошедшее на -быт (19,4%).
В олонхо «Строптивый Кулун Куллустуур» модальные БПК с показателем винительного / родительного падежа нередко выступают в роли членов параллелизма. В качестве предиката ЗПЕ БПК — опорного члена параллелизма используется формульное сочетание айа§ ын абатын, которое в составе других членов параллелизма передается разными структурно-семантическими вариантами.
Обсуждаемые БПК могут представляться структурно-семантическим вариантом в виде подлежащ-ной БПК, однако в тексте анализированного олонхо он нами не обнаружен. БПК с родительным падежом, в отличие от БПК с винительным падежом, всегда характеризуются модальным значением.
Список литературы
1. Алексеев И. Е. Вопросительное предложение в якутском языке. Якутск: Кн. изд-во, 1982. 172 с.
2. Ефремов Н. Н. Полипредикативные конструкции в якутском языке: структурно-семантическое описание. Новосибирск: Издательство С О РАН, 1998. 193 с.
3. Ефремов Н. Н. Эвиденциальные конструкции в эпическом тексте (на материале якутского героического эпоса) // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2011. № 3 (10). С. 52−55.
4. Ефремов Н. Н. Эпические формулы в тексте якутского героического эпоса олонхо: Лингвистический аспект // Вестник Северо-Восточного федерального университета им. М. К. Аммосова. 2013. Т. 10. № 1. С. 67−70.
5. Лиханов В. И. Эмоционально-оценочные и экспрессивные слова в якутском языке. Новосибирск: Наука, 1994. 130 с.
6. Николаева А. М. Средства выражения экспрессивности в якутском языке. Новосибирск: Наука, 2014. 132 с.
7. Петров Н Е. Модальные сочетания в якутском языке. М.: Наука, 1988. 280 с.
8. Строптивый Кулун Куллустуур. Якутское олонхо. М.: Главная редакция Восточной литературы, 1985. 608 с.
9. Толковый словарь якутского языка: в 3-х т. / под. ред. П. А. Слепцова. Новосибирск: Наука, 2004. Т. 1. 680 с.
10. Убрятова Е. И. Иследования по синтаксису якутского языка: в 2-х ч. Новосибирск: Наука, 1976. Ч. 2. Сложное предложение. 377 с.
11. Убрятова Е. И., Петров Н Е., Неустроев Н Н и др. Грамматика современного якутского литературного языка. Новосибирск: Наука, 1995. Т. 2. Синтаксис. 336 с.
Условные обозначения
() — позиция зависимой предикативной единицы (ЗПЕ) бипредикативной конструкции (БПК) — [ ] - позиция главной предикативной единицы (ГПЕ) БПК- / / - стихотворная строка эпического текста.
MODAL BI-PREDICATIVE CONSTRUCTIONS WITH THE INDICATOR OF THE ACCUSATIVE AND ANCIENT GENITIVE CASES IN THE TEXT OF THE YAKUT HEROIC EPIC OLONKHO (BY THE MATERIAL OF THE OLONKHO & quot-OBSTINATE KULUN KULLUSTUUR& quot-)
Kyun Algys Matveevna
The Institute of Humanities Researches and Indigenous Studies of the North of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences algys17@mail. ru
The article deals with the structural and semantic peculiarities of modal bi-predicative constructions with the indicator of the accusative and ancient genitive cases functioning in the text of the Yakut heroic epic olonkho. It is ascertained that the constructions with the indicator of the genitive case unlike the constructions with the accusative case are specialized means of the discussed modal structures design. The analyzed bi-predicative constructions are often the parts of parallelism.
Key words and phrases: the Yakut heroic epic olonkho- constructions- epic formula- modality- parallelism- variant- emotionality.
УДК 811. 161. 1'-27 Филологические науки
Статья посвящена анализу современной устной речи жителей российского города. Основное внимание автор уделяет сопоставительному анализу эмоционально-оценочной лексики, используемой в речи представителей различных социальных групп. Выделены следующие типы эмоционально-оценочных лексем: слова, эмоциональность которых заложена в определённых аффиксах- слова, эмоциональность которых появляется благодаря контексту- слова, имеющие стилистическую окраску- слова, в которых оценка является частью лексического значения.
Ключевые слова и фразы: современная устная речь- эмоционально-оценочная лексика- культура речи- выразительность речи- социолингвистика.
Левина Екатерина Николаевна
Оренбургский государственный университет karpuhina87@inbox. гы
АНАЛИЗ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ОЦЕНОЧНОЙ ЛЕКСИКИ УСТНОЙ РЕЧИ ОРЕНБУРЖЦЕВ (c)
Звучащая речь всегда обращена к адресату, поэтому ее основная функция — воздействовать на слушателя. Говорящий должен воздействовать не только на разум, но и на чувства, воображение слушателей. Одним из инструментов воздействия является использование говорящим выразительно-изобразительных средств и эмоциональной лексики. Можно сказать, что выразительная речь — это эмоциональная речь. Активное использование эмоционально-оценочной лексики способствует повышению образности и экспрессивности речи, что позволяет реализовывать различные цели общения. Следует отметить, что «в последнее десятилетие возрос интерес к проблеме коннотативности и ее аспектов: экспрессивности, эмоциональности, оценочности и стилистической окрашенности» [3, с. 150]. Поэтому в нашем исследовании была предпринята попытка проанализировать выразительность речи через употребление оренбуржцами эмоционально-оценочной лексики.
Материалом для исследования послужили расшифровки видеозаписи регионального ток-шоу «Просто жизнь» [4]. Данная телепередача выходит в эфир регионального телеканала «Орен-тв» каждую субботу, в ней участвуют представители самых разных социально-демографических групп: мигранты, студенты,
© Левина Е. Н., 2015

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой