Модальные формы причастий на- ыах и- ыа в якутском языке

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

24. Plotnikov B. A. Semiotika teksta: Paragrafemika: uchebnoe posobie. — Minsk: Vysheishaia shkola, 1992. — S. 5−39.
25. Kosilova M. F. Fundamental'-nye nauki i praktika: nekotorye osobennosti raboty mozga i prepodavanie inostrannykh iazykov // Vestnik MGU. Seriia 19. Lingvistika i mezhkul'-turnaia kommunikatsiia. — 2006. — № 2. — S. 7−12.
26. Berger A. Videt'- - znachit verit'-. Vvedenie v zritel'-nuiu kommunikatsiiu: 2-e izdanie. — M.: Izd. dom «Vil'-iams». — 2005. — S. 40−41.
27. Eremina E. A. Obuchenie inostrannykh studentov tselostnomu vospriiatiiu slovesnykh obrazov vremen goda russkogo khudozhestvennogo teksta // Vestnik TsMO MGU. — 2014. — № 4. — S. 110−116.
28. Moskal'-chuk G. G. Struktura teksta kak sinergeticheskii protsess. — M.: Editorial URSS, 2010. — 296 s.
29. Demeneva K. A. Adaptatsiia klassicheskikh proizvedenii pri podgotovke uroka po russkomu iazyku kak inostrannomu // Vestnik TsMO MGU. — 2014. — № 4. — S. 41−46.
30. Petrova S. M. Grafiko-simvolicheskii analiz khudozhestvennogo proizvedeniia v sisteme profession-al'-noi podgotovki budushchego uchitelia-slovesnika. — Iakutsk: Izd-vo IaGU, 2009. — 185 s.
31. Zinchenko V. G., Zusman V. G, Kirnoze Z. I. Mezhkul'-turnaia kommunikatsiia. Ot Sistemnogo podk-hoda k sinergeticheskoi paradigme: uch. pos. — M.: Flinta-Nauka, 2007. — 224 s.
32. Gal'-perin I. R. Tekst kak ob& quot-ekt lingvisticheskogo issledovaniia. — M.: Izd-vo LKI, 2008. — 144 s.
^MSr^Sr
УДК 811. 512. 157'-367. 625.4 Г. Г. Филиппов
МОДАЛЬНЫЕ ФОРМЫ ПРИЧАСТИЙ НА -ЫАХ И -ЫА В ЯКУТСКОМ ЯЗЫКЕ
Причастия будущего времени, принимая различные аффиксы и сочетаясь с вспомогательными словами, образуют время-модальные формы. Эти формы бывают синтетическими и аналитическими, имеют временное и модальное значения. Они могут употребляться как обычные причастия в качестве определения, простого и зависимого сказуемого.
Данные образования имеют в своей основе временное значение, прикрепленное к моменту речи и осуществляемое после момента речи. Поэтому все формы имеют модальные значения, связанные с долженствованием, желанием, предположением, утверждением, условностью, обязательством, сослагательностью. Так как данные формы имеют значения, обусловленные функционированием в качестве предикативного члена, тем самым семантически отражают отношение и оценку говорящего
ФИЛИППОВ Гаврил Гаврильевич — д. филол. н., проф., директор Института языков и культуры народов Северо-Востока РФ СВФУ им. М. К. Аммосова.
E-mail: director-iycn@mail. ru
FILIPPOV Gavril Gavrilyevich — Doctor of Philological Sciences, Professor, Director of Institute of Languages and Cultures of the Peoples of North-East of Russian Federation, North-Eastern Federal University named after M. K. Ammosov.
E-mail: director-iycn@mail. ru
к будущему действию, которое совершится субъектом, т. е. говорящий высказывает свое восприятие действия, которое будет совершено субъектом.
Время этих действий устанавливает говорящий, он может момент речи перенести как в прошлое, так и в будущее. Такое время называется условным.
В данной статье описываются все типы описательных форм причастия на -ыах и формы -ыа в якутском языке. В основном все аналитические формы имеют именной тип сочетаемости причастий, которые характеризуются различными степенями сращения.
В семантике описательных форм можно выделить различные значения, в которых выражаются отношение субъекта к своему действию, установленное говорящим лицом, отношение к этому действию говорящего лица и т. д.
Ключевые слова: глагол, причастия, причастия будущего времени, аналитические формы, синтетические формы, видовое значение, временное значение, модальное значение, тюркский язык, якутский язык.
G. G. Filippov
Modal Forms of Participles Ending by -yakh and -ya in the Yakut Language
Participles of future tense, having various affixes and combined with auxiliary verbs, form tense-modal forms. These forms can be synthetic and analytic and have tense and modal meaning. They can be used as common participles functioning as attribute, simple and subordinate predicates. These forms are based on tense meaning related to the moment of speaking and implemented after it. Therefore all forms have modal meanings related to necessity, desire, assumption, assertion, condition, obligation, subjunctive meaning. Since the given forms have meanings determined by functioning as a predicative component, therewith semantically reflecting the speaker'-s relation and estimation of the future action to be performed by the subject, i. e. the speaker expresses his/her perception of the action to be performed by the subject. The tense of these actions is determined by the speaker, he/she can relate is to both the past and the future. This tense is known as conditional. The paper describes all types of descriptive forms of participles ending by -yakh and forms ending by -ya in the Yakut language. In general, all analytic forms have the nominal type of participle combinative power having different degrees of fusion. In semantics of descriptive forms features there are various meanings expressing subject'-s relation to his/her action determined by the speaker, the speaker'-s relation to this action, etc.
Keywords: verb, participle, participle of future tense, analytical forms, synthetic forms, aspective meaning, tense meaning, modal meaning, Turkic language, Yakut language.
Введение
Причастные формы, принимая различные аффиксы, сочетаясь с модальными и вспомогательными словами, образуют новые причастия, простые и сложные временные формы, наклонения, модальные и видовые формы.
На трудность разграничения модального и видового значения причастных аналитических форм указывал М. С. Михайлов, специально исследовавший проблему [1−2]. Между тем выяснение природы причастных образований имеет большое теоретическое и практическое значение. Любое полифункциональное причастие, заключающее в себе наиболее древние свойства глагола, имеет значение времени, вида, модальности и др. Причастию будущего времени обычно свойственно значение инфинитива. Все эти свойства проявляются в синтетических и аналитических образованиях.
Каждая причастная форма в якутском языке обладает конкретным временным значением и имеет потенцию к созданию определенного модально-видового значения. Так, слово эт- придает: 1) причастию на -быт значение результативности: барбыт этим '-меня тогда не было, ушедшим я был тогда'- - эта форма в якутском языке считается формой прошедшего
времени- 2) причастию на -ар а) значение обычно совершаемого действия: барар этим '-уходил бывало'-. В якутском языке это форма незаконченного прошедшего времени- б) сослагательное значение: барар этим '-ушел бы тогда'-, в якутском — форма сослагательного наклонения- 3) причастию на -ыах сослагательное значение: барыах этим '-пошел бы'- (она также считается формой сослагательного наклонения) [3].
Причастия на -ыа и -ыах, сочетаясь с другими аффиксами и вспомогательными словами, получают различные грамматические значения. Их называют в одном случае видовыми (-ыалаа, -ыах — таа [4], -ыах буол [5]), в другом — модальными (-ыах эт-, -ыах ол- [6], -ыахтаах [7] и др.) — частью они воспринимаются как причастие (-ыах суох, -ыахтаах [6]), а иногда — как составной глагол (-ыах буол- [8]). Во всем этом выявляются время модальное, видовое значение форм на -ыа и -ыах, значение добавочного элемента и тип словосочетания.
Причастия на -ыа и -ыах в якутском языке являются ядром структурно и типологически неоднородных по составу и значению синтетических и аналитических образований. Ниже подробно показаны некоторые формообразовательные свойства причастия на -ыах и формы на -ыа и выявлены их значения.
Долженствовательная модальность
Модальность долженствования выражается в тюркских языках причастиями, временными формами и особыми наклонениями или описательными модальными формами. В якутском языке она создается на базе причастия будущего времени на -ыах и -ыа суох и структурно соответствует типу образования данной модальности в других тюркских языках: 1) само причастие на -ыах имеет оттенок долженствования- 2) долженствование от формы на -ыах создается и синтетически, и аналитически (-ыахтаах, -ыах тус- гаах, -ыах кэриннээх) — 3) от этих вторичных причастных форм создаются при помощи аффиксов лица вспомогательного глагола эт-, временные формы долженствовательной модальности.
Форма на -ыахтаах выражает обладание будущим действием, которое воспринимается как свойство субъекта. Форма отрицания образуется и аналитически, и синтетически: -ыа суохтаах, -ымы- атаах. Форма долженствования на -ыахтаах как причастие в предложении выступает в функции:
1) определения или сказуемого определительного придаточного предложения. Ыалларга сылдьан Y0рэниэхтээх о^олору испииhэктэстэ. (СД. СТТ. 157) — '-Посещая семьи, помог составить список детей, которые должны учиться'--
2) подлежащего. Yлэни толоруохтаах да, толорторуохтаах да болдьохтоох кэмнэ кэлбэ-тилэр. — '-Ни тот, который должен исполнить, ни тот, который должен проверить (проверяю -щий) к назначенному времени не пришли'--
3) как с аффиксами сказуемости, так и принадлежности в роли сказуемого простого предложения, которое в зависимости от условий реализации в предложении имеет разные глагольные значения. Причастие на -ыахтаах, выступая с аффиксом принадлежности, склоняется в качестве сказуемого разных придаточных предложений.
Аналитические формы долженствования
Форма на -ыах тустаах имеет значение долженствования с оттенком обязательства, обязанности и необходимости. Отрицательная форма образуется от форм -ымыах или -ыа суох.
Форма на -ыах кэриннээх выражает долженствование, которое проявляется как внутреннее свойство субъекта действия, то есть обязательность совершения действия предрешена заранее. Ввиду этого она по семантике близка к форме на -ыах тустаах. Отрицательная форма образуется двумя способами: -ымыах кэрикнээх и ыа суох кэрикнээх-. Аналитические формы употребляются в языках преимущественно как финитные формы глагола.
Все эти формы с аффиксом сказуемости показывают долженствование в будущем, а с аффиксом принадлежности и вспомогательным глаголом эт + аффикс принадлежности выражают относительное долженствование, то есть долженствование в прошлом. Форма на -ыахтаах эбит по своему время-модальному значению является относительной формой
долженствования, так как время совершения действия соотносится не с моментом речи, а с другим моментом, который дополнительно указывается говорящим.
Форма настояще-будущего времени долженствования обозначает действие, которое должно происходить после момента речи как необходимое, обусловленное или вынужденное. Бу тYYн эрдэ барыахтаахпын. (НЯ. Сэк 539) — '-Я этой ночью рано должен уехать'-. Комсомолка естееххе бэйэтин тYhэн биэриэ суох тустаах. (НГ. YДЬ. 58) — '-Комсомолка обязана не уронить свою честь перед врагом'-. Миэхэ тыл биэрбиккит бьДыытынан, субу курдук этиэх кэриннээхпин (ГК. ОС. 31) — '-Так как вы дали мне слово, я обязана сказать вот так'-. Модальные оттенки обязательности, обычно-совершаемого действия, результативности, предположения и др. в предложениях обычно уточняются с помощью других модальных средств.
Формы относительного будущего в прошлом долженствовательного наклонения имеют значения:
1) договоренного и предрешенного действия. Манна быстах кэмнэ Буом экспедидиятын хонтуората Yлэлиэхтээ5э. (НЯ. Сэ. 468) — '-Здесь на короткое время должна была работать контора Бомской экспедиции'--
2) необходимого действия. Пироп хайаан да кимберлитовай трубка^а тиэрдиэхтээ^э (НЯ. Сэ. 477) — '-Пироп обязательно должен был довезти до кимберлитовой трубки'-.
Причастие на -ыахтаах имеет только предикативное склонение. Относительная форма долженствования в зависимой позиции выполняет следующие функции:
1) в основном падеже употребляется в роли сказуемого подлежащного придаточного предложения. Микиитэ хайдах кемелеhYехтээ5Э биллибэт (АА. СК. 7) — '-Как должен помогать Никита — неизвестно'--
2) в винительном падеже предикативного склонения- если это действие имеет отдельный субъект, причастие становится сказуемым дополнительного придаточного предложения. Кини сотору кэлиэхтээ^ин Мария Ивановна бэркэ билэрэ (ССД. СТТ. 390) — '-То, что он скоро должен прийти, Мария Ивановна хорошо знала'-. Если у зависимого и главного действий субъект общий, то форма на -ыахтаах становится главным членом развернутого дополнения. Сээкэйи хомунуохтаа^ын та^гачы умнан кэбиспитэ (ОД. ОТТ. 172) — '-О том, что вещи должен собрать, совсем позабыл'-.
Подобные предложения в русском языке соответствуют изъяснительным зависимым предложениям. Костя онно то^о сэрэниэх тустаа^ын, кини бэйэтэ да чопчу билбэт (НЗ. КДУ 247) — '-Даже он сам толком не знает о том, зачем Костя должен осторожничать'--
3) в дательном падеже предикативного склонения оно выступает в роли сказуемого придаточного предложения с целевым значением. Ону ардах тYhэрэр установканан сонуо-гу сиигирдиэхтээххэ керебYн (МД. АА. 162) — '-Это я вижу в том, что ты должен орошать пашню дождевальной установкой'-, Е. И. Убрятова считает подобные предложения дополнительными придаточными [9]-
4) в исходном и инструментальном падежах предикативного склонения становится сказуемым причинного зависимого предложения. Инники турар айан естеехтер то^уоруйбут буолуохтаахтарынан ордук кутталлаах этэ (ЭЭ. ТА. 185) — '-Предстоящий путь был опасен тем, что там могли скопиться враги'-.
Вспомогательный глагол эбит- с аффиксом сказуемости, присоединяясь к долженство-вательным формам, создает модальное значение выявляемого долженствования, обязательства или подтверждение необходимости, которое устанавливается говорящим. Бар дьомму-тугар этиэх тустаах эбиппит (АА. СК. 617) — '-Оказывается, обязаны мы были сказать своему народу'-.
Сослагательная модальность
Сослагательная модальность выражается в якутском языке сочетанием причастий на -ар, -ыа и -ыах с недостаточным глаголом э- в форме прошедших времен на -т и -быт [3].
Во всех этих аналитических конструкциях эт- и эбит- выступают как частицы со значением «бы». Употребляясь в составных именных сказуемых, они имеют значение связки «был» (Пек. 213- 215). Причастия на -ыах и -ыа в аналитических конструкциях с сослагательной модальностью имеют финитно-глагольный характер.
Сочетание эт- с причастием на -ыа образует две парадигмы спряжения: полную, когда спрягается глагол эт-, и неполную, когда спрягается причастие на -ыа. В единственном числе эт- спрягается с аффиксом принадлежности, а во множественном числе — с аффиксом сказуемости. (Во мн. ч. спряжение с аффиксом принадлежности и с аффиксом сказуемости омонимичны, различие происходит только в форме 3-го лица мн. числа).
В зависимости от предпосылки, то есть условия протекания действия форма на -ыа эт-может иметь следующие значения.
1. Предположение говорящего о возможности или невозможности действия. О^олор ай-дааннара CYГYн олордуо суох этэ (АА. СК. 605) — Шум-гам детей не дал бы спокойно сидеть'-.
Предположение делается на каком-то основании, поэтому чаще эта конструкция употребляется в условном периоде.
2. Предложение, переходящее в догадку. Ал5аhаата5ын буолаарай, кини бэрт кене киhи буолуо этэ (АА. СК. 179) — '-Может, ты ошибся, он очень прямой человек, должно быть'-.
3. Утверждение. Микиитэни субу кербYт YhYбYет, ол кинигэлэри кини сиэтэлээн кэбиhиэ суо^а этэ… (АА. СК. 669) — '-Никиту не только сейчас видим (то есть давно знаем), те книги он не съел бы (смысл: конечно, не съест эти книги)'-.
4. Утверждение, обозначающее в 1-ом лице намерение говорящего в виде обусловленной возможности. Стипендия биэрдэллэр, Yерэниэм этэ (АА. СК. 685) — '-Если бы дали стипендию, я смог бы учиться'-.
5. Пожелание, напутствие, мечта говорящего. Это значение выражается чаще всего формами 1-го и 3-го лица. Кэргэннэнэр эрэ киhи барыта дьиннээх тапталы керсере буоллар… YЧYгэй да буолуо этэ (НЯ. Сэк 541) — '-Если бы все заводящие семью встречали настоящую любовь… как бы было хорошо'-.
6. Укор, обвинение, возмущение, что чаще передается контекстом, структурой и интонацией предложения. Это значение передается формами 2, иногда 3 лица. Урут ыны-рыан этэ, акаарыа (АА. СК. 213) — '-Раньше надо было пригласить, дурачок'-.
Сочетание эт- с причастием на -ыах Е. И. Коркина называет полным вариантом сослагательного наклонения, считая -ыа эт- усеченной формой [3]. В положительной форме возможны две, а в отрицательной — пять вариантов спряжения. Форма на -ыах эт- имеет более широкий круг значений, чем -ыа эт-. В отличие от эт- форма на -ыах эт- аналитическим глаголом не является, причастие на -ыах имеет субстантивное значение, а эт-предикатив-ное. Слово эт- выступает и как сказуемое, и как связка при именном сказуемом, содержащая временной и лицевой показатели [9]. В якутском языкознании принято в настоящее время считать подобную связь примыканием [9].
М. Т. Агламова отметила в узбекском, уйгурском, казахском и туркменском языках форму на -гу кел-, при которой по лицам и числам спрягается причастие на -гу, а глагол кел-принимает показатели времени [10]. Это соответствует в якутском языке таким формам, как -ыа§ ым кэллэ, -ыам кэллэ, -арым буолла и т. д. Вслед за Е. И. Убрятовой [11, 9] мы склонны считать, что в формах на -ыа эт- и -ыах эт- функционируют два разные причастия на -ыа и -ыах, которые восходят к общетюркским формам на -§ у и -§ ух.
Форма на -ыах эт- обозначает будущее время и будущее время в прошлом (относительное будущее) с сослагательной модальностью- как и -ыа эт- она имеет оттенки желательности, но большей частью функционирует с оттенком утвердительной возможности. Модальные оттенки этих форм в обычной речи трудно различимы. Приводим пример на возможный выбор этих форм.
Форма на -ыах эт- имеет дополнительно к сослагаемому значению следующие модальные оттенки.
1. Предположения и догадки: Холкулар, ба^ар, тумнуохтар (АА. СК. 481) — '-Спокойно, может (они) обошли бы'-.
2. Утверждения: Кини син биир барыах этэ (НЯ. Сэк 601) '-Он все равно ушел бы'-.
3. Намерения: Уол эбитин буоллар, бэйэм идэбэр, металлург идэтигэр, Yерэтиэх этим (НЯ. Сэ. 493) — '-Если бы ты была мальчиком, то я мог бы научить своей профессии металлурга'-.
4. Побуждения, призыва: О^ом, Тооромоhум, аКыах этин (АФ. ТА. П. 57) — '-Дитятко мой, Торомос, поел бы'-.
Форма сослагательного наклонения [3] на -ыа эбит с аффиксом сказуемости восходит к причастию будущего времени на -гу с оттенком возможной и желательной модальности. Отрицательная форма образуется аналитически при помощи слова суох '-нет'-: -ыа суох эбит + аффикс сказуемости.
Форма на -ыа эбит выражает отношение говорящего к совершенному или ожидаемому возможному и желательному действию субъекта.
1. Желательно-сослагательная [12] модальность имеет оттенки желания, пожелания, совета, просьбы, укора: Тыал кYYhYрбэтэр, YЧYгэй буолуо эбит (НГ. ДЬ 5) — '-Было бы хорошо, если бы ветер не усилился'-.
2. Возможно-сослагательная модальность включает оттенки допустимой возможности, укор по поводу неисполненной возможности и т. д. Тыый, эhэ баара буоллар, миинэ тYhYе эбиккин (АФ. ТА. П. 347) — '-Что ж, если бы был медведь, ты бы, оказывается, сел прямо на него верхом'-. Для усиления значения возможности употребляются усилительно-утвердительные частицы. Бэркэ быЛаарыа эбиккин ээ (АА. СК. 671) — '-Превосходно бы объяснил, да'-.
Структура предложения не вносит новое значение, а лишь усиливает один из модальных оттенков основного значения предиката.
Форма на -ыах эбит с аффиксом сказуемости употребляется так же часто, как -ыа эбит + аффикс сказуемости. Их значения очень близки, поэтому Е. И. Коркина приводит их как вариантные формы [3]. Отрицательная форма образуется от отрицательного глагола: -ымыах эбит + аффикс сказуемости.
Основное семантическое различие форм на -ыа эбит и -ыах эбит состоит в том, что они передают категоричность, конкретность, определенность, утверждение, тогда как форма на -ыа обозначает неопределенность, предположительность, сомнение. Эти формы обычно синонимичны, но иногда они не могут быть заменены друг другом. Кыахтаа^ым буоллар, ере анньан ый Yеhээ ойорун тYргэтэтиэх эбиппин (НИ. АК. 48) — '-Если бы имел силу, приподняв, (оказывается) ускорил бы восход луны'- - (возможность, утверждение). Замена причастия на -ыах превратила бы желание в возможность о оттенком утверждения. Турута да тыытан кэбиhиэх эбиккин (АА. СК. 200. 1952) — '-Мог бы (оказывается) вырвать- вырвал бы (возможность с укором: желание с просьбой)'-. Замена причастия на -ыа уточнила бы значение желания. Биир эмэ ырбаахы танаhа, табаар о^отун биэриэх да эбиккин (К. ТА. 216) — '-Дала бы ты (матери) хоть на одну рубаху (желание с укором)'-. Замена причастия на -ыа изменила бы укор на просьбу. При этом необходимо опустить и частицу '-да'-.
Модальность необходимости
Данная модальность образуется причастиями -ыах и -ар в форме на -ар/-ыах + аффикс принадлежности баар (турар) и -ыах-ыахха баар. Модальность необходимости с оттенками желания, возможности, долженствования создается сказуемостным употреблением слов баар '-есть, имеется'-, турар '-стоит, предстоит'- и подлежащно-инфинитивным употреблением причастия на -ыах и -ар в этих формах.
Причастие на -ыах со словом баар выступает так же как инфинитив -ыахха и выражает модальное значение необходимости с оттенком желания. Бу кэтэн турар тана^ш керYех баар (СД. ДЬ 64) — '-Надо бы посмотреть ее одежду, в которую одета'-.
Прошедшее время данной модальности передается добавлением к этой форме аффикса принадлежности 3-го лица или частицы этэ. YYрэн таhаарыах баар этэ (АА. СК. 200) -'-Нужно было бы прогнать'-.
Частица эбит передает модальный оттенок устанавливаемых говорящим необходимости и желания, которые обнаруживаются иногда как результат: Куурдуо суох баар эбит (АА. П. 389) — '-Нужно было, оказывается, не сушить'-- иногда как цель: Дьоннору ейдетYех баар эбит (МД. ТА. 22) — '-Нужно бы разъяснить людям'-- Субу бара сылдьыахха баар эбит (АФ. XI. 79) — '-Нужно бы сразу сходить'-- иногда как призыв, указание: Дьонтон да кыбыстыах баар эбит (ХС. 1968. 4. 29) — '-Надо бы людей постыдиться'-.
Е. И. Коркина считает, что форма на -ыа/-ыах + аффикс принадлежности баар выражает долженствовательное, возможное и желательное действие [5], но основной семантикой может быть названо предстоящее как необходимость [13] действия. В этой функции слово баар имеет значение '-предстоит'-. При сочетании с другими частицами и употреблении в разных обстоятельствах значение необходимости обрастает множеством модально-экспрессивных оттенков.
Данная форма имеет только предикативное употребление. Настоящее-будущее время передается формой на -ыа/-ыах + аффикс принадлежности баар, а в прошедшем времени к слову добавляется аффикс -а или слово этэ.
О форме на -ыа/-ыах + аффикс принадлежности турар и турда^а Е. И. Коркина говорит, что она выражает возможное, желательное, ожидаемое, обычное действия с оттенком опасения, восторга, восхищения, удивления, возмущения, досады, сожаления, предположения и т. д. [5]. Основным является значение предстоящего, необходимого действия в настоящем и в будущем. В прошедшем времени эта форма не употребительна. Оччо^он быha5аhа таах эрэйи керYен турар (ПЕ. ТДь. 4) — '-Тогда предстоит (тебе) полдня мучиться'-. Хойут маннаа^ар буолуо^у оноруоххут турда^а (НЛ. С. 21) — '-В будущем вам предстоит сделать много лучшего, чем это'-. Разница оттенков турар и турда§ а заключается в том, что в турар утверждается обычное, известное действие, а в турда§ а утверждается предполагаемое или ожидаемое нежелательное действие.
Желательная модальность
В тюркских языках желательная модальность выражается специальными формами на -§ ай, -ай, -а, -гу, -чче и аналитическими формами -гу кел-, -асы кил и др. Близкая ей по значению модальность намерения также выражается специальными формами на -макчы и аналитическими формами причастия -аджак, -асы, -макчы и инфинитивов -ырга, -ма§ а с вспомогательными глаголами.
В якутском языке нет синтетической формы, выражающей данную модальность, если не считать формы условного наклонения на -тах (аффикс принадлежности) + на и -тар + аффикс сказуемости в финитном употреблении. Для этого используются сочетание причастий настоящего и будущего времени на -ар, -ыах в форме винительного, дательного, родительного и основного падежей со словами, имеющими семантику желания, намерения, стремления, хотения. Ими являются ба§ а '-желание, стремление- охота, хотение, мечта'-- санаа '-дума, мечта, мысль, цель, стремление, намерение, желание'-- толкуй '-дума, мысль'-. Аффикс обладания -лаах образует предикативное прилагательное, которое, сочетаясь с причастиями, создает причастное словосочетание с модальным значением желания, намерения. В диалектах якутского языка значение желания и необходимости иногда передается формой -ыа кэл, соответствующей форме -гу кэл- в других тюркских языках. Утуйуом кэллэ — '-Хочется спать, заснуть'- [14]. Конструкции -ыах санаалаах, -ыах ба§ алаах, -ыах толкуй-даах становятся определением, обстоятельством, сказуемым и простого, и придаточного предложений.
Формы -ыахха, -ыан, -ыах в составе вышеприведенных конструкций сопоставимы с инфинитивами других языков, выступающими в сочетании с модальными глаголами и с модальными словами [15].
В атрибутивной функции в значении желания и намерения употребляются еще две конструкции: -ыан ба§ алаах, -ыахха ба§ алаах. Кроме того, к ним могут примкнуть
словосочетания -ыах + аффикс принадлежности + ын барар + причастия на -ар, -бат, -быт, -батах, -ыах. Колхозка барыан ба^алаах о^олору хаарчахтыы сатыыр эбиккит (СЕ. ТП. 275) — '-Оказывается, вы намереваетесь воспрепятствовать ребятам, желающим (стремящимся) идти в колхоз'-. Ср. также: YнкYYЛYех ба^алаах элбэх киhи эбит (НЛ. С. 65) — «Намеревающихся танцевать, оказывается, множество'-, где эта конструкция в абсолютном употреблении (т. е. субстантивируясь) выступает как подлежащее. YрдYк Yерэххэ туттарсыах ба^алаах кэллибит — '-Мы приехали с желанием поступать в вуз'-, где форма на -ыах ба§ алаах (санаа-лаах) (название действия) выступает как обстоятельство.
В функции сказуемого зависимого предложения форма на -ыах ба§ алаах (санаалаах) употребляется в придаточном дополнительном: YнYPYYн Yерэниэн ба^алаа^ын биллэрдэ (НЛ. С. 6) — '-Недавно поведал о (своем) желании учиться'-. Кини Yерэниэн ба^алаа^ыттан YердYм. — '-Я порадовался тому, что он имеет желание учиться'-.
В финитном употреблении форма на -ыах баралаах имеет значение желания и намерения, а форма на -ыах санаалаах и -ыах толкуйдаах — только значение намерения. Отрицательная форма имеет три варианта: -ымыах баралаах, -ыа суох баралаах и -ыах ба§ ам суох, -ыах батата суох, из которых наиболее употребительным является -ыах ба§ ам суох, которая реализуется в настояще-будущем прошедшем времени.
Предположительная модальность
Предположительная модальность характеризуется неопределенностью совершения действия, его возможности. В тюркских языках предположительную модальность, как характеристику действия, обнаруживают в основном в будущем времени [16]. В якутском языке существует особое предположительное наклонение на -тах [3]. Эту модальность выражает и утвердительное наклонение на -ыьАы [3]. Предположительное значение о будущем, возможном и долженствовании в будущем может передаваться сочетанием причастия на -ыах со словами курдук '-словно, будто бы, как будто бы, вроде бы, кажется'- (ЯРС, 191) — быАыылаах '-имеющий вид, подобный чему, такой же как (Пек. 639), видать, видно, по-видимому, кажется, наверно, очевидно (Петров, 199), возможно- айылаах '-как будто, будто'-.
Форма на -ыах курдук выступает и как причастие, и как модальная форма со значением мыслимого, кажущегося, предположительного действия или качества предмета. Как и все причастия, она может принимать аффиксы сказуемости и принадлежности, склоняться, сочетаться с модальными частицами, служебными глаголами эт-, эбит-, гын-, буол-, управляться некоторыми глаголами.
Форма на -ыах/-ыа суох, ымыах/ курдук употребляется в функции определения и обстоятельства. В значении обстоятельства она синонимична с формами -ыахтыы, -ыахха дылы, -ыан курдук '-как будто, словно, как бы, будто'- и обозначает образ, способ возможного мыслимого действия. Кыыс YегYЛYех курдук айа^ын атта (ИГ. ХК. 69) — '-Девочка открыла рот, будто вскрикнет'-.
В роли определения эта форма — воображаемый образ предмета: Бу хайа да бэйэлээххэ сыстыа суох курдук керYннээх кыыДы кэпсэтиигэ тардарга холоннулар (ЭК. Б. 1. 83) — '-Эту на вид будто бы ни к кому не могущую приблизиться девушку, собрались было попробовать привлечь к разговору'-.
Описательная форма на -ыах курдук с вспомогательными глаголами буол- и гын- образует новые составные глаголы, то есть перифрастические единства. Они могут принимать видовые, временные (причастные), деепричастные и редко аффиксы наклонения. Хабырыыс тыына хаайтарыах курдук буолла (ИГ. ХК. 164) — '-Хабырыыс как будто дыхание начало перехватывать'- (недавнопрошедшее время). ХоЬуун утуйуох курдук буолбута (Д. ТО. 6) -'-Хосун как бы задремал'- (давнопрошедшее время).
Формы на -ыах бь^ыылаах, -ыах курдук бьШыылаах
Слово быАыылаах, имея значение предположения, создает при устных и именных сказуемых предположительную модальность, примыкая к формам на -ыыкы и -ыах курдук,
усиливает значение догадки, обоснованности, возможности и предположения. БYетYP эппитин мYччYPYTYе суох курдук быкыылаах — '-Петр, кажется, (как будто) не собирается отступаться от своего слова'-. Сарсын ардах тYhYYhY быЛыылаах. — '-Как будто завтра будет дождь'-.
Словосочетания на -ыах и -ыахха айылаах относятся к словообразовательным, выражающим склонность, способность предмета к какому-нибудь действию [13], выступают как причастие с модальным значением '-назначенный что-либо делать, имеющий возможность совершить что-то'- и употребляются в качестве подлежащего, определения, обстоятельства образа действия, редко сказуемого простого и придаточного предложений.
Аффиксом -тык образуется от данного словосочетания наречие образа действия. Ки^ CYPЭ5ин-быарын курдаттыы кууhан ылыах айылаахтык керYтэлээн кэбиhэрэ (ДьА. ТА. 17)
— '-Посматривал будто все нутро твое вот-вот в объятия возьмет'-.
Соответствие значений форм на -ыах айылаах и -ыахха айылаах возможно в объектно-инфинитивном значении форм -ыах и -ыахха и вольного происхождения и предикативного характера слова айылах.
Настоящее время предположительной модальности образуется присоединением аффикса сказуемости к формам предопложительной (модальности -ыах курдук + пун, -ыах курдук бьАыылаах + пын, -ыах бъ^ыылаах + пын, -ыах айылаах + пын). Отрицательные формы образуются аналитически -ыах суох курдук — (быАыылаах, айылаах) + пын и синтетически -мыах курдук (быЫшлаах, айылаах) + пын. Действие представляется этим способом как некоторое состояние, наличное или ожидаемое, возможное, как близкая (в будущем) реальность.
Кинээhинэн суруксуту талыах курдуктар (ИГ. КХ. 209) — '-Похоже, что князцом намереваются избрать писаря'-, Суох, арааhа, эhиги миигин мерейдYех бьДыылааххыт (ВЯ. ЭК. 16)
— '-Нет, вы меня, видать, хотите травить сообща'-, Саамай наадалаах тылы сибилигин этиэххэ айылаахпын (АА. ТА. I. 163) — '-Самое нужное слово, кажется, как будто скажу вот-вот'-.
Модальный оттенок устанавливаемой в настоящем говорящим достоверности передается примыканием к формам предположительной модальности слова эбит — '-оказывается'-. КетYех курдук эбит — '-Оказывается, похоже, он сможет улететь'-.
Прошедшее время предположительной модальности образуется прибавлением к вышерассмотренной форме аффикса принадлежности или сочетанием эт- с аффиксом принадлежности. Обозначает возможное в прошлом действие. Саалаах киhи сибилигин хадьыктаан барыах айылаа^а (А. Сыр. КС. 134) — '-Человек с ружьем, казалось, как будто вот-вот набросится на нее'-. Оннук буолуох быДыылаах этэ (ВЯ. ЭК. 180) — '-Казалось, так и должно было быть. '-Урукку иирэн ыалдьар муна эргийэх курдуга (ЭЭ. ТА. 17) — '-Казалось, прежняя его мученическая болезнь умалишения возвратиться могла'-.
Форма с аффиксом принадлежности бывает сказуемым зависимого дополнительного предложения. О^ото истиэ суох курдугун Маарыйа тута сэрэйдэ — '-Мария сразу догадалась (поняла), что ее дитя вроде бы не намерено слушаться ее'- (дополнительное придаточное). Дьоно керYех курдуктарыттан Микиитэ ессе ордук кыбыДынна. — '-Никита еще сильнее застеснялся того, что будто заметят (увидят) его родители'- (придаточное причины).
Пересказочная модальность
Эта модальность образуется словом YhY '-говорят, мол, дескать'- (ЯРС. 458). Слово YhY исследователи якутского языка выводят от вс '-слово, язык, речь'- [17]. Н. Е. Петров отмечает три основных значения частицы YhY: 1) ссылка на чужую речь- 2) усиление достоверности высказываемой мысли- 3) утверждение путем отрицания положительного смысла высказывания (синтаксическое отрицание) [13]. Эти значения являются не самостоятельными, а лишь контаминациями общего (первого — Г. Ф.) значения данного слова, которые создаются в зависимости от изменения структуры предложения или от семантики сказуемого, к которому примыкает слово YhY. Слово YhY прибавляется к именным и причастным предикативным формам, передавая отношение к действию или состоянию субъекта со стороны третьего
лица, — как ссылка, пересказ или прямая передача говорящим лицом. Эту модальность и называют пересказочной.
В отличие от других модальных форм слово YhY не образует своей парадигмы, а примыкает ко всем формам, образованным причастиями на -ыа и -ыах. При этом аффиксы спряжения могут переходить на частицу YhY [5]. В неизменной форме и в сочетании с вопросительными и утвердительными частицами частица YhY может примыкать к следующей парадигме будущего времени: -ыам, -ыан, -ыа, -ыахпыт, -ыаххыт, -ыахтара. Частица YhY придает данному предикату модальный оттенок призыва, пожелания, указания со ссылкой на чужую речь. Райкомна бара сылдьыан YhY (НЕ. ТДЬ.) — '-Тебя попросили зайти в райком'-.
Слово YhY не может образовать «утверждения путем отрицания положительного смысла высказывания», так как оно обычно примыкает к предложению, имеющему подобный модальный оттенок уже заранее. Мин баайбын кини дьаhайыа YhY (НЯ. Т. 535) — '-Ха, моим богатством он будет распоряжаться, говорят'- (модальный оттенок пожелания, неуверенности, отрицательное отношение к действию субъекта). Последнее значение как риторическое утверждение существует независимо от слова.
С одной стороны, слово YhY придает причастным время-модальным формам на -ыа и -ыах и всем производным от них описательным модальным формам пересказочную модальность с эмоционально-экспрессивными оттенками просьбы, повеления, желания- с другой — усиливает имеющиеся временные, аспектуальные и модальные знания предиката.
Таким образом, пересказочная модальность, в отличие от всех модальных форм, выражающих устанавливаемое говорящим лицом отношение субъекта к своему действию, обозначает передаваемое говорящим лицом отношение другого лица к действию субъекта или отражение им отношения субъекта к своему действию.
Заключение
1. Причастие на -ыах образует следующие типы описательных синтетических формообразований: а) сложное слово на -ыах буол, от которого производны другие глагольные формы- б) причастия на -ыахтаах и частично-причастные формы на -ыах эбит, -ыах тустаах, -ыах кэриннээх, -ыах санаалаах, -ыах ба§ алаах, туруктаах, -ыах курдук, -ыах айылаах- в) спрягаемые лично-глагольные формы на -ыах эт, -ыах бы^ыылаах, -ыах YhY- г) формы, употребляемые только с аффиксом принадлежности на -ыах бэйэ, -ыах мук, -ыах ба§ айы- д) не имеющие формы изменения на -ыах баар.
Причастие на -ыа образует следующие типы аналитических форм- а) частично причастные формы на -ыа эбит- б) спрягаемые формы на -ыа эт-, -ыа YhY, -ыа ини.
2. Почти все аналитические формы имеют именной тип сочетаемости причастий: а) -ыах буол, -ыа/-ыах э- образованы объектным отношением сочетающихся слов- б) примыкающие определительные отношения выражают сочетания -ыах тустаах (кэриннээх, туруктаах, санаалаах, ба§ алаах, биhыылаах, айылаах), изафетные определительные связи имеют -ыах мук (ба§ айы, бэйэ) — в) предикативные отношения выражает форма на -ыах баар- г) типы связи компонентов -ыа ини, -ыа/-ыах, -ыах курдук точно не установлены, но предварительно могут быть отнесены к объектно-предикативным.
3. Данные формы имеют различную степень сращения: более свободными сочетаниями с единой семантикой можно считать формы на -ыах буол-, -ыах санаалаах (ба§ алаах, туруктаах) — к несвободным сочетаниям относятся формы на -ыа/-ыах э-, -ыах баар, -ыах буолла, -ыах буолбут в значении видового оттенка, -ыах быДыылаах- остальные сочетания представляют собой полусвободные конструкции. Аналитическое значение во всех этих формах создается благодаря слиянию или переосмыслению семантики отдельных компонентов. Опускание одного из компонентов приводит не только к потере самой конструкции и ее значения, но и всего содержания формы.
4. В семантике описательных форм можно выделить следующие значения:
1) выражение отношения субъекта к своему действию, устанавливаемое говорящим лицом: а) долженствование (-ыах тустаах, -ымыах/-ыа суох тустаах, -ыах кэриннээх, -ыа
суох/-ымыах кэрипнээх) — б) сослагательность (-ыа/-ыах эт-, -ыа суох/-ымыах, ымыа эт-, -ыа/-ыах эбит-, -ымыа/-ымыах, -та суох эбит-) — в) желания (-ыах/-ыа суох, -ымыах сана-алаах, -ыах/-ыа суох, ымыах ба§ алаах) — г) предположения (-ыах/-ымыах, -ыа суох курдук -ыах/-ымыах, -ыа суох ры ыылаах, -ыах/-ымыах, -ыа суох айылаах, -ыах/-ымыах, -ыа суох туруктаах) —
2) отражение отношения субъекта к своему действию и отношение к этому действию говорящего лица- а) необходимости (-ыах -ыа суох баар) — б) пересказочности (-ыах YhY, -ыа YhY, -ымыа YhY, -ымыах YhY, -ыа суох YhY)
3) выражение отношения субъекта к своему действию по характеру совершения, устанавливаемое говорящим лицом (ожидание скорого совершения действия -ыах/-ымыах буолбута в значении '-вот-вот состоится, совершится'-) —
4) Образование указанных описательных форм от причастия на -ыах и формы на -ыа обуславливается- а) их причастными свойствами и б) свойственным ему морфологическим оформлением- в) конкретным значением будущего времени с соответсвующими модальными оттенками- г) конкретным синтаксическим употреблением причастных форм в языке.
Список сокращений
АА ТА I — Амма Аччыгыйа. Талыллыбыт айымньылар. I т. Якутск: Кн. изд-во, 1966.
АА И — Амма Аччыгыйа. Талыллыбыт айымньылар. II т. Якутск: Кн. изд-во, 1967.
АА СК — Амма Аччыгыйа. Талыллыбыт айымньылар. IV т. Сааскы кэм. Якутск: Кн. изд-во, 1970.
АА СК 1952- Амма Аччыгыйа. Сааскы кэм. Якутск: Кн. изд-во, 1952.
АС ТА I — А. И. Софронов. Талыллыбыт айымньылар. I т. Драматическай айымньылар. Якутск: Кн. изд-во, 1964.
А СЫР КС — Анастасия Сыромятникова. КенYл сарданата. Якутск: Кн. изд-во, 1958.
АФ ТА — Афанасий Федоров. Талыллыбыт айымньылар. I т. Кэпсээннэр. Якутск: Кн. изд-во, 1961.
АФ ТА II — Афанасий Федоров. Талыллыбыт айымньылар. II т. Якутск: Кн. изд-во, 1962.
АФ ХЛ — Афанасий Федоров. Хагдарыйбыт лабаалар. Якутск: Кн. изд-во, 1959.
ВЯ ЭК — Василий Яковлев. врYCтэр кирбиилэригэр. Якутск: Кн. изд-во, 1969.
ГК СС — Гаврил Колесов. Саллаат санаата. Якутск: Кн. изд-во, 1973.
Д ТО — Далан. Тулаайах о§ о. Якутск: Кн. изд-во, 1983.
ДьА ТА — ДьYегэ Ааныстыырап. Талыллыбыт айымньылар. Якутск: Кн. изд-во, 1957.
ДЬА ОБ — ДьYегэ Ааныстыырап. Ой-бэс. Якутск: Кн. изд-во, 1977.
ИГ ХК — Иван Гоголев. Хара кыталык. Якутск: Кн. изд-во, 1977.
К ТА — КYндэ. Талыллыбыт айымньылар. Якутск: Кн. изд-во, 1960.
МД АЛ — Михаил До§ ордуурап. Аныга Лонкууда. Якутск: Кн. изд-во, 1952.
МД ТА — Михаил До§ ордуурап. Талыллыбыт айымньылар. Якутск: Кн. изд-во, 1963.
НГ YДЬ — Николай Габышев. YчYГэй дьон. Якутск: Кн. изд-во, 1961.
НЗ КДУ — Николай Заболоцкай. КYн да уhун. Якутск: Кн. изд-во, 1968.
НЗ ДЬК — Николай Заболоцкай. Дьэллик кэпсээннэрэ. Якутск: Кн. изд-во, 1971.
НЛ С — Николай Лугинов. Сэргэлээххэ. Якутск: Кн. изд-во, 1978.
НЬ БС — Ньургун Боотур Стремительный. Якутск: Кн. изд-во, 1947.
НЯ АК — Николай Якутскай. АлмааЬы КердееччYлэр. Якутск: Кн. изд-во, 1966.
НЯ СЭ — Николай Якутскай. Сэhэннэр. Якутск: Кн. изд-во, 1968.
НЯ Т — Николай Якутскай. Телке. Якутск: Кн. изд-во, 1960−1964.
Пек. — Пекарский Э. К. Словарь якутского языка, т. I, II, III. Л.: Изд-во АН СССР, 1959.
ПЕ ТДЬ — Прокопий Егоров. ТеhYY дьон. Якутск: Кн. изд-во, 1966.
Петров — Петров Н. Е. Частицы в якутском языке. Якутск: Кн. изд-во, 1976.
СД СТТ — Софрон Данилов. СYрэх тэбэрин тухары. Роман. Якутск: Кн. изд-во, 1967.
СЕ ТП — Степан Ефремов. Талыллыбыт пьесалар. Якутск: Кн. изд-во, 1964.
ФС КТДЬ — Феоктист Софронов. Киэн туттар дьоммут. Якутск: Кн. изд-во, 1977.
ХС — Хотугу Сулус. За условным сокращением указывается год издания, номер и страница.
ЭЭ, А — Эрилик Эристиин. Айымньылар. I т. Якутск: Кн. изд-во, 1969.
ЭЭ ТА — Эрилик Эристиин. Талыллыбыт айымньылар. Якутск: Кн. изд-во, 1954.
ЯРС — Якутско-русский словарь, М.: Наука, 1972.
List of abbreviations
AA TA I — Amma Achchygyja. Talyllybyt ajymn'-ylar. I t. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1966. AA И — Amma Achchygyja. Talyllybyt ajymn'-ylar. II t. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1967. AA СК — Amma Achchygyja. Talyllybyt ajymn'-ylar. IV t. Saasky kjem. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1970. AA СК 1952- Amma Achchygyja. Saasky kjem. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1952.
AS TA I — A. I. Sofronov. Talyllybyt ajymn'-ylar. I t. Dramaticheskaj ajymn'-ylar. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1964.
А СЫР КС — Anastasija Syromjatnikova. KeHyl sardaHata. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1958.
АФ TA — Afanasij Fedorov. Talyllybyt ajymn'-ylar. I t. Kjepsjejennjer. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1961.
AФ TA II — Afanasij Fedorov. Talyllybyt ajymn'-ylar. II t. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1962.
АФ ХЛ — Afanasij Fedorov. Hagdaryjbyt labaalar. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1959.
ВЯ 9К — Vasilij Jakovlev. (c)rYstjer kirbiiljerigjer. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1969.
ГК СС — Gavril Kolesov. Sallaat sanaata. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1973.
Д TO — Dalan. Tulaajah ogo. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1983.
, 3bA TA — D'-yegje Aanystyyrap. Talyllybyt ajymn'-ylar. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1957.
ДЬА ОБ — D'-yegje Aanystyyrap. Oj-bjes. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1977.
ИГ ХК — Ivan Gogolev. Hara kytalyk. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1977.
K TA — Kyndje. Talyllybyt ajymn'-ylar. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1960.
МД АЛ — Mihail Dogorduurap. Anyga Lonkuuda. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1952.
МД ТА — Mihail Dogorduurap. Talyllybyt ajymn'-ylar. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1963.
НГ Y, b — Nikolaj Gabyshev. Ychygjej d'-on. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1961.
НЗ КДУ — Nikolaj Zabolockaj. Kyn da uhun. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1968.
НЗ ДЬК — Nikolaj Zabolockaj. D'-jellik kjepsjejennjerje. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1971.
НЛ С — Nikolaj Luginov. Sjergjeljejehhje. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1978.
НЬБС — N'-urgun Bootur Stremitel'-nyj. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1947.
НЯ АК — Nikolaj Jakutskaj. Almaahy Kerdeechchyljer. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1966.
НЯ СЭ — Nikolaj Jakutskaj. Sjehjennjer. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1968.
НЯ Т — Nikolaj Jakutskaj. Telke. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1960−1964.
Пек. — Pekarskij Je. K. Slovar'- jakutskogo jazyka, t. I, II, III. L.: Izd-vo AN SSSR, 1959.
ПЕ ТДЬ — Prokopij Egorov. Tehyy d'-on. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1966.
Петров — Petrov N. E. Chasticy v jakutskom jazyke. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1976.
СД СТТ — Sofron Danilov. Syrjeh tjebjerin tuhary. Roman. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1967.
СЕ ТП — Stepan Efremov. Talyllybyt p'-esalar. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1964.
ФС КТДЬ — Feoktist Sofronov. Kijen tuttar d'-ommut. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1977.
ХС — Hotugu Sulus. Za uslovnym sokrashheniem ukazyvaetsja god izdanija, nomer i stranica.
ЭЭ, А — Jerilik Jeristiin. Ajymn'-ylar. I t. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1969.
ЭЭ ТА — Jerilik Jeristiin. Talyllybyt ajymn'-ylar. Jakutsk: Kn. izd-vo, 1954.
ЯРС — Jakutsko-russkij slovar'-, M.: Nauka, 1972.
Л и т е р, а т у р а
1. Михайлов М. С. Перифрастические формы и категория вида в турецком глаголе. — М.: Изд-во инс-та востоковедения, 1954. — 140 с.
2. Михайлов М. С. Исследование по грамматике турецкого языка. Перифрастиечкие формы турецкого глагола. — М.: Наука, 1965. — 132 с.
3. Коркина Е. И. Наклонения глагола в якутском языке. — М.: Наука, 1970. — 307 с.
4. Харитонов Л. Н. Формы глагольного вида в якутском языке. — М. -Л.: Наука, 1960. — 180 с.
5. Коркина Е. И. Глагольные лично-отнесенные модальные конструкции в якутском языке. — Якутск: Кн. изд-во, 1979. — 96 с.
6. Убрятова Е. И. Якутский язык. — В кн.: Языки народов СССР. Т. II. Тюркские языки. — М.: Наука, 1965. — 414 c.
7. Харитонов Л. Н. Современный якутский язык. — Якутск: Кн. изд-во, 1947. — 215 с.
8. Грамматика современного якутского литературного языка. Фонетика и морфология. — М.: Наука, 1982. — 225 с.
9. Убрятова Е. И. Исследования по синтаксису якутского языка. Ч. II Сложное предложение. — Новосибирск: Изд-во СО РАН, 1976. — 376 с.
10. Агламова М. Т. Способы выражения повелительности н желательности в тюркских языках. Автореф. канд. дис. — Ташкент, 1960. — 30 с.
11. Убрятова Б. И. Исследования по синтаксису якутского, языка. Ч. I. Простое предложение.
— М. -Л.: Изд-во АН СССР, 1950. — 304 с.
12. Убрятова Е. И. Краткий грамматический очерк якутского языка. — В кн.: Якутско-русский словарь // Под ред. П. А. Слепцова. — М.: Наука, 1972. — 593 с.
13. Петров Н. Е. Частицы в якутском языке. — Якутск: Кн. изд-во, 1978. — 300 с.
14. Воронкин М. С. Очерк якутской диалектологии (на якутском языке). Якутск: Кн. изд-во, 1980.
— 244 с.
15. Гухман М. М. Глагольные аналитические конструкции как особый тип сочетаний частичного полного слова (на материале немецкого языка). В кн.: Вопросы грамматического строя. — М.: Изд-во АН СССР, 1955. — С. 322−361.
16. Языки народов СССР. Т. II Тюркские языки. — М.: Наука, 1966.
17. Ястремский С. В. Грамматика якутского языка. — Иркутск, 1900. — 318 с.
R e f e r e n c e s
1. Mikhailov M. S. Perifrasticheskie formy i kategoriia vida v turetskom glagole. — M.: Izd-vo ins-ta vostokovedeniia, 1954. — 140 s.
2. Mikhailov M. S. Issledovanie po grammatike turetskogo iazyka. Perifrastiechkie formy turetskogo glagola. — M.: Nauka, 1965. — 132 s.
3. Korkina E. I. Nakloneniia glagola v iakutskom iazyke. — M.: Nauka, 1970. — 307 s.
4. Kharitonov L. N. Formy glagol'-nogo vida v iakutskom iazyke. — M. -L.: Nauka, 1960. — 180 s.
5. Korkina E. I. Glagol'-nye lichno-otnesennye modal'-nye konstruktsii v iakutskom iazyke. — Iakutsk: Kn. izd-vo, 1979. — 96 s.
6. Ubriatova E. I. Iakutskii iazyk. — V kn.: Iazyki narodov SSSR. T. II. Tiurkskie iazyki. — M.: Nauka, 1965. — 414 c.
7. Kharitonov L. N. Sovremennyi iakutskii iazyk. — Iakutsk: Kn. izd-vo, 1947. — 215 s.
8. Grammatika sovremennogo iakutskogo literaturnogo iazyka. Fonetika i morfologiia. — M.: Nauka, 1982.
— 225 s.
9. Ubriatova E. I. Issledovaniia po sintaksisu iakutskogo iazyka. Ch. II Slozhnoe predlozhenie. — Novosibirsk: Izd-vo SO RAN, 1976. — 376 s.
10. Aglamova M. T. Sposoby vyrazheniia povelitel'-nosti n zhelatel'-nosti v tiurkskikh iazykakh. Avtoref. kand. dis. — Tashkent, 1960. — 30 s.
11. Ubriatova B. I. Issledovaniia po sintaksisu iakutskogo, iazyka. Ch. I. Prostoe predlozhenie. — M. -L.: Izd-vo AN SSSR, 1950. — 304 s.
12. Ubriatova E. I. Kratkii grammaticheskii ocherk iakutskogo iazyka. — V kn.: Iakutsko-russkii slovar'- // Pod red. P. A. Sleptsova. — M.: Nauka, 1972. — 593 s.
13. Petrov N. E. Chastitsy v iakutskom iazyke. — Iakutsk: Kn. izd-vo, 1978. — 300 s.
14. Voronkin M. S. Ocherk iakutskoi dialektologii (na iakutskom iazyke). Iakutsk: Kn. izd-vo, 1980. — 244 s.
15. Gukhman M. M. Glagol'-nye analiticheskie konstruktsii kak osobyi tip sochetanii chastichnogo polnogo slova (na materiale nemetskogo iazyka). V kn.: Voprosy grammaticheskogo stroia. — M.: Izd-vo AN SSSR, 1955. — S. 322−361.
16. Iazyki narodov SSSR. T. II Tiurkskie iazyki. — M.: Nauka, 1966.
17. Iastremskii S. V. Grammatika iakutskogo iazyka. — Irkutsk, 1900. — 318 s.
^¦Hir^ir

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой