Геймификация как инструмент корпоративной культуры

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Электронный еестник Ростовского социально-экономического института
/БвАГ 2306 5753
НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ЭЛЕКТРОННЫЙ ЖУРНАЛ
«Электронный вестник Ростовского социально-экономического института»
http: //www. rsei. ru
ISSN 2306−5753
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор),
ЭЛ № ФС 77−52 611 от 25. 01. 2013 г. Включен в Российский индекс научного цитирования (РИНЦ), договор № 328−05/2013 от 29. 05. 2013.
Редакционно-экспертный совет журнала
Зинченко Г. П., Заслуженный деятель науки РФ, доктор философских наук, профессор, председатель Редакционно-экспертного совета, Понеделков А. В., Заслуженный деятель науки РФ, доктор политических наук, профессор, сопредседатель Редакционно-экспертного совета, Овчаренко Р. К., доктор социологических наук, профессор, Ванин В. В., доктор юридических наук, профессор, Васьков М. А., доктор социологических наук, Нечушкин А. Ю., доктор социологических наук, профессор, Кротов Д. В., доктор социологических наук, Працко Г. С., доктор юридических наук, доктор философских наук, профессор, Сологуб В. А., доктор социологических наук, профессор, Шмалий О. В., доктор юридических наук, профессор, Эльдарханов Х. Ю., доктор экономических наук, профессор, Щипанов Э. Ю., доктор экономических наук, профессор, Дубинана Т. И., кандидат экономических наук, доцент, Нечаев В. Г., кандидат экономических наук, доцент, Санина Н. О., кандидат экономических наук, доцент, Зав. редакцией Поченкова И. А.
Учредитель: НОУ ВПО «Ростовский социально-экономический институт». Редколлегия может не разделять позиции авторов статей.
Выпуск № 2 (апрель-июнь) 2014.
Адрес редакции: 344 019, г. Ростов-на-Дону, 16-я линия, 7 «В», тел.: (863) 283−17−01
Аннотации… 4
Литвишков В. М., Маланьин В. С. Организационные основы механизма педагогического руководства в процессе обучения в учебном центре ФСИН России… 8
Датий А. В., Федосеев А. А. Характеристика больных туберкулезом осужденных мужчин, обратившихся за психологической помощью… 20
Михеева И. П. Этапы институционализации межбюджетных отношений в Российской Федерации… 31
Михеева И. П. Вопросы совершенствования правового регулирования межбюджетных отношений в Россиийской Федерации на современном этапе… 44
Сухомлинов В. Н. Финансовая ответственность как разновидность юридической ответственности… 60
Сухомлинов В. Н. Особенности форм реализации финансово-правовой ответственности … 66
Сухомлинова Н. В. Правовое регулирование страховой деятельности в зарубежных странах: сравнительно-правовой анализ… 73
Сухомлинова Н. В. К вопросу приостановления и ограничения действия лицензии страхового дела… 81
СТУДЕНЧЕСКАЯ ТРИБУНА
Абрамова П. А. Реформирование института владения: перспективы развития… 88
Аванесян Л. А. Геймификация как инструмент корпоративной культуры… 81
Агаджанян А. С. ИТ-решения для профессиональной деятельности управленца… 88
Бабаян А. Р. Психодинамические методы исследования персонала как инструмент эффективного менеджмента… 81
Степачкова А. Р. Психодинамические методы исследования персонала как инструмент эффективного менеджмента… 81
Авторы… 88
Литвишков В. М., профессор кафедры юридической психологии и педагогики Академии ФСИН России, доктор педагогических наук, профессор.
Маланьин В. С., адъюнкт Академии ФСИН России. ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ МЕХАНИЗМА ПЕДАГОГИЧЕСКОГО РУКОВОДСТВА В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ В УЧЕБНОМ ЦЕНТРЕ ФСИН РОССИИ
Содержание данной статьи раскрывает специфику подготовки сотрудников для уголовно-исполнительной системы, что предполагалось ранее, и что реализуется и планируется с учетом реализации концепции развития в этой сфере. Кроме того, дается понятие профессиональному мастерству в широком смысле и применительно к сотрудникам уголовно-исполнительной системы, в частности. Раскрывает отдельные проблемы данной сферы, ее специфику и предлагаются пути разрешения наболевших вопросов благодаря проведенному исследованию.
Ключевые слова: профессиональное мастерство, педагогическая компетентность, социальный и правовой компонент, дополнительное профессиональное образование, учебные центры уголовно-исполнительной системы.
Датий А. В., профессор кафедры общественного здоровья и здравоохранения Рязанского государственного медицинского университета им. И. П. Павлова, доктор медицинских наук.
Федосеев А. А., ответственный секретарь журнала «Пенитенциарная система: наука и практика». ХАРАКТЕРИСТИКА БОЛЬНЫХ ТУБЕРКУЛЕЗОМ ОСУЖДЕННЫХ МУЖЧИН, ОБРАТИВШИХСЯ ЗА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩЬЮ
В статье дается социально-демографическая характеристика больных туберкулезом осужденных мужчин. Исследованы данные о распределении больных туберкулезом осужденных мужчин по возрасту, семейному положению, образованию. Проведен анализ категории совершенного мужчинами преступления, числа судимостей, срока наказания, назначенного судом, вида учреждения, фактически отбытого срока наказания. Дана характеристика больных туберкулезом осужденных мужчин в период пребывания их в исправительном учреждении.
Ключевые слова: осужденный, исправительное учреждение, психологическая помощь, социально-демографическая характеристика, уголовно-правовая характеристика, уголовно-исполнительная характеристика.
Михеева И. П., магистрант ФГБОУ ВПО Российской академии правосудия. ЭТАПЫ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ МЕЖБЮДЖЕТНЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Автором исследуется вопрос институционализации межбюджетных отношений в России и рассматриваются факторы, оказавшие влияние на этот процесс на различных его этапах.
Ключевые слова: бюджет, межбюджетные отношения, бюджетная система, институционализация, этапы развития.
Михеева И. П., магистрант ФГБОУ ВПО Российской академии правосудия. ВОПРОСЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖБЮДЖЕТНЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
Автором исследуется вопрос совершенствования межбюджетных отношений в России, определяются и раскрываются направления повышения
эффективности правового регулирования межбюджетных отношений на современном этапе.
Ключевые слова: бюджет, межбюджетные отношения, бюджетная система, правовое регулирование, бюджетное право, бюджетно-правовой институт.
Сухомлинов В. Н., магистрант ФГБОУ ВПО Российской академии правосудия. ФИНАНСОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ КАК РАЗНОВИДНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
Автор в своей статье раскрывает понятие и определяет признаки финансовой ответственности как самостоятельной меры защиты государственного финансового суверенитета.
Ключевые слова: финансовое право, государственное принуждение, финансовая ответственность, санкция.
Сухомлинов В. Н., магистрант ФГБОУ ВПО Российской академии правосудия. ОСОБЕННОСТИ ФОРМ РЕАЛИЗАЦИИ ФИНАНСОВО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
Автор в своей статье на примере налоговой ответственности раскрывает формы реализации финансовой ответственности.
Ключевые слова: финансовое право, финансовая ответственность, налоговая ответственность, позитивная ответственность, негативная ответственность, процедуры реализации финансовой ответственности.
Сухомлинова Н. В., магистрант ФГБОУ ВПО Российской академии правосудия. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ СТРАХОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ
В статье рассматриваются вопросы развития страхования на примере зарубежных стран, анализируется опыт различных государств в правовой регламентации данной сферы. Автор приходит к выводу, что модели правового регулирования страхового дела, предлагаемые зарубежной практикой, не в полной мере могут быть заимствованы в России из-за необходимости учета специфики развития российского страхового дела.
Ключевые слова: страхование, страховая деятельность, правовое регулирование, зарубежное законодательство.
Сухомлинова Н. В., магистрант ФГБОУ ВПО Российской академии правосудия. К ВОПРОСУ ПРИОСТАНОВЛЕНИЯ И ОГРАНИЧЕНИЯ ДЕЙСТВИЯ ЛИЦЕНЗИИ СУБЪЕКТА СТРАХОВОГО ДЕЛА
В данной статье автор проводит правовой анализ вопросов, касающихся приостановления и ограничения действия лицензии субъекта страхового дела, порядка оспаривании приказов о приостановлении или ограничении действия лицензии, приводит примеры судебной практики, формулирует возможные уточнения действующего законодательства.
Ключевые слова: страхование, страховая деятельность, субъект страхового дела, лицензия, ограничение действия лицензии, приостановление действия лицензии, судебный приказ, орган страхового надзора.
СТУДЕНЧЕСКАЯ ТРИБУНА
Абрамова П. А., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
РЕФОРМИРОВАНИЕ ИНСТИТУТА ВЛАДЕНИЯ: ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ
В статье анализируется реформирование института владения, представленное в проекте изменений № 47 538−6. Рассмотрены новеллы института владения в сравнении с действующим гражданско-правовым регулированием, а также в сравнении с положениями о праве владения в Германском гражданском уложении. Делаются выводы о возможности введения в российскую цивилистику изменений права владения, представленных в проекте.
Ключевые слова: право владения- проект изменений 47 538−6- вещные права- Германское гражданское уложение- фактическое владение.
Аванесян Л. А., студент ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
ГЕЙМИФИКАЦИЯ КАК ИНСТРУМЕНТ КОРПОРАТИВНОЙ КУЛЬТУРЫ.
В статье рассматривается инструмент корпоративной культуры — геймификация. Раскрыто предназначение геймификации в организации, ее влияние на психологический климат, а также принципы. Представлены методы внедрения элементов данного инструмента в практику управления.
Ключевые слова: геймификация, корпоративная культура, вовлеченность сотрудников, инструмент.
Агаджанян А. С., студент ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
ИТ-РЕШЕНИЯ ДЛЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УПРАВЛЕНЦА
В статье раскрывается роль информационных технологий в сфере государственного и муниципального управления. Рассмотрены основные характеристики, возможности и принципы работы терминала «Призма» и ИТ-систем «Парус». Делаются выводы о целесообразности создания условий для более широкого внедрения и эффективного применения описанных автором технологий.
Ключевые слова: информационные технологии, управление, ИТ-решение, терминал «Призма», «Корпорация Парус», электронное правительство, СМЭВ.
Бабаян А. Р., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
ПСИХОДИНАМИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПЕРСОНАЛА КАК ИНСТРУМЕНТ ЭФФЕКТИВНОГО МЕНЕДЖМЕНТА
В статье рассматривается теория психодинамики с точки зрения бизнес — контекста. Анализируются психодинамические методы, с помощью которых можно провести исследование персонала при отборе, подборе и найме. Приводятся аргументы, подчёркивающие важность психодинамичес ких особенностей функционирования персонала.
Ключевые слова: психодинамика, менеджмент, персонал организации, психодинамические методы исследования.
Затона В. В., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф. ОСОБЕННОСТИ ФИНАНСОВОГО МЕНЕДЖМЕНТА В БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЕ В УСЛОВИЯХ МИРОВОГО ФИНАНСОВОГО КРИЗИСА
В статье анализируется особенности финансового менеджмента в банковской системе в условиях мирового финансового кризиса. Рассмотрены причины возникновения взаимосвязи банковских систем России и США во время мирового финансового кризиса. Делаются выводы о возможных направлениях действия финансовых менеджеров и других заинтересованных лиц в данных условиях.
Ключевые слова: банковская система, мировой финансовый кризис, финансовый менеджмент, банкротство, правовое регулирование.
Канищева А. С., Степачкова Ю. А. студентки ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф. НАЛОГ НА РАЗВОД: КРАЙНОСТЬ ИЛИ ВОЗМОЖНОСТЬ УБЕРЕЧЬ СЕМЬИ
В статье рассматривается проект «Концепции государственной семейной политики РФ на период до 2025 года». Рассмотрены причины разводов и методы решения задачи по укреплению института брака. Предлагается увеличить государственную пошлину за развод, чтоб институт семьи стал крепче. Следовательно, налог на развод будет благотворно влиять на общество и его экономическую составляющую.
Ключевые слова: семья, развод, причины развода, налог на развод, алименты.
Ковалева Н. Д., Сердюкова Е. А., студентки ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
В статье анализируется общее и особенное в Февральской революции 1917 г. в России и в событиях февраля 2014 г. на Украине, причины февральской революции 1917 г. и причины событий на Украине в феврале 2014, а также возможный прогноз событий на Украине.
Ключевые слова: Россия, Украина, Революция 1917 года, В.Ф. Януко-
вич.
Коваленко М. Г., студент ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
ЭНТУЗИАЗМ КАК ФАКТОР, СПОСОБСТВУЮЩИЙ ВЫСОКИМ РЕЗУЛЬТАТАМ НА ТРУДОВОМ ФРОНТЕ
В статье анализируется степень влияния энтузиазма на результаты трудовой деятельности. Проводится сравнительная линия энтузиазма и
внутренней мотивации индивида. Рассматриваются методы повышения трудового энтузиазма в современных организациях.
Ключевые слова: труд, героизм, трудовой энтузиазм, внутренняя мотивация.
Баженова А. К., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
ВОЛОНТЕРСТВО КАК ФОРМА СОЦИАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ
В данной статье рассмотрена история возникновения и развития волонтерского движения в России. Уточнено понятие «волонтерство». Проанализировано влияние волонтерской деятельности на нравственное воспитание общества, в частности, молодежи.
В качестве примера использования добровольчества при формировании волонтерской компетенции у молодежи приведен опыт работы волонтеров на Зимних Олимпийских Играх в Сочи 2014.
Ключевые слова: волонтерство, волонтерское движение, волонтер, молодежь.
Белякова Е. П., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
ОПЫТ РЕГУЛИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЗАКУПОК США
В статье анализируется опыт организации и регулирования системы государственных закупок в США. Рассмотрены история становления системы государственных закупок и нормативно-правовые акты, действующие в государстве. Делаются выводы о эффективности системы и о возможностях использования изученного опыта в совершенствовании российской системы государственных закупок.
Ключевые слова: управление, система государственных закупок, зарубежный опыт, контрактная система.
Бирюк М. А., студент ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф. БИЗНЕС ОБЩЕНИЕ КАК ОСНОВА КОММУНИКАТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ
В статье представлен анализ процесса делового общения, отображающий аспекты коммуникативного поведения. Деловое общение считают основой деловых отношений и коммуникативного поведения. Изучены процесс влияния личных качеств в преодолении барьеров общения, а также роль коммуникативного поведения на разных этапах делового общения.
Ключевые слова: деловое общение, коммуникативное поведение.
Брюхов О. В., студент ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф. БИТ-КОИН И ЕГО РАЗВИТИЕ В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ
В статье анализируется роль криптовалюты биткоин. Рассматривается история развития это криптовалюты модели управления госслужбой, действующие в этих государствах. Рассказывается о плюсах и минусах биткоина.
Ключевые слова: электронные деньги, игровые валюты, виртуальные валюты, криптовалюты, биткоин.
Восканян А. Э., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
СПЕЦИФИКА ЗЕМЛИ КАК ОБЪЕКТА ПРАВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЗЕМЕЛЬНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ
В статье анализируется земля как объект правового регулирования земельных правоотношений. Подробно рассматривается сущность и специфика земли в рамках земельного и гражданского права. Выявляется ряд проблем, имеющихся на данный момент в правовом регулировании земли как объекта земельных правоотношений. Предлагается ряд изменений, а также делаются выводы о механизме регулирования и дальнейшей целесообразности совершенствования данных правоотношений.
Ключевые слова: объект земельного права, соотношение земельного и гражданского законодательства, особенности земельных правоотношений, земля как объект правоотношений.
Глущенко А. В., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
МЕТОДЫ И МОДЕЛИ АНАЛИЗА ДИНАМИКИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ
В статье рассматриваются методы и модели анализа динамики экономических процессов на примере метода сглаживания временных рядов. Приведены примеры методов сглаживания. Выбираются параметры для методов сглаживания.
Ключевые слова: временный ряд, аналитического выравнивание, механическое выравнивание, метод экспоненциального сглаживания.
Габараева З. В., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
ПРИОРИТЕТ ТРУДОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА НАД АДМИНИСТРАТИВНЫМ В СЛУЖЕБНЫХ ОТНОШЕНИЯХ
В статье рассматриваются проблемы соотношения норм административного и трудового права в сфере государственной гражданской службы. В ходе анализа выявляются две основные и принципиально различные позиции. Делаются выводы о регулировании служебных отношений комплексными нормами действующего законодательства.
Ключевые слова: государственная гражданская служба, трудовой договор, служебный контракт, приоритет законодательства, коллизионная норма.
Голенко И. В., студент ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
БЕДНОСТЬ В РОССИИ И ПУТИ ЕЁ ПРЕОДОЛЕНИЯ
В статье анализируется состояние бедности в России в настоящее время. Рассмотрены причины возникновения бедности и отношение к бедным граждан Российской Федерации. Предлагаются возможные направления дальнейшего уменьшения в России масштабов бедности и депривации.
Ключевые слова: бедность, иждивенец, отношение общества, минимальная оплата труда, неэффективное управление, коррупция.
Голова В. С., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
КОРПОРАТИВНАЯ КУЛЬТУРА В ИННОВАЦИОННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ
В статье рассматривается корпоративная культура в инновационной организации, её взаимосвязь и неразрывность с инновационной культурой. Раскрыта структура и основные принципы функционирования инновационной и корпоративной культур. Представлен один из методов внедрения корпоративной культуры в практику управления инновационной организацией.
Ключевые слова: корпоративная культура, инновационная культура, взаимосвязь культур, структура.
Голушко А. В., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
ЗАКОНЫ И ПРИНЦИПЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ
В статье анализируются основные законы и принципы государственного управления. Рассмотрим основные направления деятельности Правительства Ростовской Области и Законодательного Собрания Ростовской Области. Выделены основные проблемы осуществления государственного управления и способы их решения.
Ключевые слова: законы и принципы государственного управления, проблемы государственного управления, решения проблем государственного управления.
Горбань О. Г., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ОБУЧЕНИЮ МЕНЕДЖЕРОВ ПО ПЕРСОНАЛУ
Современная фаза общественного развития характеризуется становлением новой образовательной парадигмы на основе информатизации образования, использования новых форм обучения и развития. В статье анализируются современные методы обучения сотрудников организации. Более подробно рассматриваются некоторые из них. Делаются выводы о применении данных методов на практике.
Ключевые слова: обучение, сотрудники, методы обучения, тренинг, ротация, коучинг.
Горобцова Л. И., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
ВОСТРЕБОВАННОСТЬ УСЛУГ РЕГИОНАЛЬНОГО ЭЛЕКТРОННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА
В статье рассматривается уровень востребованности государственных и муниципальных услуг при реализации проектов электронного правительства на региональном уровне. Выявлены основные проблемы при внедрении электронного правительства и представлены конкретные мероприятия, позволяющие повысить уровень использования государственных и муниципальных электронных услуг. В статье представлены результаты эмпирического исследования готовности населения Ростовской области к использованию электронных услуг.
Ключевые слова: государственная и муниципальная услуга, электронное правительство, государственный орган, информационно-коммуникационные технологии, информационное общество, государственное и муниципальное управление, интернет-портал предоставления государственных и муниципальных услуг.
Деревянченко Е. Р., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте
РФ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ В ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ
В статье анализируется система правового регулирования международных экономических отношений, и рассматриваются возможные направления ее дальнейшего совершенствования, а также противодействия международным экономическим преступлениям.
Ключевые слова: регулирование международных экономических отношений, международные экономические организации.
Демина Д. С., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ ОЦЕНКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ
В статье рассматриваются существующие недостатки системы оценки эффективности деятельности органов местного самоуправления и предлагаются возможные пути решения данной проблемы.
Ключевые слова: оценка, эффективность, органы местного самоуправления.
Кодинцева О. И., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
ИНВЕСТИЦИОННЫЙ КЛИМАТ РОССИИ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
В статье проанализированы сущность понятий «инвестиционный климат» и «инвестиционный потенциал», охарактеризована их структура, рассмотрены методические аспекты оценки. Предложенные методики позволили автору выявить сильные стороны и негативные факторы привлекательности российской экономики для иностранных инвесторов. В итоге исследования разработан комплекс мер государственной политики по повыше-
нию инвестиционного климата и стимулированию экономического развития России.
Ключевые слова: инвестиционный климат, инвестиционный потенциал, экономическое развитие, государственная политика.
Компаниец А. Р., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
ЭЛЕМЕНТ УПРАВЛЕНИЯ В ЖИЛИЩНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ
В статье анализируется характер элемента управления в жилищных правоотношениях. Рассмотрены два варианта его проявления: частноправовой и публично-правовой. Установлено, что жилищные правоотношения имеют сложный синтетический характер и могут развиваться по нескольким моделям. Делаются выводы о возможном формировании предмета и метода жилищного права как самостоятельной отрасли права.
Ключевые слова: жилищное право, жилищные правоотношения- частноправовое управление, публично-правовое управление, синтетический характер отношений, предмет жилищного права, метод жилищного права, самостоятельная отрасль права.
Кривцов Н. В., студент ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
СПОСОБЫ ПОВЫШЕНИЯ ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ МОЛОДЕЖИ (НА ПРИМЕРЕ СТУДЕНТОВ ЮРИУ РАНХиГС)
В статье анализируются проблема и способы повышения электоральной активности молодежи (на примере студентов ЮРИУ РАНХиГС). Рассмотрены основные причины, снижающие уровень активности молодежи на выборах, приводятся данные социологического опроса студентов и их отношения к современной системе выборов. Делаются выводы о возможных направлениях дальнейшего совершенствования российской электоральной активности молодежи.
Ключевые слова: молодежь, электоральная активность, выборы, избирательный процесс.
Крячко О. С., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
МЕЖКУЛЬТУРНОЕ ОБЩЕНИЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ
В данной статье рассматриваются проблемы межкультурного общения, как развивающейся науки, анализируются ее формирование, этапы и основные подходы. Также в ней представлены возможные векторы её развития. Мировая эволюция требует межкультурной коммуникации не только между разными странами, но и внутри одной страны, одной этнической общности, одной группы людей. Также обсуждаются как социальные, так и индивидуальные факторы, влияющие на акт коммуникации.
Ключевые слова: межкультурная коммуникация, макрокультура, микрокультура, межкультурная парадигма.
Лаврушева А. А., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф.
ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ИНВАЛИДОВ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
В статье анализируется государственная политика по защите прав инвалидов в современной России. Выявлены проблемы инвалидов в современной России. Рассмотрены модели инвалидности и их влияние на государственную политику по защите прав инвалидов. Предложены пути повышения эффективности государственной политики по защите прав инвалидов в современной России.
Ключевые слова: инвалидность, социальная политика, доступная среда, трудоустройство инвалидов, медицинская модель инвалидности, социальная модель инвалидности.
Ларина К. С., Шанина Н. С., студентки ЮРИУРАНХиГС при Президенте Р Ф. ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ В СОЧИ 2014 КАК ЭТАП МЕЖДУНАРОДНОГО ЭКСПРЕСС — СТАНОВЛЕНИЯ ТРУДОВОЙ КАРЬЕРЫ СТУДЕНТОВ: ВОЗМОЖНОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ
В статье анализируются возможности, предоставленные студентам во время проведения Олимпийских игр 2014. Рассматриваются возможные вакансии для студентов во время Зимней Олимпиады в г. Сочи. Приводится анализ качества предоставленных вакансий для студентов, исходя из личного опыта. Делаются выводы и приводятся некоторые пути решения анализируемых проблем.
Ключевые слова: Олимпийские игры Сочи 2014, работа во время проведения Олимпийских игр, волонтерство, студенты, карьера студентов, показатели эффективности.
Лядский В. В., студент ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Р Ф. ПРЕСТУПЛЕНИЯ В СФЕРЕ КОМПЬЮТЕРНОЙ ИНФОРМАЦИИ
В статье анализируется криминалистическая характеристика преступлений в сфере компьютерной информации. Рассмотрены проблемы, встречающиеся при расследовании данных видов преступлений. Делаются выводы о возможном внесении изменений в уголовный кодекс Российской Федерации в целях систематизации данных видов преступлений.
Ключевые слова: преступление, компьютерная информация, предварительное расследование, уголовный кодекс, электронная техника.
Макотченко В. И., студентка ЮРИУ РАНХиГС при Президенте
РФ. МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ: ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
В статье рассматриваются особенности взаимодействия органов местного самоуправления с населением, его недостатки и предлагаются основные направления его совершенствования.
Ключевые слова: взаимодействие, эффективность, муниципальное образование, органы местного самоуправления, население, участие.
УДК 37
ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ МЕХАНИЗМА ПЕДАГОГИЧЕСКОГО РУКОВОДСТВА В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ В УЧЕБНОМ ЦЕНТРЕ ФСИН РОССИИ ORGANIZATIONAL BASES OF THE MECHANISM OF PEDAGOGICAL
MANAGEMENT IN TEACHING-LEARNING PROCESS AT THE EDUCATIONAL CENTER OF THE FEDERAL PENITENTIARY
SERVICE OF RUSSIA
Профессор кафедры юридической психологии и педагогики Академии ФСИН России, доктор педагогических наук, профессор Литвишков В. М. Адъюнкт Академии ФСИН России
Маланьин В. С.
Professor of chair of legal psychology
and pedagogics Academies of FSIN of Russia, doctor of pedagogical sciences, professor Litvishkov V. M. Graduated in a military academy of Academy of FSIN of Russia Malanying V. S.
Содержание данной статьи раскрывает специфику подготовки сотрудников для уголовно-исполнительной системы, что предполагалось ранее, и что реализуется и планируется с учетом реализации концепции развития в этой сфере. Кроме того, дается понятие профессиональному мастерству в широком смысле и применительно к сотрудникам уголовно-исполнительной системы, в частности. Раскрывает отдельные проблемы
данной сферы, ее специфику и предлагаются пути разрешения наболевших вопросов благодаря проведенному исследованию.
Ключевые слова: профессиональное мастерство, педагогическая компетентность, социальный и правовой компонент, дополнительное профессиональное образование, учебные центры уголовно-исполнительной системы.
This article reveals the specifics of training employees for the penitentiary system, which was supposed before being realized and planned to implement the concept of development in this sphere. In addition, given the concept of professional skills in the broadest sense and, in relation to employees of the penal system in particular. Reveals problems of this scope, its peculiarities and ways of the resolution of urgent problems through research.
Keywords: professional skills, pedagogical competence, social and legal component, additional professional education, training centers of the penal system.
За последние десятилетия достаточно остро обозначилась проблема исполнения уголовного наказания. На это повлияло значительное количество факторов, связанных и с государственными преобразованиями, и с общественными изменениями, да и со многими другими ключевыми составляющими процесса функционирования и развития той или иной цивилизации. Таким образом, об актуальности рассматриваемого вопроса дополнительно говорить не приходиться.
Конечно на разных этапах развития уголовно-исполнительной системы России имели место попытки организовать обучение персонала основам пенитенциарной педагогики. То есть на месте не стояли, а делались регулярные попытки идти в ногу со временем, хотя и не всегда это удавалось.
В первую очередь хотелось бы осветить профессионально значимые личностные свойства сотрудника и конечно педагогические способности по их овладению [1]. Специальная подготовка современного специалиста скла-
дывается из фундаментальных общеобразовательных, психолого-педагогических и специальных знаний, изучение современных педагогических технологий, формирование установки на инновации и творчество. С помощью этого главной предпосылкой профессионального становления сотрудника является достижение профессионального совершенства [2].
Под профессиональным мастерством понимается функционирующая система знаний, навыков, умений, психических процессов, свойств личности, обеспечивающая выполнение задач обучения и воспитания. В этом плане профессиональное мастерство — выражение личности сотрудника, его возможностей и способностей самостоятельно заниматься служебной деятельностью. В педагогической литературе профессиональное мастерство нередко трактуется как:
— совокупность знаний, навыков и умений-
— единство личностных качеств, знаний, умений и навыков, которые необходимы специалисту.
В педагогической науке сложилось несколько подходов к пониманию профессионального мастерства. Мастерство сотрудника предполагает постоянное стремление выйти за пределы достигнутого, так сказать на новый уровень. Более прогрессивным представляется понимание профессионального мастерства как системы [3]. Основой саморазвития профессионального мастерства выступает совокупность знаний и направленности личности.
Профессиональная деятельность в уголовно-исполнительной системе предъявляет определенные требования к уровню подготовки сотрудников. Определяя их должностными лицами с определенными правами и обязанностями. Которые должны обладать эрудицией, широким кругозором, профессиональными знаниями, умением общаться с людьми. Педагогическое мастерство сотрудников должно быть развито на высоком уровне, поскольку уже само по себе общение с осужденными требует необходимых навыком и способностей [4]. Сотрудник-педагог на профессиональном уровне должен
находить выход из любой сложившейся ситуации. От мастерства организации сотрудником индивидуальной работы либо проведения групповых мероприятий может зависеть достижение основной цели наказания и исправление осужденных, а также предотвращение совершения ими новых преступлений [5].
Учебная и профессиональная деятельность существенно отличаются прежде всего в предметах их деятельностей и социальных статусах их субъектов. Предметом учебной деятельности являются накопленные знания, приобретенные умения и полученные навыки. Они являются тем, на что направлена деятельность обучающегося, а также задают формы этой самой деятельности. В случае перехода к профессиональной деятельности знания будут приобретать новую функцию, таким образом, знания становятся средствами ее регуляции. Значительные трудности это вызывает для слушателей потому что в период обучения они не получают достаточных навыков работы со знанием как со средством [6].
Серьезные трудности могут возникнуть при противоположном переходе, от профессиональной деятельности специалиста к учебной деятельности слушателя, первоначальной профессиональной подготовки.
Предметом деятельности снова должны стать знания, навыки, умения. Происходят изменения социальной позиции сотрудника, а это в свою очередь способствует образованию некоторых особенностей организации курсов подготовки по сравнению с вузом [7]. Потребность в высококвалифицированных специалистах, готовых к оперативной ориентации в возникающих ситуациях. Подготовка таких специалистов определяется от эффективности работы послевузовского образования.
Существующая система переподготовки повышения квалификации кадров для уголовно-исполнительной системы в современных условиях мы считаем, что недостаточно своевременно реагирует на меняющиеся реальности. И тому есть объективные причины. Важнейшими факторами, которые,
несмотря на сложившуюся ситуацию, остаются управляемыми и являются учебно-образовательными факторами [8].
На современном этапе сложилась противоречивая и достаточно сложная ситуация в организации построения учебного процесса как механизма подготовки квалифицированных кадров.
В учебных заведениях существует различное понимание определения специалиста. В одних случаях оно представляется в виде набора не связанных между собой профессиональных характеристик. Именно благодаря применению эмпирического подхода к анализу профессиональной деятельности сотрудника не способствует в полной мере выявлению основных параметров. В высших ведомственных учебных заведениях существует и такая проблема, что вплоть до окончания подготовки трудно выделить конкретное должностное предназначение выпускника.
Это связано с отсутствием четкого механизма долгосрочного планирования движения и служебного роста кадров. Отсутствие сбалансированной системы профессионального распределения выпускников и системы комплектования ведомственных подразделений [9]. Эта ситуация предлагает использовать необходимые изменения в учебный процесс и делает его более широко направленным относительно подготовки специалиста конкретной квалификации, вносит процент неопределенности в трудовое предназначение, что создает трудности в работе преподавателей. Нельзя не отметить и недостаточное финансирование учебных центров, что приводит к закономерному старению материальной базы и как следствие, затрудняет использование инновационных технологий обучения.
В связи с естественным уходом преподавателей пенсионного возраста и сменой их новыми специалистами происходит изменение организации учебного процесса.
Слушатели, которые прибывают на обучение в учебный центр в основной своей массе являются специалистами, находящиеся в том возрасте, когда
есть возможность наиболее качественно и активно воплотиться в выбранной профессии. Такой опыт является своеобразным фильтром информации и регулятором оценки педагогического опыта преподавателя. Эти слушатели на своем собственном опыте смогли прочувствовать разницу между теорией и настоящей действительностью, а именной практикой профессиональной деятельности по месту непосредственного несения службы.
В этих условиях важной является именно деятельность по исправлению у слушателя той сложившейся системы неправильных взглядов и установок. Уникальной чертой системы дополнительного образования являются более короткие по сравнению с вузом и временные условия организации учебного процесса. Что требует значительной интенсификации учебного процесса и уплотнения учебного материала [10].
Как и в любом образовательном учреждении, содержание обучения в учебном центре определяется учебными планами и программами, которые периодически подвергаются качественным и особенно количественным изменениям. Такой учебный план включает в себя обязательный перечень и объем учебных дисциплин и их дальнейшее распределение в ходе обучения. Проведенный анализ учебно-программной документации для сотрудников пенитенциарной системы России определил ее основные недостатки. К ним можно отнести следующие:
1. программы учебных дисциплин не в полной мере определяют конкретные операционные конечные цели обучения-
2. в учебном плане недостаточно обоснован отбор учебных дисциплин.
Эти недостатки затрудняют возможность оценки качества подготовки
специалиста после прохождения учебного курса. Устранить имеющиеся недостатки возможно с помощью программно-целевого подход к организации учебного процесса. Содержание и технологии обучения должны быть ориентированы на систему частных и конечных целей подготовки специалиста. Следует отметить специфические особенности организации учебного про-
цесса в системе повышения квалификации кадров, которые связаны со сменой типа деятельности обучающихся. Ведущей для них оказывается познавательная деятельность, которая развертывается на фоне прерванной служебной деятельности в организациях и учреждениях.
В системе дополнительного профессионального образования уголовно-исполнительной системы должны более часто применяться современные педагогические методики, которые будут способствовать развитию мышления и способности эффективно действовать в сложных условиях профессиональной деятельности.
Ключевым моментом в наполнении учебного процесса профессиональной подготовки является устранение противоречий, которые могут возникнуть между сотрудниками с разным опытом работы и возрастом. При этом весьма специфической задачей преподавателя является необходимость обеспечить строгое соблюдение служебного подчинения так как участники инновационного процесса в своем большинстве носят погоны со всеми вытекающими из этого обязанностями и нивелировать этот же факт на момент взаимодействия сотрудников в рамках гибкой организационной структуры [11].
Неслучайно именно в системе дополнительного образования возникла необходимость внедрения современных педагогических технологий и информационных форм организации учебного процесса. Так, зародились и получили широкое применение новые формы организации и проведения учебных занятий, такие как учебные игры, круглые столы, анализы ситуация, мозговой штурм, практикумы, тренинги, обмены опытом практической работы [12].
Применение инновационных технологий в системе дополнительного профессионального образования позволяет в более короткие сроки осуществлять самореализацию и самоопределение слушателя, проходящего повышение квалификации. Но эти подходы, дающие положительные результаты только в совершенствовании отдельных аспектов деятельности образова-
тельного учреждения при обычном режиме его работы, не позволяют достичь поставленных целей в инновационном режиме. Поэтому здесь необходимы иные подходы к организации и управлению учебным процессом.
В связи с этим возникает необходимость дальнейшей реорганизации системы дополнительного профессионального образования сотрудников правоохранительных органов, как важнейшего условия повышения уровня их профессиональной деятельности [13]. В связи с перестройкой учебного процесса нельзя не остановиться на существующих проблемах, имеющих место в его организации. Опыт деятельности учебных заведений Министерства Внутренних Дел России, занимающихся первоначальной подготовкой, переподготовкой и повышением квалификации, показывает, что для успешного осуществления инновационных процессов требуется наличие адекватной организационной формы и способности обеспечить участие в них:
— осуществляющих поиск инновационных идей и инициатив, а также анализ возможностей внедрения новшеств-
— создателей инновационных проектов, которые занимаются разработкой оптимального содержания инновационной политики, основанной на анализе внешних инновационных идей и внутренних потребностей учебного процесса-
— теоретический анализ общих характеристик факторов, влияющих на формирование социально-психологической компетентности сотрудников уголовно-исполнительной системы в процессе профессиональной подготовки позволил выявить некоторые условия.
Именно благодаря им возможно детерминировать становление социально-психологической компетентности личности организация психолого-педагогического сопровождения на основании коммуникативного подхода, с применением активных методов обучения и потенциала педагогического состава, с учетом андрагогических принципов. Отсюда очевидны противоречия:
— между требованиями общества, государства к повышению качества воспитательной работы с осужденными в местах лишения свободы и отсутствие специальной подготовки сотрудников, направленной на формирование их педагогической компетентности-
— между потребностью сотрудников уголовно-исполнительной системы в педагогических знаниях, умениях и отсутствие необходимой подготовки в системе ведомственных учебных заведениях и центрах-
— между богатым научно-практическим арсеналом средств перевоспитания осужденных и отсутствием его интеграции с другими компонентами служебной подготовки [14].
Выявленные противоречия обусловили проблему исследования, какой должна быть служебная подготовка, чтобы она способствовала формированию педагогической компетентности сотрудников исправительных учреждений.
Педагогическая компетентность сотрудников как вид их профессиональной компетентности определяется нами как система знаний, интеллектуальных и предметно-практических умений, обеспечивающих понимание и реализацию педагогических задач воспитания и исправления осужденных, как система создания условий для их социальной реабилитации. Педагогическая компетентность сотрудников ФСИН представляет единство субстанционального, процессуального и когнитивного аспектов. Ее характеристиками являются полнота, глубина, системность, осознанность, прочность и опера-тивность[15].
Рассматривая педагогическую компетентность сотрудников, можно выделить отдельные элементы, составляющие ее структуру.
Правовой компонент — предусматривает владение знаниями нормативно-правовой базы, основ психологии и педагогики для осуществления профессиональной деятельности в рамках законодательства.
Социальный компонент — характеризует способность сотрудника устанавливать контакты с другими людьми внутри среды,
способность к общению и разрешению конфликтных ситуаций, достижению поставленных целей, адаптации, проявлению личной инициативы, принятию ответственности на себя.
Коммуникативный компонент — характеризует способности сотрудника воспринимать и достоверно отражать информацию в процессах взаимодействия как в служебной, так и в повседневной деятельности.
Педагогическая компетентность персонала пенитенциарной системы может быть сформирована на разных уровнях:
— ознакомительный — изучение теории и методики организации воспитательной работы с осужденными-
— репродуктивный — применение и закрепление сотрудниками педагогических умений и навыков в ходе повседневной практической деятельности в целях успешного выполнения оперативно-служебных, производственных задач и функциональных обязанностей-
— креативный — самостоятельная разработка и принятие педагогических решений в воспитательном процессе с осужденными.
На формирование педагогической компетентности сотрудников как мы считаем оказывает влияние ряд таких факторов, как: международное и государственное законодательство, защищающее права, свободы и интересы человека- ведомственные нормативно-правовые акты, регламентирующие деятельность Федеральной службы исполнения наказания в Российской Федерации- особенности отбывания наказаний для осужденных, отличающегося возрастными, половыми, особенностями, а также состоянием здоровья- должностные обязанности сотрудников уголовно-исполнительной системы.
Список литературы:
1. Тарнава, Т. Г. Специфика обучения в учебных центрах ГУФСИН России / Т. Г. Тарнава. М.: ФСИН России, 2010. 64с.
2. Торосян, Р. А. Инновационные подходы к повышению квалификации сотрудников правоохранительной сферы / Р. А. Торосян // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2009. № 11. с. 11.
3. Шамсунов А. А. Организация непрерывного профессионального образования сотрудников как основа совершенствования кадрового обеспечения органов и учреждений уголовно-исполнительной системы. // Казанский педагогический журнал. 2008. № 12. С. 46−52.
4. Майсак Н. В., Рябичкина Г. В. Формирование комплаенса специалистов в системе послевузовского образования // Гуманитарные исследования. 2013. № 1(45). С. 090−096.
5. Аксенова Г. И. Субъектный-деятельностный подход к профессиональному образованию курсантов // Прикладная юридическая психология. 2008. № 1. С. 26−33.
6. Бовин Б. Г., Кокурин А., Красов Д. А. Изучение общепрофессиональных качеств сотрудников спецподразделений по конвоированию и подразделений охраны уголовно-исполнительной системы на основе экспертной оценки // Прикладная юридическая психология. 2008. № 1. С. 80−91.
7. Сухов А. Н. Социально-пенитенциарная психология: теоретические и прикладные аспекты // Прикладная юридическая психология. 2013. № 1. С. 8−10.
8. Маланьин В. С. Применение компетентностного подхода в профессиональной подготовке слушателей учебных центров ФСИН России // Прикладная юридическая психология № 5. С. 123.
9. Поздняков В. М. Направления совершенствования психологического обеспечения работы с сотрудниками ФСИН России // Прикладная юридическая психология. 2012. № 2. С. 8−18.
10. Поздняков В. М., Черкасова М. А. Особенности профессионального выгорания у сотрудников уголовно-исполнительной системы на различных этапах прохождения службы // Прикладная юридическая психология.
2013. № 1. С. 22−31.
11. Игнатова Т. В. Резервы развития новой модели дополнительного профессионального образования государственных и муниципальных служащих // Электронный вестник Ростовского социально-экономического института. 2014. № 1. С. 62.
12. Рогов И. И. Совершенствование мотивации государственных служащих в современной России // Электронный вестник Ростовского социально-экономического института. 2014. № 1. С. 83.
13. Иванова А. А. Совершенствование базовой модели обучения в процессе профессионализации управления персоналом государственной службы // Электронный вестник Ростовского социально-экономического института.
2014. № 1. С. 92.
14. Веремейчук А. Л. Актуальные проблемы формирования креативности государственных гражданских служащих в Российской Федерации // Электронный вестник Ростовского социально-экономического института. 2014. № 1. С. 138.
15. Герасименко Д. А. Специфика оценки результативности профессиональной служебной деятельности государственных служащих // Электронный вестник Ростовского социально-экономического института. 2014. № 1. С. 144.
УДК 343. 81
ХАРАКТЕРИСТИКА БОЛЬНЫХ ТУБЕРКУЛЕЗОМ ОСУЖДЕННЫХ МУЖЧИН, ОБРАТИВШИХСЯ ЗА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ
ПОМОЩЬЮ
THE CHARACTERISTIC OF PATIENTS WITH TUBERCULOSIS OF THE CONDEMNED MEN WHO HAVE ASKED FOR THE PSYCHOLOGICAL ASSISTANCE
Датий А. В. ,
профессор кафедры общественного здоровья и здравоохранения Рязанского государственного медицинского университета им. И. П. Павлова, доктор медицинских наук Федосеев А. А., ответственный секретарь журнала «Пенитенциарная система: наука и
практика»
Datiy A.V. ,
professor of the department public health
and health care Ryazan State Medical University
I.P. Pavlov, doctor of medical sciences Fedoseev A.A., responsible secretary of the magazine «Penal system: science and practice»
В статье дается социально-демографическая характеристика больных туберкулезом осужденных мужчин. Исследованы данные о распределении больных туберкулезом осужденных мужчин по возрасту, семейному положению, образованию. Проведен анализ категории совершенного мужчиной преступления, числа судимостей, срока наказания, назначенного судом, вида учреждения, фактически отбытого срока наказания. Дана характеристика
больных туберкулезом осужденных мужчин в период пребывания их в исправительном учреждении.
Ключевые слова: осужденный, исправительное учреждение, психологическая помощь, социально-демографическая характеристика, уголовно-правовая характеристика, уголовно-исполнительная характеристика.
In article the social and demographic characteristic of patients is given by tuberculosis of the condemned men. Data on distribution of patients by tuberculosis of the condemned men on age, relationship status, education. The analysis of category of the crime committed by men, numbers of criminal records, term of the punishment appointed by court, a type of the establishment, actually served sentence of punishment is carried out. The characteristic of patients by tuberculosis of the condemned men during stay them in correctional facility is given.
Key words: condemned, correctional facility, the psychological help, tuberculosis, the social and demographic characteristic, the criminal and legal characteristic, the criminal and executive characteristic.
В 2003 году статья 12 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации была дополнена п. 61, предоставившим право осужденным на психологическую помощь. Нами вопрос обращения осужденных за психологической помощью изучался при проведении переписи осужденных. В январе 2014 года нами в журнале «Электронный вестник Ростовского социально-экономического института» была опубликована статья «Характеристика больных туберкулезом осужденных женщин, обратившихся за психологической помощью» [1]. Переписи подлежал каждый десятый осужденный к лишению свободы мужчина. Полученные нами данные помогут в организации воспитательной и медико-психологической работы с этой категорией осужденных мужчин [2, 3, 4]. В представленной статье дана характеристика больных туберкулезом осужденных мужчин, отбывавших наказание в виде лише-
ния свободы на территории Российской Федерации, по материалам специальной переписи осужденных 2009 года [5, 6, 7].
Социально-демографическая характеристика. Исследованиями в последние годы были выявлены закономерности, позволяющие учитывать при работе по исправлению осужденных особенности граждан разного возраста, образовательного уровня, семейного положения. Эти характеристики могут быть использованы и в проводимой работе с больными туберкулезом осужденными мужчинами, обратившимися за психологической помощью [8, 9, 10]. В настоящей работе нами анализируются данные о распределении осужденных по возрасту, семейному положению, образованию, роду занятий, состоянию здоровья.
Возраст. В исследованиях разных лет многими авторами отмечалось, какое влияние на личность осужденного, его интересы, возможность исправления и перевоспитания оказывает возраст [11, 12]. С увеличением возраста, естественно, происходят изменения личности: меняются ее социальные роли и функции, жизненный опыт, привычки и наклонности, мотивация поступков, реакция на различные жизненные ситуации. Все эти факторы оказывают существенное влияние на поведение человека. Анализ данных показал, что больные туберкулезом осужденные мужчины, содержащиеся в исправительных учреждениях, распределялись по возрастным группам следующим образом. В возрасте от 25 до 29 лет находится 33,1% осужденных, от 20 до 24 лет — 28,3% осужденных, от 30 до 39 лет — 27,9% осужденных. Доля остальных возрастных групп незначительна.
Семейное положение. Наличие семьи в большинстве случаев благоприятно воздействует на лиц, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, облегчает их социальную адаптацию после освобождения. Учитывая важность поддержания осужденными социально полезных связей, в законодательстве предусмотрена возможность реализации осужденным права на вступление в брак. Данные проведенного исследования показали, что 74,7%
больных туберкулезом осужденных мужчин в браке не состояли, состояли в браке 9,4% осужденных.
Образование. Ранее проведенные исследования свидетельствуют о важной роли образования как антикриминогенного фактора [13, 14]. Полученные данные свидетельствуют, что образовательный уровень является существенной характеристикой личности человека в целом и осужденного в особенности. Проведенный нами анализ уровня образования больных туберкулезом осужденных мужчин показал, что среднее полное общее (среднее) образование имело 37,5%, основное общее (неполное среднее) — 28,5%, среднее профессиональное (среднее специальное и незаконченное высшее) -12,4%, начальное общее (начальное) — 11,8%, высшее профессиональное (высшее) — 1,1%, не имеет образования — 8,7% осужденных мужчин.
Род занятий до осуждения. Многочисленные исследования разных лет показали, какое большое значение имеет трудовая деятельность в формировании мировоззрения человека [15, 16]. Вместе с тем само по себе участие человека в трудовой деятельности еще не является гарантией его законопослушного поведения в обществе. Без определенных занятий было 63,1% осужденных, 3,7% получали пенсионное обеспечение, а 2,7% осужденных официально были признаны безработными. Рабочие составляли 16,3%, служащие — 3,2%, лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью -2,1%, иной деятельностью занимались 3,9% осужденных. Доля остальных осужденных была незначительна. Таковы основные показатели социально -демографической характеристики больных туберкулезом осужденных мужчин, обратившихся за психологической помощью.
Уголовно-правовая характеристика. Личность преступника нельзя изучать в отрыве от совершенного им преступления, поскольку антиобщественная направленность личности находит свое внешнее выражение именно в объективной стороне преступного посягательства, в конкретном характере действий преступника [17, 18].
Важнейшие компоненты личности осужденных связаны с теми свойствами и качествами лица, отбывающего наказание, которые привели его в места лишения свободы. К их числу отнесены: категория совершенного преступления, число судимостей, срок наказания, назначенный судом, вид учреждения.
Категория преступления, за которое лицо отбывает наказание. В процессе проведения работы изучался вопрос о том, преступления какой категории в основном совершают больные туберкулезом мужчины. У 55,2% осужденных преступление относится к особо тяжким, у 25,7% - к тяжким, у 11,6% - средней тяжести, а у 7,5% - небольшой тяжести.
Число судимостей является одним из важнейших показателей, характеризующих личность осужденного и его поведение. Оно дает возможность судить, насколько устойчивы у осужденного антисоциальные черты личности. По нашим данным, распределение больных туберкулезом осужденных мужчин по числу судимостей выглядело следующим образом. У подавляющего большинства осужденных (71,3%) это первая судимость, у 15,1% - вторая, у 6,2% - третья, у остальных — четыре и более судимостей.
Срок наказания, назначенный судом. С точки зрения организации исполнения наказания в отношении осужденных изучение срока назначенного наказания представляет интерес в двух отношениях. С одной стороны, срок наказания в определенной мере можно рассматривать как меру общественной опасности совершенного преступления и преступника, с другой — это время предстоящего пребывания в исправительном учреждении и, следовательно, период исправительного воздействия на осужденного.
Согласно результатам исследований, осужденные распределились в зависимости от срока лишения свободы следующим образом. Назначено наказание от 3 до 5 лет включительно — 34,5%, от 5 до 8 лет включительно — 25,8% осужденным, от 2 до 3 лет включительно — 12,7%, от 8 до 10 лет включительно — 11,2%, от 1 до 2 лет включительно — 9,5%, от 10 до 15 лет включи-
тельно — 4,9%, доля остальных лиц незначительна.
Вид учреждения, в котором назначено отбывание наказания судом. Большинству больных туберкулезом мужчин (45,2%) назначено отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима, 42,5% в исправительной колонии общего режима, 4,2% в исправительной колонии особого режима, 6,5% в колонии-поселении и 1,6% в тюрьме. Таковы основные показатели уголовно-правовой характеристики больных туберкулезом осужденных мужчин, обратившихся за психологической помощью.
Важность уголовно-исполнительной характеристики осужденных определяется тем, что она позволяет судить о них в период пребывания в исправительном учреждении. Она показывает, где и в каком учреждении отбывает наказание осужденный, как воздействует наказание на осужденного, как характеризуется его поведение, отношение к труду, учебе, другим осужденным, какова его общая характеристика [19, 20, 21, 22].
Место отбывания наказания. Данные о распределении осужденных по месту отбывания наказания показали, что 62,2% осужденных мужчин отбывают наказание в пределах территории субъекта Российской Федерации по месту постоянного жительства, а 21,5% - даже в том населенном пункте (городе), где они проживали до ареста. В другом субъекте Российской Федерации по месту осуждения отбывали наказание 3,5% осужденных, в другом субъекте Российской Федерации не по месту жительства и не по месту осуждения — 11,3%, остальные осужденные не имели постоянного места жительства.
Условия отбывания наказания. Большинство больных туберкулезом осужденных (79,5%) отбывают наказание на обычных условиях, на облегченных условиях — 15,6%, на строгих условиях — 4,9%. Учреждение, в котором находился осужденный в момент переписи. Большинство больных туберкулезом осужденных мужчин на момент переписи находились в исправительной колонии — 82,8%, в колонии-поселении — 6,8%, в лечебном испра-
вительном учреждении — 6,6%, в лечебно-профилактическом учреждении -1,1%, в следственном изоляторе — 2,7%.
Основание нахождения в исправительном учреждении. Подавляющее большинство осужденных отбывают наказание по приговору суда — 89,9%, по постановлению судьи об отмене условного осуждения — 4,9%, по постановлению судьи о переводе из исправительной колонии в колонию -поселение — 2,4%, доля других оснований незначительна.
Социальные связи осужденных. Новым уголовно-исполнительным кодексом РФ (1997) был отменен ряд ограничений, в частности ограничения в переписке, увеличено число разрешенных осужденным свиданий, посылок, бандеролей и передач. Были сняты ограничения в расходовании денежных средств, заработанных в исправительном учреждении или полученных в виде пенсии, увеличен размер присылаемых осужденному денежных средств, которые он имеет право расходовать для покупки в магазине исправительного учреждения продуктов питания и предметов первой необходимости. Рассмотрим, как осужденные мужчины реализуют эти права.
Право на получение посылок, передач и бандеролей. Число посылок, передач и бандеролей зависит от вида режима учреждения и от тех условий отбывания наказания, в которых отбывает наказание осужденный. Анализ результатов проведенного исследования показал, что правом на получение посылок и передач воспользовались 75,2% осужденных.
Право на свидания. Правом на краткосрочные свидания воспользовались 42,3% больных туберкулезом осужденных мужчин, правом на длительные свидания — 23,4% осужденных. Отсутствие свиданий обостряет восприятие в исправительном учреждении факта социальных ограничений, субъективно удлиняет срок изоляции, существенно искажает восприятие и оценку режимных ограничений.
Право на телефонные переговоры. Достоинство телефонных переговоров для осужденных состоит в быстрой передаче информации, возможности
сразу же решить какие-то проблемы. К сожалению, этот вид контактов с родственниками пока еще должного развития не получил. Используют право на телефонные переговоры 50,3% осужденных, 42,2% больных туберкулезом осужденных мужчин не изъявили желания воспользоваться этим правом.
Право на получение и отправление денежных переводов. 62,8% осужденных мужчин не получали денежные переводы, а 97,8% осужденных мужчин не отправляли денежные переводы. Характеристика отношения осужденных к труду, по мнению администрации учреждения. К работе относятся добросовестно 45,2% осужденных, недобросовестно — 8,2%, от работы отказываются — 6,7%, не работают по независящим от них или уважительным причинам — 36,1%, остальные осужденные недостаточно изучены, поэтому по ним нельзя сделать выводы.
Характеристика отношения осужденных к учебе, по мнению администрации учреждения. Не учатся по уважительным причинам 25,1% больных туберкулезом осужденных, из-за отсутствия школы — 2,5%, по неуважительным причинам — 2,9% осужденных. Учатся и к учебе относятся добросовестно 12,2% осужденных, недобросовестно относятся к учебе 2,2% осужденных мужчин. Общая характеристика осужденных, по мнению администрации учреждения. Характеризуются положительно 41,3% больных туберкулезом осужденных мужчин, нейтрально 54,2% осужденных, отрицательно 3,9% осужденных и являются злостными нарушителями 0,6% осужденных. Таковы основные показатели уголовно-исполнительной характеристики больных туберкулезом осужденных мужчин, обратившихся за психологической помощью.
Таким образом, мы видим, что, несмотря на некоторые общие признаки, позволившие нам получить усредненную социально-демографическую, уголовно-правовую и уголовно-исполнительную характеристику, осужденные данной категории составляют в целом неоднородную группу, как по личностным, так и по поведенческим признакам. В связи с этим перед адми-
нистрацией исправительных учреждений, где отбывают наказание больные туберкулезом осужденные мужчины, стоит достаточно сложная задача повышения воспитательного воздействия на них, с учетом углубленного изучения их личностных особенностей при обращении за психологической помощью [23, 24, 25].
Список литературы:
1. Датий А. В., Федосеев А. А. Характеристика больных туберкулезом осужденных женщин, обратившихся за психологической помощью // Электронный вестник Ростовского социально-экономического института. 2014. № 1. С. 16−27.
2. Датий А. В. Проблемы медицинского обеспечения осужденных // Личность в меняющемся мире: здоровье, адаптация, развитие. 2014. № 1 (4). С. 52−60.
3. Датий А. В., Павленко А. А. К вопросу о совершенствовании действующего законодательства в области пенитенциарной медицины // Человек: преступление и наказание. 2011. № 1. С. 58−61.
4. Датий А. В., Селиванов С. Б., Панфилов Н. В. Опыт создания информационно-аналитической базы социально-гигиенического мониторинга в системе Минюста России // Гигиена и санитария. 2004. № 5. С. 23.
5. Датий А. В. Характеристика ВИЧ-инфицированных, осужденных к лишению свободы (по материалам специальной переписи 2009 г.) // Прикладная юридическая психология. 2014. № 1. С. 100−107.
6. Датий А. В. Характеристика женщин, осужденных к лишению свободы (по материалам специальной переписи 2009 г.) // Прикладная юридическая психология. 2013. № 3. С. 68−75.
7. Датий А. В. Характеристика мужчин, осужденных к лишению свободы (по материалам специальной переписи 2009 г.) // Прикладная юридическая психология. 2013. № 4. С. 126−133.
8. Воронин Р. М., Датий А. В., Трубецкой В. Ф. Некоторые характеристики
осужденных, больных наркоманией // Человек: преступление и наказание. 2012. № 3. С. 118−121.
9. Датий А. В., Юсуфов Р. Ш., Ермолаева Т. В. Роль клинико-диагностических лабораторных исследований в диагностике туберкулеза // Клиническая лабораторная диагностика. 2010. № 9. С. 35.
10. Датий А. В., Бовин Б. Г. Анализ динамики умышленных убийств и численности осужденных за убийства в России // Прикладная юридическая психология. 2011. № 2. С. 23−29.
11. Датий А. В., Дикопольцев Д. Е., Федосеев А. А. Некоторые характеристики осужденных, отбывающих наказание в воспитательных колониях в 2011 году // Прикладная юридическая психология. 2011. № 4. С. 121−124.
12. Датий А. В., Воронин Р. М. Некоторые особенности характеристик женщин-инвалидов, содержащихся в местах лишения свободы // Человек: преступление и наказание. 2013. № 4. С. 61−63.
13. Датий А. В., Данилин Е. М., Федосеев А. А. Характеристика осужденных, отбывающих наказание в воспитательных колониях // Вестник института: преступление, наказание, исправление. 2011. № 16. С. 24−28.
14. Датий А., Тенета Е. Характеристика ВИЧ-инфицированных осужденных в учреждениях ФСИН России // Закон и право. 2006. № 12. С. 40−41.
15. Датий А. В., Федосеев А. А., Дикопольцев Д. Е. Характеристика осужденных, отбывающих наказание в воспитательных колониях ФСИН России // Вестник Кузбасского института. 2011. № 5 (8). С. 42−46.
16. Датий А., Хохлов И. Проблема оказания противотуберкулезной помощи осужденным в учреждениях ФСИН России // Закон и право. 2006. № 11. С. 23−24.
17. Тенета Е. Л., Датий А. В. Некоторые аспекты характеристики ВИЧ-инфицированных осужденных в учреждениях ФСИН России // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2007. № 2. С. 32−34.
18. Датий А. В. Характеристика ВИЧ-инфицированных осужденных женщин,
обратившихся за психологической помощью // Медицина. 2013. Т. 1. № 4 (4). С. 74−85.
19. Воронин Р. М., Датий А. В., Юсуфов Р. Ш. Уголовно-исполнительная характеристика ВИЧ-инфицированных осужденных женщин // Уголовно-исполнительное право. 2012. № 2. С. 79−80.
20. Датий А. В., Трубецкой В. Ф., Селиванов Б. С. Интернет-конференция «Профилактика социально значимых заболеваний в учреждениях уголовно-исполнительной системы» // Прикладная юридическая психология. 2012. № 2. С. 151−152.
21. Датий А. В., Кармовский В. В., Макаревич З. Б. Уголовно-исполнительная характеристика осужденных женщин, отбывающих наказание в исправительных учреждениях // Уголовно-исполнительное право. 2011. № 1. С. 43−45.
22. Датий А. В., Павленко А. А., Шаталов Ю. Н. Интернет-конференция «Совершенствование медико-санитарного обеспечения в уголовно-исполнительной системе» // Прикладная юридическая психология. 2012. № 1. С. 178−179.
23. Воронин Р. М. Основные направления медицинской психологии в исправительных учреждениях // Прикладная юридическая психология. 2014. № 1. С. 112−117.
24. Воронин Р. М., Датий А. В. Медико-социальная работа с мужчинами-инвалидами, содержащимися в исправительных колониях общего режима // Личность в меняющемся мире: здоровье, адаптация, развитие. 2014. № 1 (4). С. 67−74.
25. Датий А. В., Казберов П. Н. Рецензия на словарь по пенитенциарной психологии «Преступление и наказание от «А» до «Я» (под общей редакцией доктора психологических наук Д.В. Сочивко) // Прикладная юридическая психология. 2010. № 3. — С. 193.
УДК 336. 02
ЭТАПЫ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ МЕЖБЮДЖЕТНЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
STAGES OF INSTITUTIONALIZATION OF INTER-BUDGETARY RELATIONS IN THE RUSSIAN FEDERATION
Михеева И. П, магистрант ФГБОУ ВПО Российской академии правосудия
Mikheeva I.P., master student Russian Academy of Justice
Автором исследуется вопрос институционализации межбюджетных отношений в России и рассматриваются факторы, оказавшие влияние на этот процесс на различных его этапах.
Ключевые слова: бюджет, межбюджетные отношения, бюджетная система, институционализация, этапы развития.
The author explores the issue of institutionalization of inter-budgetary relations in Russia and the factors that influenced this process at its different stages.
Key words: budget, interbudgetary relations, budgetary system, institutionalization, development stages.
Эволюция правового регулирования межбюджетных отношений в Российской Федерации прошла несколько этапов.
На момент образования независимого российского государства бюджетная система РСФСР была частью централизованной бюджетной системы Советского Союза, которая в свою очередь представляла собой совокупность
всех бюджетов страны, объединенных в государственном бюджете СССР. Последний состоял из союзного бюджета, государственных бюджетов союзных республик, бюджета государственного социального страхования. Государственные бюджеты союзных республик, в свою очередь, включали республиканский бюджет союзной республики, государственные бюджеты автономных республик, входящих в состав союзной республики, местные бюджеты. В составе местных бюджетов выделялись три группы: бюджеты областей и краев, бюджеты городов республиканского подчинения, бюджеты районов (в республиках, не имеющих областного деления). При этом в состав бюджетов областей входили областные, краевые бюджеты (по аналогии со структурой государственных бюджетов союзных республик), бюджеты автономных областей (округов), бюджеты городов областного (краевого) подчинения, бюджеты районов. Бюджеты районов (в составе бюджетов областей), в свою очередь, охватывали районные бюджеты, бюджеты городов районного подчинения, бюджеты городов районного подчинения, бюджеты городских поселков, сельские бюджеты.
Процесс принятия актов о бюджете административно-территориальных образований заключался в утверждении их расходных и доходных показателей органами государственной власти вышестоящего уровня, а сами региональные бюджеты впоследствии подлежали консолидации в единый государственный бюджет. В силу отсутствия каких-либо единых норм закрепления доходных источников и расходных полномочий, для каждой административно-территориальной единицы существовали индивидуальные пропорции распределения налоговых и неналоговых доходов, за счет которых финансировались заранее согласованные расходы. Межбюджетное выравнивание осуществлялось также путем выделения из бюджета вышестоящего уровня дотаций на финансирование тех или иных расходных статей, причем объемы дотирования определялись в результате согласования потребностей в средствах на основании натуральных нормативов.
Естественно, что введение принципов реального федерализма в сфере государственного устройства потребовало серьезной реформы бюджетной системы и межбюджетных отношений внутри России.
Первый этап (1991−1993 годы).
Закон РСФСР от 10 октября 1991 года «Об основах бюджетного устройства и бюджетного процесса в РСФСР» установил, что бюджеты каждого публично-территориального образования есть самостоятельные части бюджетной системы. Они имеют собственные доходы и самостоятельно определяют их использование.
В целом этап 1991−1993 гг., характеризуется обычно как период стихийной децентрализации бюджетной системы.
При отсутствии правовой базы стала распространяться практика индивидуальных согласований в сфере установления объемов финансовой поддержки региональных бюджетов. В эти годы расходная часть бюджетов субъектов Российской Федерации строилась на нормативах расходов, которые определялись на договорной основе. Доходная часть бюджетов формировалась с использованием устанавливаемых в индивидуальном порядке нормативов отчислений от налогов, распределяемых между звеньями бюджетной системы на долевой основе, а также трансфертов, которые определялись не на единой основе формализованных правил и расчетов, а были предметом индивидуальных договоров и согласований между регионами и центром.
На этот же период приходится децентрализация налоговой системы и введение понятий закрепленных и регулирующих налогов. Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 года «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» (№ 2118−1) определил налоги, закрепленные за федеральным бюджетом, а также регулирующие налоги. Этим же законом были введены 44 новых налога, из которых более половины были налогами местного уровня.
Второй этап (1994−1999 годы).
Начало работы над унификацией правового регулирования межбюджетных отношений приходится на 1994 год и связано оно с Указом Президента Российской Федерации от 22 декабря 1993 года № 2268 «О формировании республиканского бюджета Российской Федерации и взаимоотношениях с бюджетами субъектов Российской Федерации в 1994 году» [5]. Впервые в соответствии с Указом Президента Российской Федерации был создан Федеральный фонд финансовой поддержки субъектов Российской Федерации, который предусматривал единообразный подход к финансовой помощи регионам.
Определение исходной базы для расчета трансфертов производится по формуле выравнивания, в которую заложены два основных параметра: среднедушевой бюджетный доход и среднедушевой бюджетный расход экономического района. За базу прогнозируемых доходов берется ожидаемая оценка поступления налогов и других бюджетных доходов за предшествующий год.
Механизм распределения Фонда финансовой поддержки регионов основывался на двухэтапной процедуре выравнивания.
На первом этапе выделялись регионы, среднедушевые бюджетные доходы которых были ниже среднего и определялась сумма, необходимая для доведения уровня их доходов до среднего. Такие регионы получили название «нуждающиеся в финансовой поддержке». В целях учета межрегиональной дифференциации расходных потребностей регионы были разбиты на три группы, по каждой из которых рассчитывались отдельные средние показатели прогнозируемых доходов, — это «северные» регионы, регионы, на территории которых есть районы, отнесенные к Крайнему Северу или приравненные к ним, и прочие субъекты Федерации.
На втором этапе выделялись регионы, для которых расчетная сумма доходов не покрывала прогнозируемую сумму расходов на очередной финансо-
вый год, — регионы, «нуждающиеся в дополнительной финансовой поддержке». Для таких субъектов Федерации определялась сумма недостающих средств для покрытия указанного разрыва. Впоследствии доли регионов в ФФПР рассчитывались пропорционально общей потребности региона в ресурсах на первом и втором этапах выравнивания.
Согласно логике этого механизма, чем меньше бюджетные доходы того или иного региона, тем больше у него шансов на получение трансферта, и, следовательно, практически исчезают стимулы по увеличению доходной части местных бюджетов. Более того, при действовавшей системе трансфертов в ряде случаев получается, что среднедушевой доход населения в регионах, получающих трансферты, оказывается выше не только среднедушевого бюджетного дохода по России в целом, но и по тем регионам, которые не получают трансферты.
Сформированная в период 1994—1995 годов система бюджетных отношений частично соответствовала, по крайней мере, по внешним признакам, бюджетному устройству федеративных государств, однако не имела прочной законодательной базы. При этом вплоть до 1997 года реформа еще не коснулась субрегионального уровня. Субъекты Федерации продолжали строить свои отношения с местными бюджетами так, как считали нужным, а в большинстве случаев — по тому же принципу, что и в советское время. Незавершенность процесса реформирования послужила одной из причин обострения в 1996—1998 гг. кризиса межбюджетных отношений и региональных финансов, усиления субъективизма и политического торга с регионами за финансовые ресурсы. В эти годы массовый характер приобрели неденежное исполнение бюджетов разных уровней, задержки в выплате заработной платы работникам бюджетной сферы, резко возросли долги региональных и местных бюджетов, обострилась проблема федеральных нефинансируемых мандатов. На решение этих проблем была направлена принятая в 1998 году Концепция
реформирования межбюджетных отношений в Российской Федерации в 1999—2001 гг. [7].
Третий этап (1999−2001 годы).
1999−2001 гг. стали периодом начала проведения политики системного урегулирования межбюджетных отношений. За эти годы в целом были решены поставленные в Концепции задачи: внедрена новая, значительно более объективная и прозрачная методика распределения средств ФФПР, начат процесс сокращения нефинансируемых федеральных мандатов, упорядочено разделение расходов и доходов между уровнями бюджетной системы, остановлена тенденция к индивидуализации налогово-бюджетных отношений между центром и регионами, создан организационный механизм выработки и реализации решений, основанный на взаимодействии различных ветвей и уровней власти (Рабочая группа по совершенствованию межбюджетных отношений).
Вступили в действие Бюджетный кодекс и первая часть Налогового кодекса РФ, была проведена инвентаризация расходных полномочий властей разных уровней, федеральных мандатов, разработаны и предложены субъектам Федерации методические рекомендации по регулированию межбюджетных отношений. В результате осуществления этого этапа реформы повысилась объективность и прозрачность налогово-бюджетных взаимоотношений между федеральным центром и субъектами Федерации, стабилизировалось состояние региональных финансов.
На этом этапе формируется налоговая система в которой налоги устанавливаются только на федеральном уровне, а иные уровни власти и управления получают только право уточнять отдельные элементы региональных и местных налогов. Конституционность закрытого перечня налогов подтверждена практикой Конституционного Суда Р Ф: в 1997 году он признал конституционным закрытый перечень налогов, установленных для субъектов РФ [8]- в 1998 году распространил эту позицию и на местные налоги [9].
Фактически, именно на этом этапе происходит окончательный отход от дуалистического «американского» федерализма к кооперативному «европейскому», предполагающему значительную централизацию финансовых ресурсов. Особенно ярко это проявилось в отношении местных финансов и местных налогов, которые существенно сократились. Так, в принятом в 1991 году Законе № 2118−1 «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» содержался закрытый перечень 23 местных налогов, которые могли установить местные власти (налог на имущество физических лиц, земельный налог, налог с физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью устанавливались в обязательном порядке). Указом Президента Р Ф от 22 декабря 1993 г. № 2268 «О формировании республиканского бюджета Российской Федерации и взаимоотношениях с бюджетами субъектов Российской Федерации в 1994 году» было разрешено дополнительно вводить местные налоги, не предусмотренные федеральным законодательством [6].
В литературе отмечалось, что в соответствии с названным Указом Президента Р Ф на территории России были установлены разнообразные налоги и сборы: на социальную поддержку малообеспеченных слоев населения- на содержание городского электротранспорта- на реализацию пантпродукции (Алтай) — на содержание излишнего поголовья дойных коров- за проезд через территорию города- за использование иностранных алфавитов в названиях предприятий- за проезд по железнодорожному мосту, чем был, бесспорно, нарушен принцип единого экономического пространства России и, конечно, принцип федерализма [13, С. 33].
В 1996 г. Указом Президента Р Ф № 1214 «О признании утратившим силу п. 7 Указа Президента Р Ф от 22 декабря 1993 г. № 2268 «О формировании республиканского бюджета РФ и взаимоотношениях с бюджетами субъектов РФ в 1994 г.» [6] было предложено региональным и местным властям с 1 января 1997 г. отменить введенные налоги и сборы, не предусмотренные федеральным законодательством.
В 1998 г. принимается Налоговый кодекс РФ, в котором сохранено пять местных налогов: налог на имущество физических лиц, земельный налог, налог на рекламу, налог на наследование или дарение, местные лицензионные сборы). В этот же период принимается Федеральный закон от 25 сентября 1997 г. N 126-ФЗ «О финансовых основах местного самоуправления в Российской Федерации» [1], закрепляющий за местными бюджетами часть федеральных налогов.
Четвертый этап (2002−2005 годы).
На четвертом этапе реформирование межбюджетных отношений в Российской Федерации осуществлялось на основании Программы развития бюджетного федерализма на период до 2005 года, в которой важной целью реформирования межбюджетных отношений называлось стимулирование регионального развития. Для этого Программой предусмотрено повышение бюджетного статуса и расширение налогово-бюджетных полномочий муниципальных образований, повышение роли собственных доходов региональных и местных бюджетов и переход в долгосрочной перспективе к формированию их в основном за счет собственных налогов, а также расширение полномочий регионов и местных органов власти в планировании бюджетных расходов.
В 2004 году происходит реформирование системы межбюджетных отношений. В Бюджетный Кодекс были внесены изменения, направленные на установление принципов финансирования расходных обязательств и предоставления финансовых ресурсов [3]. Чуть ранее был принят Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» [2] определивший круг вопросов местного значения.
Создаются:
а) Федеральный фонд софинансирования социальных расходов — данный фонд был создан в целях предоставления бюджетам субъектов Россий-
ской Федерации субсидий для долевого финансирования приоритетных социально значимых расходов (ст. 132 БК устар. ред.).
б) Федеральный фонд компенсаций — данный фонд был образован в составе федерального бюджета в целях предоставления субвенций на исполнение федеральных расходных обязательств иными органами власти и управления. (ст. 133 БК устар. ред.).
Однако новации федерального законодательства 2003 — 2004 гг. проявились также в отказе от основополагающих для финансового обеспечения исполнения полномочий местного самоуправления понятий минимальной бюджетной обеспеченности муниципальных образований, минимальных государственных социальных стандартов исполнения вопросов местного значения. Обращает на себя внимание неожиданно откровенное разъяснение данного обстоятельства В. И. Васильевым, который отмечает, что разработчики законов, реформирующих систему бюджетных отношений, исходили из того, что социальные стандарты, отвечающие объективным минимальным потребностям людей в условиях современной России, не могли бы быть реализованы в действительности [10, С. 304].
Следствием такого решения явилась реорганизация в 2004 г. налоговой и бюджетной систем России таким образом, что основные бюджетные ресурсы с того времени поступают в федеральный бюджет, а их дальнейшее перераспределение между федеральным центром, субъектами Федерации и муниципальными образованиями происходит в отсутствие четких объективных правил [11, С. 7].
Пятый этап (после 2006 года).
На пятом этапе межбюджетные отношения строятся на Концепциях и методиках формирования межбюджетных отношений Российской Федерации и субъектов Российской Федерации на соответствующий год и на среднесрочную перспективу. В соответствии с этими концепциями в 20 062 008 годы предполагается предоставление межбюджетных трансфертов в
соответствии с созданными во исполнение Бюджетного кодекса Российской Федерации формами финансовой поддержки.
В 2007 году прошли очередные изменения, которые заключались в следующем [4]: из состава межбюджетных трансфертов были исключены межбюджетные кредиты, которые рассматриваются в настоящее время, как механизм выравнивания бюджетной несбалансированности- все субсидии объединяются в Фондах софинансирования расходов, которые предназначены для участия вышестоящих бюджетов в расходах нижестоящего уровня.
Ранее субсидии распадались на два фонда — фонд регионального развития (субсидии для долевого финансирования инвестиционных программ (проектов) развития общественной инфраструктуры нижестоящего значения) и фонд софинансирования социальных расходов (субсидии для долевого финансирования приоритетных социально значимых расходов).
Таким образом, можно говорить о том, что к 2008 году в целом сформировалась система правового регулирования межбюджетных отношений и дальнейшие корректировки затрагивали отдельные аспекты межбюджетных отношений, не изменяя сформированную модель в целом.
В установленной модели правового регулирования обращает на себя внимание то обстоятельство, что законодатель по неведомым причинам отказывается от законодательного закрепления принципов межбюджетных отношений, как это было в 1990-е [См., напр.: 1].
Отдельные принципы правового регулирования межбюджетных отношений закреплены в составе общих принципов бюджетного устройства, однако ряд принципиальных положений в России имеет только доктринальный характер.
В частности, Д. Л. Комягин указывает на принципы гармонизации и суб-сидиарности, которые крайне важны для регулирования межбюджетных отношений в федеративном государстве. Принцип гармонизации связан с тем, что каждый субъект федерации нуждается во взаимодействии как с центром,
так и с другими субъектами федерации. Принцип субсидиарности впервые был сформулирован в энциклике Римского Папы Пия XI «Quadragesimo anno», и его смысл сводится к тому, что не следует передавать решения вопросов объединениям более широкого состава, если эти вопросы могут быть решены объединениями более узкого состава. Применительно к бюджетному праву принцип субсидиарности непосредственно касается распределения расходной компетенции между бюджетами бюджетной системы. Принадлежность расходных обязательств должна вытекать из распределения полномочий, которое должно выполняться в соответствии с принципом субсидиар-ности [12, с. 132].
Список литературы:
1. Федеральный закон от 25. 09. 1997 № 126-ФЗ (ред. от 28. 12. 2004) «О финансовых основах местного самоуправления в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1997. № 39. Ст. 4464. (утратил силу)
2. Федеральный закон от 06. 10. 2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2003. № 40. Ст. 3822.
3. Федеральный закон от 20. 08. 2004 № 120-ФЗ (ред. от 27. 12. 2009) «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части регулирования межбюджетных отношений» // Собрание законодательства РФ. 2004. № 34. Ст. 3535.
4. Федеральный закон от 26. 04. 2007 № 63-ФЗ «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части регулирования бюджетного процесса и приведении в соответствие с бюджетным законодательством Российской Федерации отдельных законодательных актов Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2007. № 18. Ст. 2117.
5. Указ Президента Р Ф от 22 декабря 1993 г. № 2268 «О формировании республиканского бюджета Российской Федерации и взаимоотношениях с бюджетами субъектов Российской Федерации в 1994 году» // Собрание актов Президента и Правительства Р Ф. 1993. № 52. Ст. 5074.
6. Указ Президента Р Ф № 1214 «О признании утратившим силу п. 7 Указа Президента Р Ф от 22 декабря 1993 г. № 2268 «О формировании республиканского бюджета РФ и взаимоотношениях с бюджетами субъектов РФ в 1994 г.» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 35. Ст. 4146
7. Постановление Правительства Р Ф от 30. 07. 1998 № 862 «О Концепции реформирования межбюджетных отношений в Российской Федерации в 1999 — 2001 годах» // Собрание законодательства РФ. 1998. № 32. Ст. 3905.
8. Постановление Конституционного Суда Р Ф от 21. 03. 1997 № 5-П «По делу о проверке конституционности положений абзаца второго пункта 2 статьи 18 и статьи 20 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1997. № 13. Ст. 1602.
9. Определение Конституционного Суда Р Ф от 05. 02. 1998 № 22-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запросов Ленинского районного суда города Оренбурга и Центрального районного суда города Кемерово о проверке конституционности статьи 21 Закона Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда Р Ф. 1998. № 3.
10. Васильев В. И. Законодательная основа муниципальной реформы. М., 2005.
11. Дементьева О. А. Соответствие ресурсов местных бюджетов полномочиям местного самоуправления: декларация и реальность // Законодательство и экономика. 2013. № 2. С. 5−16.
12. Комягин Д. Л. Бюджетное право России: бюджетное устройство и бюджетная система // Публично-правовые исследования (электронный журнал). 2011. № 3 — 4. С. 115 — 135.
13. Кошкин В. Н. О дополнительных налогах и сборах, вводимых органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления // Налоговый вестник. 1997. № 3. С. 31−33.
УДК 336. 02
ВОПРОСЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖБЮДЖЕТНЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ ISSUES OF IMPROVEMENT OF LEGAL REGULATION OF INTERBUDGETARY RELATIONS IN THE RUSSIAN FEDERATION AT
THE PRESENT STAGE
Михеева И. П, магистрант ФГБОУ ВПО Российской академии правосудия
Mikheeva I.P., master student Russian Academy of Justice
Автором исследуется вопрос совершенствования межбюджетных отношений в России, определяются и раскрываются направления повышения эффективности правового регулирования межбюджетных отношений на современном этапе.
Ключевые слова: бюджет, межбюджетные отношения, бюджетная система, правовое регулирование, бюджетное право, бюджетно-правовой институт.
The author explores the development of interbudgetary relations in Russia, are determined and disclosed directions of increase of efficiency of legal regulation of inter-budgetary relations at the present stage.
Key words: budget, interbudgetary relations, budgetary system, the rule of law, budget law, fiscal law Institute.
Хотя в результате реформ в России сложилась достаточно обоснованная и непротиворечивая система межбюджетных отношений, тем не менее, существуют и дальнейшие пути ее совершенствования.
В настоящее время практика показывает несколько направлений совершенствования правового регулирования межбюджетных отношений.
С формальной точки зрения необходимо отметить, что в настоящее время терминология межбюджетных отношений по-прежнему не получила должного правового оформления. В частности, в результате многочисленных изменений, вносимых в Бюджетный Кодекс, в ст. 6 БК было закреплено понятие межбюджетных отношений, однако одновременно с этим из текста Бюджетного Кодекса исчезли определения субвенции и субсидии.
В этой связи необходимо дальнейшее совершенствование легальной терминологии в этой части путем легального закрепления соответствующих понятий в тексте Бюджетного Кодекса.
С содержательной точки зрения необходимо отметить, что отсутствует ясное концептуальное понимание модели межбюджетных отношений. С одной стороны, финансовая централизация в сочетании с принципом социального государства показывают, что в области межбюджетных отношений взят курс на модель кооперативного федерализма. Вместе с тем, в действующем бюджетном праве существуют институты, гораздо более соответствующие модели децентрализованного американского бюджетного федерализма.
В первую очередь, обращает на себя внимание такой институт, как временная финансовая администрация, гораздо более характерный для децентрализованного федерализма.
Временная финансовая администрация — орган исполнительной власти, который создается на федеральном либо на региональном уровне (ст. 168.1 БК). При этом на временную финансовую администрацию возлагаются такие полномочия нормотворческого и контрольно-надзорного характера, которые
выходят далеко за пределы возможностей как министерства, так и службы [8, С. 9].
Основные функции этого органа сводятся к следующему (ст. 168.1 БК):
— подготавливать и осуществлять меры по восстановлению платежеспособности публично-территориального образования нижестоящего уровня-
— оказывать содействие соответствующим органам федеральной и региональной государственной власти в осуществлении отдельных бюджетных полномочий органов власти и управления обнищавшего публично -территориального образования-
— контролировать осуществление отдельных бюджетных полномочий исполнительных органов власти и управления нижестоящего публично-территориального образования.
Данный бюджетно-правовой институт является принципиально новым. Впервые он был предусмотрен в 2003 году изменениями в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Федерации». В 2004 году соответствующие изменения были внесены в Бюджетный кодекс (гл. 19. 1). Данный механизм начал свое действие с 2007 года — в отношении субъектов Федерации, а с 2008 года — в отношении муниципалитетов.
Правовая природа института временной финансовой администрации трактуется в научной литературе неоднозначно. А. Н. Чертков оценивает этот институт как обеспечительную меру, ибо полномочия временной финансовой администрации касаются только бюджетной сферы и не распространяются на иные предметные сферы деятельности субъекта Федерации [7, С. 58−66].
Противоположной точки зрения придерживается М.В. Глигич-Золотарева, рассматривая введение временной финансовой администрации, как отлучение (пусть даже временное) органов власти субъектов Федерации от решения вопросов совместного ведения и вопросов исключительного ве-
дения, ибо без возможности распоряжения бюджетом власть превращается в фикцию. Несовместимость этого института с федеративной природой Российского государства позволяет автору высказывать сомнения относительно реальности его применения [1, С. 324−325].
Ю. В. Соболевская в результате проведенного анализа приходит к выводу, что введение временной финансовой администрации может быть квалифицировано, как мера конституционно-правовой ответственности публично-территориального образования [5, С. 25−35].
Анализируя юридические особенности введения временной финансовой администрации на региональном уровне, названный автор приходит к следующим выводам. Определяющая роль в процессе установления факта совершения субъектом Федерации нарушений отводится судебной власти -решение о введении временной финансовой администрации принимает Верховный Суд Р Ф, он же утверждает разработанный ею план восстановления платежеспособности субъекта Федерации. Принципиальным является указание на вину публичного субъекта как обязательный фактор наступления ответственности — основанием введения временной финансовой администрации являются решения, действия или бездействие органов власти субъекта Федерации. Все это, по мнению Ю. В. Соболевской, позволяет вести речь о временной финансовой администрации, как об особой мере ответственности [5, с. 26].
При анализе института временной финансовой администрации можно увидеть определенные черты, раскрывающие природу этого института в его соотношении с конституционным и гражданским правом.
В соотношении с конституционным правом временная финансовая администрация — это мера федерального вмешательства. В этой связи необходимо отметить, что Конституция не предусматривает возможности федерального вмешательства, и такую возможность выводят косвенным путем -из норм о контроле за соблюдением федерального законодательства (ст. 71
КРФ) и праве Президента Р Ф обеспечивать целостность государства (ч.2 ст. 80 КРФ) [8, С. 9].
При сопоставлении положений Бюджетного Кодекса Р Ф со ст. 26.9 ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» легко видеть, что временная финансовая администрация — это частный случай временного осуществления федеральными органами государственной власти отдельных полномочий органов государственной власти субъекта Российской Федерации.
В сопоставлении с гражданским правом временная финансовая администрация — элемент процедуры финансового оздоровления, известный по механизму банкротства. Такой подход приводит нас к извечному уже вопросу о допустимости использования частноправовых механизмов в сфере публичного права и бюджетного федерализма. Поскольку разработка данного вопроса требует самостоятельного и весьма объемного исследования, ограничимся лишь замечанием, что постоянно расширяющаяся практика такого использования пока себя, видимо, оправдывает.
Общие условия и порядок введения администрации следующие (ст. 168.2 БК):
1) вводится на срок до одного года (п. 1 ст. 168.2 БК) —
2) вводится решением Верховного Суда при осуществлении производства по делу о восстановлении платежеспособности субъекта Российской Федерации (п. 1 ст. 168.2 БК)
Бюджетный Кодекс наделяет правом ходатайствовать о введении временной финансовой администрации высший исполнительный орган соответственно федерального или регионального уровня, а также органы муниципального образования (п. 2 ст. 168.2 БК). При этом с момента закрепления института временной финансовой администрации в Бюджетном Кодексе Р Ф в российском законодательстве сохраняется пробел в правовом регулировании
в этой части: в АПК особая категория дел о восстановлении платежеспособности публично-территориальных образований не выделена, а применение правил о делах о банкротстве недопустимо уже потому, что о возбуждении дела о банкротстве в соответствии с АПК могут ходатайствовать только должники — граждане и юридические лица.
3) Временная финансовая администрация не может быть введена в течение одного года со дня начала срока полномочий соответствующего представительного органа (п. 5 ст. 168.2 БК).
Основанием для введения временной финансовой администрации в соответствии со ст. 168.3 БК является наличие просроченной задолженности по исполнению долговых и бюджетных обязательств, которая (а) превышает 30% объема собственных доходов бюджета субъекта Российской Федерации в последнем отчетном году и при этом (б) бюджетные обязательства других уровней бюджетной системы перед публичным образованием выполнялись.
Полномочия временной финансовой администрации, как единого органа заключаются в следующем (п. 1 ст. 168.3 БК):
1) организует проведение проверки (аудита) бюджета субъекта Российской Федерации (местного бюджета) в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации) —
2) организует учет просроченной задолженности по исполнению долговых и (или) бюджетных обязательств субъекта Российской Федерации (муниципального образования) в порядке, предусмотренном федеральным законом-
3) разрабатывает проект плана восстановления платежеспособности субъекта Российской Федерации (муниципального образования) (ст. 168.4 БК). Проект плана восстановления платежеспособности субъекта Российской Федерации (муниципального образования) разрабатывается временной финансовой администрацией в срок до двух месяцев со дня вступления решения
суда о введении временной финансовой администрации в субъекте Российской Федерации (муниципальном образовании) в законную силу (п. 1 ст. 168.4 БК).
Проект плана восстановления платежеспособности субъекта Российской Федерации (муниципального образования) должен включать (п. 2 ст. 168.4 БК).
a) срок действия плана, необходимый для полного погашения просроченных расходных обязательств субъекта Российской Федерации (муниципального образования), не превышающий пяти лет-
Е. М. Шашкова задается в связи с процитированной нормой справедливым вопросом — если полномочия временной финансовой администрации составляют 1 год, то кто будет контролировать дальнейшее исполнение пятилетнего плана и отвечать за это? [8, с. 11].
b) долю собственных доходов бюджета субъекта Российской Федерации (муниципального образования), ежегодно направляемую на исполнение просроченных долговых и (или) бюджетных обязательств субъекта Российской Федерации (муниципального образования), не превышающую 15 процентов-
^ объемы и условия привлечения заемных средств на рефинансирование государственного долга субъекта Российской Федерации (муниципального долга) —
d) график исполнения просроченных долговых и (или) бюджетных обязательств субъекта Российской Федерации (муниципального образования) —
e) меры по оздоровлению государственных финансов субъекта Российской Федерации (муниципальных финансов муниципального образования), включая перечень необходимых для их реализации нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта Российской Федерации (органов местного самоуправления).
4) разрабатывает и представляет в органы государственной власти субъекта Российской Федерации (органы местного самоуправления) проекты нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта Российской Федерации (органов местного самоуправления), предусмотренные планом восстановления платежеспособности субъекта Российской Федерации (муниципального образования), утвержденным Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации (арбитражным судом) —
5) организует возможность принятия бюджета вышестоящим органом.
Данная норма прямо нарушает принцип самостоятельности бюджета в
той части, где ст. 31 Бюджетного кодекса предусматривает, что органы власти и управления самостоятельно осуществляют бюджетный процесс и самостоятельно определяют формы и направления расходования средств бюджетов.
6) в случае, если представленные временной финансовой администрацией проекты нормативных правовых актов исполнительных органов государственной власти субъекта Российской Федерации (местной администрации) не приняты в течение 15 дней со дня их представления временной финансовой администрацией или приняты в редакции, не согласованной с главой временной финансовой администрации, принимает указанные проекты нормативных правовых актов-
7) осуществляет контроль за исполнением плана восстановления платежеспособности субъекта Российской Федерации (муниципального образования), утвержденного Верховным Судом Российской Федерации (арбитражным судом), и предусмотренных им нормативных правовых актов-
8) осуществляет контроль за исполнением бюджета субъекта Российской Федерации (местного бюджета) —
9) осуществляет иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом и другими федеральными законами.
Особую роль в функционировании временной финансовой администрации играет глава администрации, который несет персональную ответ-
ственность за деятельность временной финансовой администрации. На главу администрации возлагаются следующие обязанности:
1) в период осуществления полномочий временной финансовой администрацией глава представляет Российскую Федерацию (субъект Российской Федерации) в арбитражном суде по делу о восстановлении платежеспособности субъекта Российской Федерации (муниципального образования) —
2) глава вносит на рассмотрение соответствующих органов государственной власти субъекта Российской Федерации (органов местного самоуправления) проект плана восстановления платежеспособности субъекта Российской Федерации (муниципального образования) —
3) глава вносит на рассмотрение органов государственной власти субъекта Российской Федерации (органов местного самоуправления) проекты нормативных правовых актов, предусмотренных планом восстановления платежеспособности субъекта Российской Федерации (муниципального образования) —
4) глава согласовывает внесение изменений в нормативные правовые акты (проекты нормативных правовых актов) органов государственной власти субъектов Российской Федерации (органов местного самоуправления), предусмотренные планом восстановления платежеспособности субъекта Российской Федерации (муниципального образования) —
5) глава дает согласие на осуществление и (или) осуществляет полномочия руководителя финансового органа субъекта Российской Федерации (муниципального образования) в порядке, предусмотренном статьей 168.6 Бюджетного Кодекса-
6) осуществляет иные полномочия, предусмотренные Бюджетным Кодексом и другими федеральными законами.
Обращает на себя внимание в связи с институтом временной финансовой администрации и тот факт, что Бюджетный Кодекс не предусматривает возможности обжалования актов временной финансовой администрации. Это
порождает коллизию со ст. 26.9 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», в соответствии с которой решения и действия федеральных органов государственной власти при осуществлении отдельных полномочий органов государственной власти субъекта Федерации могут быть обжалованы в судебном порядке. Отметим, что в условиях указанного противоречия между БК и Федеральным законом далеко не очевидно, какой из актов является общим, а какой — специальным, чтобы разрешить эту коллизию. Представляется, что такое положение вещей создает угрозу правам и законным интересам публично -территориальных образований, на территории которых вводится временная финансовая администрация.
Следует отметить, что в новейшей практике уже есть опыт введения временной финансовой администрации на уровне муниципалитета — Валдге-ймского сельского поселения Биробиджанского муниципального района Еврейской автономной области.
С заявлением о введении в муниципальном образовании «Валдге-ймское сельское поселение» Биробиджанского муниципального района Еврейской автономной области в суд обратился губернатор автономной области. В обоснование требования заявителем было указано на наличие у Валд-геймского сельского поселения просроченной кредиторской задолженности, которая по состоянию на 01. 01. 2013 более чем в два раза превысила собственные доходы бюджета поселения. Представитель Валдгеймского сельского поселения с требованием губернатора ЕАО согласился.
Суд установил, что просроченная кредиторская задолженность бюджета поселения составляет 22 406 903 рубля, в то время, как собственные доходы бюджета поселения составили 11 100 394, 26 рубля. Таким образом, из представленных заявителем документов усматриваются основания для введения в муниципальном образовании временной финансовой администрации,
поскольку просроченная задолженность превышает 30 процентов объема собственных доходов местного бюджета в последнем отчетном году. Доказательства, подтверждающие невозможность введения временной финансовой администрации в материалах дела отсутствуют. В этой связи суд решил, что заявление губернатора Еврейской автономной области о введении временной финансовой администрации подлежит удовлетворению (Постановление АС ЕАО по делу № А16−99/2013 от 02 апреля 2013 года).
Кроме этого, обращает на себя внимание характерный для децентрализованного федерализма механизм отзыва межбюджетных трансфертов.
С теоретической точки зрения данную процедуру следует квалифицировать как меру государственного принуждения. Вместе с тем, большинство авторов сходится во мнении, что нет оснований относить эту процедуру к мерам ответственности. Так, Ю. А. Крохина относит изъятие (сокращение) бюджетных средств к мерам защиты, но не к мерам ответственности, в связи с тем, что правонарушитель не несет имущественных обременений в результате их применения [4, С. 146].
Ю. В. Другова считает, что приостановление и сокращение финансовой помощи не могут быть отнесены к мерам ответственности по причине отсутствия двух ее главных признаков — наличия для правонарушителя лишений имущественного характера и карательного назначения применяемых мер [2, С. 21]. Двойственную позицию относительно правовой природы мер принуждения в межбюджетной сфере занимает Н. А. Шевелева. С одной стороны, наступление для публичного субъекта негативных имущественных последствий позволяет ей поставить вопрос об отнесении рассматриваемых мер к мерам ответственности, с другой — автор признает преждевременность такой квалификации по двум причинам: законодатель не преследует цели наказания нарушителя, отсутствует законодательно прописанная процедура применения мер принуждения [9, с. 9].
В ст. 130 БК и ст. 136 БК установлены практически идентичные условия предоставления межбюджетных трансфертов из федерального и региональных бюджетов соответственно.
При несоблюдении получателями этих условий финансовые органы публично-территориального образования, предоставившего трансферт, вправе принять решение о приостановлении (сокращении) в установленном ими порядке предоставления межбюджетных трансфертов до приведения в соответствие положений, обуславливающих условия предоставления межбюджетных трансфертов.
Однако на практике при применении названных норм всегда возникают определенные трудности, связанные: (а) с квалификацией тех или иных действий в качестве нарушений бюджетного законодательства- (б) с целесообразностью отзыва трансфертов.
В качестве иллюстрации сложностей, связанных с квалификацией действий в качестве основания для отзыва трансфертов приведем дело, рассмотренное Арбитражным Судом Краснодарского края.
Суть спора заключалась в следующем.
Постановлением главы администрации (губернатора) Краснодарского края от 11. 10. 2011 г. № 1169 утверждена ведомственная целевая программа «Капитальный ремонт и ремонт автомобильных дорог местного значения Краснодарского края» на 2012−2014 годы.
В рамках реализации мероприятий по капитальному ремонту и ремонту проездов к дворовым территориям многоквартирных домов ведомственной целевой программы между Управлением автомобильных дорог Краснодарского края и администрацией муниципального образования Курганинское городское поселение заключено соглашение, предметом которого является осуществление совместных действий по организации финансирования и использованию средств краевого и местного бюджета на капитальный ремонт и ремонт автомобильных дорог общего пользования
населенного пункта.
В рамках реализации соглашения администрацией г. Курганинска приняты работы по муниципальному контракту, в том числе по объекту: «ремонт проезда от ул. Мира к дворовой территории многоквартирного дома № 80А по ул. Мира в г. Курганинске».
Департаментом финансово-бюджетного надзора Краснодарского края установлено, что многоквартирный дом по ул. Мира № 80А не существует, и фактически денежные средства в сумме 556,3642 тыс. руб. использованы администрацией на ремонт проезда к многоквартирным домам № 82 и № 82А по ул. Мира. В связи с использованием бюджетных средств на оплату работ, выполнение которых не предусмотрено Соглашением, Департаментом сделан вывод о нецелевом использовании бюджетных средств в сумме 556,3642 тыс. руб.
По итогам рассмотрения акта проверки Министерством финансов Краснодарского края издан приказ от 23. 07. 2013 № 247 «О приостановлении предоставления межбюджетных трансферов (за исключением субвенций) из краевого бюджета» на сумму 500,728 тыс. руб.
Не согласившись с указанным Приказом и результатами проверки Департамента финансово-бюджетного надзора Краснодарского края, Администрация обратилась в суд с заявлением. Решение, вынесенное А С Краснодарского края, вызывает интерес по той причине, что суд отказался признать действия администрации г. Курганинска нарушением бюджетного законодательства.
В частности, суд посчитал, что в действиях администрации Курганин-ского городского поселения при осуществлении мероприятий по реализации ведомственной целевой программы «Капитальный ремонт и ремонт автомобильных дорог местного значения Краснодарского края» на 2012−2014 годы, Соглашения от 01. 06. 2012 г. № 136 отсутствуют признаки нецелевого использования бюджетных средств. Не имеет существенного значения для опреде-
ления целевого использования бюджетных средств на какой конкретно объект (в данном случае ремонт проезда к многоквартирным домам № 82, № 82А по ул. Мира, а не на ремонт проезда многоквартирного дома № 80А по ул. Мира) они были направлены в результате проведенных мероприятий по выполнению основной цели Программы — создания условий для комфортного проживания граждан.
При указанных обстоятельствах, суд считает Приказ Министерства финансов Краснодарского края от 23. 07. 2013 г. № 247 «О приостановлении предоставления межбюджетных трансфертов (за исключением субвенций) из краевого бюджета» недействительным и несоответствующим требованиям Бюджетного кодекса РФ (Решение А С Краснодарского края по делу № А32−29 867/2013 от 05 декабря 2013 г).
Еще одной проблемой является недостаточное правовое регулирование вопросов предоставления и использования межбюджетных субвенций.
Как было показано выше, субвенции являются финансовым следствием делегирования полномочий. В результате во многих регионах и муниципальных образованиях наблюдается ситуация, когда значительную долю бюджетных доходов составляют субвенции на выполнение делегируемых полномочий, что представляет риски для повышения качества финансового управления государственными и муниципальными финансами.
Во-первых, региональные и муниципальные власти могут быть не заинтересованы в максимально эффективном исполнении, по сути, чужих полномочий. Во-вторых, неизбежно возникают определенные трудности в финансировании делегируемых полномочий. Прежде всего, существует определенная асимметрия информации, когда данные, непосредственно влияющие на объемы субвенций, поступают от субъектов Российской Федерации. При этом федеральный центр не обладает необходимыми ресурсами для проверки правильности данной информации. Кроме того, в ходе исполнения бюджета может получиться, что на исполнение одних
делегируемых полномочий из федерального бюджета (бюджета субъекта Российской Федерации) конкретному субъекту Российской Федерации (муниципальному образованию) выделен избыточный объем финансирования, а на исполнение других полномочий — недостаточный.
Следствием непродуманного распределения полномочий и необходимости выделения многочисленных субвенций на разные уровни бюджетной системы является ситуация, при которой субвенции взыскиваются на основании судебных решений, о чем свидетельствует обширная судебная практика.
Еще одна проблема регулирования межбюджетных отношений -отсутствие механизма горизонтальных отношений. В специальной литературе обращалось внимание на то, что межбюджетные отношения — это отношения, возникающие не только «по вертикали», т. е. между субъектами, находящимися на различных уровнях бюджетной системы, но и в пределах одного ее уровня, т. е. «по горизонтали» [6, С. 32].
Однако основное внимание законодателя приковано именно к вертикальным межбюджетным правоотношениям. Между тем потенциал горизонтальных межбюджетных отношений явно недооценивается. Эти отношения не имеют правовых форм и не закреплены в бюджетном законодательстве, что тормозит их становление. Однако финансовые фонды взаимопомощи могли бы сыграть положительную роль в развитии финансовой системы страны.
Список литературы:
1. Глигич-Золотарева М. В. Правовые основы федерализма. М.: Юрист, 2006.
2. Другова Ю. В. Ответственность за нарушения бюджетного законодательства // Журнал российского права. 2003. № 3. С. 18−26.
3. Колесов А. С. Межбюджетные отношения: сущность и пути совершенствования // Финансы. 2002. № 2. С. 3−6.
4. Крохина Ю. А. Некоторые проблемы судебной практики привлечения к ответственности за нецелевое использование бюджетных средств // Вестник арбитражного суда города Москвы. 2006. № 3. С. 145−149.
5. Соболевская Ю. В. Проблемы правового регулирования ответственности субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в сфере бюджетных отношений // Журнал российского права. 2009. № 8. С. 25−35.
6. Фадеев Д. Е. Бюджетный федерализм: дефиниция и принципы // Юридический мир. 2002. № 6. С. 30−35.
7. Чертков А. Н. Введение временной финансовой администрации в субъекте Российской Федерации // Право и политика. 2006. № 8. С. 58 — 66.
8. Шашкова Е. М. Временная финансовая администрация в системе мер федерального вмешательства // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 2. С. 11. С. 8−12.
9. Шевелева Н. А. Бюджетная система России. Проблемы правового регулирования в период интенсивных реформ: Дисс… д.ю.н. СПб., 2005.
УДК 347. 73
ФИНАНСОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ КАК РАЗНОВИДНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ FINANCIAL RESPONSIBILITY AS A KIND OF LEGAL
RESPONSIBILITY
Сухомлинов В. Н., магистрант ФГБОУ ВПО Российской академии правосудия
Sukhomlinov V.N., master student Russian
Academy of Justice
Автор в своей статье раскрывает понятие и определяет признаки финансовой ответственности как самостоятельной меры защиты государственного финансового суверенитета.
Ключевые слова: финансовое право, государственное принуждение, финансовая ответственность, санкция.
The author in his article describes the concept and defines the characteristics of the financial liability as a self-protection measures of state financial sovereignty.
Key words: finance, state coercion, financial responsibility, the sanction.
Существующие в литературе представления о финансовой ответственности справедливо характеризуют ее как меру государственного принуждения.
В. А. Свиридов полагает, что «налоговая ответственность представляет собой основанное на налоговом правонарушении принуждение налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых агентов и иных лиц к выполне-
нию обязанностей путем осуществления уполномоченными органами налогового производства и применения налоговых санкций» [7, С. 175]. «Юридическая ответственность в сфере валютного законодательства — это применение к правонарушителю предусмотренных санкциями норм валютного законодательства мер государственного принуждения, выражающихся в форме лишений организационного либо имущественного характера» [3, С. 164]. Н. В. Саттарова пишет: «Финансово-правовую ответственность можно определить как применение к нарушителю финансово-правовых норм мер государственного принуждения уполномоченными на то государственными органами, возлагающими на правонарушителя дополнительные обременения имущественного характера» [6, С. 20].
Наряду с таким пониманием финансово-правовой ответственности есть и иные взгляды на проблему.
Достаточно часто в учебной и научной литературе финансовая ответственность отождествляется с санкцией. Так, авторы учебника по финансовому праву под редакцией М. Н. Рассолова пишут: «Налоговая ответственность — это санкция (принудительная мера) за налоговое правонарушение, предусмотренная главой 16 НК РФ» [9, С. 216]. Очевидно, что такое определение («финансовая ответственность — санкция финансовой нормы») вообще не отражает характеристик финансовой ответственности. «Само существование санкции не означает ответственность, т.к. санкция существует до ее реализации» — подчеркивает А. В. Андреев [1, С. 165].
А. З. Арсланбекова определяет финансовую ответственность как охранительное правоотношение [2, С. 8]. Критикуя данный подход, А.А. Мусат-кина указывает что ученые, рассматривающие юридическую ответственность как правоотношение, включают в содержание отношения ответственности только обязанности сторон, в силу чего правоотношение становится «усеченным», «неполным», поскольку в содержание правоотношения входят не только обязанности, но и корреспондирующие им права. Если же рассматри-
вать финансовую ответственность как совокупность материальных и процессуальных правоотношений, то в содержание следует включить право правонарушителя на защиту, право на участие переводчика и другие права, гарантирующие объективное рассмотрение дела о финансовом правонарушении. Но такое включение приводит к «растворению» ответственности в совокупности различных правоотношений. Следовательно, делает вывод А.А. Му-саткина, финансовая ответственность за правонарушение есть атрибут финансового правоотношения — это обеспеченная государственным принуждением дополнительная финансово-правовая обязанность претерпеть осуждение и ограничения имущественного или неимущественного характера, реализующиеся в охранительном правоотношении финансовой ответственности [15, С. 14].
В целом считаем, что доктринальное определение финансовой ответственности может быть дано лишь в том случае, когда мы признаем за финансовым правом свойство самостоятельной отрасли права. Особенности предмета финансово-правового регулирования и методов правового воздействия на финансовые отношения должны бы придать специфику и юридической ответственности, применяемой к нарушителям финансового законодательства. Однако отсутствие единого финансового права как отрасли права позволяет говорить о том, что финансово-правовая ответственность формируется по институциональному признаку, например, более детальное законодательное оформление и научное осмысление получают налоговая и бюджетная ответственность.
Обращаясь к признакам финансово-правовой ответственности можно отметить, что ее общеправовыми чертами являются: а) формальная определенность в виде фиксации в правовых нормах- б) гарантированность государством- в) наступление для нарушителя определенных неблагоприятных последствий- г) осуществление в процессуальной форме.
Несколько иной перечень признаков финансово-правовой ответствен-
ности встречаем у Н. В. Сердюковой. По мнению названного автора данная категория:
— является средством охраны финансового правопорядка-
— установлена нормами финансового права-
— наступает за финансовое правонарушение-
— связана с применением финансово-правовых санкций-
— реализует охранительные нормы финансового правоотношения-
— применяется уполномоченными субъектами и др. [8, С. 13].
Свое видение признаков финансово-правовой ответственности предлагает Ю. А. Крохина, которая различает материальные, процессуальные и функциональные признаки [4, С. 182].
Материальные характеризуют финансовую ответственность в качестве охранительного финансового правоотношения и включают два аспекта:
а) установление составов финансовых правонарушений и санкций за их совершение финансовым законодательством. Так, согласно ст. 2 НК РФ правовой базой налоговой ответственности служит законодательство о налогах и сборах, регулирующее властные отношения, возникающие в процессе привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения.
Финансовая ответственность соответствует общеправовым принципам юридической ответственности и принципам финансового права. Основанием применения финансовой ответственности является виновное совершение финансового правонарушения. Финансовая ответственность может быть исполнена правонарушителем в добровольном порядке, поэтому она не всегда связана с порицанием. Привлечение к финансовой ответственности не исключает возможности применения иных мер государственного принуждения за нарушения финансового законодательства-
б) определение вида и меры государственно-властного принуждения через охранительное финансовое правоотношение. Санкции за нарушения финансового законодательства дифференцированы, носят имущественный
характер, выражаются в денежной форме и взыскиваются уполномоченными органами-
Процессуальные признаки характеризуют механизм реализации материального охранительного финансового правоотношения посредством производства по делу о финансовом правонарушении, осуществляемым компетентным органом согласно положениям финансового законодательства. Финансово-правовая ответственность реализуется в специальной процессуальной форме, отличающейся от порядка применения иных видов юридической ответственности, и состоит из стадий производства по делам о финансовых правонарушениях. Процессуальный порядок привлечения к финансовой ответственности в части, составляющей предмет финансового права, реализуется финансово-контрольными, налоговыми, таможенными органами и др. -
Функциональные признаки отражают целенаправленность существования и применения финансовой ответственности. Цели финансовой ответственности выражаются в восстановлении нарушенных имущественных интересов государства, а также в наказании виновного, предотвращении совершения им новых финансовых правонарушений.
Таким образом, финансовая ответственность, как собирательное понятие является самостоятельной мерой защиты государственного финансового суверенитета, имеет собственную правовую природу и занимает строго отведенное место в финансовых правоотношениях.
Список литературы:
1. Андреев А. В. Финансово-правовые санкции: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 1984.
2. Арсланбекова А. З. Налоговые санкции в системе мер финансово-правовой ответственности: Дисс. … канд. юрид. наук. Махачкала, 2001.
3. Дорофеев Б. Ю., Земцов Н. Н. и др. Валютное право России. М.: Норма-
Инфра-М, 2000.
4. Крохина Ю. А. Финансовое право России. М., 2008.
5. Мусаткина А. А. Финансовая ответственность как вид юридической ответственности // Журнал российского права. 2005. № 10. С. 12 — 17.
6. Саттарова Н. В. Ответственность банков за нарушение обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2001.
7. Свиридов В. А. Становление налоговой ответственности // Проблемы теории и практики правового регулирования: Сб. тр. Самар. гуманит. академии. Вып. 7. Самара, 2000.
8. Сердюкова Н. В. Финансово-правовая ответственность по российскому законодательству: становление и развитие. Автореф. дис… канд. юр. наук. Тюмень, 2003.
9. Финансовое право / Под ред. М. Н. Рассолова. М., 1999.
УДК 347. 73
ОСОБЕННОСТИ ФОРМ РЕАЛИЗАЦИИ ФИНАНСОВО-ПРАВОВОЙ
ОТВЕТСТВЕННОСТИ PARTICULAR FORMS OF THE FINANCIAL AND LEGAL LIABILITY
Сухомлинов В. Н., магистрант ФГБОУ ВПО Российской академии правосудия
Sukhomlinov V.N., master student Russian
Academy of Justice
Автор в своей статье на примере налоговой ответственности раскрывает формы реализации финансовой ответственности.
Ключевые слова: финансовое право, финансовая ответственность, налоговая ответственность, позитивная ответственность, негативная ответственность, процедуры реализации финансовой ответственности.
The author in his article on the example of the tax liability reveals forms of realization of financial responsibility.
Key words: finance, financial accountability, fiscal responsibility, positive, responsible, negative responsibility, procedures of realization of financial responsibility.
Обращаясь к вопросу о форме реализации финансово-правовой ответственности, необходимо отметить, что подобный вопрос имеет смысл лишь в том случае, если мы признаем разделение ответственности на позитивную и негативную. Но даже и в этом случае в сфере финансового права анализ форм реализации ответственности представлен лишь в работах Ю. А. Крохиной. В частности, в учебнике налогового права Ю.А. Крохина
отмечает, что налоговая ответственность имеет две формы реализации: позитивную (добровольную, активную) и негативную (государственно -принудительную, ретроспективную) [2, С. 481- 3].
Для позитивной ответственности достаточно формального (нормативного) основания, поскольку она возникает не на основе налогового правонарушения, а в силу добровольного выполнения субъектом налогового права своих обязанностей.
Налоговая деятельность государства основывается не только на установлении запретов относительно совершения каких-либо действий. Одним из важнейших условий осуществления налоговой деятельности является добросовестное соблюдение налогоплательщиками, налоговыми агентами и иными фискально обязанными лицами предоставленных им прав и реализация возложенных обязанностей. В этой связи субъекты налогового права должны осознавать свой общественный долг уплачивать законно установленные налоги и выполнять иные обязанности, связанные с суверенным правом государства на получение части дохода налогоплательщика. Осознание субъектами налогового права смысла и значения собственных поступков, согласование их со своими обязанностями придают налоговой ответственности позитивный смысл.
В целом позитивная ответственность носит добровольный характер, но вместе с тем возможна и некоторая степень государственного принуждения. Некоторые субъекты налогового права выполняют возложенные на них обязанности в силу осознания своего общественного долга, другие — в силу возможности применения наказания за неправомерное поведение. Относительно позитивной налоговой ответственности принуждение в виде угрозы наступления негативных последствий является только средством предупреждения нарушений законодательства о налогах и сборах.
По времени реализации позитивная ответственность предшествует негативной ответственности.
В налоговом праве позитивная ответственность основывается на принципах добросовестности предпринимательской деятельности и социальной справедливости.
Добровольная форма реализации налоговой ответственности имеет следующие юридические признаки:
— неразрывно связана с нормой налоговой ответственности-
— является юридической обязанностью, обусловленной правовым статусом налогоплательщика или иного обязанного лица-
— гарантирована государственным принуждением-
— реализуется добровольно в виде правомерного поведения-
— одобряется со стороны государства-
— осуществляется в рамках общих налоговых правоотношений.
Нарушение норм налогового права обусловливают существование
негативной налоговой ответственности, которую можно рассматривать в нескольких аспектах.
Во-первых, вследствие реакции государства на нарушение законодательства о налогах и сборах, выражающейся в принуждении виновного лица претерпевать карательные меры государственно-принудительного воздействия за совершенное деяние в форме имущественных лишений.
Во-вторых, налоговая ответственность может определяться как исполнение юридической обязанности на основе государственного принуждения. Согласно Постановлению № 11-П «в целях обеспечения выполнения публичной обязанности по уплате налогов и сборов, и возмещения ущерба, понесенного казной в результате ее неисполнения, законодатель вправе устанавливать меры принуждения в связи с несоблюдением законных требований государства.
Такие меры могут быть как правовосстановительными, обеспечивающими исполнение налогоплательщиком его конституционной
обязанности по уплате налогов, то есть погашение недоимки и возмещение ущерба от несвоевременной и неполной уплаты налога, так и штрафными, возлагающими на нарушителей дополнительные выплаты в качестве меры ответственности (наказания). При этом в выборе принудительных мер законодатель ограничен требованиями справедливости, соразмерности и иными конституционными и общими принципами права».
Наличие либо отсутствие государственного принуждения определяет факт существования налоговой ответственности. Налоговая ответственность не связывается только с неблагоприятными последствиями для правонарушителя, которые наступают в результате совершенного им нарушения законодательства о налогах и сборах. Карательные механизмы в налоговой ответственности существуют параллельно с правовосстановительными, поскольку государству важно не только наказать нарушителя налогового законодательства, но и восстановить публичные имущественные интересы, компенсировать возникший ущерб.
Таким образом, мы видим, что постановка вопроса о формах реализации финансово-правовой ответственности в контексте ее разделения на позитивную и негативную способна лишь запутать исследователей и правоприменителей. В то же время, следует признать, что на практике речь идет только о негативной (ретроспективной) финансовой ответственности, которая реализуется в установленной процессуальной форме.
В настоящее время специальные процедуры реализации финансово-правовой ответственности предусматриваются лишь Налоговым Кодексом. В рамках названных процедур учеными выделяется несколько стадий, к которым относятся: возникновение налоговой ответственности- конкретизация налоговой ответственности посредством доказывания наличия элементов состава правонарушения- реализация налоговой ответственности.
Стадия возникновения налоговой ответственности. По мнению Ю. А. Крохиной данная стадия начинается с момента совершения нарушения законодательства о налогах и сборах и длится до его обнаружения.
Налоговый кодекс РФ разграничивает момент совершения налогового правонарушения и момент его обнаружения. Согласно ст. 113 НК РФ срок давности со дня совершения налогового правонарушения составляет три года.
Реально налоговая ответственность наступает с момента вступления в законную силу акта применения правоохранительной санкции. Вместе с тем, с момента совершения налогового правонарушения и до его обнаружения правоотношение налоговой ответственности уже существует в качестве идеальной, формальной связи между государством и правонарушителем [2, С. 497].
Здесь мнение Ю. А. Крохиной совпадает с мнением Б. Т. Базылева, который рассматривал ответственность, как правоотношение, для возникновения которого достаточно лишь правонарушения. По мнению Б. Т. Базылева, ни констатация фактов правонарушения компетентными лицами, ни акт привлечения лица к ответственности, ни акт применения юридической санкции, ни ее реализация не могут породить право государства наказать человека, кроме действительного факта совершения правонарушения. Юридическая ответственность возникает объективно, а вовсе не по воле тех или иных государственных органов [1, С. 90].
Таким образом, нарушение законодательства о налогах и сборах является юридическим фактом, на основании которого правонарушитель приобретает дополнительную обязанность принять меры государственно-правового принуждения, а государство приобретает право применить эти меры.
Стадия конкретизации налоговой ответственности посредством доказывания наличия элементов состава правонарушения начинается с обна-
ружения налогового правонарушения и заканчивается вступлением в законную силу акта применения права, признающего факт нарушения законодательства о налогах и сборах, совершенного конкретным лицом.
Невыявленные налоговые правонарушения становятся латентными и порождают латентную налоговую ответственность. Подобного рода правоотношение ответственности прекратит свое существование по истечении трехлетнего срока давности привлечения к ответственности либо в случае изменения обстановки совершения налогового правонарушения.
Факт обнаружения налогового правонарушения является основанием для познания этого противоправного деяния компетентными государственными органами. Значение стадии конкретизации налоговой ответственности заключается в использовании всех законодательно допустимых способов доказывания основных и дополнительных элементов состава налогового правонарушения.
Содержание стадии конкретизации налоговой ответственности составляет квалификация совершенного налогового правонарушения. На второй стадии происходит оценка выявленных противоправных фактов, выяснение степени общественной опасности налогового правонарушения, установление субъектов, совершивших нарушение законодательства, и наличия «вины в их деяниях и т. д.
Конкретизация налогового правонарушения имеет два основания: 1) основное, выраженное правоохранительной санкцией конкретно-определенной нормы гл. 16 или 18 НК РФ, содержащей основные признаки квалификации налогового деликта- 2) дополнительное, выраженное обстоятельствами, смягчающими или отягчающими ответственность за совершение налогового правонарушения.
Заканчивается стадия конкретизации налоговой ответственности вынесением налоговым органом или судом решения, на основании которого признается факт совершения конкретным субъектом нарушения законодатель-
ства о налогах и сборах. Правоприменительный акт определяет меру ответственности за совершение налогового правонарушения.
Стадия реализации налоговой ответственности характеризуется приобретением правонарушителем специального правового статуса. Налоговая ответственность начинает реализовываться с момента вступления в законную силу правоприменительного акта, констатирующего факт совершения определенным лицом налогового правонарушения.
Заканчивается стадия реализации налоговой ответственности добровольным исполнением решения налогового органа либо принудительным исполнением решения суда о взыскании санкции с нарушителя налогового законодательства.
Таким образом, форма реализации финансово-правовой ответственности включает в себя несколько стадий, начиная с момента совершения правонарушения и заканчивая исполнением решения о применении финансово-правовой санкции.
Список литературы:
1. Базылев Б. Т. Юридическая ответственность. Красноярск, 1985.
2. Крохина Ю. А. Налоговое право России. М., 2004.
3. Крохина Ю. А. Финансовое правонарушение: понятие, состав и санкции// Финансовое право. 2004. № 3. С. 16−20.
УДК 368. 9
ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ СТРАХОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ LEGAL REGULATION OF INSURANCE ACTIVITY IN FOREIGN COUNTRIES: COMPARATIVE LEGAL ANALYSIS
Сухомлинова Н. В., магистрант ФГБОУ ВПО Российской академии правосудия
Sukhomlinova N.V., master student Russian
Academy of Justice
В статье рассматриваются вопросы развития страхования на примере зарубежных стран, анализируется опыт различных государств в правовой регламентации данной сферы. Автор приходит к выводу, что модели правового регулирования страхового дела, предлагаемые зарубежной практикой, не в полной мере могут быть заимствованы в России из-за необходимости учета специфики развития российского страхового дела.
Ключевые слова: страхование, страховая деятельность, правовое регулирование, зарубежное законодательство.
The article considers the issues of development of insurance on the example of foreign countries, analyzed the experience of different countries in the legal regulation of this sphere. The author comes to the conclusion that the model of legal regulation of insurance business proposed international practice, not in full can be borrowed in Russia due to the necessity of consideration of the specifics of development of Russian insurance business.
Key words: insurance, insurance activities, legal regulation, foreign legislation.
В отличие от российской практики, за рубежом страхование возникло много раньше. Ряд исследователей (В.В. Серебровский, В.К. Райхер) относят зарождение страхования к Вавилону и Египту [4, С. 278: 2, С. 34].
Основными аргументами здесь являются ссылки на законы Хаммурапи (более 2000 лет до нашей эры), устанавливавших нечто вроде взаимного страхования караванов вавилонских путешественников от вреда, причиняемого им нападениями разбойников, а также на существовавшие в тот же период в Египте на началах взаимного страхования товарищества религиозного характера, имевшие целью оказывать помощь родственникам своих умерших членов.
С. А. Муромцев описывает схожие товарищества древнего Рима, именуя их при этом взаимным страхованием. В 8 году, пишет ученый, была учреждена коллегия плотников для общественных построек- для снабжения Рима существовали коллегии корабельщиков и хлебопеков, во II—III вв.еках возникают коллегии лодочников и приемщиков. К основному назначению -выполнению своих функций в публичных интересах — присоединялось взаимное страхование членов (кассы взаимопомощи) [1, С. 603].
Исследователи приводят и иные примеры. Например, Устав Ланувийской коллегии (г. Ланувиум), основанный в 133 г. н.э. По этому документу коллегиаты обязаны внести вступительный взнос 100 сестерциев и одну амфору вина. По смерти коллегиата на погребение выделялось 300 сестерциев. При отсутствии завещания умершего хоронила коллегия, а не наследник. Позже эта сумма в 300 сестерциев стала выделяться нередко для поддержки осиротевшей семьи. Характерны ограничения, введенные в Уставе: страховая сумма не выделялась в случае самоубийства и т. д.
В Древнем Риме существовали «военные коллегии», в которых предусматривались взносы «на достойное погребение». Высокий вступительный взнос (750 динариев) обеспечивал выплату коллегиату 500
динариев при повышении по службе, столько же при переводе в другой легион и столько же по окончании службы. При дисциплинарном увольнении — 50% этой суммы. В случае смерти коллегиата наследнику выплачивалось 500 динариев [5, С. 45]. Смысл существования подобной коллегии состоял в том, что, объединившись и внося взносы в рассрочку, члены коллегии набирали большой капитал.
Коллегия от своего имени помещала его в рост под проценты и при смерти каждого из членов такой коллегии не его семья, а коллегия оплачивала похороны. Таким образом, это были как бы общества взаимного страхования.
Все формы античного страхования бесследно исчезают после распада Римской империи и развитие средневекового страхования происходит без прямого исторического преемства [3, С. 26].
Наиболее развитым в средние века оказалось морское страхование, которое возникло в 12 веке в Италии и распространилось в Испании, Голландии, чуть позже — в Англии.
Сначала предметом страхования сделались товары (cargo). Корабельщик за дополнительное вознаграждение брал на себя страх доставки товаров, несмотря ни на какие случайности. Страхование товаров послужило примером для страхования кораблей (casco).
Особое значение приобрел так называемый «морской займ» (foenusnauticum) — бодмерея. Foenus nauticum, как указывает В. В. Серебровский представлял собою нечто среднее между обыкновенным займом и товариществом.
Капиталист выдавал судовладельцу под товары известную сумму денег, причем эта сумма денег первоначально возвращалась капиталисту только в случае благополучного прибытия корабля в назначенный порт. Таким образом, вся сущность бодмереи заключается в том, что заимодавец,
давая деньги в заем под заклад корабля или груза, вместе с этим принимает на себя риск на случай гибели предмета.
В случае гибели товаров в пути капиталист терял свои деньги. Неся предпринимательский риск, капиталист, естественно, хотел получить за это соответственное вознаграждение, которое и получал первоначально в форме процентов на ссуженный капитал. С течением времени капиталист стал выплачивать обещанную им сумму денег только в случае гибели товаров, т. е. не при заключении договора, а по наступлении предусмотренного договором события, проценты же, получавшиеся им с судовладельца, превратились в страховые премии.
С ростом городов и крупных поселений возросла опасность гибели имущества и строений от пожаров и стихийных бедствий. Для ликвидации таких последствий начали возникать объединения людей — в 1310 в Брюгге была образована «Страховая палата» по защите интересов купеческих и ремесленных гильдий.
Характерно, что вначале заметно сказывалась рецепция древнеримского коллегиального страхования. Средневековое гильдийско-цеховое страхование копировало римское по содержанию, целям, условиям, вкладу и т. д. Была воспринята форма братства с объединением товарищеских защитных целей, а именно: оказание всесторонней помощи каждому члену братства и братству в целом.
Три существенных отличия отделяют средневековое страхование от римского. Во-первых, средневековые гильдии были более универсальными, чем древнеримские коллегии, так как принимали в членство представителей различных профессий. Во-вторых, в братствах средневековья общность интересов была более тесной, чем в римских коллегиях. Наконец, страховые выплаты стали носить не только разовый, но и регулярный характер, за что получили название аннуитетов (ежегодные) от латинского «аннус» (год).
В конце XIV в. происходит развитие новых видов и операций страхования, связанных со страхованием ради получения прибыли. Этот переход к коммерческому страхованию совершился прежде всего в морских перевозках в Италии, которой принадлежала гегемония над странами Средиземноморья.
В 17 веке начинают образовываться профессиональные коммерческие страховые организации, нацеленные на извлечение прибыли. Страхование превращается в обычное коммерческое предприятие.
К началу XVIII в. существовали три вида страхования: морское, от падежа скота, от огня (страховалась только недвижимость).
Возникновение страховых акционерных обществ стало адекватной реакцией на возрастающие производственно-технические, социально-экономические риски. В Великобритании и во Франции они возникают со второй половины XVIII в. Однако возможности даже этих обществ оказывались недостаточными по ряду рисков.
Это привело к развитию сострахования и перестрахования. Сострахование означает, что страхователь свой объект застраховал у нескольких страховщиков одновременно. Перестрахование означает, что страховщик, приняв на страхование крупный по стоимости риск, часть его стоимости оставил на свою ответственность, а остальную часть стоимости риска передал по договору другим страховщикам.
В настоящее время можно говорить о том, что мировая практика выработала два принципиальных подхода к государственному регулированию страхового рынка. Каждый из подходов реализуется в рамках определенной системы права — «континентальной» и «англо-американской».
Система «континентального» права («романо-германская» или «кодифицированная», существующая в Германии, Франции, Италии, Испании, Японии и других странах) основана на строгой законодательной регламентации деятельности субъектов рынка, при этом основными
источниками права являются законы и кодексы. В рамках континентальной системы права действует модель жесткого регулирования страхового дела (континентальная модель), характеризующаяся детальной регламентацией всех сторон деятельности страховщиков и систематическим контролем за соблюдением законодательства при проведении страховых операций.
Для континентальной модели регулирования страхования, в особенности для ранних этапов ее развития, были характерны такие формы регулирования, как утверждение органами страхового надзора страховых тарифов или установление рамок колебания тарифов, утверждение содержания типовых форм договоров страхования, проверка исполнения бизнес-планов, надзор за текущими операциями, регулярные проверки страховых компаний и т. п.
Основную черту «англо-американской» системы права (системы «общего» или «прецедентного» права, действующей в США, Великобритании, Австралии, Канаде и других странах) юристы видят в том, что в ней закон не является единственным преобладающим источником права, наряду с ним важную роль играет судебный прецедент. Большинство сторон хозяйственной жизни не кодифицировано. Законодательство определяет наиболее общие условия, правовые рамки экономической деятельности, без детальной регламентации. В рамках данной правовой системы строится либеральная модель регулирования страхования, в которой основное внимание уделяется контролю финансового состояния компаний на основе изучения их отчетности- отсутствует жесткая регламентация страховых операций, утверждение страховых тарифов и т. п.
Либеральная модель имеет две разновидности — децентрализованную и централизованную. Различия в степени централизации государственного регулирования страхования обусловлены принципами государственного устройства страны (федеративное или унитарное государство).
Децентрализованная модель государственного регулирования (США) соответствует принципам экономического федерализма. Каждый штат имеет собственную, автономную страховую систему и, соответственно, собственный орган страхового надзора, устанавливающий нормативы страховой деятельности в штате и контролирующий отчетность функционирующих в штате страховщиков. Единого органа страхового надзора нет. На федеральном уровне регулируются лишь отдельные участки деятельности страховых компаний, основные же регулирующие действия осуществляются органами страхового надзора в штатах. Большая часть нормативов и требований к страховщикам не унифицирована. Децентрализованное регулирование приводит к тому, что в разных штатах страховщики поставлены в совершенно различные по некоторым позициям условия.
Централизованная модель (Великобритания) характеризуется единством системы регулирования. В британской системе действует единый орган страхового надзора. Все страховщики в стране подчиняются общим правилам и нормативам. Такая система удобнее как для целей государственного регулирования страхования, так и для самой страховой деятельности.
Британская модель внешне кажется наиболее либеральной по отношению к страховщикам. Важное значение в ней, наряду с государственным регулированием, имеют механизмы саморегулирования. Именно поэтому при анализе британской модели не следует забывать о том, что в рамках данной модели многие регулирующие функции переданы государством саморегулируемым организациям, а не исключены вообще. Операции по страхованию, как и в континентальной модели, подлежат лицензированию, но надзор за деятельностью страховщиков со стороны государственных органов сравнительно слабый и относится преимущественно к контролю финансового состояния страховщиков.
В заключение, подводя итоги проведенного нами сравнительного анализа, целесообразно сделать вывод, что модели правового регулирования страхового дела, предлагаемые зарубежной практикой, не в полной мере могут быть заимствованы в России из-за необходимости учета специфики развития российского страхового дела.
Список литературы:
1. Муромцев С. А. Гражданское право Древнего Рима. М., 2003.
2. Райхер В. К. Общественно-исторические типы страхования. М., 1947. С. 34.
3. Савкин Д. В. Некоторые аспекты возникновения и развития института страхования // История государства и права. 2002. № 1. С. 25−28.
4. Серебровский В. В. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М., 2003.
5. Фогельсон Ю. Введение в страховое право. М., 1999.
УДК 368. 9
К ВОПРОСУ ПРИОСТАНОВЛЕНИЯ И ОГРАНИЧЕНИЯ ДЕЙСТВИЯ ЛИЦЕНЗИИ СУБЪЕКТА СТРАХОВОГО ДЕЛА
TO THE QUESTION OF SUSPENSION AND RESTRICTIONS
THE LICENSE OF THE SUBJECT OF INSURANCE BUSINESS
Сухомлинова Н. В., магистрант ФГБОУ ВПО Российской академии правосудия
Sukhomlinova N.V., master student Russian
Academy of Justice
В данной статье автор проводит правовой анализ вопросов, касающихся приостановления и ограничения действия лицензии субъекта страхового дела, порядка оспаривании приказов о приостановлении или ограничении действия лицензии, приводит примеры судебной практики, формулирует возможные уточнения действующего законодательства.
Ключевые слова: страхование, страховая деятельность, субъект страхового дела, лицензия, ограничение действия лицензии, приостановление действия лицензии, судебный приказ, орган страхового надзора.
In this article the author carries out a legal analysis of issues related to the suspension and restrictions of the license of the subject of the insurance business, the order of appealing decrees on suspension or restriction of validity of the license, gives examples of judicial practice, formulates possible clarification of the current legislation.
Keywords: insurance, insurance activities, the subject of insurance business, license, restriction of validity of the license, the license suspension, court order, the insurance Supervisory authority.
В случае неисполнения предписания надлежащим образом или в установленный срок, а также в случае уклонения субъекта страхового дела от получения предписания действие лицензии ограничивается или приостанавливается.
Рассматривая ситуацию неисполнения предписания, важно обратить внимание на то, что последствия неисполнения предписания практически не диверсифицированы. За любое нарушение следует ограничение или приостановление действия лицензии. Никаких штрафов, иных мер воздействия не предусмотрено. Разумеется, встает проблема соразмерности. Получается, что за любое нарушение останавливается деятельность компании — сбор премии полностью или частично. Ясно, что это очень болезненная для компании мера.
Конечно, применяя такую суровую меру, следует думать о соразмерности, но вариантов для выбора Закон о страховом деле не предоставляет. Ко-АП РФ не регулирует эти отношения, и орган страхового надзора в нем вообще не поименован как орган, уполномоченный применять меры административной ответственности. Не исполнил предписание — остановка поступления в компанию премии при любом нарушении.
Казалось бы, нет и не может быть никакого произвола — все точно определено законом. Однако в действительности именно это и является прямым путем к произволу как органа страхового надзора, так и судов. Каждый правоприменитель стоит перед выбором наказания исходя из требования его соразмерности выявленному правонарушению. Ну, а когда выбора между наказаниями нет, то возникает выбор не между наказаниями разной степени суровости, а между наказанием и ненаказанием. Возможности для произвола в такой ситуации у надзорного органа очень велики.
Ю. Б. Фогельсон на основе анализа обширной судебной практики приходит к выводу, что в делах об оспаривании приказов о приостановлении или ограничении действия лицензии невозможно установить какой-то системы.
Первоначально началась складываться практика в пользу учета степени и характера нарушений и при явных несоразмерностях приказы о приостановлении действия лицензии признавались недействительными, несмотря на то, что не все нарушения были устранены [3]. Затем суды стали склоняться к формальной трактовке законодательства [4]. После этого опять появились дела, в которых учитывается характер нарушения [5]. Причем из текстов судебных актов невозможно понять, что движет судьями, когда они выбирают тот или иной подход. Это значит, что движут ими, к сожалению, причины, лежащие за пределами материалов дел [10, С. 34].
Упоминает Ю. Б. Фогельсон и о другом интересном факте — об обжаловании норм ст. 32.6 ЗоСД в Конституционном Суде Р Ф, который не нашел никакой неопределенности в вопросе о том, соответствуют они Конституции Р Ф или нет, и не стал рассматривать жалобу [1]. По всей видимости, не захотел разбираться, так как норма, предписывающая существенно ограничить деятельность компании (лишить ее поступления денег), которая не в полном соответствии с приказом Минфина России разлиновала журналы учета договоров страхования, при том, что вся необходимая информация в этих журналах имелась, явно неконституционна [10, С. 38].
Переходя к анализу собственно приостановления и ограничения лицензии, необходимо отметить, что по смыслу Закона «Об организации страхового дела» эти меры различаются лишь объемом прав, в которых ограничивается субъект страхового дела. В соответствии с п. 5, 6 ст. 32.6 ЗоСД: ограничение действия лицензии страховщика означает запрет на заключение договоров страхования по отдельным видам страхования, договоров перестрахования, а также внесение изменений, влекущих за собой увеличение обязательств страховщика, в соответствующие договоры- приостановление действия лицензии субъекта страхового дела означает запрет на заключение договоров страхования, договоров перестрахования, договоров по оказанию услуг страхового брокера, а также внесение изменений, влекущих за собой
увеличение обязательств субъекта страхового дела, в соответствующие договоры.
Таким образом, применение любой из этих мер означает ограничение следующих прав (ст. 32. 6): права заключать новые договоры страхования- права изменять условия договоров, влекущие увеличение обязательств страховщиков.
В то же время, при ограничении или приостановлении лицензии страховщик выполняет принятые обязательства по ранее заключенным договорам до истечения срока их действия. При этом средства страховых резервов могут быть использованы страховщиком исключительно для выполнения обязательств по договорам страхования [9, С. 74].
Решение органа страхового надзора об ограничении или о приостановлении действия лицензии подлежит опубликованию в печатном органе, определенном органом страхового надзора, в течение 10 рабочих дней со дня принятия такого решения и вступает в силу со дня его опубликования. Решение органа страхового надзора об ограничении или о приостановлении действия лицензии направляется субъекту страхового дела в письменной форме в течение пяти рабочих дней со дня вступления в силу такого решения с указанием причин ограничения или приостановления действия лицензии.
При необходимости копия решения об ограничении или о приостановлении действии лицензии направляется в соответствующий орган исполнительной власти.
В период ограничения или приостановления действия лицензии изменение наименования (фирменного наименования), места нахождения и почтового адреса субъекта страхового дела, а также реорганизация субъекта страхового дела возможны только с предварительного разрешения органа страхового надзора. Отказ органа страхового надзора в выдаче предварительного разрешения должен быть мотивированным.
Одновременно с приостановлением действия лицензии (за исключени-
ем случаев, если временная администрация назначена ранее или на дату принятия решения о приостановлении действия лицензии в отношении страховой организации введена одна из процедур, применяемых в деле о банкротстве) орган страхового надзора назначает временную администрацию страховой организации по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».
Субъекты страхового дела в период ограничения или приостановления действия лицензии не вправе открывать представительства и филиалы без предварительного разрешения органа страхового надзора.
Необходимо отметить, что процедуры применения мер принуждения, на первый взгляд, простые и логичные, не урегулированы законодательством в полном объеме и надлежащим образом.
Так, в законе «Об организации страхового дела» отсутствуют основания для выбора органом страхового надзора процедуры ограничения или приостановления лицензии, в связи с чем решение этого вопроса оставлено на его усмотрение.
Кроме этого, закон «Об организации страхового дела» не устанавливает сроки, на которые действие лицензии на право осуществления страховой деятельности может быть ограничено или приостановлено.
Все эти недостатки способны уменьшить положительный эффект, обусловленный детальным законодательным регулированием отношений по применению санкций органом страхового надзора [8, С. 20].
На это накладывается еще одно обстоятельство. Еще в 2004 г. Пленум Высшего Арбитражного Суда Р Ф разъяснил, что приостановление действия лицензии — это не мера административной ответственности, не наказание, а предупредительная мера, и ее применение не регулируется КоАП РФ [2]. Лицензирование вводится для того, чтобы следить за деятельностью, которая может нанести серьезный вред окружающим, и вовремя остановить ее. В частности, страховая компания, не соблюдающая требования законодатель-
ства, может легко собрать деньги со страхователей и покинуть рынок. Именно для этого и вводится такая предупредительная мера, как приостановление (ограничение) действия лицензии. Соответственно, защитные механизмы, предусмотренные в КоАП РФ, в данном случае не могут применяться, например, такой важный механизм, как срок привлечения к административной ответственности.
В то же время большинство авторов склоняются к мысли, что приостановление действия лицензии — это мера, которая применяется органом, обладающим властными полномочиями, за нарушение организациями запретов в сфере публичных правоотношений, и поэтому ее следует рассматривать как меру административной ответственности, административное наказание [6, С. 149- 7- 10].
К этому надо добавить, что уже после издания указанного разъяснения Пленума Высшего Арбитражного Суда Р Ф в действующий на тот момент Федеральный закон «О лицензировании отдельных видов деятельности» были внесены изменения. В 2005 г. в п. 1 ст. 13 данного Закона появилась следующая норма: «Приостановление действия лицензии осуществляется лицензирующим органом… в порядке, установленном Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях».
Этот же концептуальный подход отражен и в ст. 20 действующего Закона о лицензировании, которая фактически переводит процедуру приостановления лицензии в плоскость исполнения административного наказания, назначенного в соответствии с требованиями КоАП. Однако лицензирование страховой деятельности не подпадает под действие общего Закона о лицензировании.
В заключение, подводя итоги проведенного нами сравнительного анализа, целесообразно сделать вывод, что в настоящее время практически не урегулированы последствия проведения мероприятий страхового надзора. Предусматривая в качестве единственной реакции на любые нарушения
страхового законодательства выдачу предписания, законодатель не диверсифицирует последствия неисполнения предписания. Это приводит к выводу, что за любое нарушение в сфере страхования может последовать ограничение или приостановление действия лицензии, а следующим этапом может быть отзыв лицензии и прекращение страховой деятельности субъекта.
Список литературы:
1. Определение К С РФ от 29 января 2009 г. № 77-О-О.
2. Постановление Пленума ВАС РФ от 2 июня 2004 г. № 10.
3. Постановления ФАС Московского округа от 2, 10 мая 2006 г. № КА-А40/2369−06, от 16, 23 июля 2007 г. № КА-А40/6842−07-П.
4. Постановления ФАС Московского округа от 25 марта 2008 г. № КА-А40/1755−08, от 28 марта 2008 г. № КА-А40/1849−08.
5. Постановление ФАС Московского округа от 19 января 2011 г. № КА-А40/17 179−10.
6. Клоченко Л. Н., Пылов К. И. Основы страхового права: Учебное пособие. Ярославль, 2002.
7. Комментарий к Закону Р Ф «Об организации страхового дела» (постатейный) под ред. Н. Г. Кабанцевой, В. А. Ларионовой // СПС КонсультантПлюс.
8. Смирных А. Г. Правовой статус субъектов страхового дела: новеллы российского законодательства // Журнал российского права. 2004. № 9. С. 20−22.
9. Фогельсон Ю. Б. Комментарий к страховому законодательству. М., 2002.
10. Фогельсон Ю. Б. Страховое право: теоретические основы и практика применения. М., 2012.
УДК 347. 23
РЕФОРМИРОВАНИЕ ИНСТИТУТА ВЛАДЕНИЯ: ПЕРСПЕКТИВЫ
РАЗВИТИЯ
REFORMING INSTITUTIONS OWNERSHIP: PROSPECTS FOR DEVELOPMENT
Абрамова П. А. студентка 3 курса, ЮРИУ РАНХиГС при Президенте РФ
Abramova P.A. 3rd year student South-Russian Institute of Management-Russian Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation
В статье анализируется реформирование института владения, представленное в проекте изменений № 47 538−6. Рассмотрены новеллы института владения в сравнении с действующим гражданско-правовым регулированием, а также в сравнении с положениями о праве владения в Германском гражданском уложении. Делаются выводы о возможности введения в российскую цивилистику изменений права владения, представленных в проекте.
Ключевые слова: право владения- проект изменений 47 538−6- вещные права- Германское гражданское уложение- фактическое владение.
The article analyzes the reform institute ownership represented in the draft amendments № 47 538−6). Considered novel Institute of ownership compared with the current civil law regulation, as well as in comparison with the provisions on
the right of ownership in the German Civil Code. Conclusions about the possibility of changes in the Russian civil rights of ownership, presented in the draft.
Key words: ownership- draft amendments 47 538−6- property rights- German Civil Code- actual possession.
В науке гражданского права и в практическом применении вещных прав существуют вопросы, ответы на которые теоретики и практики трактуют вариативно, что порождает споры, а значит и необходимость совершенствования основного регулятора общественных отношений. Изучению права владения посвящено множество работ ученых, которые можно классифицировать по критерию преобладания права (Ганс, Пухта, Иеринг, Ленц, Беккер, Кавелин, Муромцев) факта (Виндшейд, Унгер, Дернбург, Барон) или в совокупности права и факта (Савиньи, Бринц, Бер) [1]. Ряд ученых предлагает не придавать значению «фактическое» большого смысла и проводить грань между реальным владением и правовым. Так, О. Г. Зубарева пишет: «Исходя из систематизации общих терминологических понятий, мы хотели бы обратить внимание, что не склонны вкладывать в понятие & quot-фактический"- больший смысл, чем оно того заслуживает. Фактический, в нашем понимании, значит реальный, но это отнюдь не значит & quot-не правовой& quot-» [2].
С момента принятия части первой Гражданского кодекса РФ раздел II «Право собственности и другие вещные права» начинается с регламентации права собственности (ст. 209 ГК РФ). Что касается права владения, то оно традиционно рассматривалось как правомочие права собственности и отдельно законодателем не регулировалось. В Проекте Федерального закона № 47 538−6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации& quot-» (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27. 04. 2012) (далее-проект) праву владения посвящен первый подраздел в разделе о вещных правах, при чем ст. 209 ГК РФ уже посвящена не праву собственности, а праву владения.
В соответствии с проектом, под владением следует понимать фактическое господство лица над объектом владения (п. 1 ст. 209 проекта). В Германском гражданском уложении (далее-ГГУ) законодатель прямо или косвенно не указывает на понятие владения, а фиксирует основной способ приобретения владения — установление фактической власти над вещью (п. 1 § 854 ГГУ). В следующем пункте ст. 209 проекта законодатель допустил, как мне показалось, явное противоречие, относительно роли права. С одной стороны, владение осуществимо на основании права на объект владения, с другой стороны приобретение права на объект владения не означает приобретения владения этим объектом. Получается, что право владения у приобретателя есть, и одновременно права владения нет. На мой взгляд, в этих двух нормах законопроекта как раз и конфликтуют основополагающие теории о природе владения: de facto (п. 1 ст. 209 и абз.2 п. 2 ст. 209 проекта) и de jure (абз. 1 п. 1 ст. 209 проекта). Далее законодатель говорит о том, что передача объекта владения лицом, которому принадлежит право на этот объект (включающее право владения) другому лицу не означает прекращения этого права (абз. 3 п. 2 ст. 209 проекта). В данной норме можно проследить второе столкновение понятия владения как права и владения как факта. Получается, что тот, кому принадлежит право — владелец, и тот, который фактически властвует над вещью — тоже владелец. Возможно, законодатель абз. 3 п. 2 ст. 209 проекта хотел приблизить к § 855 ГГУ, который тоже выделяет владельца de jure и владельца de facto, но указывает цель владения — интересы другого лица, которое и признается владельцем. Возможно, для более прозрачного распределения ролей следовало выделить роль непосредственного владельца, как это впервые сделано в ГГУ (ранее законодательная практика выделяла роль владельца и держателя) и как отмечает О. Г. Зубарева: «владелец наделяет вещь смыслом и целесообразностью, придает ей динамику изменения (причем может это делать непосредственно)» [3].
Владение доступно любому лицу, что следует из п. 1 ст. 210 проекта. Что касается владения одним объектом несколькими лицами, то законодатель допускает такое владение только в отношении сособственников этого объекта (абз. 2 п. 2 ст. 210 проекта), при этом, исключая владение в силу доступа к объекту в связи с наличием родственных или трудовых отношений, в том числе работниками юридического лица (п. 3 ст. 210 проекта). Получается, что в случае приобретения имущества супругом до заключения брака супруга не будет владельцем имущества супруга, одномоментно осуществляя фактическое господство над вещью. Нельзя не согласиться с мнением С. А. Зинченко и В. В. Галова, которые утверждают, что при наличии более двух субъектов правомочия владения и пользования (предполагается, что совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство супруги будут осуществлять и пользование вещью) возникает конструкция общей собственности или иных основных и вещных прав, в противном случае власть нескольких субъектов права над вещью реализовать будет не возможно [4].
В перечень объектов владения законодатель не внес новшеств, лишь уточнил на необходимость индивидуализации вещей, определяемых родовыми признаками (ст. 211 проекта). Норма п. 2 ст. 211 проекта признает объектом владения вещь, находящуюся в процессе создания. Законодатель не дает легального определения понятию «объект незавершенного строительства». В науке существует мнение, согласно которому объектом незавершенного строительства является вещь, находящаяся в процессе создания или реконструируемая [2]. Представим следующую ситуацию. Собственник передает во владение и пользование арендатору здание с условием реконструкции здания. Арендатор заключает договор строительного подряда с подрядчиком. Кто в этой ситуации будет владельцем здания? Во-первых, владельцем будет собственник в силу абз. 3 п. 2 ст. 209 проекта. Во-вторых, владельцем будет арендатор в силу договора аренды. В-третьих, владельцем будет подрядчик на основании абз. 1 п. 1 ст. 209 проекта. На этот случай законодатель пред-
ложил п. 3 ст. 209 проекта, в соответствии с которым владельцем в данной ситуации будет арендатор здания по причине наличия права, включающего правомочие владения, в отличие от подрядчика, у которого право, включающее право владения, отсутствует [13]. Получается, что право преобладает над фактом, что противоречит основной идее введения в Гражданский кодекс РФ отдельного правового регулирования, посвященного владению.
Установление фактического господства над вещью как основание приобретения владения дублируется в п. 1 ст. 212 проекта. И вновь возникает коллизия между п. 1 ст. 212 и п. 3 ст. 212 проекта. Раскрою коллизию на следующем примере. Происходит купля-продажа жилого помещения, передаточный акт подписан сторонами, однако покупатель не спешит с подачей документов в регистрирующий орган, да и продавцу не спешится с освобождением жилого помещения. В соответствии с передаточным актом владельцем является покупатель, а продавец является владельцем в связи с установлением фактического господства.
Статья 213 проекта также не отличается новизной. Собственник вправе владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом не противоречащими закону способами. Основаниями в проекте названы право собственности или иное вещное право, включающее правомочие владения и соглашение с собственником или с обладателем иного вещного права, включающего правомочие владения.
Презумпция добросовестности отмечена в ст. 214 проекта, действующая в случае, если владелец не знал и не мог знать о порочности основания его владения. Оспоримость владения возможна в суде (п. 2 ст. 214 проекта).
Что касается главы 14 «Защита владения», то многие положения этой главы можно было не включать, т. к. происходит цитирование некоторых положений Гражданского кодекса и тавтология.
Во-первых, п. 1 ст. 215 проекта схож со ст. 301 ГК РФ в части возврата и истребования, что при буквальном толковании аналогично. Во-вторых, п. 3
и п. 5 ст. 215 проекта фактически содержат одну и ту же информацию: «посредством обращения к уполномоченным органам или органам местного самоуправления». На мой взгляд следует отдельно прописывать самозащиту, которая сродни с самопомощью владельца в германской цивилистике (§ 859, 860 ГГУ) от помощи посредством обращения в уполномоченные органы, т. к. это по существу два различных порядка защиты и не следует их смешивать. В-третьих, п. 6 ст. 215 проекта и п. 3 ст. 37 Гражданского процессуального кодекса схожи в части наделения дееспособностью лиц, достигших возраста четырнадцати лет, за исключением порядка обращения этими лицами: самостоятельно или через представителя. Думается, что более данный вопрос относится к предмету процессуального права. В-четвертых, п. 7 и п. 8, как я считаю, представляют собой перефразированный вариант ст. 12 ГК РФ. В-пятых, п. 4 ст. 216 проекта и ст. 304 ГК РФ сходи по содержанию и направлены на устранение действий, не связанных с лишением владения, но препятствующих ему. В-шестых, ст. 220 проекта и ст. 303 ГК РФ посвящены расчетам при удовлетворении требования о защите владения и указывают на то, что при удовлетворении требования истца одновременно должен быть решен вопрос о возврате доходов и возмещении расходов. В-седьмых, такой же аналогией обладает и п. 2 ст. 218 проекта при сопоставлении со ст. 98 Гражданского процессуального кодекса и со ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса.
Истцом по делу о защите владения в главе 14 проекта признаются следующие субъекты: законный владелец, незаконный владелец и лицо, не являющееся владельцем (п. 2 ст. 215 проекта). Требование о защите владения предъявляется лицом, утратившим владение последним (п. 2 ст. 216 проекта), но при этом если лицо не является владельцем, то возникает вопрос о том, какую норму применять: п. 2 ст. 215 проекта или п. 2 ст. 216 проекта. Вопрос возник постольку, поскольку изменения института владения в проекте более
направлены на фактического владельца, а по смыслу п. 2 ст. 215 лицо вообще не является владельцем.
Несколько не ясной остается содержание ст. 217 проекта. Как гласит п. 3 ст. 217 проекта требовать защиты владения можно независимо от времени владения вещью. В то же время, п. 1 ст. 217 проекта устанавливает временные рамки, указывая на необходимость владения вещью в течение года (в суммарности возможно прибавление времени предыдущего владельца). На мой взгляд, такая коллизия поставит судей в тупиковую ситуацию. Возможно, в данном положении целесообразно установить право истца на защиту владения, а также обращение с этим требованием в пределах срока исковой давности, который составляет по проекту 1 год (ст. 219 проекта).
При сравнении проекта с первым разделом книги 3 Германского гражданского уложения можно отметить тот факт, что законодатель попытался приблизить модель права владения по российскому гражданскому праву к модели права владения по германскому гражданскому праву. В отличии от проекта, ГГУ детализирует приобретение владения, прекращения владения, самоуправство. В германской цивилистике определены виды владения: для другого лица, опосредованное, непосредственное, частичное владение, совладение и самостоятельное владение. В качестве порядков защиты ГГУ называет самопомощь и по средством обращения в уполномоченный орган. Таким образом, нельзя сделать вывод о попытке законодателя произвести рецепцию института владения из ГГУ в ГК РФ, однако попытка приблизить две правовые модели одной правовой системы явно прослеживается. На мой взгляд, попытка несколько не удалась, т. к. проект изменений Гражданского кодекса в части реформирования института владения содержит множество коллизий внутри рассматриваемой части изменений, что с позиции правоприменителя недопустимо во избежание возникновения споров на практике.
Я считаю, что если и прибегать к законодательной модели зарубежных стран, то ст. 2228 Гражданского кодекса Франции для определения права
владения наиболее удачная: «Владение есть обладание (держание) или пользование вещью либо правом, если эта вещь находится в наших руках или если это право осуществляется нами лично либо через посредство другого лица, у которого находится вещь или которое осуществляет право от нашего имени». Данная норма наиболее удачно раскрывает понятие владения, которое включает в себя совокупность права и факта, что практическая часть цивилистики показывает, а не стремиться к определению понятия владения как фактического господства [12]. Брунс Карл-Георг выдвинул следующую мысль, которая отображает содержание владения: «можно на вещи стоять, лежать, сидеть без всякого участия души, но иметь, держать вещь можно, только обладая волею на это: Говорить о держании, совершенно устранив какую бы то ни было волю, просто нелепо и противно смыслу слов. Если я случайно остановлюсь на улице пред открытым и пустым домом, то я имею физически, фактически возможность исключительного распоряжения им, но было бы безумием назвать меня держателем дома: Простое физическое отношение господства может быть юридически принимаемо во внимание в том случае, если с ним связана воля», а воля, как раз и выражается в праве.
Список литературы:
1. Васьковский Е. В., Учебник гражданского права / Под ред. Ем В. С. М., 2003.
2. Зубарева О. Г. Владение и его конструкция в гражданском законодательстве Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2003. С. 63 — 64.
3. Зубарева О. Г. Владение и его конструкция в гражданском законодательстве Российской Федерации: Автореферат дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2003. С. 16.
4. Зинченко С. А., Галов В. В. Понятие права общей долевой собственности и ее методологическое значение // Закон. 2008. N 3. С. 109 — 121.
5. Валеев Р. А., Понятие объекта незавершенного строительства // Цивилист. Информационный банк «Юридическая пресса» Консультант плюс. (дата обращения: 14. 04. 2014).
6. Проект Федерального закона № 47 538−6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации& quot-» (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27. 04. 2012)
7. Гражданский кодекс Российской Федерации.
8. Германское гражданское уложение.
9. Гражданский процессуальный кодекс.
10. Арбитражный процессуальный кодекс.
11. Гражданский кодекс Франции.
12. Медведев С. Н. Владение в итальянском гражданском праве // Северо-Кавказский юридический вестник. 2011. № 2. С. 31−34.
13. Медведев С. Н. Конструкция владения в новейших кодификациях гражданского права // Северо-Кавказский юридический вестник. 2011. № 3. С. 32−36.
14. Медведев С. Н. Проблемы римского владения // Северо-Кавказский юридический вестник. 2012. № 1. С. 65−69.
УДК 338. 24
ГЕЙМИФИКАЦИЯ КАК ИНСТРУМЕНТ КОРПОРАТИВНОЙ КУЛЬТУРЫ GAMIFICATION — THE INSTRUMENT OF CORPORATE CULTURE
Аванесян Л. А.
Южно-Российский институт-управления РАНХиГС
Avanesyan L.A. The South Russian institute of management RANEPA
В статье рассматривается инструмент корпоративной культуры — геймификация. Раскрыто предназначение геймификации в организации, ее влияние на психологический климат, а также принципы. Представлены методы внедрения элементов данного инструмента в практику управления.
Ключевые слова: геймификация, корпоративная культура, вовлеченность сотрудников, инструмент.
The article analyses instrument of corporate culture — the gamification and its influence on the psychological climate of the organization. The gamification principles are revealed, as well as its purpose. The article presents methods of introducing the elements of this instrument in the enterprise.
Key word: gamification, corporate culture, involvement of employees, instrument.
Досуг и работа, игра и работа, интерес и работа — как часто мы противопоставляем эти понятия, в то время как они совершенно необязательно должны противопоставляться.
«Относись к работе, как к игре. И тебе никогда не придется жаловаться на трудную работу». Сегодня этот тезис медленно, но верно, приобретает мировой масштаб и носит имя «геймификация» [1].
Применение игровых приемов в неигровых процессах, или геймифика-ция, будучи мощным инструментом влияния на человеческое поведение, помогает повышать эффективность основных функций корпоративной культуры.
В корпоративной среде она существует достаточно давно. Соревнование заводских участков за самую высокую производительность труда, переходящее знамя, значки отличия, почетные звания — все эти инструменты, активно использовавшиеся в СССР, тоже своего рода геймификация. В постперестроечный период они обесценились, как обесценилась сама культура Советов — на первый план вышел вопрос индивидуального выживания. Сегодня, когда на рынке труда появляется все больше представителей так называемого поколения Y, выросших на компьютерных играх и социальных сетях, геймификация снова возвращается в корпоративную среду — на этот раз в виде элементов онлайн-игр, городских квестов и настольных игр (которые в молодежной среде неожиданно получили название «социальных»). Она фактически приобретает статус новой научной дисциплины, так на Западе уже читаются университетские курсы по геймификации [2, 247].
Хорошо, когда благоприятная атмосфера в компании уже сложилась, и новые сотрудники отбираются с учетом ее особенностей, но если стихийно сформировавшаяся культура, не соответствует целям бизнеса, на помощь может прийти геймификация. Корпоративную культуру недостаточно закрепить в регламентирующих документах. Если просто озвучить ценности компании на общем собрании, не стоит ожидать, что все сотрудники немедленно
примут их как данность. Корпоративная культура формируется постепенно. Как и дерево, она может вырасти стихийно или под чутким контролем и мягким управлением «садовника» — ИЯ-специалиста. Одним из «садовых инструментов» для управления корпоративной культурой сегодня становится геймификация.
Аналитическим центром портала Rabota. ru было проведено исследование на тему нематериальной мотивации сотрудников [3]. Суть ее заключалась в том, чтобы понять, насколько НК-аудитория знакома с новым термином «геймификация», а также как часто руководители организаций применяют в своей работе этот инструмент.
Как показали результаты исследования среди кадровых специалистов, только 6% Неспециалистов знакомы с данным инструментом и активно его используют, 17% респондентов заявили, что слышали что-то об этом, а подавляющее большинство респондентов (77%) ответили, что впервые слышат о таком понятии.
Одним из успешных примеров внедрения геймификации является проект российской 1Т-компании — ЫуеТех, чьи продукты собственной разработки позволяют осуществлять коммуникацию посетителей сайта с его владельцами, тем самым повышая конверсию интернет-ресурса. Целями применения геймификации в компании стало [4]:
— Повышение скорости освоения функционала продуктов компании новыми сотрудниками.
— Повышение производительности сотрудников и отделов.
— Минимизация времени обработки показателей сотрудников за счет- автоматизации сбора и хранения информации, а также генерации отчетов для принятия решений.
Рассмотрим наиболее существенные черты геймификации, делающие ее привлекательным инструментом управления персоналом для современных компаний [5, 4].
Геймификация в корпоративной среде — это мощный инструмент признания и обратной связи. С помощью ее инструментов сотрудники постоянно получают подтверждение полезности своих действий: «да, ты делаешь все правильно, вот тебе за это награда, продолжай в том же духе». Будучи обеспеченными обратной связью, они перестают тратить свою психическую энергию на переживания и сомнения, правильно ли они поступают, а просто делают то, что требуется компании. [6, 15]
Геймификация может служить инструментом вовлечения сотрудников во взаимодействие, командную работу. Формализованные коммуникации часто вызывают стресс, неприятие, нежелание общаться иначе как по электронной почте, что приводит к снижению эффективности (про совещания в крупных компаниях ходят анекдоты) [7, 221]. Геймификация «облегчает» коммуникационное пространство и создает дополнительный стимул к общению: поделиться «лайком», похвастаться бейджем, подбросить идею на конкурс — и вот уже стало проще обсуждать рабочие вопросы с суровым вышестоящим коллегой, потому что есть опыт неформальной коммуникации с ним.
Геймификация предоставляет возможность гибкого поощрения сотрудников за игровые результаты [8, 36]. Так, в организации можно ввести виртуальную валюту, с помощью которой сотрудники будут самостоятельно вознаграждать друг друга за помощь и профессиональные достижения. Впоследствии заработанные очки обмениваются на товары и услуги в виртуальном магазине.
Для достижения положительных результатов необходимо помнить о правилах способствующих эффективному использованию геймификации.
— Награды игрокам, должны даваться только за то, что является ценностью для компании, игра должна являться продолжением бизнес-процессов компании, а не самостоятельной сущностью.
— Игра должна быть в удовольствие игрокам и повышать их мотивацию, поэтому в ней не следует использовать штрафы и взыскания.
— Игра должна поэтапно погружать игроков в контекст, а цели усложняться постепенно по мере приобретения игроками опыта.
— Игроки должны иметь возможность своевременно видеть результаты игры и статистику своего роста.
Формированию правильных ожиданий менеджеров будет способствовать понимание, что геймификация не сводится лишь к бейджам, пойнтам и наградам. Хотя они являются очень важной частью игровой механики, настоящая сила концепции заключается совсем в другом — вовлечении, визуализации, эффективном решении проблем [9, 25].
Она не является чем-то абсолютно новым, откровением последнего десятилетия. Не смотря на то, что геймификация как наука появилась совсем недавно, она основана на ранее известных изысканиях, располагается на пересечении психологии, поведенческой экономики, менеджмента и игрового дизайна.
Геймификация не является панацеей, которую можно применить в любом бизнес контексте. Например, особенно трудно применима для производственных, транспортных профессий [10].
Подводя итог, можно сказать, что геймификация — это достаточно современный и эффективный инструмент внедрения и поддержания корпоративной культуры. Его применение позволяет не только добиться, чтобы сотрудники развивались в нужном компании направлении, но и сделать их счастливее. Ведь люди, которым хорошо на своем рабочем месте, обычно работают с большим энтузиазмом, чем те, для кого работа — просто способ зарабатывать на жизнь.
Список литературы:
1. Шатилова Е., Геймификация в бизнесе: fun and profit (URL: http: //www. hr-portal. ru/blog/geymifikaciya-v-biznese-fun-profit, дата обращения: 05. 04. 2014)
2. Шатилова Е. О. Геймификация в корпоративной культуре // Управление корпоративной культурой. 2012. № 4. С. 246−248.
3. Геймификация — что за зверь? (URL: http: //www. rabota. ru/issledovanija
/rezultaty_oprosov/gejmifikatsija_chto_za_zver_. html, дата обращения:
05. 04. 2014)
4. Геймификация в деле. LiveTex (URL: http: //gliffer. ru/articles/ geymif-ikatsiya-v-dele/, дата обращения: 05. 04. 2014)
5. Зикерманн Г., Линдер Д. Геймификация в бизнесе, как пробиться сквозь шум и завладеть вниманием сотрудников и клиентов. — М.: «Манн, Иванов, Фербер», 2014.
6. Старостин А. М. Новые подходы к методологии социального управления // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2009. № 2. С. 6−20.
7. Пивоваров И. В. Вовлеченность профессорско-преподавательского со-ставакак фактор формирования креативной организационной культуры // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2013. № 3. С. 220−225
8. Манджиева Д. А. Креативно — инновационное развитие предприятия // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2010. № 4. С. 33−41.
9. Демин Д. Корпоративная культура. 10 самых распространенных заблуждений. — М.: Альпина Паблишер, 2010.
10. Геймификация. О продукте. (URL: www. pryaniky. com/ru/Product /Gamification, дата обращения: 05. 04. 2014)
УДК 35
ИТ-РЕШЕНИЯ ДЛЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
УПРАВЛЕНЦА
IT-SOLUTIONS FOR PROFESSIONAL WORKING OF MANAGER
Агаджанян А. С. студент ЮРИУ РАНХиГС
Agadzhanyan A.S. student of faculty of management of South-Russian Management Institute — branch of RANEPA
В статье раскрывается роль информационных технологий в сфере государственного и муниципального управления. Рассмотрены основные характеристики, возможности и принципы работы терминала «Призма» и ИТ-систем «Парус». Делаются выводы о целесообразности создания условий для более широкого внедрения и эффективного применения описанных автором технологий.
Ключевые слова: информационные технологии, управление, ИТ-решение, терминал «Призма», «Корпорация Парус», электронное правительство, СМЭВ.
The article reveals the role of information technology in public administration. The author considers main characteristics, abilities and principles of working of terminal «Prism» and «Parus» IT-systems. The paper presents conclusions about advisability of creating conditions for wider introduction and more effective using technologies, described by the author.
Key words: information technology, administration, IT-solution, terminal «Prism», «Parus Corporation», e-government, SMEV.
На дворе 21 век — век информационных технологий. Информационные технологии (ИТ) глубоко вошли в нашу жизнь, которая без них сейчас просто немыслима. И, конечно, ИТ не могли обойти стороной сферу государственного и муниципального управления. В связи с этим целесообразно рассмотреть некоторые новые информационные технологии, которые применяются сегодня в государственном и муниципальном управлении, понять сущность и оценить их возможности и практическую применимость.
В реестре современных информационно-компьютерных технологий выделяется система управления базами данных, представляющая собой пакет программ, предназначенных для упорядочения необходимых сведений и обеспечения доступа к ним всех должностных лиц государственного аппарата.
Широкое распространение получают технологии автоматизации офисных операций — текстовые редакторы, электронная почта, факсимильная связь и др. Они существенно сокращают объем рутинных операций, высвобождая значительную часть времени служащего для решения творческих, ответственных задач.
Большим потенциалом обладает система поддержки принятия решений. Она поставляет лицам, принимающим решения, необходимую информацию для оценки ситуации, построения моделей, разработки сценариев и т. п. [1, с. 167−168].
Новейшая информационная технология — «электронное правительство». Происходящая в последнее десятилетие смена парадигмы государственного управления, заключающаяся в рассмотрении государственных органов как управляющих структур, оказывающих специфические услуги, и переходе от «логики учреждения» к «логике обслуживания», в значительной степени происходит благодаря реализации концепции «электронного правитель-
ства» (ЭП). Сложности развития электронного правительства в России связаны с определенными факторами. Среди них:
— цифровое неравенство и инфраструктурные диспропорции-
— отсутствие межведомственной интеграции в органах государственной власти-
— административные барьеры-
— недостаточное развитие технологий обеспечения информационной безопасности-
— недостаточный уровень образования и квалификации-
— неразвитость нормативно-правового поля [2, с. 59].
Одной из основных проблем создания ЭП является то, что территориальные, отраслевые информационные системы и ресурсы не всегда интегрированы, а соответствующие ведомственные сети не сопряжены между собой и с Интернетом. Следствиями дезинтеграции становятся дублирование, «ост-ровковая информатизация», закрытость информационных ресурсов, отсутствие четко скоординированных и взаимосвязанных информационных потоков. Построенные ведомственные сети закрыты друг от друга, не сформировано единое информационное пространство, позволяющее производить обмен электронными документами.
В решении указанных проблем большое место отводится некоторым новым ИТ-решениям, которые уже сегодня успешно внедряются в сферу государственного и муниципальное управления.
Инструмент мониторинга и анализа политико-социальной активности населения в Интернет-блогах и форумах — терминал «Призма» (далее Призма), работающий на базе информационно-аналитической системы «Медиало-гия» [3, с. 373−374].
Основные характеристики терминала «Призма» и его возможности. Призма:
• предназначена для руководителей федеральных и региональных органов государственной власти-
• это инструмент оперативного анализа социальных медиа для выявления резонансных проблем и рисков и, как следствие, своевременной реакции на них-
• обеспечивает мгновенный мониторинг и оперативный анализ тональности высказываний и отношения населения к обсуждаемым проблемам-
• обрабатывает сообщения более 40 млн. русскоязычных соцмедиа: бло-гов, микроблогов, форумов и социальных сетей.
Возможности данного терминала на рис. 1.
Рис. 1. Возможности терминала «Призма»
Раскроем содержание указанных возможностей.
1. Управление репутацией. Призма анализирует интерес бло-госферы к тем или иным проблемам и предупреждает о возможных репута-ционных рисках. Терминал даёт возможность оценивать реакцию в социальных медиа на основные события и инициативы ведомства, региона, руководителя.
2. Борьба с коррупцией. Призма помогает отслеживать факты коррупции в рамках региона или ведомства и мгновенно реагировать на них.
3. Анализ социальной напряженности. Терминал оперативно отслеживает в соцмедиа активности, приводящие к росту социальной напряжённости: нагнетание беспорядков, протестные настроения, экстремизм- обсуждение уровня цен, зарплат, пенсий- проблемы ЖКХ, инфраструктуры, медицины и др.
4. Анализ предвыборных настроений. Призма позволяет оперативно отслеживать электоральные настроения в соцмедиа по отношению к основным политическим партиям и их лидерам и держать под контролем стабильную социальную обстановку в предвыборный период.
К ключевым особенностям Призмы относятся:
• круглосуточный анализ настроений в социальных медиа и выявление аномального интереса к отдельным темам-
• отслеживание тенденций в соцмедиа до попадания в СМИ-
• оперативность мониторинга — в режиме онлайн-
• оперативность анализа, недоступная при использовании других инструментов-
• настройка под задачи конкретного ведомства и руководителя.
Данное решение может быть установлено в кабинете руководителя, в
предвыборном штабе, в ситуационном центре.
Следует отметить, что Призма может быть оперативно развёрнута в течение нескольких дней, так как клиентская часть решения — брендирован-ный моноблок с предустановленным программным обеспечением. Информация может транслироваться на большой экран.
Продукт компании «Медиалогия» используется для информационного обеспечения руководства крупнейших российских компаний и органов государственной власти. Среди клиентов: Администрация Президента Р Ф, Мин-здравсоцразвития РФ, Минобороны Р Ф, Минобрнауки Р Ф, Минфин Р Ф, Минюст Р Ф, Правительство Москвы, Роснефть, Аэрофлот, ВТБ, Роснано, Сбербанк, Центральный Банк Р Ф и др. [4]
Другая компания — «Корпорация Парус».
Компания хорошо известна как поставщик ИТ-решений для широкого круга предприятий и организаций. В отечественной ИТ-индустрии «Корпорация Парус» работает 16 лет. Общее число клиентов компании — более 30 тыс. государственных учреждений и коммерческих структур. Корпорация имеет региональные отделения в 40 крупнейших городах России и странах СНГ. Дилерская сеть насчитывает около 240 компаний [5].
«Корпорация Парус» строит свою работу на следующих принципах:
— ориентация на клиентов и партнеров-
— высокое качество программных продуктов и услуг-
— развитие системы качества: ориентация на признанные модели в области обеспечения качества.
«Парус» — команда профессионалов: компания стремится к осознанному вовлечению всех сотрудников в процесс управления качеством, обеспечивает соответствующий уровень квалификации сотрудников, а также создает условия для повышения уровня их квалификации. В корпорации каждый сотрудник отвечает за качество выполненной им работы, обязуется постоянно совершенствовать свои навыки и стремиться к повышению эффективности выполняемых действий.
Традиционно важнейшим направлением деятельности «Корпорации Парус» является разработка решений для организаций сектора государственного и муниципального управления: распорядителей бюджетных средств (учредителей), финансовых органов, органов местного самоуправления, централизованных бухгалтерий, государственных и муниципальных учреждений.
Основные решения корпорации «Парус» для органов государственного и муниципального управления.
& gt- Решение «Парус — Электронный бюджет органа исполнительной власти».
Переход к «программному» бюджету в соответствии с Федеральным законом от 07. 05. 2013 № 104-ФЗ «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты в связи с совершенствованием бюджетного процесса» призван установить четкую связь между бюджетными ассигнованиями и результатами их использования в рамках формирования и исполнения бюджетов органов власти [6]. Для организации деятельности на основе программно-целевых принципов органу власти необходима информационная система, которая обеспечивает современную, более эффективную экономическую модель управления отраслью, оптимизирующую использование трех основных видов ресурсов — имущественных, кадровых и финансовых — при реализации государственных программ.
Применение решения позволяет осуществлять расчет и мониторинг показателей эффективности выполнения целевых программ, подпрограмм и отдельных мероприятий, создать комплексную систему управления ресурсами органа власти, которая отвечает всем требованиям, предъявляемым к системам класса «Электронный бюджет».
Создание централизованной облачной ИТ-системы «Парус — Электронный бюджет органа исполнительной власти» значительно упрощает электронное взаимодействие ведомства и отраслевых учреждений посредством СМЭВ с федеральными и региональными информационными ресурсами (системами федерального профильного министерства, Минфина России, налогового органа, государственных внебюджетных фондов, органа статистики, электронными платежными системами и другими ресурсами).
Рис. 3. Электронное взаимодействие с государственными информационными ресурсами [7]
Решения, которые сегодня предлагает «Корпорация ПАРУС», направлены на реализацию новых принципов государственного управления и увеличение эффективности использования общественных финансов на всех уровнях бюджетной системы страны.
& gt- ИТ-система «ПАРУС — Муниципальное управление», интегрированная с региональными и федеральными информационными ресурсами на базе СМЭВ.
В соответствии с требованиями Федерального закона № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» региональные и муниципальные органы власти с 1 июля 2012 г. перешли на оказание услуг на основе межведомственного электронного взаимодействия [8]. Именно СМЭВ является инструментом, предназначенным для организации взаимодействия информационных систем органов и организаций не только при предоставлении государственных и муниципальных услуг, но
и при исполнении любых государственных и муниципальных функций. Система обеспечивает беспрепятственный обмен данными между федеральными и региональными учреждениями. Эта же система связывает ведомства с порталом госуслуг [9, с. 168]. Однако в большинстве субъектов РФ интенсивность обращения к электронным сервисам федеральных органов власти крайне низка. За первые три месяца, прошедшие с момента запуска СМЭВ на региональном уровне (с 1 июля 2012 г.) в 51 регионе из 83 количество обращений к федеральным сервисам не превысило 10 тыс., а у 32 регионов количество таких обращений за этот же период составило менее 1 тыс. [10−13] Одной из существенных причин низкой активности использования СМЭВ в субъектах РФ является отсутствие у органов МСУ — основных поставщиков и потребителей электронных услуг — собственных ведомственных информационных систем, интегрированных со СМЭВ.
Наладить эффективное информационное взаимодействие между органами власти всех уровней при оказании государственных и муниципальных услуг позволит создание «облачной» ИТ-системы «Парус — Муниципальное управление».
Данная ИТ-система позволяет решить сразу несколько задач.
1. Органы МСУ получают удобный и эффективный инструмент для ведения муниципального учета.
2. Решается проблема организации оперативной отработки органами МСУ различных запросов, предоставления документов и сведений, которые необходимы муниципальным, региональным и федеральным органам власти для оказания электронных услуг и принятия управленческих решений.
Выступая в процессе межведомственного электронного взаимодействия в роли ведомственной информационной системы, «Парус — Муниципальное управление» обеспечивает не только учет и хранение в электронном виде муниципальных документов и сведений, но и автоматическую приемку
запросов других органов власти и отправку ответов на запросы посредством СМЭВ.
3. Система позволяет автоматизировать сам процесс предоставления муниципальных услуг включая мониторинг исполнения регламента по каждой заявке, зарегистрированной на региональном портале государственных и муниципальных услуг.
4. Решение открывает органам МСУ доступ посредством web-сервисов к информации из федеральных ресурсов (система обеспечивает автоматизированное получение информации через СМЭВ). У органов МСУ появляется возможность актуализировать сведения по земельно-имущественному комплексу — основному источнику дохода муниципалитета — с данными Росре-естра, чтобы устранить несоответствия, возникающие из-за несовпадения данных налогового и реестрового учета, ошибок, связанных с характеристиками использования земли, и в силу других причин. Это позволит органам МСУ значительно облегчить вопрос мониторинга своей налогооблагаемой базы, повысить качество налогового администрирования и решить задачу повышения доходности местных бюджетов.
& gt- Решение «ПАРУС — Электронный муниципалитет».
«ПАРУС — Электронный муниципалитет» — информационная система, обеспечивающая администрацию муниципального образования актуальной комплексной информацией для своевременного и качественного решения вопросов местного значения и предоставления муниципальных услуг.
Использование системы позволяет значительно повысить эффективность работы органа МСУ в рамках реализации его основных полномочий, включая формирование и исполнение бюджета, администрирование местных налогов и сборов, управление муниципальным имуществом, муниципальный жилищный контроль.
Функциональные возможности системы обеспечивают:
• учет сведений о гражданах, проживающих на территории муниципального образования (ФИО, адрес, ИНН, сведения о пребывании, пенсии, образовании, трудовой деятельности, иждивенцах) и формирование перечней различных социальных групп населения-
• учет объектов недвижимости (земельных участков и объектов капитального строительства), находящихся как в частной, так и в муниципальной собственности-
• интеграция сведений о земельных участках с публичной кадастровой картой Росреестра для сопоставления сведений муниципального учета с данными государственного кадастра недвижимости-
• учет реквизитов документов, а также копий самих документов (решений, разрешений), возникающих в результате повседневного исполнения администрацией муниципального образования своих функций и предоставления муниципальных услуг.
В 2012 году «Корпорация ПАРУС» заключила партнерское соглашение с компанией «Ростелеком» о сотрудничестве в области разработки прикладных сервисов для оказания государственных и муниципальных услуг в электронном виде, а также автоматизации функций органов государственной власти субъектов РФ и органов МСУ на базе региональной инфраструктуры электронного правительства с использованием программно-технических решений «ПАРУС».
В течение трех лет компания «Парус-Дон» реализует проект внедрения в Министерстве образования Ростовской области и подведомственных ему учреждениях комплексного решения на базе программных продуктов «Парус» — «Планирование и финансирование», «Сведение отчетности» и «Учет бюджетных обязательств». Как отмечает руководитель отдела федеральных проектов компании «Парус-Дон» Р. А. Шаповалов, теперь образовательные учреждения области работают в единой системе, что позволяет Министерству образования не только контролировать эффективность расходования
подведомственными учреждениями выделенных бюджетных средств по факту, но и более точно прогнозировать кассовый расход учреждений. Раньше контролирующие лица получали информацию раз в квартал из отчетности, теперь же в любой момент времени могут оценить предстоящие расходы каждого учреждения и принять необходимые регулирующие меры [11 -12].
Иначе говоря, внедренное в Министерстве и большинстве отделов образования Ростовской области решение обеспечивает полноценный учет всей планово-экономической деятельности, включая учет принятых бюджетных обязательств, финансирование на основе денежных обязательств, сбор и утверждение планов финансово-хозяйственной деятельности и других видов отчетности, в том числе статистической.
На сегодняшний день ИТ-решения «Парус» используют: Высший Арбитражный Суд Р Ф, Генеральная прокуратура РФ, Министерство здравоохранения РФ, Министерство культуры РФ, Министерство образования и науки РФ, Министерство энергетики РФ, Министерство юстиции РФ, Федеральная таможенная служба, Министерство образования Ростовской области, Управление Судебного департамента в Ростовской области, а также Муниципальные образования Костромской области, Краснодарского края, Пензенской области, Республики Дагестан, Тамбовской области и др.
Таким образом, в сфере государственного и муниципального управления активно внедряются современные информационные технологии (терминал «Призма», ИТ-решения «Парус»), позволяющие повысить качество государственного и муниципального управления, эффективно решать некоторые важные проблемы, с которыми сталкиваются органы государственной власти и местного самоуправления. В ближайшем будущем вполне вероятно создание условий для более широкого внедрения и эффективного применения этих ИТ-решений.
Список литературы:
1. Зинченко Г. П., Зинченко Я. Г. Государственная служба: социологические очерки: монография. М., 2013.
2. Никитаева А. Ю. Потенциал электронного правительства в модернизации российской промышленности // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2012. № 2. С. 58−64.
3. Базенков Н. И., Губанов Д. А. Обзор информационных систем аннализа социальных сетей // Управление большими системами: сборник трудов. 2013. № 41. С. 357−394.
4. Официальный сайт информационно-аналитической системы Медиало-гия. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //elect. mlg. ru/
5. Официальный сайт компании «Корпорация Парус». [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. parus. ru/
6. Федеральный закон от 07. 05. 2013 № 104-ФЗ «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты в связи с совершенствованием бюджетного процесса» // СПС «КонсультантПлюс».
7. Официальный сайт компании «Корпорация Парус». [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. parus. com/solutions/gov/612/
8. Федеральный закон от 27. 07. 2010 № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» // СПС «КонсультантПлюс».
9. Зинченко Г. П., Зинченко Я. Г. Государственная служба: социологические очерки: монография. М., 2013.
10. Совершенствование государственного управления: портал административной реформы. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //ar. gov. ru/gos_uslugi03_mezhvedomstvennoe_vzaimodeistvie/interfax. ru/sp ravkinet/
11. Кравченко А. Г. Технология дебюрократизации механизма предоставления государственных услуг в свете реализации программы электронного правительства РФ. «Северо-Кавказский юридический вестник» 2013 г С. 18−22.
12. Бакушев В. В., Григорьев Е. С. Электронные технологии в государственно-политической и системной управленческой деятельности аппаратов: оценка предпосылок // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2009. № 1. С. 56−61.
УДК 35. 08−057. 177
ПСИХОДИНАМИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПЕРСОНАЛА КАК ИНСТРУМЕНТ ЭФФЕКТИВНОГО МЕНЕДЖМЕНТА PSYCHODYNAMIC METHODS OF RESEARCH PERSONNEL AS A TOOL FOR EFFECTIVE MANAGEMENT
Бабаян А. Р. студентка ЮРИУ РАНХиГС
Babayan A. R.
Student of the Russian Institute of Management & quot-Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration& quot-
В статье рассматривается теория психодинамики с точки зрения бизнес — контекста. Анализируются психодинамические методы, с помощью которых можно провести исследование персонала при отборе, подборе и найме. Приводятся аргументы, подчёркивающие важность психодинамичес ких особенностей функционирования персонала.
Ключевые слова: психодинамика, менеджмент, персонал организации, психодинамические методы исследования.
The article discusses the theory ofpsychodynamics in terms of business context. This work analyzes psychodynamic techniques which help to explore the staff in the selection, recruitment and hiring. The article provides the arguments which focus on the importance of the staffpsychodynamic features.
Key words: management- psychodynamics- staff of the organization- psy-chodynamic methods.
Люди рождаются не слишком похожими друг на друга, их природа бывает различна, да и способности к тому или иному делу также. Поэтому можно сделать все в большем количестве лучше и легче, если выполнять одну какую-нибудь работу соответственно своим природным задаткам. (Платон) Проблема представления личности человека в ее психодинамическом аспекте всегда являлась центральной, с тех пор как появились первые обобщения психических процессов в более сложные подструктуры вплоть до окончательного их синтеза в единой личностной структуре.
Психодинамика (psychodynamics) — один из важнейших аспектов психоаналитической теории, объясняющий феномены мышления, чувств и поведения как психические проявления, возникающие в результате взаимодействия противоположно направленных мотивационных сил. Основное внимание психодинамики нацелено на изучение взаимных влияний различных побуждений, выяснение сущности психических процессов, развития, прогресса, регресса и фиксации деятельности [1, 67]
Из этого определения следует, что психодинамика по существу является универсальной теорией психического, так как объясняет практически все феномены, а именно познание (мышление), чувства (эмоции) и волю как основной компонент регуляции поведения.
Постулаты психодинамики связаны с концепцией трехкомпонентной структуры психического аппарата, лежащие в основе психоанализа З. Фрейда. Каждый психический феномен несет в себе представительство всех трех сфер психического аппарата. Напряжение в структуре Оно принуждает к поискам удовлетворения желаний, то есть к разрядке. Я оценивает степень безопасности или угрозы, возникающей при вознаграждении желаний, препятствия и искажения на путях разрядки и в конечном итоге приводит к разрядке в соответствие с требованиями реальности и Сверх-Я. [2, 14]. Противостояние этих
двух сфер приводит к возникновению внутреннего конфликта, попытки его бессознательного разрешения могут проявляться в сознании в виде осознаваемого невротического симптома.
Исходя из этого текста, уже может сложиться впечатление, что Психодинамика это некий специфический механизм, начинающий свое функционирование со вступления во взаимодействие противоположных мотивацион-ных сил. С точки зрения классического психоанализа, возможно, так и есть. З. Фрейд неоднократно подчеркивал, что внутренний конфликт личности как неизбежность конфликта между личностью и обществом лежит в основе практически любого психического проявления.
Значительная часть практикуемых сегодня форм обучения, семинаров, курсов повышения квалификации и прочих мероприятий не позволяет обучившимся производить прогрессивные изменения в своих умениях и навыках, т. е в своей работе, управленческой практике [3]. Часто сотрудники после повышения квалификации или прохождения переподготовки по возвращению к своей деятельности работают также, как и прежде. Очевидно, что в ближайшей перспективе повышение квалификации работника до высшего уровня собственными силами работодателя выглядит как иллюзия. [4, 111] В связи с этим следует обращать особое внимание на способности работника ещё при найме его на работу [5].
Психодинамический подход хорошо зарекомендовал себя в решении задач, связанных с оценкой личностного потенциала сотрудников и прогнозом их поведения в различных рабочих ситуациях. Необходимо обозначить разницу между объективной оценкой результата деятельности и оценкой психологических свойств личности сотрудника.
В оценке личностного потенциала психодинамический подход стоит в некоторой оппозиции к поведенческому и типологическому подходу, и в своей основе базируется на психоаналитически ориентированном воззрении на личность индивида, ее структуру и причинность поведения. В психодинами-
ке принято отталкиваться от того, что поведение человека в большей степени является предопределенным, и менее произвольным или случайным. Оценка личностного потенциала позволяет спрогнозировать успешность решения сотрудниками поставленных задач и то, какой ценой они будут достигнуты.
Согласно психодинамике базовым и предопределяющим структурным элементом выступает неосознаваемый уровень, на котором в роли «серого кардинала» личности действуют актуальные бессознательные потребности. [6, 26]. Следуя принципам психодинамического подхода, при решении поставленных перед сотрудником задач важно исследовать психологические свойства на всех уровнях личности. На практике это реализуется в том, что мы должны использовать диагностические инструменты, которые позволяют выявить содержание каждого уровня структуры личности.
Для исследования бессознательных тенденций в психологии разрабатываются проективные методы исследования (методы исследования личности). [7] Таких методик существует достаточно большое количество, но по причине сложности проведения исследований и более существенных требований к квалификации работающего с ними специалиста, лишь некоторые из них подходят для использования в ситуации бизнес — контекста. Проективные методы позволяют отчасти избежать контроля сознания и напрямую пробиться на уровень глубинных особенностей и противоречий.
Одной из основных методик диагностики психодинамических свойств личности является созданный Б. Н. Смирновым опросник, который направлен на определение базовых психодинамических свойств, обусловливающих специфику деятельностного личностно-группового стиля.
Сотруднику предлагается ответить на вопросы, касающиеся обычного способа поведения и дать первый естественный ответ, который придет в голову. Полученные ответы оцениваются по шкале экстраверсии, то есть выявляется отношение сотрудника к окружающим его людям, ригидности- состояния, при котором наблюдается снижение переключаемости, приспособляе-
мости психических процессов к меняющимся условиям среды, эмоциональной возбудимости, темпов реакции и активности.
Проверка результатов тестирования начинается с определения достоверности ответов испытуемого по показателю искренности. Для этой цели по данному показателю подсчитываются числа совпадающих ответов «да» на поставленные вопросы. Полученные числа умножаются на соответствующие коэффициенты (3, 2 или 1 балл). То же самое делают с ответом «нет». После этого подсчитывается общая сумма баллов за ответы «да» и «нет». Если общая сумма составит 13−20 баллов, то это означает, что ответы вполне достоверны. При 8−12 баллах ответы сомнительны, при 0−7 баллах — недостоверны.
Ключ к обработке результатов теста
№ Свойства темперамента Ответы & quot-Да"- Балл Ответы & quot-Нет"- Балл
1 Экстраверсия 1, 7, 13, 19, 25, 31, 37 3 2 1
4,43 2
2 Ригидность 8, 26, 32 3 37 2
2, 14, 20, 38, 44 2 19, 46 1
3 Эмоциональная возбудимость 15, 21, 33, 39, 45 3
3, 9 2
27 1
4 Темп реакций 4, 16, 28 3
10, 22, 34, 40, 46 2
17, 29, 37 1
5 Активность 5, 11, 17, 23, 29, 35, 41, 47 3 38 1
10 1
6 Искренность 30, 36, 42, 48 3 23 1
6, 12 2
17, 24, 25 1
Аналогично описанному выше производится подсчет общей суммы
баллов по остальным показателям, то есть свойствам темперамента. Затем, руководствуясь данными, приводимыми в таблице, определяется степень выраженности каждого из психодинамических свойств.
Выводится средняя оценка на каждого испытуемого и выявляются явные зоны выраженности темперамента. Оценка производится по показателям уровней.
Средние оценки и зоны выраженности свойств темперамента
Экстраверсия Ригидность Эмоциональная возбудимость Темп реакции Активность
22−26 (очень высокая) 16−23 (очень высокая) 18−20 (очень высокая) 20−22 (очень быстрый) 24−26 (очень высокая)
17−21 (высокая) 16−23 (очень высокая) 18−20 (очень высокая) 20−22 (очень быстрый) 24−26 (очень высокая)
12−16 (средняя) 7−11 (средняя) 8−13 (средняя) 9−13 (средний) 14−16 (средняя)
7−11 (высокая ин-троверсия) 3−6 (высокая пластичность) 4−7 (высокая эмоциональная уравнове-шанность) 5−8 (медленный) 9−13 (низкая)
0−6 (очень высокая интроверсия) 0−2 (очень высокая пластичность) 0−3 (очень высокая эмоциональная уравновешанность) 0−4 (очень медленный) 0−8 (очень низкая)
Одновременное исследование бессознательной сферы и наблюдаемого поведения также важно, как и проверка фундамента дома при строительстве. Дома строятся снизу-вверх, от фундамента и свай к стенам и крыше. Аналогично рассматривается построение личности в психодинамическом подходе, от бессознательного к очевидному, от более ранних психических образований к текущему состоянию индивида (работника).
Необходимо понимать, что любые личностные опросники способны отразить и дать нам представление субъективно переживаемом уровне личности сотрудника. Так как отвечая на конкретные вопросы, человек выкладывает элементы сознательных представлений о самом себе и привычках взаимодействия с другими. Эти представления могут быть согласованы с его бессознательной сферой, а могут и конфликтовать[8]. И еще они могут осознанно искажать представление самого себя с целью произвести желаемое впечатление. Тем самым следует всегда иметь в виду, что сколь бы ни был надежен и правилен любой опросник, он всегда представляет собой презентацию человеком себя. А из мира бизнеса нам известно, что презентации бывают разные, более или менее объективно отражающие реальное положение вещей.
Проведя исследование и опираясь на труды большинства ученых можно сказать, что с точки зрения эффективного менеджмента методика оценки,
основанная на принципах психодинамики, позволяет наиболее целостно и всесторонне исследовать эмоционально-динамические особенности личности и на их основе прогнозировать совокупность моделей поведения индивида.
Большинство профессиональных психодиагностических инструментов требуют серьезной квалификации специалиста для свободной работы с ними. Тем не менее, проведя ряд статистических исследований с целью выявления психологических факторов успешности в конкретной компании, можно сформировать набор четких критериев для решения задач отбора кандидатов при найме, формировании кадрового резерва. В таком случае специалисту ИЯ-подразделения нет необходимости заниматься детальным качественным анализом результатов психологической оценки, достаточно, основываясь на выверенных расчетах, критериально дать оценку «да», «нет».
Специалисты сферы оценки персонала должны как минимум разбираться в назначении методик психологического исследования, понимать сферу и цели их использования, возможности и ограничения. Здравомыслящий подход профессионала будет выражаться в отсутствии культа относительно какой-то одной методики, которую он будет считать универсальной и отвечающей на все вопросы. Важно помнить, что совершенствующийся профессионал в любой сфере деятельности в больше степени подобен ученому, чем религиозному фанатику. Он понимает, что каждой задаче свой закон и свои формулы решения.
Чем лучше мы понимаем личность конкретного сотрудника и знаем условия среды, в которых ему необходимо действовать, тем точнее и достовернее будет наш прогноз его решений и поступков и тем эффективнее мы организуем менеджмент.
Список литературы:
1. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. Питер. 2006. С. 105
2. Шаранов Ю. А. Современные представления и атрибуты психодина мического подхода в психологии // Проблемы развития современных психодинамических концепций в России и за рубежом: Материалы межвузовской научно-практической конференции. Санкт-Петербургский институт психологии и акмеологии. 2010. С. 25
3. Шпекторенко И. В. К проблеме компетентностной сущности профессионального опыта кадров // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2012. № 3. С. 31−39.
4. Черкасова Т. П. Роль непрерывного образования в формировании современных компетенций муниципального служащего // Местное самоуправление в России: итоги реформы и перспективы развития. Материалы научно-практической конференции. Ростов н/Д. 2013. С. 334.
5. Иванова Л. Л. Надежность кадрового состава государственной службы как составляющая кадровой безопасности // Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал). 2011. Т. 8. № 4. С. 70.
6. Тавтилова Н. Н Психодинамический подход в психологии // Актуальные вопросы современной психологии: материалы II междунар. науч. конф. Челябинск. 2013. С. 25−28.
7. Постерников Е. Психодинамический подход в оценке персонала: теория и практика // HRMagazine. 2010. № 1. URL: http: //www. hrm. ua/article/istinnie_motivi (дата обращения: 30. 03. 2014).
8. Швец Л. Г. От управления персоналом и кадровой работы — к управлению человеческими ресурсами. Концепция HR-менеджмента // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2013. № 3. С. 182−191.
УДК 336. 228. 42
НАЛОГ НА РАЗВОД: КРАЙНОСТЬ ИЛИ ВОЗМОЖНОСТЬ УБЕРЕЧЬ СЕМЬИ
TAX ON DIVORCE: EXTREME OR THE ABILITY TO PROTECT YOUR
FAMILY
Степачкова Ю. А.
Канищева А. С.
Южно-Российский институт-управления филиал РАНХиГС при Президенте РФ
Stepachkova Y. A.
Kanischeva A. S.
South-Russian Institute of management Russian Academy of
national economy and state service under the President of theRussian Federation
В статье рассматривается проект «Концепции государственной семейной политики РФ на период до 2025 года». Рассмотрены причины разводов и методы решения задачи по укреплению института брака. Предлагается увеличить государственную пошлину за развод, чтоб институт семьи стал крепче. Следовательно, налог на развод будет благотворно влиять на общество и его экономическую составляющую.
Ключевые слова: семья, развод, причины развода, налог на развод, алименты.
The article considers the draft concept of the state family policy of the Russian Federation for the period till 2025». Causes of divorce and methods of solving the task of strengthening the institution of marriage. It is proposed to increase the state duty for divorce, that the institution of the family has become stronger. Consequently, the tax divorce will positively affect society and its economic component.
Key words: family- divorce- causes of divorce- the tax on divorce- child support.
В статье рассматривается проект «Концепции государственной семейной политики РФ на период до 2025 года», подготовленный рабочей группой Координационного совета при президенте, отвечающего за реализацию семейной политики. Руководила работой Елена Мизулина, глава комитета Госдумы по делам семьи, женщин и детей. По ее словам, проект разрабатывался на протяжении пяти лет с привлечением общественности, экспертов и специалистов и сейчас является «приглашением к дискуссии». Обсуждение продлится до июня 2014 года [1]. Указанная проблематика рассмотрена в разной степени в статьях А. И. Овчинникова [2], Г. Г. Небратенко [3], А. Е. Тарасовой, Е. В. Мясниковой [4].
Премьер-министр выступил в ответ на инициативу увеличить размер госпошлины за развод до 30 тысяч рублей. «Мне представляется, что просто по решению правительства или по инициативе Совета Федерации сделать этого нельзя, мы должны этот вопрос обсудить, у нас есть экспертные площадки, в том числе «Открытое правительство& quot-«, — сказал Медведев. [5]
В настоящее время, согласно статье 333. 26 Налогового кодекса РФ, госпошлина за расторжение брака составляет 400 рублей с каждого из супругов в случае развода по взаимному согласию или в судебном порядке, либо 200 рублей при разводе, когда один из супругов признан недееспособным или осужден на длительный срок лишения свободы [6].
Авторы 25-страничного документа предлагают, в частности, следующие методы решения задачи по укреплению института брака и сокращения числа разводов:
• «налог на развод», то есть введение специального федерального сбора, взимаемого при разводе (эти деньги предлагается пустить на оказание помощи детям, чьи родители уклоняются от выплаты алиментов),
• установление минимального размера алиментов, выплата которых не должна зависеть от наличия или отсутствия дохода у родителя, обязанного уплачивать алименты- ограничение прав неплательщиков алиментов на приобретение ими движимого и недвижимого имущества, а также туристических путевок,
• внедрение службы медиации для разрешения внутрисемейных конфликтов, предупреждения поспешных разводов.
Если верить статистическим данным, в США разводятся 46% супружеских пар, в Англии — 42%, во Франции 38%. Обратимся непосредственно к данным Росстата: каждый второй брак распадается — в 2012 году на 1 213 616 браков пришлось 641 981 разводов (52. 8%). Однако пик разводов пришелся на 2010 год, когда распадался на 153 406 разводов было зафиксировано 185 969 браков, что составляло 83% [7].
В динамике статистика числа разводов стала индикатором разрушения семейных ценностей, причем начало этих процессов приходится на самое начало эпохи застоя — в 70-х годах прошлого века. Особенность разводов последних десятилетий в росте доли тех, кто в качестве причин разводов называл алкоголизм или наркоманию (рост с 33% до 51% за период 1990 по 2007), отсутствие собственного жилья (с 21% до 41%) и невозможность прокормить семью (с 8% до 29%). (Опрос ВЦИОМ февраль 2007) [8].
Среди других частых причин развода названы:
1. вмешательство родственников в дела семьи (18%).
2. невозможность иметь детей (10%),
3. длительное раздельное проживание (8%).
Вообще же психологи выделяют шесть главных причин для развода.
1. Неготовность пары к семейным отношениям.
2. Несовместимость взглядов и характеров.
3. Деньги (брак по расчету, нехватка денег в семейной казне,
больший доход у жены).
4. Пагубная привычка супруга. Алкоголизм, наркомания, болезненное пристрастие к азартным играм (в большинстве своем присуще мужчинам).
5. Супружеская неверность.
6. Сексуальная несовместимость (разность в темпераментах). Есть возможность обратиться за помощью к сексопатологу, но многие считают это постыдным для себя, именно поэтому не обращаются к специалисту.
Социологи по этому случаю упоминают также и совместное проживание супругов с родителями, рождение ребенка в первый год совместной жизни [9, С. 215].
Итак, в основе нынешней концепции налога на развод лежит идеология семейных ценностей. Но возникает вопрос: Не обернется ли сложность развода ускоренным отмиранием института брака? Собственно, зачем терять свободу, когда потом за нее придется платить, пусть даже символическую цену? Однако простота и дешевизна процедуры развода, на наш взгляд, обесценивает отношения. Многие воспринимают первый, второй брак как некую тренировку перед чем-то значимым, настоящим. Значит, люди перестали относиться к браку серьезно. Как только в семье начинаются проблемы, супруги обращаются в ЗАГС, разводятся. Но ведь от таких союзов успевают родиться дети, которые потом или растут в неполных семьях, или их воспитывают чужие люди — отчимы, мачехи, и это сказывается на психологическом состоянии ребенка в целом. Между тем над любыми, даже самыми счастливыми отношениями нужно работать. Семья — это именно компромисс и взаимные уступки. Именно поэтому в рассматриваемый в работе проект предложено внедрение службы медиации для разрешения внутрисемейных конфликтов, предупреждения поспешных разводов. Может, если люди не понимают этого сердцем, они почувствуют это своими финансами и, вместо того чтобы разводиться при первых же трудностях, начнут учиться
вместе преодолевать их. Заметим, что в мусульманских странах, где разводиться не принято, рождаемость намного выше нашей. Поэтому чем больше препятствий на пути к распаду семьи, тем лучше.
Итак, в России, как и во многих странах мира, сложилась сложная демографическая ситуация. Так, количество разводов в скором времени могут приблизиться к количеству браков. Государству не безразлично состояние общества и семьи, как его ячейки, судьбы подрастающего поколения. И конечно, руководители страны ищут способы защитить институт семьи, защитить детей от воспитания в неполных семьях и неуплаты алиментов.
Однако 30. 000 руб. — это существенная сумма. Для некоторых регионов — это полугодовая заработная плата. Да и для жителей крупных городов сумма существенна, если восполнить, что тот же секретарь суда, где собственно и происходит большинство разводов, получает 7 — 9 тыс. руб. в месяц. Мы считаем, что налог на развод должен составлять не 400 р., но и не 30. 000р, а предположим, сумму месячных заработанных выплат супругов, а в случае, если кто-то из них не работает-взымание с него средней заработной платы по данному региону. Это сможет сбалансировать ситуацию в институте брака.
Что касается алиментов, то сегодня статистика выплаты алиментов в России такова: они положены двум миллионам детей, а реально получают их примерно 65 тысяч. Безответственные папы и мамы задолжали своим детям около десяти миллионов рублей. Количество злостных неплательщиков алиментов, по данным Генпрокуратуры Р Ф, растет с каждым годом. Так, если в 2009 г. в производстве органов дознания Федеральной службы судебных приставов (ФССП) находилось более 53 тыс. уголовных дел в отношении алиментщиков, то в 2010 г. их число превысило 61 тыс., а в 2011 г. — 71 тыс.
[9].
Выяснив количество разводов и проанализировав выдвинутое нами предложение, несложно выявить, что налог на развод является благотворным влиянием на общество и его экономическую составляющую. Мы надеемся,
что количество разводов после выхода нового закона на развод снизится, а благодаря высокому налогу, государство поддержит семьи, в которых не выплачиваются алименты.
Список литературы:
1. Нехезин В. Будет ли в России «налог на развод»? URL: http: //www. bbc. co. uk/russian/russia/2013/06/130 605_famuy_legislation_draft. sht ml, 6. 06. 2013.
2. Овчинников А. И. Модернизация семейного права как вызов национальной безопасности России // Северо-Кавказский юридический вестник. 2010. № 2. С. 26−32.
3. Небратенко Г. Г. Институт семьи в обычном праве донских казаков (XVI-начало XX вв.) // Северо-Кавказский юридический вестник. 2012. № 3. С. 19−23.
4. Тарасова А. Е., Мясникова Е. В. Правовые категории «семья» и «члены семьи» в семейном, гражданском и жилищном праве: проблемы соотношения// Северо-Кавказский юридический вестник. 2013. № 1. С. 51−60.
5. О повышении стоимости расторжения брака в России: мнения. URL: http: //www. iarex. ru/interviews/41 521. html, 25. 09. 2013.
3. Консультант Плюс. URL: http: //www. consultant. ru/
6. Причины расторжения брака. URL: http: //www. center-yf. ru/data/Yuristu/Prichiny-rastorzheniya-braka. php, 07. 11. 2013.
7. По данным Росстата, каждый второй брак распадается. URL: http: //solitarius. ru/public/34 420. htm, 03. 02. 2013.
8. Карабанова О. А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования. — М.: Гардарики, 2005.
9. Гомзикова C. Алименты особого режима. URL: http: //svpressa. ru/society/article/72 987/, 23. 08. 2013.
УДК 94(470): 321
ФЕВРАЛЬ 1917 Г. В РОССИИ И СОБЫТИЯ В ФЕВРАЛЕ 2014 Г. НА УКРАИНЕ: ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ. FEBRUARY 1917 IN RUSSIA AND EVENTS IN FEBRUARY 2014 IN THE UKRAINE: GENERAL AND SPECIAL POINTS.
Ковалева Н. Д., Сердюкова Е. А. Студентки факультета управления,
Группы МБ-413 ЮРИУ РАНХиГС при Президенте Российской Федерации
Kovaleva N.D., Serdyukova E.A. student'-s faculty of management, group MB-413 Southern- Russian institute of management Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration
В статье анализируется общее и особенное в Февральской революции 1917 г. в России и в событиях февраля 2014 г. на Украине, причины февральской революции 1917 г. и причины событий на Украине в феврале 2014, а также возможный прогноз событий на Украине.
Ключевые слова: Россия, Украина, Революция 1917 года, В.Ф. Януко-
вич.
This article analyzes the general and specific points in the revolution of 1917 in Russia and in the events of February 2014 in the Ukraine, the causes of the February Revolution of 1917 and the causes of events in the Ukraine in February 2014, potential alliance partners of the revolution, as well as possible forecast of the events in the Ukraine.
Keywords: Russia, Ukraine, the Revolution of 1917, Viktor Yanukovych
«Кто может быть вполне уверен, что, зажигая маленький костер революции, он не кладет начало огромному пожару?».
Питирим Сорокин
Цель нашего доклада — выявить общее и особенное в Февральской революции 1917 г. в России и в событиях февраля 2014 г. на Украине. Задачи, которые мы ставим перед собой:
1. анализ причин февральской революции 1917 г. и причин событий на Украине в феврале 2014-
2. дать возможный прогноз событий на Украине-
3. выявить общие закономерности и отличия в развитии событий и процессов в феврале 1917 г. и в феврале 2014 г.
Для осмысления событий февраля 1917 г. и нынешних событий на Украине мы использовали работы В. С. Порохни [1], А. Г. Данилова [2][3], И. П. Добаева [4], С. А. Кислицына [5], а также статью «Ассоциация Украины с ЕС и мятеж евроинтеграторов» от 11. 03. 2014 г. [6].
Актуальность данной темы определяется тем, что многие уроки Февральской революции 1917 г. не были выучены украинскими политиками и обществом, что стало одной из предпосылок потрясений на Украине в 2014 г. Причины возникновения революционной ситуации 1917 г.
— необходимость перехода от аграрного общества к индустриальному-
— несоответствие общественного уклада вызовам эпохи было вскрыто войнами, в которых неудачно участвовала Россия (войны в аграрном обществе ведутся за территории).
Кроме того, император Николай II совершил ряд управленческих ошибок:
— назначение на ключевые посты слабо подготовленных министров по принципу личной преданности-
— нежелание идти на диалог с оппозицией-
— нежелание и неумение объяснять свои шаги обществу, что вместе с другими факторами привело к десакрализации власти-
— усиление разрыва и отсутствие диалога между «верхами» и «низами» [3, с. 134−140].
Причины возникновения кризисной ситуации в Украине в 2014:
— необходимость перехода от индустриального общества к информационному.
— несоответствие общественного уклада вызовам было вскрыто войнами, в которых неудачно участвовала Украина (войны в индустриальном обществе ведутся за рынки). Правительство В. Ф. Януковича в 2012—2013 гг. повторило многие управленческие ошибки правительства Николая II в 1916—1917 гг. Таким же низким был авторитет Президента Украины в феврале 2014 г., как и Николая II в феврале 1917 г.
Прогноз возможного хода событий на Украине весной 2014 г. Сценарий, по которому могут развиваться события в Украине в 2014 г., в наиболее существенных моментах может напоминать ход революции в 1917 г.
1-й этап: Сегодня к власти пришли мягкие «демократы», которые свергли якобы «антинародный режим» В. Ф. Януковича. Примерно так, как либералы свергли царя в феврале 1917 г.
2-й этап: у новой власти ничего не получается: кризис во всех сферах жизни общества нарастает, раскол страны по национальному и географическому признакам. Одновременно формируется политическая сила, которая готова взять власть. Это будет или новая политическая партия, члены которой прошли Майдан. Или ребрендинг одной из существующих политических партий.
3-й этап: к власти приходят радикалы, примерно, как большевики после Временного правительства в октябре 1917 г.
В свете событий на Украине, которые начинались с митингов и баррикад, а завершились государственным переворотом, убийством граждан, провокациями и предательством всех и вся, очевидна параллель с процессами, которые развернулись в России после свержения Николая II в феврале 1917 г.
Общие закономерности в развитии событий и процессов в феврале 1917 г. и в феврале 2014 г.
• В некоторой степени совпадают причины данных событий.
• Совпадают управленческие ошибки, которые совершили Николай II и Президент Украины В. Ф. Янукович.
• В обоих случаях власть (царь Николай II в феврале 1917 г. и Президент Украины В. Ф. Янукович в феврале 2014 г.) не справилась со своей задачей -не смогла предотвратить государственный переворот.
• Совпадают некоторые ключевые моменты в сценариях развития событий в 1917 г. и 2014 г.
• События на Украине в 2014 г., также как и Февральская революция 1917-го, имела и такие отрицательные явления, как самосуды над захваченными чиновниками, штурмы офисов правоохранительных органов — с уничтожением уголовных дел. И так же, как и сто лет назад, под шумок революции на воле оказались некоторые уголовники. А освобожденные из камер аферисты получали шанс стать революционными лидерами.
Отличия в развитии событий и процессов в феврале 1917 г. и в феврале
2014 г.
• В феврале 1917 г. позиция армии, генералов заставила Николая II императора отречься от престола [1, с. 490]. Напротив, в феврале 2014 г. значительная часть армии и правоохранительных органов оставалась лояльной Президенту Украины В. Ф. Януковичу. Однако он по неизвестным нам сегодня причинам сам устранился от власти и поставил верных ему и своему служебному долгу сотрудников правоохранительных органов в тяжелое положение.
• Большую или решающую роль в расколе общества сегодня играет национальный и географический фактор (Запад и Юго-Восток Украины). Такого не было в феврале 1917 г. в России.
• Существенную роль в процессах на Украине сегодня играет международный фактор: а) поддержка одних сил Россией, других сил — Западом, б) попытка поиска компромисса (посреднические миссии) международными структурами (ООН, ЕС, ОБСЕ). [6]
• Информационные технологии ускоряют идущие на Украине процессы. Они позволяют быстрее и больше, чем в 1917 г., узнавать о происходящих в стране событиях, что дает возможность быстрее и правильнее реагировать на них. История многовариантна [2]. И какой вариант развития событий выберет украинский народ — покажет время.
Список литературы:
1. Порохня В. С. Россия в мировой истории. М.: 2003.
2. Данилов А. Г. Россия: на перекрестках истории XIV — XIX вв. Ростов-на-Дону, 2010.
3. Данилов А. Г. Власть и элита в России: история и современность // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2014. № 1. С. 134−140.
4. Добаев И. П. Механизмы и технологии осуществления западом «цветных революций» на постсоветском пространстве // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2008. № 2. С. 128−141.
5. Кислицын С. А. К вопросу о геополитическом значении и уроках распада СССР // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2013. № 2. С. 17−25.
6. Ассоциация Украины с ЕС и мятеж евроинтеграторов. [URL: http: //www. gosrf. ru/news/14 143/] (Дата обращения: 11. 03. 2014).
УДК 331. 101. 3
ЭНТУЗИАЗМ КАК ФАКТОР, СПОСОБСТВУЮЩИЙ ВЫСОКИМ РЕЗУЛЬТАТАМ НА ТРУДОВОМ ФРОНТЕ ENTHUSIASM AS A FACTOR CONTRIBUTING TO THE HIGH RESULTS ON THE LABOR FRONT
Коваленко М. Г. студент ЮРИУ РАНХиГС при Президенте РФ
Kovalenko M. G. student SRIA RANEPA
В статье анализируется степень влияния энтузиазма на результаты трудовой деятельности. Проводится сравнительная линия энтузиазма и внутренней мотивации индивида. Рассматриваются методы повышения трудового энтузиазма в современных организациях.
Ключевые слова: труд, героизм, трудовой энтузиазм, внутренняя мотивация.
The article analyses the degree of influence of the enthusiasm on the results of labor activity. Comparative line enthusiastic and self-motivated individual. Discusses methods of improving labor enthusiasm in modern organizations. Key words: work, heroism, labor enthusiasm, internal motivation.
И что вы делаете, делайте это от души.
Библия
Если у тебя есть энтузиазм, ты можешь совершить всё, что угодно.
Энтузиазм — это основа любого прогресса.
Генри Форд
Энтузиазм как моральный подъем и воодушевление существует во всех сферах жизнедеятельности. Люди стремятся достичь определенных целей, подкрепляя себя той или иной идеей.
В настоящее время, век рыночных отношений, человек одержим получением максимальной прибыли, стремится заниматься трудовой деятельностью только непосредственно для получения капитала. Но что же касается трудового энтузиазма- одержимости выполнять задачи организации, невзирая на экономическое содержание- быть «патриотом» своего дела? Безусловно, трудовая деятельность будет иметь патриотическое содержание только в том случае, когда она основана на величии цели, интересах Отечества и прогресса в целом.
Решения не приходят из ниоткуда. Необходимо полагаться на положительный опыт прошлых лет и те традиции, и обычаи, которые в новых условиях необходимо развивать и модернизировать.
Стоит сказать об особом виде труда, о трудовом героизме. Всем известный Алексей Стаханов совершил действительно героический подвиг. Работая 6 часов, он выполнил 14 норм и добыл 102 т угля! Вслед за этим событием появлялись новые люди, устанавливающие подобные рекорды: Мирон Дюканов, Никита Изотов, Мария Демченко. Зародившееся принципиально новое явление означало, что люди максимально боролись за наивысшую производительность труда.
Соревнование между работниками искусственно отторгается, хотя именно оно может помочь сохранить человеческое достоинство в условиях конкурентной борьбы: человек формируется как личность, раскрываются его способности, растет гражданская и политическая зрелость.
Трудовой героизм выражается в полной отдаче духовных и физических сил для решения производственных задач. Возникают героические трудовые традиции в самой повседневной деятельности индивидов, отражаются в общественном сознании в виде образа, наиболее гуманного устройства общественных отношений [1, с. 13.]. Сколько энтузиазма было у советских людей, которые, удивив весь мир, восстановили за короткое время разрушенное после Великой Отечественной войны хозяйство!
Итак, трудовой энтузиазм проявляется благодаря личной детерминации, ощущению компетентности и чувству значимости отношений с обществом. Говоря современным языком, можно сказать, что всё это — внутренняя мотивация индивида. Человек стремится выполнить поставленные себе цели, чтобы достичь внутреннего психологического благополучия, которое выражается в осознании счастья, понимании осмысленности своего существования, чувстве самоактуализации.
Внутренняя мотивация определяется через врожденные потребности быть компетентным и самостоятельно определять поведение по отношению к окружающему миру. Эти потребности являются основой широкого разнообразия видов и форм поведения и мотивируют людей к непрерывному поиску и решению задач, оптимально соответствующих способностям и возможностям каждого.
Различные способы влияния на внутреннюю мотивацию могут вызвать тот самый трудовой энтузиазм, благодаря которому результативность организации увеличится.
Но, как известно, сложно заставить персонал любить работу. С одной стороны, труд уже является потребностью и движущей силой. Но с другой стороны, труд, как деятельность, которая требует затраты умственной или физической энергии, заставляет работника избегать этого напряжения.
Как же можно повысить трудовой энтузиазм в настоящее время? Работая с коллективом, необходимо помочь каждому выяснить свои сильные стороны. Так, человек сможет быть более уверенным в своих силах, а значит, сможет более рационально мыслить, осознавать, какие цели он в действительности способен реализовать, будет браться за их выполнение. Конечно, необходимо, чтобы работник уже имел выстроенную систему ценностей. Именно следуя им, будут совершаться значимые поступки. Также следует показывать на личном примере стремление к труду. Помимо этого, руководителю следует поручать работникам временные проектные задачи, это даст
понять подчиненному, что его умения и знания высоко ценятся. Каждый сотрудник должен чувствовать причастность к организации, поэтому их необходимо привлекать к общекорпоративным мероприятиям и информировать о происходящих событиях в компании.
В совокупности формируется трудовое воспитание, которое также основывается на следующих принципах:
• выработка уважения к труду, понимание его общественной значимости-
• развитие навыков товарищеской взаимопомощи, поддержки-
• выработка умения трудиться с полной самоотдачей, высокопроизводительно, с использованием новейших достижений науки и техники-
• формирование и укрепление творческого подхода к труду и инициативы в модернизации производства [2, с. 80].
Сложились некоторое время назад и существуют до сих пор определенные формы и методы трудового воспитания. Среди них можно выделить: наставничество- встреча молодых рабочих с ветеранами труда- конкурсы мастерства- награждение лучших работников. Так, проводятся различные мероприятия, на которых награждаются победители конкурсов профессионального мастерства: «Учитель года», «Лидер года», «Лучший студент», «Лучший социальный работник» и т. д.
Как известно, традиции бессмертны. Трудовой энтузиазм был, существует в настоящее время и будет существовать! Подтверждением этому будет проведенный мною социологический опрос в стенах нашей Академии. Как ни странно, но на вопрос о наличии трудового энтузиазма профессорско-преподавательский состав в большей степени ответил положительно, невзирая на стаж работы.
Всё это доказывает нам, что эффективность на трудовом фронте зависит в большей степени от хороших деловых отношений между руководите-
лем и подчиненным, от климата в организации, ведь именно эти факторы в
совокупности способствуют повышению трудового энтузиазма.
Список литературы:
1. Калашникова Г. Д. Сущность трудовых традиций. // Автореф. дис. на соискание ученой степени канд. филос. наук. Ростов-на-Дону, 1980.
2. Царёв А. И. Государственный патриотизм: прошлое и настоящее. Монография. Ростов-на-Дону: Редакционно-издательский центр ЮРИФ РАН-ХиГС, 2012.
3. Царев А. И. Патриотическое воспитание: традиции, преемственность, опыт // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2011. № 4 С. 15−23.
4. Царев А. И. Патриотизм: есть ли альтернатива? // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2006. № 3−4. С. 34−42.
5. Царев А. И. Стиль работы руководителя — залог эффективности деятельности муниципалитета. // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2009. № 2. С. 56−67.
УДК 323. 383
ВОЛОНТЕРСТВО КАК ФОРМА СОЦИАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ VOLUNTARY SERVICE AS THE FORM OF THE SOCIAL ACTIVITY
Баженова А. К. студентка факультета управления ЮРИУ РАНХиГС при Президенте РФ
Bazhenova A.K. the student of faculty of management of South-Russian Management Institute-
branch of RANEPA
В данной статье рассмотрена история возникновения и развития волонтерского движения в России. Уточнено понятие «волонтерство». Проанализировано влияние волонтерской деятельности на нравственное воспитание общества, в частности, молодежи.
В качестве примера использования добровольчества при формировании волонтерской компетенции у молодежи приведен опыт работы волонтеров на Зимних Олимпийских Играх в Сочи 2014.
Ключевые слова: волонтерство, волонтерское движение, волонтер, молодежь.
In the given article regarded the history and development of voluntary movement in Russia. The «voluntary service» notion is defined. The volunteering activity influence upon the volunteer competence forming of youth is analyzed. The working experience of volunteers on the Winter Olympic games in Sochi 2014 is set as an example there.
Key words: voluntary service, voluntary movement, volunteer, youth.
XX век — главная веха в развитии волонтерского движения. В современном мире волонтерская деятельность является прогрессивной формой объединения граждан, значимым ресурсом развития общества, посредством
которого «воплощаются в жизнь замыслы человечества к достижению мира, свободы, безопасности, устанавливаются связи, которые независимо от различий способствуют тому, чтобы жить в здоровых, устойчивых сообществах, работать над решениями общих проблем народов» [1].
1859 год считается годом возникновения волонтерского движения в мире. Именно в этот период знаменитый французский писатель-журналист Жан Анри Дюнан под впечатлением от кровавой битвы при Сольферино предложил создать Красный Крест — организацию, действующую на волонтерских началах и оказывающую медицинскую помощь пленным и раненым. Это положило начало формированию во многих странах мира добровольческих (волонтерских) движений [2].
Истоки возникновения этого социально-культурного феномена в нашей стране кроются ещё в постсоветской России, однако периодом правового оформления института добровольчества в РФ стоит считать 2006 год, когда Правительством Р Ф была разработана и утверждена стратегия государственной молодежной политики до 2016 года, приоритетными направлениями которой были названы:
— содействие развитию и поддержке волонтерской деятельности-
— системное вовлечение молодежи в общественную жизнь-
— выявление, продвижение, поддержка активности молодежи и ее достижений в социально-экономической, общественно-политической, творческой и спортивной сферах, что даст возможность молодым людям проявить себя, реализовать свой потенциал и получить заслуженное признание в России-
— организация добровольческого труда в России [3].
На сегодняшний день понятие «волонтер» отождествляется с добровольной деятельностью, которая базируется на идеях бескорыстного служения гуманизму, осуществляется без заработной платы на благо и процветание общества. В волонтерскую деятельность включаются представители разных
возрастов и профессий, общественных групп, защищающие интересы общества во многих сферах жизни общества.
Труд волонтера весьма специфичен. Фома Аквинский утверждал: «Человек физическим трудом не способен достичь высокой цели бытия, а может обеспечить лишь свое биологическое существование». Волонтерский труд можно охарактеризовать как свободную форма активности, в основе которой лежат альтруистические настроения и созидательность, продуктами их выступают общественно полезные услуги, имеющие ценностный характер и для самих «производителей».
В качестве основных направлений волонтерской деятельности в нашей стране выделяют следующие:
— помощь социально незащищенным категориям граждан-
— помощь пострадавшим от стихийных бедствий, катастроф, конфликтов-
— организация досуга для детей и подростков (в рамках данного направления осуществляется обучение детей, проведение тренингов, форумов, мероприятий, наставничество в местных школах) —
— профилактика здорового образа жизни (проведение акций, направленных на пропаганду ЗОЖ, антинаркотических тренингов и семинаров, оказание консультаций-
— охрана и защита культурного наследия-
— охрана окружающей среды и помощь животным (проведение различного рода мероприятий, направленных на привлечение внимания общественности к проблемам данного характера) —
— творческо-познавательная деятельность-
— и наконец, одна из популярных сфер деятельности, которую сейчас уже невозможно представить без участия волонтеров — организация и проведение спортивных мероприятий государственного и международного уровней.
По данным британского благотворительного фонда CAF, в 2012 году Россия вошла первую десятку стран мира по числу волонтеров (21 млн. участников) [4−5]. На сегодняшний день, количество волонтеров в нашей стране значительно выросло и связано это, прежде всего, с последним событием, которое придало большой импульс развитию спортивного волонтерского движения — Зимние Олимпийские и Паралимпийские игры в Сочи 2014. Как заявил президент МОК Дмитрий Чернышенко в своем интервью: «Волонтеры «делали» эту олимпиаду наравне со всеми организациями и структурами». Представители разных возрастов, национальностей, религий (Олимпиада в Сочи объединила в своем составе 25 000 волонтеров), связанные воедино олимпийским духом, целями и идеями, благородными намерениями и гуманными чувствами, обслуживали Игры.
Для выявления опыта участия в волонтерской деятельности, определения целей и мотивов пребывания волонтеров на Олимпиаде в Сочи, мы провели социологический опрос методом анкетирования, в ходе которого были получены следующие результаты.
1. Объем выборочной совокупности исследования составил 200 респондентов (69% женщин и 31% мужчин), репрезентирующей волонтеров в разбивке по следующим 4 возрастным категориям 18−25 лет (77,5%), 26−30 лет (14%), 31−40 (6%), 41 год и старше (2,5%).
2. Для большинства опрошенных (79,5%), желание стать волонтером было обусловлено исключительно личным выбором. 17,5% волонтеров ответили, что на их выбор повлияли друзья-единомышленники, а также руководства университетов, на образовательных площадках которых протекало формирование волонтерской компетентности. 3% респондентов ответили, что родительский совет подтолкнул их к вступлению в ряды волонтеров олимпийского движения.
3. Какие же надежды волонтеров были оправданы на Олимпиаде? Ответы респондентов показали, что они были «мегаоправданы». Во-первых,
это масса новых знакомств, общение со спортсменами и звездами России и зарубежья, посещение спортивных мероприятий. Во-вторых, это приобретение профессиональных навыков международной и культурной коммуникации, работе в команде, опыт облуживания и организации мероприятий такого высочайшего уровня, эффективная практика иностранных языков.
4. На открытый вопрос, как Олимпиада повлияла на сознание, какие изменения произошли в жизни, были получены самые разнообразные ответы. Игры объединили волонтеров общей идеей, вдохновили, осчастливили. На смену их страхам, комплексам и неуверенности пришли раскрепощенность, открытость к людям, осознание своей значимости, потенциала и сил на претворение в жизнь замыслов, которые доныне были отнесены к категории несбыточных мечтаний. У ребят появились желания и готовность в дальнейшем принимать участие в проектах, реализуемых волонтерскими движениями. Многие высказали свои устремления сменить род деятельности, полностью посвятить свою жизнь работе волонтера.
5. Опрос показал, подавляющее большинство волонтеров (80%) считает, что Олимпиада в Сочи способствовала становлению и поднятию духа российского народа, воспитанию патриотизма и чувства спортивной сопричастности ко всему миру. Волонтеры отмечают: «Отныне мы стали истинными патриотами нашей великой страны. Зеркалом русской щедрой души мы отразили любовь, уважение и теплое гостеприимство иностранным гостям, приехавшим из разных уголков мира. Олимпийские игры — это радость, это мир, идеальный… Отдельное олимпийское государство. Со своим временем, со своей жизнью и своими реалиями… Общая идея и олимпийских дух объединили нас вместе». Ключевым понятием здесь выступает «идея». Как показывает опыт, все попытки государства интегрировать российское общество в единое целое, органично развивающееся и трудящееся во благо и для народа, будут оказываться тщетными до тех пор, пока в нашей стране не появится национальная идея, возведенная в ранг идеальной модели будущего
нашей страны. Олимпийская идея, воссоединившая волонтеров, является её зачатком, она должна быть непременно заимствована и подхвачена (но уже в другом обличии и форме) участниками других направлений волонтеркой деятельности. 20% респондентов затруднились ответить [6−7].
Таким образом, обобщая всё вышеизложенное, хотелось бы отметить, что сегодня волонтерство — это среда, где целью каждого является помощь окружающим, где нет никаких финансовых отношений, а единственной «оплатой» за труд является улыбка человека и зеркальное отражение сияния его души. Труд волонтеров сверхреспектабелен, он пользуется большой востребованностью, ввиду чего престиж статуса волонтерства повышается день ото дня.
Двери в мир «Волонтерство» распахнуты для все. Эта деятельность не знает границ и пределов дарения добрых дел. Она должна стать стилем жизни для многих россиян, и прежде всего, для молодежи — главного «катализатора» общественного развития, который и определяет будущее нашей великой и могучей страны.
Список литературы:
1. Всеобщая Декларация Добровольчества / принята на XVI Всемирной Конференции Международной Ассоциации Добровольческих Усилий (IAVE) в Париже 14 сентября, 1990 г.
2. Матвеев С., Когут И., Гончаренко Е. Волонтерское движение в спорте: проблемы и перспективы// Наука в олимпийском спорте. 2011. С. 111−121.
3. Стратегия государственной молодежной политики в Российской Федерации до 2016 года. Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 18 декабря 2006 г. № 1760-р. URL:
http: //www. minsport. gov. ru.
4. Мировой рейтинг благотворительности: Россия — страна волонтеров //Электронный журнал о благотворительности «Филантроп». URL: http: //philanthropy. ru
5. Царев А. И. Патриотическое воспитание: традиции, преемственность, опыт // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2011. № 4. С. 15−23
6. Сологуб В. А. Имитация — Адаптация Обучения Молодежи // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2013. № 3. С. 19−30
7. Семенов В. Е. Воспитание правовой культуры молодежи «Северо — Кавказский Юридический Вестник» 2012 г. с. 32−34.
УДК 35. 08
ОПЫТ РЕГУЛИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЗАКУПОК США
EXPERIENCE OF MANAGEMENT PUBLIC PROCUREMENT
IN THE USA
Белякова Е. П. студент ЮРИФ РАНХиГС
Belyakova E.P.
South-Russian Institute of Management -Branch of the Russian Academy of National Economy and Public Administration
В статье анализируется опыт организации и регулирования системы государственных закупок в США. Рассмотрены история становления системы государственных закупок и нормативно-правовые акты, действующие в государстве. Делаются выводы о эффективности системы и о возможностях использования изученного опыта в совершенствовании российской системы государственных закупок.
Ключевые слова: управление, система государственных закупок, зарубежный опыт, контрактная система.
The article examines the experience of the organization and regulation of public procurement in the United States. The history of development of the system of public procurement and regulations in force in the state. Conclusions about the effectiveness of the system and the possibilities of using the studied experience in improving Russia'-s public procurement system.
Key words: management- the public procurement system- foreign experience- contract system.
Современная экономика, как свидетельствует практика всех индустриально развитых стран мира, предполагает активное участие в ней государства как субъекта рыночных экономических отношений, а также как регулирующего органа.
Система государственных закупок выступает одним из основополагающих институтов государственного регулирования в том числе и в США. В условиях современной экономики государство выступает в качестве крупнейшего заказчика и потребителя продукции целого ряда отраслей, превращая государственный спрос в мощный инструмент регулирования экономики, который предусматривает создание благоприятных условий для развития конкурирующей среды на рынке товаров и услуг.
Система государственных закупок США имеет огромный исторически сложившийся опыт. Так, первый закон о регулировании федеральных государственных закупок был принят в 1792 году, однако процесс активного формирования данной системы начался в XX веке.
В 30-е годы XX века идеи английского экономиста Джона Кейнса, творчески использовавшего опыт государственного регулирования, накопленный западными странами в годы Первой мировой войны, и опыт Советской России по созданию командной экономики, были реализованы президентом Франклином Делано Рузвельтом в политике Нового курса. Результатом деятельности Рузвельта, трижды избираемого на пост президента, стало создание в США смешанной экономической системы, соединившей преимущества свободного рынка и государственного регулирования. Впоследствии эта модель была реализована и в Европе[1].
Во второй половине XX века в США возникла необходимость в строительстве крупных национальных объектов инфраструктуры. Это потребовало значительных государственных финансовых вложений и интенсивного вовлечения в данный процесс производителей и поставщиков продукции, работ и услуг. Произошло дальнейшее развитие государственных закупок.
Основную деятельность по координации государственных закупок США осуществляет Управление федеральной закупочной политики (Office of Federal Procurement Policy), которое было создано в 1974 г. в качестве консультативного органа при Министерстве управления и бюджета. Однако в 1988 году управление было преобразовано в самостоятельный постоянно действующий орган государственной власти[2].
В Штатах государственные заказы осуществляются в двух основных направлениях — текущее обеспечение деятельности (материальнотехническое снабжение) и закупки по профилю деятельности каждого конкретного государственного органа.
Система государственных закупок США регулируется двумя уровнями законодательных и нормативно-правовых актов. Первый уровень основывается на федеральных законах Америки (раздел 41 «Общественные контракты» Свода законов США), которые содержат общие нормы регулирования, не влияющие на сам процесс закупок, но определяющие возможности и условия осуществления закупок и расходования на эти цели бюджетных средств. К соответствующим федеральным актам относятся:
• Акт о закупках объектов федеральной собственности и услуг (1949 г.) —
• Акт о военных закупках (1947 г.) —
• Акт о предупреждении несбалансированности (Антидефицитный акт) — закон Конгресса США, запрещающий принимать бюджетные обязательства, в том числе по госконтрактам, при отсутствии соответствующих бюджетных ассигнований-
• Акт об оптимизации федеральных закупок (1994 г.) —
• Акт о реформировании федеральных закупок (1995 г.) —
• Акт о реформировании системы закупок (2003 г.) [3].
Второй уровень представлен подзаконными актами соответствующих ведомств, уполномоченных в сфере регулирования, организации и контроля закупочных процедур. Совокупность данных правил регламентируются Сво-
дом правил государственных закупок (Federal Acquisition Regulation)[4] (далее — FAR), разработанный в 1984 году, в котором представлено описание всех этапов проведения закупок, начиная с планирования и заканчивая вопросами управления заключенными государственными контрактами, а также их завершение. Декларируемая цель FAR — соблюдение всеми госорганами, проводящими закупки для федеральных государственных нужд, единой закупочной политики и использование единых закупочных правил. Миссией FAR является предоставление всем государственным заказчикам продукции с наилучшим соотношением цены и качества с учетом ограниченного времени на проведение закупок. Соблюдение всех правил FAR позволяет обеспечить доверие общества и реализовать проводимую государством политику.
Федеральные закупочные правила регулярно уточняются и модернизируются в соответствии с требованиями технического прогресса (главным образом в сфере информатизации и интернет — технологий) и изменениями законодательства и нормативной базы США. Предлагаемые изменения перед утверждением размещаются в Федеральном регистре на сайте www. federalregister. gov, который представляет собой официальный журнал Правительства США, предназначенный для публикаций предлагаемых изменений в законы и правила, утвержденных новых правил и законов и вносимых в них поправок, уведомлений о собраниях и судебных заседаниях и т. п. Таким образом, изменения в FAR проходят обязательную общественную экспертизу, срок которой должен составлять не менее 60 дней.
Таким образом, FAR состоят из набора нормативных актов федеральных исполнительных органов США, регулирующих процесс государственных закупок, который включает три этапа:
• определение объемов федеральных нужд и планирование закупок-
• размещение заказа и заключение контрактов-
• обеспечение исполнения контрактов и контроль.
В соответствии с FAR при размещении государственных заказов США применяются следующие процедуры:
• открытые торги-
• двухэтапные торги-
• проведение переговоров-
• упрощенные способы закупок (до 100 тыс. долларов США, в сумме не более 5 млн. долларов США в год).
Вопросы текущего обеспечения нужд федеральных органов власти США решаются централизованно. С этой целью в США создали специальную организацию — Администрация общих услуг (General Services Administration (далее — GSA), которая позволяет государственным заказчикам закупить широкую номенклатуру товаров, работ и услуг, «единых и стандартных» для всех ведомств независимо от их профиля. В частности, через GSA можно:
• арендовать или приобрести офисные и производственные помещения в принадлежащих государству зданиях-
• услуги по охране, текущему обслуживанию и ремонту объектов недвижимости-
• товары по контрактам, заключаемым GSA с поставщиками, имеющими преференциальный статус-
• телекоммуникационные услуги, транспортные услуги, услуги по доставке и т. п. -
• средства вычислительной техники и нематериальные продукты информационных технологий, а также сопутствующее консультационное сопровождение-
• другие услуги.
В общем государственные закупки в США называются Федеральной контрактной системой (далее — ФКС). Роль ФКС в экономике страны имеет большое значение, что государственный контракт на товары, работы и услу-
ги, согласно законодательству, принимается американскими коммерческими банками в качестве залогового документа, обеспечение гарантий по которому выполняет Федеральная резервная система США.
Основной исполнительной частью ФКС являются контрактные офицеры, которые являются уполномоченными представителями государства, имеющие специальные сертификаты по трем направлениям:
• анализ рынков-
• проведение закупочных процедур и контрактация-
• сопровождение контрактов [5].
К основным функциям контрактных офицеров относится:
• планирование и обоснование контракта-
• мониторинг исполнения и обеспечение исполнения положений государственного контракта-
• утверждение этапных результатов проекта и согласование выплат подрядчикам-
• изменение государственного контракта-
• закрытие государственного контракта[1].
Основные принципы, на основе которых строится управление системой государственных закупок в США:
• достижение справедливости (обеспечение условий для равноправного участия подрядчиков в конкуренции за государственные заказы) —
• борьба с коррупцией при государственных закупках-
• экономия и эффективность (обеспечение требуемого качества с минимальными затратами).
В соответствии с требованиями законодательства, обеспечение публичного открытого доступа к государственным заказам осуществляется через их публикацию в Интернете на едином правительственном портале -http: //www. firstgov. gov/. Электронная версия Федерального Регистра контрактов размещена в сети Интернет по адресу- http: //www. access. gpo. gov/.
Электронный вестник Ростовского социально-экономического института.
Выпуск № 2 (апрель — июнь) 2014
Будучи старейшей из государственных контрактных систем в мире, ФКС США на сегодня включает все основные структурные элементы, необходимые для полного и всеохватного регулирования государственных закупок:
• детальное правовое регулирование посредством системы законов и подзаконных актов, регламентирующих нормы, правила и процедуры осуществления закупок-
• четкое распределение полномочий и ответственности между федеральными органами и должностными лицами, осуществляющими закупочный процесс-
• развитую систему планирования закупок-
• широкий набор способов закупки и типов заключаемых контрактов-
• библиотеку типовых контрактов и стандартных спецификаций-
• информационные системы, обеспечивающие доступ к базам данных по контрактам, поставщикам и иным параметрам федерального заказа [3].
На сегодняшний день ФКС США прошла через этап максимальной регламентации и ужесточения процедур. На данный момент она находится на новом этапе развития, происходит упрощение законодательства, государственным служащим предоставляют больше возможностей принимать субъективные решения, одновременно ужесточая их ответственность. Объем бюджетных средств, которые управляются в рамках американской федеральной контрактной системы, составляет более 500 млрд долл. США. Участниками ФКС выступают более 160 тыс. коммерческих организаций.
В общем виде государство США способствует развитию конкуренции на внутреннем рынке, поддерживает малый и средний бизнес, предприятия, которые возглавляются женщинами, предоставляя им определенные льготы. Правительство закупает по фиксированным «ценам поддержки» сельскохозяйственную продукцию, произведенную американскими фермерами, гарантируя минимальный уровень дохода для расширенного воспроизвод-
ства. Приобретенная продукция в дальнейшем реализуется государственными органами по рыночным ценам. Фермерские хозяйства как исполнители по госзакупкам, в рамках авансовых платежей получают дополнительную прибыль в виде разницы между ценой реализации и закупочной в случае превышения первой из них.
Таким образом, изучая опыт регулирования государственных закупок можно сделать следующие выводы.
Во-первых, ФКС США стала важным механизмом обеспечения государственных потребностей. Строгая регламентация процедур, межведомственное взаимодействие и подконтрольность позволяют противостоять коррупции.
Во-вторых, процесс государственных закупок включает три этапа: определение объемов федеральных нужд и планирование закупок, размещение заказа и заключение контрактов, обеспечение исполнения контрактов и контроль.
В-третьих, размещение государственных заказов осуществляется централизованно при использовании таких процедур, как открытые торги, двух-этапные торги, проведение переговоров и упрощенные способы закупок
В-четвертых, ФКС прошла через этап максимальной регламентации и ужесточения процедур, система постоянно изменяется: сейчас происходит упрощение законодательства по её регулированию, снимаются излишние ограничения.
В-пятых, в целях совершенствования механизма осуществления государственных закупок РФ возможно использование опыта, правил, отдельных положений и нормативных актов США.
Список литературы:
1. Закупки-тендеры. рф «Федеральная контрактная система США»
[Интернет-источник: http: //zakupki-tendery. ru/articles/item/146]-
2. Office of Federal Procurement Policy Act // 41 U.S.C. 416-
3. Федеральная контрактная система США: сочетание гибкости и регулирования, 2012. [Интернет-источник: torg94. ru/stat. php3?]-
4. Federal Acquisition Regulation, Vol. I, Parts 1 to 51, Issued March 2005 by GSA, DoD and NASA [Интернет-источник: http: //www. arnet. gov/far/]-
5. Белокрылова О. С., Белокрылов К. А. Стратегия Развития Кадрового Потенциала Системы Публичного Управления (На Примере Государственных И Муниципальных Закупок) // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2012. № 2. С. 52−58
6. Васьков М. А. Государственное Регулирование Экономики в США: Идеология И Реальность // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2009. № 2. С. 87−101
7. Морозова А. И. Государственная Закупочная Политика Как Механизм Стимулирования Закупок Инновационной Продукции // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2013. № 2. С. 179−184
8. Прокофьев С. Е. Развернутый отчет о командировании в США по изучению Федеральной закупочной системы США (ФЗС) [Интернет-источник: http: //old. roskazna. ru/store/prokofievUSA2011. doc].
УДК 336. 64
ОСОБЕННОСТИ ФИНАНСОВОГО МЕНЕДЖМЕНТА В БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЕ В УСЛОВИЯХ МИРОВОГО ФИНАНСОВОГО КРИЗИСА FEATURES OF FINANCIAL MANAGEMENT IN THE BANKING SYSTEM IN THE GLOBAL FINANCIAL CRISIS
Затона В. В.
ЮРИУ РАНХиГС
Zatona V.V. student,
South Russia Institute of management «Russian
Presidential Academy of National Economy and Public Administration»
В статье анализируется особенности финансового менеджмента в банковской системе в условиях мирового финансового кризиса. Рассмотрены причины возникновения взаимосвязи банковских систем России и США во время мирового финансового кризиса. Делаются выводы о возможных направлениях действия финансовых менеджеров и других заинтересованных лиц в данных условиях.
Ключевые слова: банковская система, мировой финансовый кризис, финансовый менеджмент, банкротство, правовое регулирование.
The article analyzes the characteristics of financial management in the banking system during the global financial crisis. The causes of relationship banking systems of Russia and the United States during the global financial crisis. The paper presents conclusions about the possible actions of financial managers and other stakeholders in these conditions.
Key words: the banking system- the global financial crisis- financial management- bankruptcy- legal regulation.
В условиях мирового финансового кризиса банковская система потерпела крах на мировой арене. Спустя пять лет после этого, финансовый менеджмент России должен задаться следующими вопросами: Какую роль банковская система нашей страны играет в мировой финансовой системе? Какую роль США играет в банковской системе, ведь эта страна дала так называемый «толчок» ко всему случившемуся? И, как субъекты банковской системы связаны между собой на мировом уровне и внутри страны, ведь банкротство банков и отзыв лицензий носит стихийный и взаимосвязанный характер?
Итак, банковская система — это совокупность взаимосвязанных и взаимозависимых видов национальных банков, а также кредитных учреждений, действующих в рамках единого денежно-кредитного механизма. Данная система является очень особенной и хрупкой составляющей всей финансовой системы. И финансовый кризис 2007—2008 гг. стал ярким подтверждением этого.
Из-за финансового кризиса в США в период с 2007 г. по 2013 г. прекратили свое существование более 400 банков. (Табл.1.).
Сводная таблица банкротств американских банков
год с начала года с 2007 года
2007 3 3
2008 25 28
2009 140 165
2010 157 322
2011 74 396
2012 46 485
Табл.1. Сводная таблица банкротств американских банков
Из данной таблицы видно, что пик закрытия американских банков пришёлся на 2010 год.
Первым в августе 2007 года в центре кризиса оказался банк «Bear Stearns», чья деятельность была связана с ипотечным кредитованием. Он на то время являлся пятым по величине инвестиционным банком США. А 15 сентября 2008 года о своем банкротстве объявил Банк «Lehman Brothers» -один из самых крупных банков США.
После банкротства «Lehman Brothers» страховые компании, страхующие от рисков банкротства кредитуемых (CDS), пришли к тому, что процесс выплат стал невозможным. Это привело к кризису самого инструмента CDS, после которого резко увеличились риски страхования, вылившиеся в кризис доверия между банками и начал наблюдаться резкий рост ставок кредитования, что особенно сильно сказалось на развивающихся кредитных рынках, в том числе России[1].
Банковская реформа, осуществляемая в РФ, одной из задач которой является сокращение количества банков за счет их слияний и закрытия мелких банков, затронула за период финансового кризиса и по настоящее время около 300 банков[2] (Приложение 1 .)[14]. В основном эта реформа касается минимального размера уставного капитала коммерческого банка (с 2012 г.- до 180 млн руб.). Всего закрыто 283 банка в различных регионах нашей страны, подавляющая часть в Московской области — 151 банк, в других субъектах РФ -132 банка что изображено на диаграмме (Рис. 1):
Рис. 1. Соотношение банков, закрывшихся в 2008—2014 гг. в различных субъектах РФ
Кол-во банков, прекративших свое существование
¦ Московская область
¦ Прочие области
Из графика (Рис. 2) видно динамику развития прекращения функционирования банков на территории Российской Федерации, и можно отметить, что к 2014 лицензий лишается меньшее число банков.
Рис. 2. Динамика прекращения существования банков в РФ
За последнее время на территории РФ были закрыты такие банки, как «Мой банк. Ипотека», «Сберинвестбанк», «Совинком» и т. д. В основном, причиной закрытия был отзыв лицензий (Табл. 2). Ярким примером закрывшегося банка был «Мастер-Банк». У этого банка была отозвана лицензия. Причина — «вовлечение в крупномасштабные сомнительные операции. В частности, нарушение требования 7 ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма» [3].
Эльвира Набиуллина прокомментировала ситуацию в Мастер-Банке так, что Центральный банк применил крайнюю меру воздействия, так как отрицательный капитал Мастер-Банка составлял не менее 2 миллиардов рублей, также банк был вовлечён в теневой сектор».
№ п/п Наименование банка Дата отзыва Город
1 Мой банк. Ипотека 26. 03. 2014 Уфа
2 Сберинвестбанк 26. 03. 2014 Екатеринбург
3 Совинком 26. 03. 2014 Москва
4 Энергобизнес 26. 03. 2014 Москва
5 Стройкредит 18. 03. 2014 Москва
6 Мигом 18. 03. 2014 Москва
7 С банк 18. 03. 2014 Москва
8 Русский Земельный Банк 18. 03. 2014 Москва
9 Монолит 05. 03. 2014 Москва
10 Банк Развития Бизнеса 05. 03. 2014 Кемерово
Табл.4. Десятка закрытых банков за последнее время на территории РФ.
Почему США стало отправным пунктом в развитии мирового экономического кризиса? Объективной причиной может служить государственное регулирование банковской деятельности как в России, так и в США, а также зависимость России от главной резервной валюты мира.
«Конечно, нам всем нужно подумать об изменении архитектуры международных финансов и о диверсификации рисков — не может вся мировая экономика сидеть на одном печатном станке» — говорил В. В. Путин в период финансового кризиса в 2008 г. 3]. Ведь именно болезненное состояние доллара, главной резервной валюты мира, заставляло прыгать цены на сырье и будоражило мировые фондовые рынки. Правительство Р Ф, стараясь не допустить проседания экономики, заранее убирало и убирает всех мелких игроков, чтобы обеспечить устойчивость банков к макроэкономическому климату и сделать банковскую систему сильнее[4].
В России правовое регулирование банковской деятельности осуществляется Конституцией Российской Федерации, Гражданским кодексом Российской Федерации, Федеральным законом от 10 июля 2002 года № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» (далее — Закон о Банке России), Федеральным законом от 2 декабря 1990 года № 3951 «О банках и банковской деятельности», Федеральным законом от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ & quot-О несостоятельности (банкротстве)& quot- (действует с 3 декабря 2002 года), другими федеральными законами и нормативными актами Банка России. Функция государства при регулировании несостоятельности (банкротства) в банковской деятельности осуществляется в рамках сле-
дующих правовых форм: правотворческая, правоприменительная, правоохранительная. (Табл.3.)[5]. 1
Наименование Характеристика
1. Правотворческая форма Характеризуется подготовкой и изданием нормативных правовых актов, имеющих сложную (комплексную) правовую природу
2. Правоприменительная форма Включает деятельность Банка России, она занимает ключевое значение, но и АСВ (Агентство по страхованию вкладов). Деятельность АСВ представляет собой реализацию нормативных актов и разрешение вопросов управленческого характера путем принятия актов применения права: решений, уведомлений, заявлений в Банк России, соглашений (договоров), обращений в суд и т. д.
3. Правоохранительная форма Данная деятельность направлена на защиту прав и свобод субъектов права и заключается в предупреждении правонарушений, привлечении к юридической ответственности виновных лиц и т. п. в рамках правоохранительной формы осуществления функции государства при предупреждении несостоятельности (банкротства) кредитных организаций кредитные организации привлекаются к юридической ответственности по более широкому кругу оснований, нежели установленному Федеральным законом «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» и Федеральным законом «О банках и банковской деятельности». В связи с этим необходимо отметить, что АСВ, не обладая государственной властью и правом применять санкции к правонарушителям, наделена правом на волеизъявление — инициирование «запуска» механизма государственного принуждения, т. е. создает юридический факт, необходимый для привлечения правонарушителя к юридической ответственности.
Табл.3. Правовые формы функции государства при регулировании несостоятельности (банкротства) в банковской деятельности
Юридическое банкротство в США не имеет полного единообразия доктрин с российским законодательством. Специализированные суды по делам о банкротстве осуществляют правовое регулирование несостоятельности субъектов, которые являются гражданами или расположенные на территории Соединенных Штатов Америки и находящиеся в их юрисдикции.
Основные нормативные акты, регламентирующие правоотношения в данной области:
-Кодекс о Банкротстве США — «United States Bankruptcy Code" —
1 А. Л. Комолов. Функции государства при предупреждении банкротства. // Бизнес в законе. Выпуск 4. 2010 год.
-Уголовный кодекс США, в частности раздел 224, статьи 224. 10 и 224. 11, предусматривающие ответственность за «Обман кредиторов по обеспеченному долгу».
Дела о несостоятельности юридических и физических лиц в США относится к компетенции Конгресса. Отдельные аспекты, связанные с объявлением должника банкротом, решаются каждым штатом самостоятельно. В случае возникновения международных споров, вступает в силу Модельный Закон о Международной Несостоятельности (Model Law on Cross-Border Insolvency), составленный Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), а также Глава 15 Кодекса США о Банкротстве, инкорпорировавшая указанный Типовой закон «О трансграничной несостоятельности».
В США набор функций и полномочий государственных органов по банкротству намного шире.
Набор функций и полномочий государственных органов по банкротству в США
разработка законодательства по банкротству и выступление в этой сфере с
законодательной инициативой
сбор, анализ и представление правительству статистической информации по делам о несостоятельности
выработка рекомендаций правительству относительно государственной политики в сфере несостоятельности
консультирование судей, юристов и специалистов по банкротству
выпол
защита интересов бо льших групп мелких кредиторов (вкладчиков, акционеров) при осуществлении процедур несостоятельности и т. д.
у стала
Б) пр
& lt-сгва.
Проанализировав государственное регулирование России и США, можно сказать, что правовая основа регулирования банковской деятельности является децентрализированной, чего не наблюдается у нас. Отсюда и широкий
В
г
L
функциональный потенциал США. Из-за прямой зависимости от доллара наша система дала проникнуть кризисной волне в управленческую финансовую систему российских банков. Чтобы обеспечить финансовую устойчивость банковской системы, в нашей стране проводится банковская реформа, основная задача которой — это создание эффективной банковской системы, которая сможет обеспечить нужды растущей экономики и развитие кредитно-денежной системы в стране, различными инструментами, в том числе и повышения требований к достаточности и размеру капитала банков.
Финансовые менеджеры на практике столкнулись с массой проблем, но теперь их задачей становится обеспечить максимально стабильное состояние своих банков к внешним колебаниям, вывести все иностранные заемные средства из капитала [15]. Нам, грамотным членам российского общества, чтобы обезопасить себя от потерь на рынке банковских услуг необходимо:
Во-первых, не паниковать. Помнить, что государством автоматически страхуются все вклады до 700 тысяч рублей. Заместитель генерального директора Агентства по страхованию вкладов Андрей Мельников уверяет, что его агентство создавалось максимально устойчивым и рассчитанным на возмещение вкладов даже в случае закрытия крупных банков.
Во-вторых, внимательно следить за новостями в своем регионе и быть активным вкладчикам.
В-третьих, проводить мониторинг рейтингов банков и банковских показателей, а особенно обращать внимание на долю наличных средств в активах банка.
Список литературы:
1. Конституция Российской Федерации.
2. Гражданский кодекс Российской Федерации.
3. Федеральный закон от 10 июля 2002 года № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».
4. Федеральный закон от 2 декабря 1990 года № 395−1 «О банках и банковской деятельности».
5. Федеральный закон от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».
6. Кодекс о Банкротстве США — «United States Bankruptcy Code»
7. European Union. Phare Programme. A guide to project identification and preparation. GLOSSARY. Crisis Management. 2011.
8. Karkoszka, Andrzej. Crisis Management: The Transformation of National and International Systems of Response. — CONNECTIONS, The Quarterly Journal, Volume IV, Number 2, Summer 2005.
9. Ажогина Н. Н. Банковский сектор в условиях кризиса // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2009. № 1.
10. Комолов А. Л. Функции государства при предупреждении банкротства. // Бизнес в законе. 2010 год — № 4.
11. Плещицер М. В. Методологические аспекты прогнозирования банкротства банков в период финансового кризиса // Аудит и финансовый анализ. — 2010. — № 2.
12. Сайт статистической информации о банках РФ. [Электронный ресурс]. — URL: http: //www. banki. ru
13. Wikipedia, the free encyclopedia. -http: //en. wikipedia. org/wiki/Crisis_management.
14. Чумаков А. А. Антикризисный менеджмент как фактор стратегии региональных банков // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2012. № 1. С. 52−57
15. Некрасов В. Н., Мамонтова Ю. П. Государственно-частное партнерство в системе мер посткризисного роста Российской экономики // Государ-
ственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2012. № 4. С. 36−44
УДК 808. 2
БИЗНЕС ОБЩЕНИЕ КАК ОСНОВА КОММУНИКАТИВНОГО
ПОВЕДЕНИЯ
BUSINESS COMMUNICATION AND COMMUNICATIVE BEHAVIOR: ANALYSIS OF FOREIGN APPROACH
Бирюк М. А. ,
студент ЮРИУ РАНХ и ГС
Biryuk M.A. ,
Student of South Russian Institute of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration
В статье представлен анализ процесса делового общения, отображающий аспекты коммуникативного поведения. Деловое общение считают основой деловых отношений и коммуникативного поведения. Изучены процесс влияния личных качеств в преодолении барьеров общения, а также роль коммуникативного поведения на разных этапах делового общения.
Ключевые слова: деловое общение, коммуникативное поведение.
This paper sets out the analysis of business communication focused at the aspects of communicative behavior. Business communication is considered to be fundamental in business, as a collaborative activity. We study personal features as the barriers to overcome the gaps of mutual understanding and the role of communicative behavior as an important element at every step in the business communication model.
Key words: business communication, communicative behavior.
Nowadays communication is considered to be the basis of all relationship, whether it is personal or professional. In business communication becomes even more important as it is the center of professional relationships. If someone wants the maximum profits out of his/her business, one should have a good rapport with his/her clients, partners and employees. This good rapport should be built through effective communication. Communicational skills are believed the most important qualities that a businessman must have. No one can become a successful entrepreneur if he/she is not an effective communicator. Communication also depends on the way in which you carry yourself. If you are not confident or lack a strong personality, this will come out when you talk. [1, p. 107] Thus, a good communicator also has to be confident of his/her knowledge, abilities, and skills. The way he/she puts the words across should be such that it stimulates the desired response from the audience. The fact is that language and its correct usage play a big but not the dominant role in the process of communication. However, it is not just about talking or writing. These are a lot of definitions of communication and a lot of studies have been done, which justified that an effective business communication spill over to wider areas than just organization and a person or two within the same organization or just two or more businessmen. It includes gestures, body language, confidence and, that is the most important element, the ability to pass on relevant information [13]. Good communication also includes listening skills. A good businessman should be a good listener. For instance, at a conference or a business meeting, if one doesn'-t listen to what the others say, it is unlikely that he/she will understand the proceedings. One won'-t be able to deliver a coherent and cogent talk unless he/she knows what they are talking about! So, effective communication, especially in the field of business, is a complete package comprising all these elements.
Dealing with the complicated process of communication, we apply the studies of different scholars. It has been proved by the scientists of different epochs as well as it is a true fact of a real life. Thus, the scientific approach to the process of
communication started in early 50-ies of the XXth century in the USA and some West European countries. Among the founders of this scientific trend we should mention Lesikar who argued that & quot-a total concept of communication in business is developing theory, interpersonal, organizational writing, listening, nonverbal communication. [2, p. 4] In his work of 1982 Seigle suggested that organizational communication seems to be a merging of … myriad … interest areas. [3, p. 305]
Later such authors as Smeltzer, Glab, and Golen (1983) shifted the focus to management communication, where they viewed business communication, and management. [4, p. 21−23] The most interesting arguments were presented by Borrowing Farace and MacDonald'-s who wrote that business communication included the following aspects: business communication'-s traditional domain … involves the structural component, which includes correct letter style, writing style, grammatical use, and report format. [5, p. 73] Thus, the authors held that, traditionally, business communication was oriented toward skills. In 1991 Reinsch presented another definition of the discussed concept. Business communication is communication intended to help a business achieve a fundamental goal, to maximize shareholder wealth. [6, p. 308]
Thus the science of communication possesses a wide range of definitions & quot-What is communication& quot-. Within the frame work of our paper we accept two definitions, one by Keith Davis & quot-Communication is the process of passing information and understanding from one person to another& quot- [7, p. 207] and the one by Newman and Summer & quot-Communication is an exchange of facts, ideas, opinions or emotions by two or more persons& quot-. [8, p. 400] In this way we consider communication as an important aspect of human behavior and intentions, the way to make some reliable and integrated relations. Once mentioned the behavioral aspects of communication we will dwell on the influence of individual peculiarities of a person on the communication process. Every person has individual peculiarities and qualities. And while some of them are gifted at one'-s birth and inherited after parents the other-sare formed under the influence of society as a whole, as well as in the process of
marital relations, work, social and cultural human life [14]. We mean the intellectual, moral, emotional, strong-willed qualities. That is why people are so different when they speak or write or just make some gests or even take a pose or look at a person they are in love and so on and so on. But how do these different psychological types effect business communication if we consider such moral qualities and categories of ethics, possessed by a communicator, as honesty, truthfulness, humility, generosity, duty, conscience, dignity and honor?
Well, first of all it should be mentioned that traditionally, there are four generally accepted types of temper: sanguine, phlegmatic, choleric and melancholic. Swiss psychologist Carl Jung divides the personality into extroverts and introverts. According to his classification, extroverts are sociable, communicative, initiative and can be easily adapted to different conditions. Introverts, in contrast, are focused on their inner world and are inclined to introspection and isolation. These types of temper, of course, are rarely found in their pure form. [9, p. 316] Another approach, Myers-Briggs'- method is used for getting more detailed classification of personality traits. It is named after its founders Isabel Myers-Briggs and her mother and is based on the theory of Carl Jung. The type of people according this method is determined by selecting the human traits of each pair of the dominant features of the four categories. [9, p. 276] The author of the book «Business Ethics», John C. Maxwell describes them in the following way. [10, p. 19]
1. Extroverts (E) focus their energy on the external world. They speak and act. Introverts (I), on the contrary, like to think before doing something. They prefer a job that requires a calm mental alertness.
2. Sensitive people (S) are those who actively use their senses to gather information. They are realists and well oriented in the details and the particularities of this world. Intuitive people (N), on the contrary, see the deeper meaning and extensive development of a situation, as they evaluate the world through their imagination.
3. Logic people (T) make rational, logical conclusions. They can easily identify what is right and what is wrong. They analyze. Emotional people (F), on the contrary, make decisions based on their feelings (and those feelings, in turn, are based on a system of values). They are considerate, diplomatic, and compassionate and inclined to charity.
4. Rational people (J) lead orderly organized life, and the more events in life they can control, it is the better for them. Irrational people (P), on the contrary, are characterized by spontaneous reactions. They welcome new experience.
The classification of people into four types of temperament: NF — romantic, soft- NT — curious, logical- SJ — organized, responsible- SP — playing, free, proposed by Californian psychologist David Kersey can be regarded as the development of this type of theory. [10, p. 26]
As we study business communication we should admit that it is a dialog communication type, in other words such verbal communication, in which moral qualities and personality traits come in full force and according to which one or another individual is associated with a particular type of temper. This means the following. [1, p. 108]
Emotion is a subjective human response to external and internal irritant. It appears in the feelings of pleasure or pain, joy and fear, stress and relaxation. Emotions can be divided into positive and negative. The main reason for the negative emotions is a feeling of dissatisfaction, interpersonal conflicts and stress. Thus we can point out the following barriers. [11, p. 92] a) Barriers of negative emotions
They can negatively impact on the process of communication. One of the major sources of negative emotions is interpersonal clashes. Quarrel, conflict, confrontation generate negative emotions among both sides, among those who is right and among those who is wrong. Therefore, if one expects business conversation, and the reality is that he/she is not in the best mental state, it is most reasonable to abandon the conversation and offer to rearrange it.
b) Barriers of perception
Every person wishes everybody to understand him. But not everyone at the same time does everything necessary to ensure that the meaning of his speech is clear, his intentions are obvious and goals are reasonable. In conversation, if there is a misunderstanding, often both sides are guilty. To achieve the maximal effect of communication, it is necessary to realize the existence of different barriers.
c) Barriers of speech
Emotional state significantly affects the speech. Excitement can cause muscle spasm in speech. The more a person has mastered the skills of communication and public speaking, the better he controls his emotions. Emotional state of a partner is easily recognized during a conversation. A confident communicator gives full value to each word. He firmly says & quot-yes"- and & quot-no. "- George Bernard Shaw wrote that there are 50 ways to say & quot-yes"- and 500 shades of the word & quot-no"-. [8, p. 315] When misunderstanding arises in business communication situations, 90% of it is connected with the fact that your partner can not understand you or does not want.
d) Barriers of installation
Position of a person in the communication process is largely determined by his life experience. It often occurs when a man is convinced in the wrongness of his interlocutor before starting to talk to him. Such talk cannot be called constructive. It is based on the installation, in other words a set pattern, negative reactions and prejudice. Psychologists say that everyone has the installation. Its formation is carried out independently of the mind [15]. Some people reflexively do not like fat people and others do not have a liking for thin ones.
e) Barriers of first impression
Often we do not realize that our relationships with new people are largely predetermined by the first impression. And although they say that the first impression is always often closer to the truth, however, it is not purposive, and often
simply wrong. Judgment should be done according to the whole information but not only to a mere external signs of first impression.
Facial expressions, gestures portray emotions, character, and depth of feelings of a person. Pose also says a lot: beginning from pride and arrogance and ending with subservience and servility. Outward signs of emotional state are disclosed in rapid breathing, red spots on the face and neck, pallor and other symptoms. Clothing of a man says about neatness and accuracy, taste and culture, though all character logical and physiognomic qualities absolutely nothing tell about the issue that you are going to discuss with your partner. [12]
The preceding study contributes into the research of business communication the aspect that it overlapswith other types and forms of communication with the focus on bothinternal and external communication. It covers all quadrants of the communicative phenomenon whether with dyads or collectivities.
References:
1. Котова Н. С Актуальные проблемы творческой интерпретации философских концепций диалога в современной отечественной лингвистике // Известия высших учебных заведений. Северокавказский регион. Серия: общественные науки. 2003, № 11, pp. 106−109
2. Lesikar R. V., & amp- Pettit J. D. Business communication: Theory and application (6th ed.). Homewood, IL: Irwin. 1989. pp. 507
3. Seigle N. Responses to Raymond V Lesikar. The meaning and status of organizational communication. Paterson: The ABCA Bulletin, 1982, pp. 425.
4. Smeltzer L., Glab J., & amp-Golen S. Managerial communication: The merging of business communication, organizational communication, andmanagement. // The Journal of Business Communication, 1983, pp. 24
5. Farace R. V., & amp- MacDonald D. New directions in the study of organizational communication. Milwaukee: Personnel Psychology, 1974, pp. 217
6. Reinsch L. Editorial: What is business communication?// The Journal of Business Communication, № 28, pp. 305−310.
7. Keith D. Human Behaviour at Work (Management). Kansas: McGraw Hill Higher Education, 1985, pp. 480
8. Scott J. Conflicts and the ways of dealing. Philadelphia: Scarecrow Press, 1991, pp. 479
9. Jung C. G. Man and His Symbols. Kesswill: Doubleday, 1986, pp. 430
10. Maxwell John C. Business Ethics. Garden City: FaithWords, 2007, pp. 160
11. Котова Н. С. Диалог как средство социокультурного взаимодействия людей // Гуманитарные и социально-экономические науки, 2005, № 4, С. 92−93.
12. Котова Н. С. Аспекты и характеристики амбивалентной языковой личности // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2006. № 4. 176−182.
13. Охотский И. Е. Формирование личности и профессиональная культура государственного служащего // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2008. № 4. С. 104−120.
14. Павлова Л. Г. Современная языковая ситуация и речевая культура государственного служащего // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2009. № 1. С. 37−47
15. Давтян М. Г., Кондратенко Е. Н. Политическая культура в россии и проблемы её формирования в современных условиях // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2012. № 4. С. 145−152
УДК 336. 74
БИТКОИН И ЕГО РАЗВИТИЕ В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ BITCOINS AND IT'-S DEVELOPMENT IN THE MODERN ECONOMY
Брюхов О. В. студент 3 курса Южно-российского института управления — филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
BRYUKHOV O.V., Student of South-Russian Institute of the Presidential Academy of National Economy and Public Administration
В статье анализируется роль криптовалюты биткоин. Рассматривается история развития это криптовалюты модели управления госслужбой, действующие в этих государствах. Рассказывается о плюсах и минусах биткоина.
Ключевые слова: электронные деньги, игровые валюты, виртуальные валюты, криптовалюты, биткоин.
The article examines the role сгу_ptocurrency Bitcoin. Examines the history of the development of this model сгу_'-ptocurrency civil service management, in these States. Describes the pros and cons of Bitcoin.
Key words: e-money, game currencies, virtual currencies, cryptocurrencies, bitcoin
Мировая экономика находится в непростой ситуации. Сказать о том, что видны тенденции к улучшению, к сожалению, сейчас нельзя. Многие привыкли существовать в условиях хрупкого равновесия последних нескольких лет: в европейской экономике все плохо, в США хорошо, а динамику на мировом рынке задает Китай и еще несколько развивающихся стран. В последнее время есть предпосылки к существенным изменениям в экономике Китая, что не добавляет остальным членам мирового сообщества оптимизма [4].
Один из путей улучшения (оптимизации) мировой экономики является использование криптовалюты, а именно биткоина.
Прежде всего необходимо дать толкование и историческую справку, что есть «биткоин».
Биткоин — это пиринговая (децентрализованная) система электронной наличности, использующая одноимённую цифровую валюту, которую часто называют «криптовалютой» или виртуальной валютой. Сеть полностью децентрализована, не имеет центрального администратора или какого-либо его аналога. [1]
На основе идеи криптовалюты «b-money», в 2008 году группа авторов (автор) под псевдонимом Сатоси Накамото опубликовала файл с описание принципа работы децентрализованной сети.
В 2009 году Накамото завершил разработку протокола и запустил его.
Платежное средство в биткоине — это цифровые монеты (клиптогра-фическую сущность, которая отвечает определенным требованиям).
Принципиальное отличие биткоина от других систем электронных денег в том, что биткойн не является денежным заместителем. Он ничем не обеспечен. Его эмитентом является ни конкретное лицо, а участники системы. Однако никто в момент эмиссии биткойнов не берет на себя обязательства обменивать их на что-либо другое пофиксированному курсу.
Единицей учета в системе является один биткоин. При этом минимальный объём транзакции составляет 10−8 биткоина.
Система биткоин функционирует на основании программного обеспечения с открытым исходным кодом, что исключает наличие скрытых «лазеек» и не документированных возможностей в работе системы и, следовательно, частично гарантирует её надежность. [2]
Биткоино бразует одноранговую сеть, т. е. не предусматривает наличие какого-либо руководящего органа. Система функционирует просто как взаимодействие между равноправными пользователями.
Биткоин не зависит от какого-либо центра, занимающегося эмиссией валюты [5]. Эмитировать валюту может любой пользователь системы. Данные о перемещении денежных средствх ранятся в распределённой базе данных, находящейся на компьютерах пользователей. Синхронизация базы данных между пользователями производится автоматически с использованием технологии, построенной на пиринговом сетевом протоколе[6].
Надежность системы гарантируется использованием криптографических средств защиты.
Единственный способ увеличения денежной массы этой криптовалюты является процесс подбора подписи блоков (майнинг). Также стоит ответить еще один термин.
Майнер- клиент-программа для майнинга. Для участия в пуле нужна отдельная клиент-программа, т.к. обычный Вйсот-клиент майнинг в пуле не поддерживает.
Также майнером называют аккаунт для одной клиент-программы участника на пуле. Один участник может создать несколько майнеров без дополнительной регистрации на пуле, чтобы использовать несколько клиент-программ (разных типов и/или на разных компьютерах) и получать доход от них в один кошелёк.
Интерес и известность, в широких массах, система биткоин получила в октябре 2013 года. Это произошло из-за того, что в Китае возрос спрос на цифровые деньги. 19 ноября 2013 г. в Конгрессе США проходило первое заседание, посвященное криптовалюте. На этом заседании прозвучало заявления главы Федеральной резервной системы Бена Бернанке. А своем заявлении он назвал виртуальные валюты перспективными, особенно если они позволяют осуществлять платежи быстро и безопасно. Эти два события и послужили тому, что 29 ноября 2013 года за одну цифровую монету системы биткоин на электронной площадке торгов «Mt. Gox» давали 1242 USD, для сравнения на этот же момент времени унция золота торговалась по цене 1240 USD.
Курс этой криптовалюты определяется исключительно лишь балансом спроса и предложения. Ниже представлен график стоимости биткоина за 2013 год на момент закрытия торгов.
На этом графике видно два всплеска роста биткоина:
1) Начало апреля 2013 года
2) С конца октября 2013 года.
Первый всплеск можно связать с заявлением правительства Кипра, которое объявило о том, что банкам страны придется списать часть долгов заемщиков, которые будут записаны в убытки акционерам, кредиторам и даже крупным держателям депозитов. Люди как можно быстрее забирали свои вклады. Многие их них вложили часть своих денежных средств в биткоины.
Причина второго всплеска была описана ранее.
А (?а
ш 1300
Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь Январь'-14 Февраль
Месяц
Рисунок 1: курс биткоина по отношению к доллару США По мнению Германа Грефа, криптовалюты — это очень интересный международный эксперимент, который ломает парадигму валютной эмиссии. И их определено не стоит запрещать, но следует попытаться понять, изучить и, возможно, начать правильно регулировать. [3]
У биткоина существует ряд, как преимуществ, так и недостатков.
Преимущества:
1) Децентрализация и невозможность контроля.
2) Всегда работает
3) У системы биткоин нет границ.
4) Анонимность
5) Прозрачность
6) Безопасность от взлома
7) Быстрые транзакции.
8) Необратимость транзакций.
9) Дружественность к пользователю.
К недостаткам можно отнести:
1) На рисунке 1 показано, что происходят сильные колебания курса. Тем самым видно, что валюта становиться очень рискованным средством хранения крупных сумм.
2) Бесконечный рост лога транзакций (но нужно учитывать, что объемы носителей информации тоже растут).
3) Несмотря на необязательность комиссий, транзакции с нулевой комиссией почти наверняка надолго застрянут. Потому кошелёк может требовать минимальную комиссию.
4) Безопасное получение из недоверенного источника в среднем занимает 10 минут (среднее случайное время хотя бы одного подтверждения транзакции одним из майнеров).
5) В любой момент может начаться давление на биткоин со стороны тех, кому он не выгоден (как это произошло 18 декабря 2013 года, когда Народный банк Китая запретил платежным операторам обслуживать сделки с биткоинами)
Исходя из всего вышесказанного, можно сделать следующие выводы:
1. Биткоин вполне может занять свою нишу в средствах платежа в области электронной коммерции. Еще эта цифровая монета может превратиться в серьезного конкурента для традиционных денежных переводов
2. Будучи децентрализованной системой с открытым исходным кодом, Биткоин является первой платежной сетью, которая функционирует лишь благодаря своим пользователям и не имеет контролирующих органов. Даже разработчики Биткоин не в силах изменить протокол, если достаточное количество пользователей, разработчиков и майнеров не будут согласны с изменениями.
3. Отсутствие центра управления, а значит отсутствие географических границ использования валюты это «децентрализацией доверия».
Правительства стран не могут регулировать Bitcoin, потому что новая денежная единица и ее сеть распределения возникли без национальных регуляторов и платежных посредников.
Список литературы:
1. Гринберг Э. Виртуальный золотой стандарт. URL: http: //www. forbes. ru/tehno/internet-i-telekommunikatsii/67 492-virtualnyi-zolotoi-standart
2. Власов А. В. Электронные деньги и эволюция теории происхождения денег // Наука и образование: хозяйство и экономика- предпринимательство- право и управление. 2012. № 12. С. 13−23.
3. Россия не должна мешать Bitcoin — Герман Греф. URL: http: //cryptoff. net/interview/bitcoin-russia-gref-225/
4. Харченко И. С. Государство и проблемы модернизации российской экономики // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2010. № 1. С. 93−106.
5. Игнатова Т. В., Чекунов А. С. Управленческие и организационные приоритеты модернизации МВФ и ВТО // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2013. № 1. С. 56−68
6. Авдулов Н. С. К вопросу о модернизации // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2011. № 1. С. 58−65.
УДК 349. 4
СПЕЦИФИКА ЗЕМЛИ КАК ОБЪЕКТА ПРАВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
ЗЕМЕЛЬНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ SPECIFICS OF THE EARTH AS AN OBJECT RIGHT TO REGULATE LAND RELATIONS
Восканян А. Э. студентка 422 группы юридического факультета ЮРИУ РАНХиГС
Voskahyan A.E.
Second-year student, Department of law of The South Russian Institute of The Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration
В статье анализируется земля как объект правового регулирования земельных правоотношений. Подробно рассматривается сущность и специфика земли в рамках земельного и гражданского права. Выявляется ряд проблем, имеющихся на данный момент в правовом регулировании земли как объекта земельных правоотношений. Предлагается ряд изменений, а также делаются выводы о механизме регулирования и дальнейшей целесообразности совершенствования данных правоотношений.
Ключевые слова: объект земельного права, соотношение земельного и гражданского законодательства, особенности земельных правоотношений, земля как объект правоотношений.
The article analyzes the land as an object of legal regulation of land relations. Detail the nature and specificity of land within the land and civil rights. Revealed a number of problems currently available in the legal regulation of land as an object of land relations. Proposes a number of changes, and draws conclusions
about the mechanism of regulation and feasibility offurther improving these relationships.
Key words: to land rights- value of land and civil law- especially land relations- land as an object relations.
Одной из главнейших причин недостаточной теоретической проработанности проблемы земельных правоотношений является переход России к новому государственному строю, который повлёк за собой коренные изменения во всех сферах жизни общества, в том числе и в правовой.
Также проводимые в России реформы в сфере имущественных отношений, обусловленные большим количеством изменений в гражданского законодательства в связи с принятием и разработкой новых концепций, в последние годы обусловили новый всплеск интереса к проблеме соотношения норм гражданского и земельного законодательства. [1, с. 37]. Одной из таких концепций явилась Концепция развития законодательства о вещном праве. Вопрос о правовой форме объекта земельных отношений и его соотношении с сущностью земли как объекта природы и ресурса остается не решенным по сей день. [2, с. 23]
Основная суть проблемы заключается, прежде всего, в том, насколько именно земля является объектом гражданских правоотношений, могут ли нормы гражданского права учитывать и разумно предусмотреть всю необходимую специфику рационального использования и охраны земли как природного объекта и природного ресурса.
«Теоретическое» обоснование данной позиции состоит в том, что по мнению большинства ученых, «имущественные отношения по совершению сделок с земельными участками отвечают критериям гражданско-правового отношения (регулируются методом юридического равенства сторон, объектом является недвижимая вещь и т. д.), в связи с чем их и необходимо относить к предмету только лишь гражданско-правовой отрасли и регулировать
соответственно гражданским законодательством, при этом отдавая приоритет нормам ГК РФ. Так, данные правоотношения будут отграничены от тех отношений, которые подпадают и составляют предмет земельного права, являющимся публичными по методу регулирования и преследующими основную цель -сохранение земли как основы жизни и деятельности людей»
Бесспорно, что земля будучи основным природным ресурсом и главным природным объектом, является также объектом недвижимости «по природе». Однако, несмотря на теоретическую и практическую значимость правового регулирования отношений по использованию и охране земли, в настоящий момент законодатель не проводит четких содержательных различий между землей как природным объектом и природным ресурсом, особенно если рассматривать данный вопрос в контексте иного природоресурсного законодательства. [3, с. 34]
Между тем большинство ученых и вовсе не проводят различий между данными понятиями, а наоборот отождествляют понятия природный ресурс и объект. Так, например, В. Е. Некрасов указывает: «земля как природный объект и природный ресурс -это естественно возникший компонент природной среды, поверхностный (в том числе почвенный) слой суши, расположенный над недрами, характеризующийся особым органоминеральным составом, строением, границами в пространстве, и выполняющий необходимые для обеспечения жизнедеятельности человека и окружающей среды функции». По мнению И. Б. Калинина, природные ресурсы представляют собой всю совокупность природных объектов, содержащих вещества, полезные свойства которых используются или могут быть использованы человеком. Природный объект, по его мнению, это ограниченный в пространстве комплекс взаимосвязанных материальных элементов природы естественного происхождения.
[4, с. 26]
Таким образом, земельное законодательство обращается прежде всего к главному свойству земли — быть основным ресурсом хозяйственной дея-
тельности. Именно на это свойство и нацелены ключевые положения законодательства о делении на категории и зонировании земель. Иными словами, правовая форма земли как материального объекта правоотношений отношений возникает под воздействием факторов в большей степени «неюридического» характера, таких как: естественные качества земли, блага, предоставляемые землей, и тех сформированных в обществе интересов, которые на потребление этого блага направлены. По этой причине законодательство рассматривает земельный участок не только в качестве недвижимости, но и как ресурс.
Однако, необходимо заметить, что в последние годы все больше появляются принципиально новые доктринальные подходы к вопросу о соотношении природных объектов и ресурсов. Один из таких подходов сформулировал В. Д. Мазаев, предполагая совершенно новую обособленную научную категорию «национального достояния», в соответствии с которой существуют такие ресурсы и права, которые народ оставляет за собой, не передавая все полномочия собственника на эти объекты публичным образованиям. [5, с. 47]
За народом, согласно такому подходу, остается прежде всего право на непосредственное осуществление права собственности, и сам народ устанавливает непосредственные формы контроля за их использованием. В этом смысле национальное достояние — это отношения осуществления непосредственного режима собственности по отношению к наиболее значимым общественным объектам и правам со стороны народа.
Не менее важной на сегодняшний день остается проблема соотношения понятий земли и почвы. В настоящее время четкое регламентированное юридическое определение понятия «почва» отсутствует. Следует поддержать высказанное в научной литературе мнение о том, что почва — это поверхностный слой земли, который является природным образованием (компонентом природной среды), обладающий естественным или приобретенным в ре-
зультате хозяйственной или иной деятельности плодородием, пространственно-качественными характеристиками, и выполняющий экологические, санитарно-гигиенические и хозяйственные функции [6, а 30]
Понятие термина «земля» на законодательном уровне не раскрывается. В научной литературе делаются попытки вывести универсальное определение «земли», которое впоследствии закрепить в законе. Так, например, Моторин Е. П. предлагает в качестве «земли» понимать поверхностный слой земной коры, являющийся одной из основных составляющих среды обитания человека, предназначенный для самостоятельного использования в качестве средства производства в сельском и лесном хозяйстве, либо в качестве пространственной основы осуществления хозяйственной и иной деятельности человека. [7, с. 48]
На нормативном уровне термин «земля» раскрывается лишь в ГОСТе 26 640−85 «Земли. Термины и определения», в п. 1 которого сказано, что земля — это важнейшая часть окружающей природной среды, характеризующаяся пространством, рельефом, климатом, почвенным покровом, растительностью, недрами, водами, являющаяся главным средством производства в сельском и лесном хозяйстве, а также пространственным базисом для размещения предприятий и организаций всех отраслей народного хозяйства. Данное определение, безусловно, имеет практическую ценность, позволяет правильно вести земельно-кадастровую документацию и разрешать земельные споры. Однако всё же, оно не снимает потребности в разработке понятия «земля» как объекта правовых отношений. Указанное определение хотя и содержит в себе свойства земель, имеющие значение для правового регулирования земельных отношений, но в силу узкоцелевого назначения самих ГОСТов недостаточно раскрыть важнейшие элементы этих свойств. Кроме того, нельзя забывать, что ГОСТы не имеют законодательной силы, т.к. являются лишь нормативными документами по стандартизации, и содержащиеся в них стандарты обя-
зательны к исполнению касательно лишь достаточно ограниченного круга вопросов.
В качестве объектов земельных отношений непосредственно Земельный кодекс РФ определяет не только земельные участки и части земельных участков, но и землю как природный объект и природный ресурс. Таким образом, земельное законодательство в данном случае обращается прежде всего к сущности объекта. Именно поэтому специфика правового регулирования земельных отношений возникает не только из правовой формы, но и из свойств объекта общественных отношений -земли, который оказывается в поле зрения правового регулирования.
Ради справедливости, стоит отметить, что совершенно неприемлемым для многих ученых и специалистов в области земельного права является тот факт, что пробелы, которые имеются по различным причинам в теории земельного права и земельном законодательстве, восполняются за счет норм гражданского права, которые по своей сути не способны и не могут обеспечить оптимальное регулирование земельных правоотношений [9, с. 50]. Исходя из того, что цивилисты не воспринимают землю как бесценный дар человечеству и уникальное средство производства, а лишь юридически приравнивают ее к другим объектам гражданских прав, таких как деньги и другое имущество. Поэтому, я считаю, что необходимо показать саму специфику земельных правоотношений, и делать это прежде всего с точки зрения их объекта — земли. Ведь, если бы не было этого элемента, то земельные правоотношения вообще бы не возникали, отпала бы сама целесообразность их возникновения, ввиду отсутствия такой необходимости. [8, с. 83]
Главный вывод на данный момент состоит в том, что вопрос о земле как об объекте непосредственно земельных правоотношений нуждается в дальнейшей теоретической разработке и проработанности, с целью создать необходимую базу для принятия законодательных актов, которые бы свою оче-
редь были способны, в полной мере, восполнить пробелы земельно-правового регулирования.
Список литературы:
1. Мисник Г. А. Модернизация правового института собственности на природные объекты в свете проекта изменений Гражданского кодекса РФ// Северо-Кавказский юридический вестник. 2012. № 3 С. 37−42-
2. Головченко В. Е. Правовой режим земли как природного объекта и ресурса // Новая правовая мысль. — Волгоград, 2010, № 6. С. 23−29.
3. Галинoвcкaя Е. А. Особенности включения земли в правовые отношения в качестве объекта // Журнал российского права. 2012. N 8. С. 34−38.
4. Головченко В. Е. Правовой режим земли как природного объекта и ресурса // Новая правовая мысль. — Волгоград, 2010, № 6. С. 23−29.
5. Мaзаев В. Д. Понятие и конституционные принципы публичной собственности. — М., Институт права и публичной политики. 2004. С. 46−49.
6. Гaлинoвcкaя Е. А. Особенности включения земли в правовые отношения в качестве объекта // Журнал российского права. 2012. N 8. С. 29−33.
7. Икoницкaя И. А. Право собственности на землю в России и ЕС. Правовые проблемы. М., 2009. С. 40−45.
8. Балин М. В. Изъятие земельного участка как мера ответственности за нецелевое использование земли // Северо-Кавказский юридический вестник. 2009. № 2. С. 83−88.
9. Моторин Е. П. Особенности субъектного состава правоотношений по возмещению вреда в сфере землепользования// Северо-Кавказский юридический вестник. 2010. № 4. С. 48−51
УДК 338. 27
Глущенко А. В студентка ЮРИУ РАНХиГС
Glushenko A.V. student of The South Russian Institute
of Administration of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration.
МЕТОДЫ И МОДЕЛИ АНАЛИЗА ДИНАМИКИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ
ПРОЦЕССОВ
METHODS ANDMODELOF ANALYSISOF ECONOMIC PROCESS-
ESDYNAMICS
В статье рассматриваются методы и модели анализа динамики экономических процессов на примере метода сглаживания временных рядов. Приведены примеры методов сглаживания. Выбираются параметры для методов сглаживания.
Ключевые слова: временный ряд, аналитического выравнивание, механическое выравнивание, метод экспоненциального сглаживания.
The paper analyzes methods and models of dynamic analysis of economic processes on the example of the smoothing method of time series. There are examples of smoothing methods. The parameters are chosen for smoothing methods.
Key words: time series, smoothing methods.
Одним из важных направлений в прогнозировании экономической ситуации является анализ динамики экономических рядов. Отметим, что в экономических системах происходят динамические процессы и, если изучить и проанализировать данные процессы, то можно подобрать оптимальные моде-
ли для социально-экономических систем. Отметим, что экономические процессы могут быть представлены случайным блужданием подробнее см. [1]. В статье рассматривается методы анализа временных рядов, а именно сглаживания временных рядов. При исследовании важно знать тенденцию развития рассматриваемого процесса, поскольку часто тенденция развития экономического процесса во времени скрыта необходимо применять методы сглаживания (выравнивания). Отметим, что анализ, оценивание и статистический учет является одним из ключевых аспектов исследований в области экономики (подробнее см. [2], [3], [4]).
Методы сглаживание временных рядов можно подразделить на две основные группы: аналитическое выравнивание и механическое выравнивание. Рассмотрим сначала наиболее простой метод скользящей средней из группы методов механического сглаживания. Метод сглаживания можно рассматривать как метод сведения к стационарности. Пусть временной ряд имеет вид: у1, у2,…, уп. Определяется интервал сглаживания m, который меньше размера ряда. Интервал сглаживания берется большого размера, если необходимо сгладить мелкие беспорядочные колебания, и интервал небольшого размера, если нужно сохранять мелкие колебания. Если условия равные, то интервал берем нечетным. Для вычисления сглаженных уровней ряда применяется формула:
ус = -^-, t & gt- р, р = (т — нечетное).
Отметим, что для четных m данная формула существенно усложняется (подробнее о данном методе см. [5, с. 154]). В результате этой процедуры получается п-т+1 сглаженных значений, а p первых и p последних уровней ряда не сглаживаются.
Метод экспоненциального сглаживания: особенность данного метода заключается в том, что используются значения предыдущего уровня с весами, вес уменьшается с удалением от момента времени. Для которого опреде-
ляется сглаживание. Экспоненциальное сглаживание осуществляется по формуле: St = ayt + (1 — a) St-1, а? (0,1), t = 1,2,., п, а- параметр сглаживания, (1-а) — коэффициент дисконтирования. Заметим, что при решении задач в качестве S0 часто берут значение у1 или среднее арифметическое первых членов ряда [5, с. 156]. При прогнозировании важно выбрать значение параметра сглаживания, которое влияет на точность прогнозов. Отметим, что при экспоненциальном сглаживании не теряются ни начальные, ни конечные уровни сглаживаемого временного ряда. Отметим, что методы скользящего среднего и экспоненциального сглаживания реализованы в MS Excel в «Анализе данных», при этом строится только один ряд и для подбора параметров необходимо будет вызывать данные опции отдельно для каждого параметра.
Рассмотрим следующие примеры (постановку задачи см. в [5, с. 187]). Заданы 10 периодов и необходимо сгладить временной ряд описанными выше способами. Для решения данной задачи воспользуемся MS Excel (график прогноз на рис. 1 и 3. иллюстрирует сглаженный ряд).
Таблица!
Текущий номер периода 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Трудоемкость производства 7,9 8,3 7,5 6,9 7,2 6,5 5,8 4,9 5,1 4,4
-Трудоемкость производства — Прогноз
2
3
4
5
6
7
8
9
Рис. 1. Скользящее среднее при m=3
Главная Вставка Разметка страницы Формулы Данные Рецензирование Вид Надстройки
S Получить внешние данные * ij^v [Цз] Подключения Ш Свойства Обновить все * ~~~ Изменить связи л| Пшм я* |j|A Я| Сортировка VI Очистить ^ Применить повторно Фильтр, V Дополнительно 31 II Текст по Удалить столбцам дубликаты * Ф Группировать т Разгруппировать т 1 Промежуточные итоги Анализ данных? ф Поиск решения
Подключения Сортировка и фильтр Работа с данными Структура ft Анализ
С4 — t | =СРЗНАЧ (В2: В4) ?
А В С? F н i к L м |
1 Текущий номер периода Трудоемкость производства Скользящее среднее
2 1 7,9 ttH/Д
3 2 8,3 #Н/Д
4 3 Ф, 5 7,9
5 4 6,9 7,566 666 667
6 5 7,2 7,2
7 6 6,5 6,866 666 667
8 7 5,8 6,5 =
9 8 4,9 5,733 333 333
10 9 5Д 5,266 666 667
11 10 4,4 4,8
12
13
14
15
Рис 2. Пример реализации в MS Excel при использовании «Анализ данных»
В данном случае более точный прогноз при т=3. При экспоненциальном сглаживании в качестве взяли значение у1, заметим, что лучший результат сглаживания для данного ряда получен при, а =0,9.
Таким образом, анализ динамики экономических рядов является одним из важнейших способов прогнозирования экономических процессов. А такие методы сглаживания временных рядов как аналитическое выравнивание и механическое выравнивание, помогают понять тенденцию экономических процессов. Если в ряде присутствует циклическая компонента необходимо оценить не только тренд, но и циклическую компоненту. Одновременно сде-
лать это проще с помощью метода скользящего среднего. Методы анализа временных рядов широко представлены во многих универсальных статистических пакетах, например, STADIA и SPSS (подробнее см. [6, с. 393]).
Список литературы:
1. Белявский Г. И., Данилова Н. В., Никоненко Н. Д. Случайные блуждания с пропущенными слагаемыми // Сибирский журнал индустриальной математики Октябрь-декабрь. 2013. Том XVI. № 4(56), С. 21−28.
2. Солодков Г. П., Рубинская Э. Т., Рубинская Э. Д. Теоретико-методологические основы анализа и методологические вопросы изучения региональной внешнеэкономической деятельности // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2008. № 3, С. 61−71.
3. Очкин О. А., Сухорукова Т. А. Особенности статистического учета ненаблюдаемой (теневой) экономики: Российский опыт// Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2008. № 4, С. 121−134.
4. Шепелова Н. С., Гусакова В. И. Методы оценки национального благосостояния в условиях мирового кризиса// Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2013. № 2, С. 99−106.
5. Федосеева В. В. Экономико-математические методы и прикладные модели. М., 2000.
6. Тюрин Ю. Н., Макаров А. А. Анализ данных на компьютере. Изд. 3-е, пере-раб. и доп. /Под ред. В. Э. Фигурнова. М.: ИНФРА-М, 2002.
УДК 349. 2:342. 9
ПРИОРИТЕТ ТРУДОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА НАД АДМИНИСТРАТИВНЫМ В СЛУЖЕБНЫХ ОТНОШЕНИЯХ PRIORITY OF THE LABOUR LEGISLATION OVER ADMINISTRATIVE
IN THE OFFICE RELATIONS
Габараева З. В. студентка 3 курса юридического факультета ЮРИУ РАНХ и ГС при Президенте РФ
Gabaraeva Zarina Vladimirovna 3rd year student of the law faculty South-Russian Institute of management Russian Academy of national economy
and state service under the RF President
В статье рассматриваются проблемы соотношения норм административного и трудового права в сфере государственной гражданской службы. В ходе анализа выявляются две основные и принципиально различные позиции. Делаются выводы о регулировании служебных отношений комплексными нормами действующего законодательства.
Ключевые слова: государственная гражданская служба, трудовой договор, служебный контракт, приоритет законодательства, коллизионная норма.
The article considers the problem of correlation of the rules of administrative and labor law in the field of the state civil service. The analysis revealed two basic and fundamentally different position. Conclusions are made about the regulation of the service relationship by complex norms of the current legislation.
Key words: state civil service, labor contract, service contract, priority legislation, the collision rule.
Одним из наиболее сложных вопросов правоприменения в сфере государственной гражданской службы является вопрос о соотношении норм административного и трудового права. Профессиональная деятельность государственных гражданских служащих (в отличие, например, от военнослужащих) всегда в той или иной степени регулировалась нормами трудового права, однако объем этого регулирования в разные периоды был различен.
В регулирующих актах встречаются указания, которые толкуются некоторыми специалистами различным образом.
В ходе обсуждения о путях продвижения и улучшения этого законодательства выявились две основные, отличающиеся друг от друга, позиции.
Первая аргументируется учеными в сфере трудового права. Она заключается в том, что отношения государственных гражданских служащих, возникающие в связи с поступлением на государственную службу, ее исполнением и прекращением, — это не что иное, как трудовые отношения.
Такой подход соответствует ст. 11 Трудового Кодекса Р Ф [1], предусматривающей, что особенности правового регулирования труда отдельных категорий работников, в том числе государственных служащих, устанавливаются ТК РФ и иными федеральными законами, а также Конвенцией МОТ от 27 июня 1978 г. N 151 & quot-О трудовых отношениях на государственной службе& quot-, рассматривающей государственных служащих как наемных работников [2].
Вторая точка зрения аргументируется представителями административного права. В её основу положены следующие идеи и суждения. Государственная служба как публично-правовой институт должна представлять собой единую систему, основанную на служении государству в целом, а не отдельному государственному органу. Поступление на государственную служ-
бу не может рассматриваться по типу отношений служащих по найму, так как соответствующий государственный орган и назначенное лицо не создают и не намеревались создавать частноправовые отношения. В этих отношениях неприменимо трудовое правоотношение, потому что отношения в публично-правовой сфере возникают на основе акта субъекта публичного права, а не частноправового договора [9]. Назначение на должность определяется законом. Договор при поступлении на государственную службу существует. Но его суть сводится к согласию гражданина поступить на службу и субъекта публичного права — принять его.
С назначением государственного служащего на должность договор вообще не имеет никакого значения, поскольку он обязан всецело подчиняться организационным требованиям соответствующего субъекта публичного права.
По поводу данного высказывания следует заметить, что трудовое право не относится в чистом виде к частному праву. Природа трудовых отношений предполагает их регулирование как в соответствии с частноправовыми началами (которое проявляется в формальном равенстве сторон трудового договора и свободе труда), так и на основании публично-правовых начал (проявляющихся, в частности, в подчинении работника трудовому распорядку, распоряжениям и указаниям работодателя и др.). Публично-правовые начала проявляются и в защите работника правовыми нормами, гарантирующими ему определенный уровень условий труда. Это обстоятельство является общепризнанным в науке не только трудового, но и других отраслей права [8].
Существование в правовом статусе государственных служащих частноправовых и публично-правовых составляющих доказывает сходство трудовых отношений и служебных отношений на государственной гражданской службе. Какое бы место ни отводилась договору, его наличие уже само по себе привносит в возникающие отношения частноправовой компонент, который чужд административному праву.
Функционирование государства и его органов немыслимы без труда людей, которые выполняют подобного рода деятельность. Безусловно, их труд имеет целый ряд отличий, но от этого он не становится чем-то таким, что не может быть названо работой. Как отмечает Л. А. Чиканова, & quot-любая профессиональная деятельность по своему содержанию является трудом, то есть целесообразной, осознанной и волевой человеческой деятельностью& quot-, с чем можно согласиться [3].
Можно привести и другие аргументы в пользу обоснования невозможности применения трудового законодательства к служебным отношениям на государственной службе. В частности, невозможность применения к таким отношениям правил, предусмотренных ТК РФ, о фактическом допущении к работе, если трудовые отношения не оформлены надлежащим образом. Напомним, что в соответствии со ст. 67 ТК РФ трудовой договор, не оформленный надлежащим образом, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех дней со дня фактического допущения работника к работе. То, что приведенная норма не должна (не может) применяться к государственным служащим, сомнений не вызывает. Более того, учитывая специфику их профессиональной трудовой деятельности, к ним не могут применяться и многие другие правила ТК РФ. Однако это и есть одна из тех особенностей в правовом регулировании их труда.
В самом деле, ст. 5 ТК РФ устанавливает: & quot-Нормы трудового права, содержащиеся в иных федеральных законах, должны соответствовать настоящему Кодексу. В случае противоречий между настоящим Кодексом и иным федеральным законом, содержащим нормы трудового права, применяется настоящий Кодекс. Если вновь принятый федеральный закон, содержащий нормы трудового права, противоречит настоящему Кодексу, то этот феде-
ральный закон применяется при условии внесения соответствующих изменений в настоящий Кодекс& quot-.
Статья 73 Федерального закона от 27. 07. 2004 N 79-ФЗ & quot-О государственной гражданской службе Российской Федерации& quot- [4], в свою очередь, четко устанавливает преимущество специального законодательства о государственной гражданской службе над нормами трудового права и гласит: & quot-Федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, содержащие нормы трудового права, применяются к отношениям, связанным с гражданской службой, в части, не урегулированной настоящим Федеральным законом& quot-.
Таким образом, с одной стороны, деятельность государственных служащих находится вне сферы регулирования трудового законодательства, а с другой — поскольку все нюансы такой деятельности урегулировать в специальном законе не представляется возможным — эти отношения регулируются нормами трудового права.
В то же время законодатель в рамках общего Федерального закона & quot-О государственной гражданской службе Российской Федерации& quot- не определяет правовую природу служебного контракта, который заключается при поступлении на государственную службу. Это и дает основания в юридической литературе высказывать диаметрально противоположные мнения.
Представляется, что ответ надо искать, прежде всего, в сути понятийной категории & quot-контракт"-. В обобщенном виде в толковых словарях русского языка дается следующее определение данного понятия, так раскрывающее его смысловое значение: & quot-контракт (от лат. contractus — сделка, соглашение, договор) — это письменный договор, соглашение со взаимными обязательствами заключивших его сторон& quot- [5]. Таким образом, какая бы правовая природа ни придавалась заключаемому между сторонами служебному контракту, он по своей сути может быть исключительно договором.
Очевидно, что при таком несовпадении научных мнений относительно правовой природы служебного контракта при осуществлении государственной службы следует обратиться к позиции Конституционного Суда Р Ф, который, отмечая наличие специфики государственно-служебных отношений, обусловливающей необходимость установления специального правового статуса государственного гражданского служащего, признал соответствующим Конституции Р Ф распространение на женщин, находящихся на государственной службе, комплекса правовых гарантий, предоставляемых действующим трудовым законодательством женщинам [6]. А, следовательно, неконституционными — нормы, которые ограничивали доступ женщинам, находящимся на государственной службе, к указанным трудоправовым гарантиям.
Таким образом, в данном случае мы имеем дело с коллизией двух коллизионных норм (коллизия коллизий). Соответственно, ссылка ни на одну из них сама по себе не может рассматриваться аргументом в пользу признания приоритета той или другой, и для разрешения вопроса необходимо воспользоваться общими правилами разрешения коллизий: 1) если противоречат друг другу акты одного и того же органа, но изданные в разное время, то применяется последний по принципу, предложенному еще римскими юристами: & quot-Позже изданный закон отменяет предыдущий во всем том, в чем он с ним расходится& quot-- 2) если расходятся общий и специальный акты одного уровня (коллизии по горизонтали), то применяется последний, если разного уровня (коллизии по вертикали), то общий [7].
Можно отметить, что данные правила в настоящее время получили свое закрепление не только в теории права, но и в Постановлении Конституционного Суда Р Ф от 29. 06. 2004 N 13-П: & quot-В отношении федеральных законов как актов одинаковой юридической силы применяется правило lex posterior derogat priori (& quot-последующий закон отменяет предыдущие& quot-), означающее, что даже если в последующем законе отсутствует специальное предписание об отмене ранее принятых законоположений, в случае коллизии между ними
действует последующий закон- вместе с тем независимо от времени принятия приоритетными признаются нормы того закона, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений& quot-.
Опираясь на действующее законодательство, руководствуясь позициями ученых, высказавшихся по теме правового регулирования труда государственных служащих, а также изложенными выше соображениями, я склоняюсь к тому, что, собственно, служебные отношения регулируются комплексными нормами действующего законодательства- они входят в сферу регулирования отрасли трудового права. Влияние трудового законодательства в современных условиях на отношения государственной гражданской службы следует охарактеризовать как субсидиарное. Перенятые нормы становятся частью отрасли права, из которой они заимствованы для урегулирования нетипичных, более сложных по своему составу отношений, в частности государственно-служебных.
Список литературы:
1. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30. 12. 2001 N 197-ФЗ // & quot-Собрание законодательства РФ& quot-. N 1 (ч. 1). 2002.
2. Конвенция N 151 Международной организации труда & quot-О защите права на организацию и процедурах определения условий занятости на государственной службе& quot-. (Заключена в г. Женеве 27. 06. 1978) // Конвенции и рекомендации, принятые Международной Конференцией труда. 1957 — 1990. Т. II.- Женева: Международное бюро труда. С. 1883 — 1887. 1991.
3. Чиканова Л. А. Правовое регулирование служебных отношений на государственной гражданской службе: вопр. теории и практики // Журнал рос. права. 2005. N 4.
4. & quot-Собрание законодательства РФ& quot-. N 31. 2004.
5. См., например: Чудинов А. Н. Словарь иностранных слов, вошедших в
состав русского языка. СПб., 1910- Большой толковый словарь русского языка / Сост. и гл. ред. С. А. Кузнецов. 1-е изд. СПб.: Норинт, 1998- Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений / Под ред. Н. Абрамова. М.: Рус. словари, 1999- и др.
6. Постановление Конституционного Суда Р Ф от 22. 11. 2011 N 25-П & quot-По делу о проверке конституционности положений части 4 статьи 31, пункта 6 части 1 статьи 33 и статьи 37 Федерального закона & quot-О государственной гражданской службе Российской Федерации& quot- в связи с жалобой гражданки В.Ю. Боровик& quot- // СЗ РФ. 2011. N 49 (ч. 5). Ст. 7333.
7. Жерукова А. Б. Правовые аспекты и социальные проблемы регулирования трудовых отношений в России в условиях мирового финансового кризиса // Северо-Кавказский юридический вестник. 2011. № 1. С. 66−72.
8. Сулейманова Г. В. Нерешенные вопросы защиты права собственности работодателя средствами трудового законодательства // Северо-Кавказский юридический вестник. 2011 № 3. С. 44−47.
9. Тимошенко И. В. Понятие административной ответственности // Северо-Кавказский юридический вестник. 2009 № 2. С. 74−80.
УДК 36. 34
БЕДНОСТЬ В РОССИИ И ПУТИ ЕЁ ПРЕОДОЛЕНИЯ POVERTY AND WAYS TO OVERCOME IN RUSSIA
Голенко И. В. студент 1 курса ЮРИУ РАНХ и ГС
Golenko I. V.
1st year student of Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration
В статье анализируется состояние бедности в России в настоящее время. Рассмотрены причины возникновения бедности и отношение к бедным граждан Российской Федерации. Предлагаются возможные направления дальнейшего уменьшения в России масштабов бедности и депривации.
Ключевые слова: бедность, иждивенец, отношение общества, минимальная оплата труда, неэффективное управление, коррупция.
The article analyses the state of poverty in Russia at the moment. The author considers the causes of poverty and attitudes toward the poor citizens of the Russian Federation. The paper suggests possible directions for further reduction in Russian poverty and deprivation.
Key words: poverty, dependent, attitude of society, minimum wage, inefficient management, corruption.
Бедным считается человек, уровень доходов которого не позволяет ему получить некий физиологически необходимый минимум жизненных благ,
продуктов, услуг и обеспечить себе & quot-базовое"-, без излишеств качество жизни. Официальная черта бедности в России пролегает в каждом регионе по -разному, но & quot-госрасценки"- всегда ниже реальности. В целом официальный порог бедности примерно на четверть ниже того крайнего предела, который себе представляют люди.
По статистике, в России официально считаются бедными (то есть имеют доход ниже установленного прожиточного минимума) 8,8% населения, или 12,5 млн человек.
В настоящее время социологи разделили бедных россиян на 2 группы: бедные & quot-по доходу& quot- и бедные & quot-по лишениям& quot-. Первые — те, чей доход на одного члена семьи не превышает официальный минимум. Вторые — люди, которые попадают в трудное материальное положение из-за лишений, которые испытывают даже при относительно неплохих доходах (болезнь, иждивенцы и др.). Бедные люди вынуждены постоянно влезать в долги, их дети не имеют шансов получить хорошее образование, а взрослые — повысить квалификацию.
Жизнь бедных семей в России отличается от жизни остальных прежде всего тем, что эти люди плохо питаются. & quot-Нечего есть, на еде экономят& quot- -главный критерий.
Больше половины россиян (52−55%) признаком бедности считают то, что у людей плохое жилье, они не могут позволить себе купить лекарства и обратиться к хорошему врачу, приобрести приличную одежду и обувь.
Серьезная угроза благополучию человека в России — отсутствие работы. Четверть бедных & quot-по доходам& quot- и 17% & quot-по лишениям& quot- трудности испытывают именно поэтому[1].
Путь в бедность можно легко проложить на географической карте по нашим провинциальным дорогам. Максимальный шанс попасть в число бедных & quot-по доходам& quot- имеют сельские жители. И в небольшом городке людям
особенно страшно потерять работу: это автоматически выбрасывает их с рынка труда, и без того не слишком обширного.
Как сделать обычного человека бедным? Есть по крайней мере два способа. Либо денег ему не дать, либо деньги у него отнять. Существует и третий путь — начисто отбить охоту деньги зарабатывать.
В длительной (& quot-хронической"-) бедности россиян есть своего рода точка невозврата, после которой человек теряет надежду на перемены к лучшему. Это в среднем три года, прожитых в крайне стесненных обстоятельствах. Социологи вывели формулу: критичным для России становится ситуация, когда в семье на одного работающего приходится трое иждивенцев.
Отношение общества к бедным меняется. И хотя 71% россиян считает, что эти люди & quot-точно такие же, как все, просто им не везет& quot-, уже почти 30% уверены, что во многом виноват и конкретный человек. Сейчас особым достоинством скромная жизнь не считается. Образ & quot-благородного бедняка& quot- как нравственного мерила в противовес общему & quot-стяжательству"- сильно поблек.
Бедные слои населения чувствуют себя ущербными, стесняются своего положения. Это порой ведет к тому, что они активно стараются прыгать & quot-выше головы& quot- - чтобы купить дорогостоящие товары & quot-как у всех& quot- (мобильный телефон, технику, одежду), набирают банковских кредитов, влезают в долги и зарываются в финансовую яму все глубже и глубже.
У российской бедности явно & quot-женское лицо& quot-. Среди бедных & quot-по доходам& quot- женщины составляют две трети, равно как и среди хронически бедных.
Социологи говорят сейчас о том, что между бедными и небедными пропасть становится все шире. К тому же бедность сейчас воспроизводит сама себя во втором-третьем поколении. Самая тяжелая ситуация — в неполных или многодетных семьях, из которых две трети относятся к числу бедных. Очень тяжело живут и семьи, где есть инвалиды 1 и 2 группы, неработающие пенсионеры. Примета времени — когда небогатая семья (примерно каждая де-
сятая) отказывает себе во всем, но дает возможность получить образование неработающему студенту [2−6].
Средний возраст бедного населения в России такой же, как средний возраст по стране вообще — 40,9 лет.
Имеют ли современные обитатели & quot-дна"- возможность подняться в более комфортные слои?
Десять лет назад плохо обеспеченные люди еще тешили себя иллюзиями, что их проблемы временные. В последние годы резко увеличилось число тех, кто сам признает себя обитателем & quot-дна"-. Печально в этом то, что люди теряют веру в & quot-светлое будущее& quot-, построенное собственноручно.
Социологи же без лишних эмоций подсчитали, что & quot-человеческий капитал& quot- бедных на сегодня очень невелик и сильно уступает ресурсам обеспеченных слоев. Только проблемой образования детей бедные люди озабочены не меньше, а порой и больше обеспеченных. Хотя сильно сомневаются, что их потомки будут жить лучше них самих.
Мало кто из россиян считает сегодняшнее общество & quot-справедливым"-. Практически любой человек вне зависимости от его доходов остро воспринимает то, что страна разделилась на богатых и бедных, на тех, кому & quot-все можно& quot- и кому & quot-ничто недоступно& quot-, особенно хорошее образование, жилье или медпомощь. При этом бедные люди вовсе не выступают за полную & quot-уравниловку"-.
Можно сделать следующий вывод: социальные последствия бедности деструктивны для общества в целом, так как не обеспечивается устойчивости социальной структуры общества, в нем в любой момент может появиться и появляются очаги социального напряжения. В рыночных условиях бедность является одной из составляющих экономики, но она не должна превышать разумные пределы. Специалисты считают, что число бедных должно составлять 6−9% всего населения, а богатых 2−3%, остальное должны быть средний класс т. е. Более 80% (зажиточные, обеспеченные) которые и уравновесят два
полярных слоя в стратификальной структуре общества. Такое общество жизнеспособно, открыто к взаимодействию с другими общественными системами и быстрее прогрессирует.
В послании Президента России звучала мысль о том, что в России есть две причины многих российских «болезней», противоречий. Это
1) неэффективное управление-
2) коррупция.
Вопрос упирается в решение кадровой проблемы, где есть большая востребованность в квалифицированных и высококвалифицированных кадрах- во — втором, реализация комплекса мероприятий, начиная с создания комиссий по борьбе с коррупцией, штрафами, пропагандисткой работой СМИ и т. д.
Для улучшения в обществе социального климата, быстрой реакции власти на запросы и обращения граждан, преодоления коррупционных тенденций, внедряется в практику такой инструмент взаимодействия власти и населения, как интернет[3].
В концепции долгосрочного социально — экономического развития РФ до 2020 года большое значение придается ослаблению бедности населения.
1) Рост производительности труда-
2) Повысить уровень минимальной оплаты труда в РФ до величины прожиточного минимума работающего населения в РФ-
3) Продолжить индексацию заработной платы работников государственных и муниципальных учреждений социальной сферы-
4) Стабилизация уровня пенсионного обеспечения в стране-
5) Целесообразно для снижения уровня бедности многодетных домохо-зяйств с малолетними детьми повысить уровень пособий, связанных с рождением и воспитанием третьего и последующих детей-
6) Данные меры необходимо дополнить заключением социальных контрактов с безработными гражданами на активный поиск работы и согласие на трудоустройство на подходящую работу по предложению
местных органов службы занятости. Это позволит снизить уровень бедности домохозяйств с безработными-
7) Для снижения уровня бедности домохозяйств со студентами, обучающимися на дневных отделениях вузов, техникумов и колледжей, повышения качества высшего и среднего профессионального образования в РФ необходимо повысить уровень стипендий студентам государственных вузов и средних профессиональных учебных заведений, в первую очередь — социальных стипендий студентам из малообеспеченных семей.
8) Создание малых и средних предприятий, фермерских хозяйств способны уменьшить границы бедности.
9) В концепции долгосрочного социально — экономического развития РФ придается значение в ослаблении бедности населения такой социально -экономической практике как благотворительная деятельность.
10) При изначально неравных возможностях огромные резервы человеческого капитала остаются неиспользованными. Выравнивание стартовых условий — в первую очередь через повышение доступности качественного образования и медицины — важнейший ресурс экономического роста.
11) Важным фактором в преодолении бедности является доступность финансовых рынков [4−5].
Решив комплекс этих вопросов, можно уменьшить в России масштабы бедности и депривацию.
Список литературы:
1. Гришин Г. Почему в богатой России народ живёт в нищете // Армейский вестник. 2011. URL: http: //army-news. ru/2011/03/narod-v-nishhete/
2. Моисеев В. В. Борьба с бедностью в современной России // Социология власти. 2011. № 3. С. 35−36.
3. Кармизова Т. А. Стратегия государства в борьбе с бедностью населения в России. // Государственное и муниципальное управление 2012. № 1. С. 82−83
4. Концепция долгосрочного социально — экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года // Справочно-правовая система Консультант — Плюс.
5. Аверин А. Н. Социальная политика как относительно самостоятельный вид политики // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2009. № 1. С. 94−97.
6. Старостин А. М. Государственная национальная политика в контексте научного и политического дискурса // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2011. № 1. С. 15−23.
УДК 658.5. 011
КОРПОРАТИВНАЯ КУЛЬТУРА В ИННОВАЦИОННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ
CORPORATE CULTURE IN INNOVATIVE ORGANIZATION
Голова В. С.
Южно-Российский институт-управления РАНХиГС
Golova V.S. The South Russian institute of management RANEPA
В статье рассматривается корпоративная культура в инновационной организации, её взаимосвязь и неразрывность с инновационной культурой. Раскрыта структура и основные принципы функционирования инновационной и корпоративной культур. Представлен один из методов внедрения корпоративной культуры в практику управления инновационной организацией.
Ключевые слова: корпоративная культура, инновационная культура, взаимосвязь культур, структура.
The article analyses corporate culture in the innovation organization, its interrelation and continuity with innovative culture. The structure and basic principles functioning of innovation and corporate cultures are disclosed. The article presents one of implementation methods of corporate culture in the management of innovation organization.
Key word: Corporate culture, innovation culture, the relationship of cultures, structure.
В современных экономических условиях для руководителей инновационных организаций актуальным становится вопрос о наличии и взаимосвязи двух культур внутри одного предприятия: корпоративной и инновационной. Это обусловлено высокой конкуренцией новейших технологий, способов производства, управления, маркетинговой политики. Если корпоративная культура всегда была важным звеном эффективного функционирования компании, то теперь на первое место выходят элементы инновационной культуры. Таким образом, наряду с корпоративной культурой, стратегическим ресурсом нового века является также и инновационная культура.
Инновационная культура рождается участниками социального носителя инновационного потенциала, которыми являются работники-новаторы, способствующие открытию новых рынков, новых видов товаров и инновационных услуг для конкретного потребителя. Одновременно растет взаимовлияние новых ценностей управления и персонала, предопределяющих ключевую роль человека в новом производстве с новой его культурой, в организации рождается инновационно-социальное партнерство [1].
Культура как таковая играет очень важную роль в жизни организации, соответственно, она должна являться предметом пристального внимания со стороны руководства.
Существует неограниченный диапазон проявления инновационной культуры: от создания условий эффективного пользования инновационного потенциала в интересах развития общества до обеспечения максимальной взвешенности в его реформировании [2].
Не вызывает сомнения и тот факт, что инновационная культура органично связана с другими областями культуры.
Инновационная культура отражает целостную ориентацию человека закрепленную в мотивах, знаниях, умениях и навыках, а также образах и нормах поведения. Она показывает, как уровень деятельности соответствующих
социальных институтов, так и степень удовлетворения людей участием в них и его результатами [3].
Формирование инновационной культуры связано, прежде всего, с развитием творческих способностей и реализацией креативного потенциала самого человека — ее субъекта. В то же время существует множество других факторов и условий, учет и активное использование которых может существенно способствовать эффективности инновационной деятельности [4].
Инновационная культура как особая форма человеческой культуры предполагает тесную взаимосвязь с другими ее формами, прежде всего с корпоративной, а также с правовой, управленческой, предпринимательской. Важно то, что через инновационную культуру можно добиться существенного влияния на всю культуру профессиональной деятельности и производственных отношений людей.
Именно поэтому создание благоприятной инновационной культуры в коллективе является существенной составляющей успешного внедрения инновационных технологий. Ведь, благоприятная инновационная культура пробуждает невероятную энергию, инициативу и ответственность, связанную с достижением чрезвычайно высоких целей. [5].
Построение инновационной культуры на всех уровнях требует уравновешивания полномочий отдельных сотрудников и всей группы в целом, что предусматривает соблюдение некоторых принципов:
— решения всегда основываются на ясных целях-
— сотрудничество — одно из самых эффективных средств для развития инновационных процессов-
— приветствуется обмен идеями и информацией-
— каждый член группы осознает свое влияние на развитие инновационного процесса-
— экспериментирование вознаграждается и ожидается от всех сотрудников-
— ошибки используются для извлечения уроков-
— инновации рассматриваются как нечто, к чему надо стремиться, а не как объект управления.
Организации, которые следуют этим принципам, постоянно развиваются, а их руководители, в свою очередь, обеспечивают творческую обстановку, необходимую для достижения целей [6].
Структура инновационной культуры содержит в себе компоненты, которые обуславливают решение задач конкурентоспособности организации, смысла её существования, социальной направленности деятельности, раскрывает матрицу общечеловеческих требований о гуманизации (рис. 1).
Неообщество^ у

восприимчивость
Рис. 1 Инновационная культура Современным руководителям следует ясно представлять цели и круг задач, стоящих перед инновационными организациями. Они не могут навязывать свои идеи при формировании инновационной культуры, а должны создавать Создание благоприятной обстановки для исследований и экспериментов и, конечно, способность идти на риск, являются неотъемлемой частью инновационного процесса. Важно способствовать налаживанию контактов с коллегами путем проведения совместных проектов, организовывать со-
брания, переговоры, дискуссии, целью которых является обмен новейшей информацией между фирмами разных рыночных ниш, регионов, стран [7].
Одним из успешных примеров внедрения и формирования корпоративной и инновационной культур управления организацией является опыт туристической фирмы «Магазин горящих путевок».
Данная туристическая фирма является членом сети Бюро путешествий и является одним из лидеров на современном туристическом рынке. Следовательно, вполне очевидно, что формированию организационной культуры здесь уделяется большое внимание и значение, главным образом со стороны руководства.
Компания четко структурирована, имеет множество ступеней, определенных правил, сотрудники фирмы соблюдают строгую субординацию. Руководитель практикует демократический стиль управления. От каждого сотрудника фирма ожидает его стремление к карьерному росту. Эти и другие правила организации указывают на наличие в ней высокой корпоративной культуры. Что же на счет инновационной?
Сеть Бюро путешествий «Магазин горящих путевок» является примером первой и, пожалуй, единственной отечественной туристической компании, чья деятельность изначально была построена в соответствии с разработанной «Корпоративной этикой». В издании объемом 140 стр. формализованы и детально изложены все основные принципы работы компании. «Корпоративная книга» считается определенным ноу-хау «Магазина горящих путевок» и приобретается агентствами, заключающими с сетью франчайзинговый договор на платной основе [8].
«Корпоративная книга» включает следующие разделы:
— миссия сети, история создания, топ-менеджмент сети, структура сети-
— структура договорных взаимоотношений-
— правовое регулирование сети бюро путешествий-
— вступление в сеть, приведение Бюро путешествий к стандартам сети, организация продаж в Бюро путешествий-
— работа с клиентами-
— разрешение споров и конфликтов-
— отчетность и финансовый контроль-
— маркетинг сети, реклама, сувенирная продукция и фирменная полиграфия-
— информационная система сети-
— общее управление Бюро путешествий, управление финансами, управление персоналом, документооборот и др.
Значительную часть «Корпоративной книги» компании «Магазин горящих путевок» составляет блок приложений. В него входят словарь терминов, рекомендуемый перечень вопросов, задаваемых клиентам, типовая форма клиентской заявки, договора с клиентом, ваучера, туристской путевки, памятки туриста, типовая программа обучения персонала и даже варианты типового размещения объектов в офисе бюро путешествий.
Подводя итог, можно сказать, что с годами только укрепляется уверенность в том, что только инновационная организационная культура в союзе с корпоративной являются своеобразным стержнем компании, именно этот синтез культур позволяет создать сплоченную команду работников с единой философией и общими целями. Организация, объединенная общей инновационно-корпоративной культурой, способна к преодолению любые трудности и изменений, продиктованных внешней средой и конкуренцией.
Список литературы:
1. Инновационное управление изменениями в современной организации / Г. В. Овчаренко, Н. Г. Ларкина. — Ростов-на-Дону: Изд-во СКАГС.
2. Манджиева Д. А. ОРГАНИЗАЦИОННО — ФИНАНСОВЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2011. № 4. С. 37−47.
3. Манджиева Д. А. КРЕАТИВНО-ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ ПРЕДПРИЯТИЯ // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2010. № 4. С. 33−41
4. Система управления инновационной деятельностью предприятия: учебное пособие / Шемякина Т. Ю. — ФЛИНТА, 2012.
5. Формирование и развитие организационной культуры в инновационной среде (URL: http: //cyberleninka. ru/article/n/formirovanie-i-razvitie-organizatsionnoy-kultury-v-innovatsionnoy-srede, дата обращения: 04. 04. 2014).
6. Албастова Л. Н., Карасев А. В. РОЛЬ ИННОВАЦИОННОЙ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В ОБЕСПЕЧЕНИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2010. № 1. С. 46−68
7. Инновационный менеджмент предприятия: учебное пособие / Базиле-вич А.И., — Юнити-Дана, 2013.
8. Магазин горящих путевок (URL: www. mgp. ru, дата обращения: 04. 04. 2014).
УДК 35. 08
ЗАКОНЫ И ПРИНЦИПЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ LAWS AND PRINCIPLS OF PUBLIC ADMINISTRATION
Голушко А. В. студентка факультета управления
ЮРИУ РАНХИГС
Golushko A.V. Student faculty of public administration
South-Russian Institute of the Presidential Academy of National Economy and Public
Administration
В статье анализируются основные законы и принципы государственного управления. Рассмотрим основные направления деятельности Правительства Ростовской Области и Законодательного Собрания Ростовской Области. Выделены основные проблемы осуществления государственного управления и способы их решения.
Ключевые слова: законы и принципы государственного управления, проблемы государственного управления, решения проблем государственного управления.
The article analyses the main laws and principles at public administration. The author considers the main activities areas and authorities of Rostov Government and Legislative Assembly. The paper presents the central problems of public administration and their solutions.
Key words: laws and principles ofpublic administration, problems ofpublic administration and their solutions, activities areas of Rostov Government, authorities Legislative Assembly.
Laws and principles of public administration.
Public administration realizes its own objective laws and principles. Let'-s talk about some of them.
There are several laws:
Law of growth — every organization thinks that if they have more employee so that work will be more effective.
The other law is: law of capacity. Each manager thinks that he needs to increase capacity of his duties.
Now about principles. General principles of public administration are:
? Supremacy of Constitution of the Russian Federation and federal constitutional laws, ect.
? Responsibility
? Separation of powers
? Federalism Publicity Lawfulness
? Combination of undividual responsibility and collective nature
? Delegation and some others…
Now let'-s talk about Rostov government in detail.
The high official in Rostov region is Governor, governor aides, counsellors, deputies and of course vice-governor.
Government of Rosrov region is high body of executive power in our region besides system of executive power consists of region bodies.
The most important activities areas of Rostov government are:
1. Implementation of annual President'-s message to Federal Assembly. It includes meetings antiterror and antinarcotic committee Rostov region- controls of realization annual President'-s message to Federal Assembly.
2. Implementation of the most priority national projects, such as preparation for Football World Cup in 2018- another important project -«Available and com-
fortable accommodation for citizens" — meeting committee about implementation priority national project «Development of agro-industrial complex» and demographic project to increase population in Rostov region.
3. Implementation of federal and regional programs and conceptions: «Population protection from extreme emergencies- provision with fire and water safety «. Changes in education process in Rostov region. Important program «Struggle with corruption in Rostov region in 2010−2014». By the way the project of Rostov metro and new airport «Таганрог-Южный».
4. Providence of administrative reform in Rostov region, which includes organization multifaced system in municipal organizations- delegation some duties to region and municipal government.
5. Effectiveness increases of local government agencies activity in Rostov region (providence, planning, control and accounting their activity).
The second that we will consider is activity of Legislative Assembly of Rostov region. It is only and standing supreme body of legislative power in our region.
Legislative Assembly consists of 60 deputies who are elected by citizen of the Russian Federation.
Deputies of one convocation is 5 years.
Legislative Assembly settles organization, legal, information, finance, material and technical problems of our region.
Legislative Assembly consisits of chairman and his assistants.
Legislative Assembly forms council of Legislative Assembly, committees and commissions, whose activity controls and based on laws and principles of public administration, constitution of Russian Federation, laws documents.
The main authorities of Legislative Assembly are:
• Passage of the laws
• Approval local budget and report of if s realization
• Imposition of a tax
• Establishment of elections, referendum
• Approval of change borders of the Rostov region with other regions of Russian Federation
Meeting of Legislative Assembly opens for publicity, it'-s activity carries out in accordance with Regulations of the Rostov region.
We can see that in our country and in my region we have very good laws and principles which government system has to base on but unfortunately the reality is another…
The main problem in our public administration system is non-observance laws and principals, that we have already considered, by managers during their activity.
That'-s why our public administration system needs improvement and implementation with administrative reform [8]. But at the same time we can'-t use different templates which are practiced in other countries.
Undoubtedly, this new public administration system will be made by managers but, unfortunately, nowadays we can'-t surely say that majority of managers are competent experts. Important problem is that there are many young managers, but they haven'-t got experience and enough professional skills, therefore we have deficit of personnel, who can effective do their activity [9].
Many experts consider that there are several solutions of the problem:
• Involvement experience specialists (66%)
• Involvement professionals (62%)
• Consolidation of public control (38%)
• Struggle against bureaucracy (34%)
• Election of all managers (22%)
It is quite evident that the main aim of managing is stability of State machinery, managers and of course implementation of state machinery by qualified employees.
That'- s why the first step must be working up manpower policy, creation productive calculation system of manager'-s activities in accordance with laws and principles of public administration system.
But, undoubtedly, we can'-t forgot about the other problem of public administration system [10]. It is imperfection of these systems.
The solution of this problem was worked out by scientists J. Osborn and T. Gilbert, known as «conception of new public administration or public management».
They believe that these principles can make system perfect:
— Lead subordinates, but not to do their activity
— Give to citizen right of choice not to serve them
— Service must be based on competition
— Invest money for the results
— Encourage entrepreneurial spirit not bureaucracy
— Realize structure decentralization
— Use market to achieve changes.
In addition we must realize such program as «e-government», which can help public administration system become perfect in accordance with all laws and principles of management.
The appointment of this program is to increase service quality for citizens or it must increase effectiveness of realization the main function of public administration.
In the conclusion I want to say that nowadays public administration is many-sided system which functions and organized in accordance with entice complex of laws and principles. Core of public administration is manager exactly he must know all laws an principles of public administration, he must plan and realize his activity in accordance with this complicated system.
Список литературы:
1. Устав Ростовской Области.
2. Областной закон «О правительстве Ростовской Области» от 10. 11. 2003
3. Атаманчук Г. В. Общая теория управления. М. 2009
4. Албастова Л. М., Игнатов В. Г. Теория управления. Ростов-на-Дону: Изд-во МаРТ, 2010.
5. Радченко А. И. Основы государственного и муниципального управления: системные подход/ Учебник. — 3-е издание. Перераб. И доп. -МИЦ «Март" — г. Ростов-на-Дону. Издательский центр «Март», 2012.
6. Кисилев А. Г. Авторитет и сила государственной власти // Менеджмент в России и за рубежом. № 2, 2012.
7. Атаманчук Г. В. Жаждущих власти не счесть, а способных управлять не видно // Российская газета, 2004.
8. Коляскин И. Е. Государственное управление возможностями и экономическими ресурсами страны: новые тенденции // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2008. № 2. С. 190−196.
9. Марадудина В. Ф. Государственное управление и его роль в современной модернизации экономики // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2013. № 2. С. 191−196
10. Пономарев А. И., Николаева Н. В. Государственное управление в условиях инновационного экономического развития // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2012. № 2. С. 64−69
УДК 331. 36
СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ОБУЧЕНИЮ МЕНЕДЖЕРОВ ПО
ПЕРСОНАЛУ
MODERN APPROACHES TO THE TRAINING OF PERSONNEL MANAGERS
Горбань О. Г. студентка 4 курса Южно-Российский институт управления РАНХиГС
Gorban O.G.
4th year student The South Russian institute of management RANEPA
Современная фаза общественного развития характеризуется становлением новой образовательной парадигмы на основе информатизации образования, использования новых форм обучения и развития. В статье анализируются современные методы обучения сотрудников организации. Более подробно рассматриваются некоторые из них. Делаются выводы о применении данных методов на практике.
Ключевые слова: обучение, сотрудники, методы обучения, тренинг, ротация, коучинг.
Modern stage of public development is characterized by the building of a new educational paradigm on the base of informatization of education, new forms of training and development. The modern training methods of employees in the organization are analyzed in the article. Some of them are considered in details. The conclusions about practice of given methods are drawn.
Key words: education, employees, educational methods, training, rotation, coaching.
Знания, умения и навыки сотрудников — это конкурентное преимущество компании, которое позволяет ей не только развиваться, но быть эффективной и достигать запланированных результатов. Задача любой компании -не только выжить, но и оставаться конкурентоспособной как можно дольше. Как показывает опыт зарубежных стран, эффективная кадровая политика … предполагает разработку новых инструментов управления персоналом [1, 63]. В современных условиях важнейшим фактором, определяющим уровень развития организации, становится качество продукции, соответствующее мировым стандартам, за счет эффективного управления инновациями на базе технического и технологического обновления производства, гибкой организационной структуры с высокой корпоративной культурой при обязательном переобучении сотрудников всех уровней управления для получения новых знаний и понимания новой философий бизнеса.
Становится необходимостью создание новых ориентиров и механизмов, стимулирующих проведение радикальной реструктуризации организации. Суть этого определения — признание творческой новизны в деятельности организаций, то есть умение менеджеров-новаторов неординарно мыслить и принимать инновационные управленческие решения при создании образцов и внедрении новой продукции на производстве.
Изменения предопределяют возможность перехода управленческого типа экономики на инновационный путь развития, т. е. действовать исходя из новой логики бизнеса — это инновационное развитие организации в кризисный период ее функционирования:
— обучение всех работников (в т.ч. менеджеров) —
— клиенто-ориентация [2−6].
Все методы обучения персонала, широко используемые в развитых странах, принято делить на две группы: традиционные и активные (новые). К традиционным относятся лекции, семинары и учебные видеофильмы.
Благодаря своей относительной дешевизне они наиболее популярны и используемы в большинстве организаций на территории нашей страны. Однако, к сожалению, они не учитывают разный уровень «базовых» знаний на начало курса обучения. Именно поэтому многим из сотрудников становится тяжело усваивать материал, рассчитанный на их более «продвинутых» коллег.
На время коллективного обучения по традиционным схемам руководству организации приходится на длительный период времени отрывать персонал от непосредственного выполнения производственной задачи. Что может сказаться на качестве работы не только одного сотрудника или подразделения, но и на деятельности организации в целом.
Именно поэтому большинство финансовых гигантов России в последние годы перешли на более затратные, но намного более эффективные инновационные активные методы обучения персонала, которые согласно статистике, с лихвой себя окупают [3, 63]. Сегодня среди самых распространенных активных методов обучения персонала являются: тренинги, программированное обучение, групповые обсуждения, ротация кадров, деловые и ролевые игры, Shadowing, коучинг.
На некоторых из них я остановлюсь более подробно.
Бюджеты отечественных компаний на образование своих сотрудников с каждым годом растут. На обучение в бизнес-школах и на тренингах из бюджета запросто может уйти несколько миллионов долларов за год. По различным оценкам, рост отечественного рынка краткосрочного образования составляет от 15% до 55% в год. Российские корпорации развиваются в соответствии с западными тенденциями.
Тренинг — это активная форма обучения с использованием практических упражнений, призванная развивать определенные управленческие и коммерческие навыки у сотрудников — планирование, делегирование, мотивирование, тайм-менеджмент, эффективные продажи, переговоры, презентацию.
Кроме того, благодаря тренингам можно повысить личную эффективность сотрудников — развить ориентацию на результат, способность управления конфликтами, коммуникативные навыки, лидерство. По сути, тренинги и подобные им формы обучения можно разделить на три категории:
• Технологические — те, которые обучают персонал новым методам и приёмам работы. Они обучают конкретным вещам, которые пригодятся в работе.
• Мотивационные — те, которые поднимают градус внутренней мотивации сотрудников. Мотивационные тренинги могут сформировать лояльность компании, продукту, бренду. Для того, чтобы добиться такого результата, нужно придерживаться двух главных условий. Первое: эти тренинги должны идти постоянно и проводиться очень высококлассными специалистами. Второе: эта система мотивации должна поддерживаться всей корпоративной культурой предприятия.
• Трансформационные — те, которые меняют убеждения, принципы и личностные характеристики сотрудников. Это нечто среднее между тренингом личностного роста и бизнес-тренингом.
Мотивационные и трансформационные тренинги воздействуют, в первую очередь, на эмоциональную сферу участников.
Ротация кадров — при которой сотрудник временно перемещается на другую должность с целью приобретения новых навыков. Она широко применяется предприятиями, требующими от работников поливалентной квалификации, т. е. владения несколькими профессиями сразу. Сотрудники, как
правило, начинают более активно взаимодействовать между собой для обмена опытом и решениями на конкретной позиции.
В случае использования данного метода, руководство организации должно быть готово к тому, что некоторым сотрудникам, которые были переведены на новую для них позицию, потребуется определенный период на ознакомление с нормативной базой и практикой. К тому же добавляется дополнительная нагрузка на руководителей, которые будут вынуждены посвящать свое время постоянным разъяснительным беседам с «новыми» сотрудниками и ужесточать контроль за их решениями. Возможно именно поэтому многие российские руководители пока не решаются на активное применение такого метода обучения.
Обучение по методу Shadowing [4−5].
Данный метод обучения сейчас активно используется на Западе, а именно в Великобритании. Дословный перевод этого термина — «бытие тенью». Применять данную форму обучения можно для всех уровней персонала.
Схема работы довольно проста. Например, молодого сотрудника решили повысить в должности до уровня линейного руководителя. Компания дает ему возможность около двух дней (не меньше) побыть «тенью» действующего руководителя.
В течение всего времени работы сотрудник наблюдает и фиксирует моменты в роли такой «тени». Итак, сотрудник становится свидетелем «двух дней из жизни менеджера». Он получает информацию о том, какие специфические черты есть у выбранной им карьеры, каких знаний и навыков ему не хватает, какие задачи ему предстоит решать. После проведенной работы с сотрудником проводится дополнительное интервью о тех выводах, которые он для себя сделал.
Одним из новейших и важных инструментов влияния на результаты деятельности руководителей, отдельных сотрудников и организации в целом
является коучинг, который объединяет в себе различные методики и дает новые возможности для дальнейшего развития. Он представляет собой совокупность социальных технологий, направленных на оценку компетенций, выявление сильных и слабых сторон, усиление мотивации на достижение результата и повышение эффективности.
На стыке XX и XXI веков технология коучинга в России стала активно внедряться и практиковаться. На первом этапе коучинг осваивался профессионалами рынка консультативных услуг — бизнес-тренерами, консалтинговыми компаниями и т. д. Затем апробированная технология коучинга стала применяться при обучении высших менеджеров организаций (VIP-коучинг).
На данном этапе теоретической основой служили работы зарубежных специалистов в области коучинга. Так, первым трудом, изданным в России, по коучингу стала книга Дж. Уитмора «Coaching — новый стиль». Впоследствии появились работы таких исследователей, как И. К. Адизес, М. Бэт О'-Нил, С. Бэтли, Т. Голви, Э. Грант, Д. Грин, М. Дауни, Л. Уитворт, Г. Ким-си-Хауз, Ф. Сандал, Дж. Уитмор, Д. Харрис.
В ходе обобщения практического опыта в области коучинга появились в большом количестве отечественные публикации таких авторов, как С. Авдеев, А. Аветисов, О. Бухаркова, Е. Горшкова, М. Данилова, В. Максимов, А. Огнев, А. Пригожин, С. Рогачев, И. Рыбкин, А. Савкин, Н. Самоукина, А. Сорокоумов, С. Чумакова.
Выделяются две преобладающие области коучинговой практики: персональный коучинг жизненных решений (life coaching) и коучинг в бизнес-контексте (business coaching, corporate coaching, executive coaching). Разделение носит условный характер, так как эти области нередко пересекаются, -вопрос в исходной теме запроса и области, которой уделяется ключевое внимание.
Коучинг отличается от классического тренинга и консультирования тем, что коуч (тренер) не дает советов и жестких рекомендаций, а ищет решения совместно с клиентом.
Философия коучинга состоит в том, что человек сам знает, как решать свои проблемы. Ему нужно только поверить в это.
Таким образом, задача коуча — помочь клиенту выйти за рамки привычных убеждений и сдерживающих его стереотипов. Потенциал каждого человека не имеет границ. И всё, что требуется от коуча — это помощь клиенту в раскрытии этого потенциала.
Рис. 1. Ситуации использования коучинга в организациях
В корпоративной среде статистически преобладающими являются задачи развития лидерства, доля таких ситуаций устойчиво нарастает в последние годы — более 50% случаев (рис. 1).
Работа коуч-консультанта напоминает работу спортивного тренера: тренер не может пробежать за спортсмена дистанцию, зато он может помочь ему актуализировать внутренний ресурс, «поймать свою игру», открыть в себе то сильное и уникальное, что свойственно только ему и что позволит добиться победы.
Иногда коучинг путают с психотерапией. Но это разные вещи. Психотерапевт концентрируется в основном на психологических проблемах и исследовании их корней, а значит, на прошлом, на ошибках пациента.
Коучинг ориентирован скорее в будущее, чем в прошлое.
Ситуации использования коучинга в __ организациях
г развитие лидерства решение конкретных проблем поддержка в процессе перехода на другую должность
Сегодня коучинг в России набирает обороты. На российском рынке появляется много консультантов, предоставляющих услуги коучинга. В справочнике по коучинговым услугам в России упоминаются сотни компаний, хотя, безусловно, далеко не все они занимаются именно коучингом. Многие начинают себя называть именно так, потому что это модно (понятно, что о предоставлении этой услуги зачастую объявляется только для того, чтобы вызвать интерес клиента).
Стоимость одного часа коучинга колеблется от 2 до 140 тыс. рублей (у зарубежного коуча для первых лиц компаний, действующих в России). Чаще всего цена составляет 15 тыс. рублей за час сессии.
Удивительно, но в нашей стране средний возраст коуча выше, чем у тренера (представителя тренингово-консалтинговой компании) — 41 год против 33. Интересно и то, что женщин среди коучей больше, чем мужчин. Видимо, природное желание прекрасной половины человечества менять мир к лучшему влияет и на рынок коучинга в России.
Из всего вышеизложенного можно сделать вывод, что в современной практике обучения персонала существует огромное множество различных методов обучения. Каждый из них имеет свои достоинства и недостатки.
Самая надежная инвестиция, которую только можно сделать, — это инвестиция в самого себя. Улучшение представления о себе, повышение самооценки и уверенности в себе, развитие лидерских качеств и профессиональной компетентности — все это делает человека более ценным сотрудником. Сотрудники должны извлекать пользу из каждого семинара и учебной программы, которые финансирует для них компания, и всегда благодарить своих работодателей за то, что те вкладывают в них деньги.
Список литературы:
1. Некрасов В. Н., Пивоваров И. В. Современные механизмы повышения эффективности реализации государственной кадровой политики // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2013. № 2. С. 62−68.
2. Овчаренко Г. В., Некрасова В. В. Инновационное развитие в современных социально-экономических системах. Москва: Изд-во: ЮРИФ РАНХ и ГС ООО& quot-ВУД"-, 2013.
3. Щегорцов М. Новое в обучении персонала // Служба кадров и персонал. -№ 8. — 2010. С. 63−66.
4. Методы обучения персонала (URL: http: //www. ngpc. ru/forum2010/).
5. Чумаков А. А. Антикризисный менеджмент как фактор стратегии региональных банков // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2012. № 1. С. 52−57.
6. Швец Л. Г. От управления персоналом и кадровой работы — к управлению человеческими ресурсами. Концепция hr-менеджмента // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2013. № 3. С. 182−191.
УДK 35
ВОСТРЕБОВАННОСТЬ УСЛУГ РЕГИОНАЛЬНОГО
ЭЛЕКТРОННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА REGIONAL DEMAND SERVICES E-GOVERNMENT
Горобцова Л. И. студентка 5 курса факультета Управления ЮРИУ РAНХиГС при Президенте РФ
Gorobtsova L.I.
YURIU RANHiGS under the RF President
5th year student faculty of management of South-Russian Management Institute-
branch of RANEPA
В статье рассматривается уровень востребованности государственных и муниципальных услуг при реализации проектов электронного правительства на региональном уровне. Выявлены основные проблемы при внедрении электронного правительства и представлены конкретные мероприятия, позволяющие повысить уровень использования государственных и муниципальных электронных услуг. В статье представлены результаты эмпирического исследования готовности населения Ростовской области к использованию электронных услуг.
Ключевые слова: государственная и муниципальная услуга, электронное правительство, государственный орган, информационно-коммуникационные технологии, информационное общество, государственное и муниципальное управление, интернет-портал предоставления государственных и муниципальных услуг.
The article considers the level of demand for state and municipal services in the implementation of e-government projects at the regional level. The main problems in the implementation of e-government and presented concrete measures ena-
bling a rise in state and municipal e-services. The article presents the results of empirical research community preparedness Rostov region to use electronic services.
Key words and phrases: state and municipal services, e-government, public authority, information and communication technology, information society, state and municipal management, the Internet portal of public and municipal services.
Результаты выборочного социологического опроса.
Опрошены 100 респондентов из числа получателей государственных и муниципальных услуг в городе Ростове-на-Дону. Опрос проведен в апреле 2014 г.
Формулировки вопросов и варианты ответов изложены в редакции, предложенной респондентам. Данные приведены в процентах от реального количества ответов.
1. Как часто Вы обращаетесь за получением государственных (муниципальных) услуг?
1. 1−2 раза в год 31%
2. От 2 до 5 раз в год 17%
3. Более 5 раз в год 25%
4. Не обращаюсь 24%
5. Затрудняюсь ответить 3%
2. Укажите, пожалуйста, сферу, при получении государственных и муниципальных услуг в которой Вы столкнулись с наибольшими трудностями?
1. Имущественно-земельные отношения 14%
2. Социальная сфера 20%
3. Сфера ЖКХ 31%
4. Гражданско-правовая сфера 18%
5. Экономическая сфера 10%
6. Другое 7%
3. Удовлетворены ли Вы уровнем предоставления государственных и муниципальных услуг в государственном органе?
1. Вполне удовлетворен (-а) 11%
2. Удовлетворен (-а) 26%
3. Частично удовлетворен (-а) 26%
4. Частично не удовлетворен (-а) 5%
5. Не удовлетворен (-а) 14%
6. Затрудняюсь ответить 18%
4. Укажите, пожалуйста, время, затраченное Вами на подачу документов в процессе получения государственной услуги в государственном органе, включая ожидание в очереди?
1. До 15 минут 10,89%
2. От 15 минут до 30 минут 9,90%
3. От 30 минут до 1часа 23,76%
4. От 1 часа до 2 часов 21,78%
5. От 2 часов до 3 часов 18,81%
6. Свыше 3 часов 14,85%
5. Какое количество времени требуется Вам на сбор/оформление необходимых документов в процессе предоставления услуг?
1. 1 день 17%
2. 2−3 дня 24%
3. Неделя 21%
4. Две недели 12%
5. Три недели 7%
6. Месяц 6%
7. Более месяца 3%
8. Затрудняюсь ответить 10%
6. Как Вам кажется, какие услуги наиболее востребованы среди населения?
1. Имущественно-земельные отношения 18,63%
2. Социальная сфера 13,73%
3. Сфера ЖКХ 35,29%
4. Гражданско-правовая сфера 13,73%
5. Экономическая сфера 10,78%
6. Другое 0,00%
7. Затрудняюсь ответить 7,84%
7. Укажите, пожалуйста, основные проблемы, с которыми Вам приходится встречаться в процессе получения государственных и муниципальных услуг?
1. Задержка предоставления услуги 14,71%
2. Большое количество требуемых документов 23,53%
3. Чрезмерно большое количество времени, затрачиваемое на сбор/оформление документов 13,73%
4. Большое количество времени, затрачиваемое на подачу документов 17,65%
(ожидание в очереди, прием документов)
5. Обращение в различные организации 20,59%
6. Неудобное время приема документов в организациях 9,80%
7. Транспортная недоступность (удаленность) мест приема документов 1,96
8. Как Вы оцениваете изменения в сфере получения государственных и муниципальных услуг за последние три года?
1. Положение улучшается 22%
2. Положение не изменяется 43%
3. Положение ухудшается 13%
4. Затрудняюсь ответить 22%
5. Другое 0%
9. Что по-Вашему означает электронное правительство?
1. Электронное правительство — это предоставление полного спектра услуг в сфере государственного управления с целью улучшения их качества, усиления роли граждан. 39%
2. Электронное правительство — это новая форма организации деятельности органов государственной власти, обеспечивающая качественно новый уровень оперативности и удобства получения организациями и гражданами государственных услуг и информации о результатах деятельности государственных органов. 15%
3. Электронное правительство — система электронного документооборота государственного управления, служащая цели существенного повышения эффективности государственного управления и снижения издержек социальных коммуникаций для каждого члена общества. 26%
4. Другое 26%
5. Затрудняюсь ответить 0%
10. Как вы относитесь к идее создания электронного правительства?
1. Положительно, идея хорошая, полностью поддерживаю 39%
2. Скорее положительно, хотя многое не совсем понятно 18%
3. Скорее отрицательно, много недочетов, недоработок 6%
4. Отрицательно 4%
5. Нейтрально, данная идея не представляет для меня никакого интереса 28%
6. Другое 0%
7. Затрудняюсь ответить 5%
11. Из каких источников Вы узнали об электронном правительстве?
1. Официальные сайты 18,81%
2. Другие интернет-ресурсы (поисковики Яндекс, Google, Рамблер, реклама в Интернете) 10,89%
3. Периодические печатные издания (статьи, газеты и журналы) 16,83%
4. Теле- и видеореклама 2,97%
5. От друзей, знакомых, партнеров, коллег 19,80%
6. На выставках и других специализированных мероприятиях 2,97%
7. В транспорте (реклама на транспорте и рекламные щиты внутри транспорта) 4,95%
8. Я ничего об этом не знаю 16,83%
9. Другое 0,99%
10. Затрудняюсь ответить 4,95%
12. Причины, по которым Вы не получаете государственные услуги через Интернет:
1. Не владею компьютером, это сложно 4%
2. Нет компьютера, Интернета 8%
3. Не доверяю Интернету, предпочитаю личное общение 25%
4. Привычка, я консерватор 26%
5. Нет доступа в Интернет 3%
6. Не хочу, мне это не нужно 23%
7. Другое 11%
13. Если вы пользуетесь компьютером, где чаще всего это происходит?
1. Только на работе 19,19%
2. Только дома 22,22%
3. И на работе, и дома 31,31%
4. Где придется, в транспорте 19,19%
5. Другое 8,08%
14. Как Вы оцениваете свой уровень владения компьютером?
1. Считаю себя опытным пользователем 35,35%
2. Считаю себя обычным пользователем 31,31%
3. Опыта пользователя компьютером недостаточно 17,17%
4. Плохо владею компьютером, с трудом дается 12,12%
5. Другое 1,01%
6. Затрудняюсь ответить 3,03%
15. Нуждаетесь ли Вы в повышении квалификации в области информационно-
коммуникационных технологий и технологий электронного правительства?
1. Да, нуждаюсь, повышение квалификации мне жизненно необходимо 12%
2. Можно было бы повысить квалификацию, но повышение квалифика-
ции не является для меня приоритетнои задачей, заслуживающей
внимания 23%
3. Нет, не нуждаюсь, мне это не интересно 52%
4. Затрудняюсь ответить 13%
16. Считаете ли Вы, что электронные услуги и электронное правительство являются неотъемлемой частью жизни современного информационного общества?
1. Да 35%
2. Скорее да, чем нет 23%
3. Скорее нет, чем да 11%
4. Нет 16%
5. Затрудняюсь ответить 15%
6. Другое 0%
17. Как по Вашему мнению влияет предоставление электронных услуг на эффективность государственного и муниципального управления?
1. Положительно 45%
2. Скорее положительно, чем отрицательно 30%
3. Скорее отрицательно, чем положительно 6%
4. Отрицательно 6%
5. Другое 0%
6. Затрудняюсь ответить 13%
18. Как Вы считаете, помогает ли предоставление государственных и муниципальных услуг через Интернет экономить время?
1. Да, экономит 44%
2. Экономит не существенно 17%
3. Я еще не понял (-а) 21%
4. Нет, не экономит 11%
5. Затрудняюсь ответить 7%
19. Какую информацию Вы хотели бы видеть на Интернет-портале предоставления государственных и муниципальных услуг?
1. Информация о расширении перечня услуг 10,78%
2. Он-лайн консультант 31,37%
3. Возможность смс-оповещения о рассмотрении запроса на предоставление государственных и муниципальных услуг 14,71%
4. Информация общего плана: часы работы, праздники и т. д. 30,39%
5. Другое 0%
6. Затрудняюсь ответить 15,69%
20. Какие мероприятия необходимы для популяризации электронных услуг
1. Курсы повышения квалификации, совершенствование пользовательского опыта 6,86%
2. СМС-рассылка 29,41%
3. Упрощение регистрации на Интернет-портале предоставления государственных и муниципальных услуг 12,75%
4. Повышение доступности и качества электронных госуслуг 17,65%
5. Расширение самого перечня услуг 14,71%
6. Получение и использование универсальной электронной карты 18,63%
7. Другое 0%
8. Затрудняюсь ответить 6,86%
21. Вы зарегистрированы на Интернет-портале предоставления государственных и
муниципальных услуг?
1. Да, зарегистрирован 16%
2. Нет, но собираюсь зарегистрироваться в ближайшем будущем 43%
3. Не понимаю, о чем идет речь 41%
22. Как вы оцениваете Интернет-портал предоставления государственных и муници-
пальных услуг?
1. Отлично, удобный интерфейс, доступность информации 12,12%
2. Хорошо, на сайте можно быстро получить нужную информацию 13,13%
3. Средне, большинство услуг на сайте предназначены для бизнеса: это
различные виды налоговых деклараций, а также лицензирование тех
или иных видов деятельности. 8,08%
4. Ниже среднего, сложности с регистрацией, недостатки дизайна 7,07%
5. Плохо, технические работы выполняются на портале в рабочее время, неработоспособность приложений для iPhone и IPad, недоступность востребованных услуг 5,05%
6. Затрудняюсь ответить 53,54%
7. Другое 1,01%
23. Пользовались ли Вы уже услугами портала?
1. Да, получал информацию через портал 17%
2. Да, получал услуги через портал 7%
3. Да, получал и информацию и услуги через портал 9%
4. Нет, не пользовался 54%
5. Затрудняюсь ответить 13%
24. Ваш пол?
1. Мужской 62%
2. Женский 38%
25. Ваш возраст?
1. До 30 33%
2. От 30 до 40 35%
3. От 40 до 50 26%
4. От 50 до 60 4%
5. Старше 60 2%
26. Ваше образование?
1. Среднее 12%
2. Среднее специальное 33%
3. Высшее, незаконченное высшее 55%
27. Ваше основное занятие?
1. Рабочий (промышленности, строительства, транспорта, коммунального хозяйства, сферы быта, сельского хозяйства) 17%
2. Инженер, специалист технического профиля 6%
3. Работник образования, науки, культуры, здравоохранения 17%
4. Военнослужащий, работник правоохранительных органов, таможни 4%
5. Работник аппарата государственного учреждения 2%
6. Специалист экономического и финансового профиля 14%
7. Предприниматель 12%
8. На пенсии 4%
9. Занимаюсь домашним хозяйством 3%
10. Временно не работаю 7%
11. Студент, учащийся 12%
12. Другое 2%
28. Место проживания?
1. Областной центр 45%
2. Средний город 23%
3. Районный центр 22%
4. Село, поселок (не районный центр) 10%
Аналитическая записка.
В условиях формирования единой системы предоставления государственных и муниципальных услуг в Ростовской области, в том числе на базе регионального электронного правительства, предоставляется целесообразным проведение опроса населения по данной проблематике.
Востребованность услуг регионального электронного правительства предполагает оценку качества и доступности оказываемых услуг, в том числе и посредством методов социологии: опроса потребителей услуг регионального электронного правительства, опроса населения. Данные опросов дают возможность определить систему представлений граждан о качественных изменениях в сфере предоставления государственных и муниципальных услуг. Опрос 100 респондентов — получателей государственных и муниципальных услуг на базе регионального электронного правительства, проведенный в апреле 2014 года на территории города Ростова-на-Дону, дал возможность, проанализировав ситуацию, определить круг проблемных вопросов и первые
результаты работы по повышению эффективности формирующейся системы предоставления услуг и позволил выявить следующие тенденции. Основными информационными источниками об электронном правительстве для получателей услуг являются традиционные: каждый пятый обратившийся получил информацию об электронном правительстве и предоставляемых им услугах из СМИ, более 19% респондентов в качестве источника информации называли друзей, знакомых, партнеров и коллег, 7,92% респондентов указали выставки, другие специализированные мероприятия, рекламу на транспорте и рекламные щиты внутри транспорта, что в принципе можно считать случайным источником. Обращает на себя внимание тот факт, что в современный период, характеризующийся стремлением к повсеместной информатизации и компьютеризации, только чуть более 29% респондентов получили интересующую их информацию о возможностях получения тех или иных услуг на базе регионального электронного правительства из Интернета: официальные сайты и другие Интернет-ресурсы (поисковики Яндекс, Google, Рамблер). Причиной тому может быть, с одной стороны, отсутствие доверия Интернету большинством жителей города Ростова-на-Дону (25% респондентов), а также отсутствие компьютера, Интернета или доступа в Интернет (11% респондентов), с другой стороны — привычка получать государственные услуги в государственных органах (26% респондентов). Подтверждением последнего тезиса является тот факт, что каждый второй получатель услуг города Ростова-на-Дону при упоминании Интернет-портала предоставления государственных и муниципальных услуг, не понимает, о чем идет речь. Вместе с тем, большая часть респондентов собирается зарегистрироваться на Интернет-портале в ближайшем будущем (43% респондентов). Получатели услуг, вероятно, рассчитывают, что эти меры помогут им сэкономить время, затраченное ими на получение услуги.
Действительно практически каждый четвертый из числа опрошенных тратит неделю на сбор, оформление необходимых документов в процессе получения
услуги и обращается за получением государственных (муниципальных) услуг более 5 раз в год.
В целом уровень предоставления государственных и муниципальных услуг в государственном органе можно считать удовлетворительным, поскольку подавляющее большинство респондентов (63% от общего числа опрошенных) удовлетворены качеством предоставления услуг.
Ответы респондентов на следующий блок вопросов анкеты, направленный на оценку знаний об электронном правительстве получателями услуг, свидетельствует о достаточно высоком уровне эрудированности в области электронного правительства. Каждый второй отмечает, что электронное правительство — это предоставление полного спектра услуг в сфере государственного управления с целью улучшения их качества, усиления роли граждан [2]. Вместе с тем, большая часть респондентов считает, что электронное правительство — это новая форма организации деятельности органов государственной власти, обеспечивающая качественно новый уровень оперативности и удобства получения организациями и гражданами государственных услуг и информации о результатах деятельности государственных органов- а также, что электронное правительство — это система электронного документооборота государственного управления, служащая цели существенного повышения эффективности государственного управления и снижения издержек социальных коммуникаций для каждого члена общества (15% и 26% соответственно).
Большая часть получателей услуг отмечает доброжелательное отношение к идее создания электронного правительства и считает, что электронные услуги и электронное правительство являются неотъемлемой частью жизни современного общества (57% и 58% соответственно). Вместе с тем, для каждого третьего получателя услуг данная идея не представляет никакого интереса. Подтверждением последнего тезиса может служить тот факт, что каждый второй опрошенный считает, что в сфере получения государственных и
муниципальных услуг за последние Згода положение не изменяется, а 13% считают, что положение ухудшается.
Анализируя полученные результаты опроса, удалось выявить предпочтения граждан относительно информации, которую респонденты хотели бы видеть на Интернет-портале предоставления государственных и муниципальных услуг. Для примерно 32% получателей услуг значение имеет онлайн консультант, для 31% респондентов желаемой является информация общего плана: часы работы, праздники и т. д. Возможность смс-оповещения о рассмотрении запроса на предоставление государственных и муниципальных услуг хотел бы видеть каждый шестой опрошенный. 11% респондентов считают необходимой информацию о расширении перечня услуг[3]. Скорее всего, это объясняется тем, что каждый второй респондент считает, что предоставление государственных и муниципальных услуг через Интернет помогает экономить время и положительно влияет на эффективность государственного и муниципального управления (44% и 75% соответственно). Что касается времени, затраченного на получение услуги в государственном органе нужно констатировать, что около 11% получателей услуг затратили минимальное количество времени (менее 15 минут), 10% респондентов — от 15 до 30 минут, 24% опрошенных — от 30 минут до 1 часа, 22% - от 1 часа до 2 часов, 19% - от 2 часов до 3 часов, 15% - свыше 3 часов, все это, -включая ожидание в очереди. Таким образом, стоит продолжить работу по минимизации временных издержек получателей услуг.
Основные неудобства, с которыми приходится сталкиваться людям в процессе получения государственных и муниципальных услуг, существует десятилетиями. Практически каждый четвертый получатель услуг сталкивается с такого рода проблемами, как сбор большого количества требуемых документов, каждый пятый житель города Ростова-на-Дону тратит большое количество времени, затрачиваемое на подачу документов, включая ожидание в очереди, прием документов. Почти 21% от общего массива опрошенных ре-
спондентов указали на необходимость обращения в различные организации, что тоже доставляет существенные неудобства.
Если рассматривать результаты данного опроса в разрезе сфер предоставления услуги, то наблюдается следующая ситуация. Каждый третий получатель государственных и муниципальных услуг сферой, в которой он столкнулся с наибольшими трудностями указывает сферу ЖКХ, что вполне ожидаемо, поскольку одна из самых востребованных сфер получения услуг пока остается практически не охвачена процессами преобразований. Наличие сложностей у получателей услуг в социальной сфере отмечает каждый пятый респондент, а также гражданско-правовую сферу, имущественно-земельные отношения и экономическую сферу указали 18%, 14% и 10% опрошенных соответственно. Вместе с тем необходимо отметить тот факт, что большинство респондентов услуги сферы ЖКХ и имущественно-земельные отношения указали, как наиболее востребованные среди населения (35% и 19% соответственно).
Анализируя полученные результаты опроса, удалось выявить уровень компьютерной грамотности населения. Так, каждый третий респондент пользуется компьютером и на работе, и дома. Только дома и только на работе указали 22% и 19% опрошенных соответственно. Вместе с тем, необходимо отметить тот факт, что каждый второй респондент считает себя опытным пользователем, 31% опрошенных считает себя обычным пользователем. Указали, что опыта пользователя компьютером недостаточно и плохо владеют компьютером 17% и 12% респондентов соответственно. При этом только 12% опрошенных нуждаются в повышении квалификации в области информационно-коммуникационных технологий и технологий электронного правительства, в то время как большинство респондентов считают, что можно было бы повысить квалификацию, но повышение квалификации не является для них приоритетной задачей, заслуживающей внимания и это им не интересно (23% и 52% респондентов соответственно).
Среди респондентов положительно оценили Интернет — портал предоставления государственных и муниципальных услуг 25% опрошенных, практически каждый тринадцатый оценил интернет-портал ниже среднего (сложности с регистрацией, недостатки дизайна), 5% респондентов оценили уровень Интернет-портала как низкий (технические работы выполняются на портале в рабочее время, неработоспособность приложений для iPhone и IPad, недоступность востребованных услуг). Данные опроса позволяют сделать следующие выводы:
1. Государственные (муниципальные) услуги в сфере имущественно-земельных отношений, социальной сфере, сфере ЖКХ являются наиболее востребованными, поэтому представляется целесообразным продолжить работу по развитию Интернет-портала, наделяя его функциями оказания услуг в первую очередь в указанных выше сферах.
2. Необходимо активно информировать граждан о новых возможностях получения государственных (муниципальных) услуг на базе Интернет-портала, используя при этом как остающиеся наиболее популярными источниками информации тематические теле- и радиопередачи, теле — и радиоролики, публикации на страницах газет, а также актуальные для 30% респондентов новые информационные технологии (СМС-рассылка) — улучшить качественные характеристики Интернет-портала.
3. Важно обеспечить получателей государственных (муниципальных) услуг возможностью использовать понятный и доступный механизм подачи жалоб, предложений, замечаний в случае получения услуг ненадлежащего качества.
4. Требуется обратить пристальное внимание на информационно-справочную составляющую процесса получения государственных (муниципальных) услуг на Интернет-портале путем внедрения Онлайн помощника.
5. Качество предоставляемых государственных (муниципальных) услуг в государственных органах оценивается населением достаточно высоко.
6. Организация и функционирование Интернет-портала предоставления государственных и муниципальных услуг на территории Ростовской области позволили успешно приступить к решению задачи сокращения количества времени, затраченного на получение услуги.
7. Мероприятиями, необходимыми для популяризации электронных услуг являются следующие: получение и использование универсальной электронной карты — 18,63%- повышение доступности и качества электронных госуслуг — 17,65%- упрощение регистрации на Интернет-портале предоставления государственных и муниципальных услуг — 12,75%- курсы повышения квалификации, совершенствование пользовательского опыта — 6, 86%.
Список литературы:
1. Иванова А. А. Оказание государственных услуг населению: проблемы и перспективы // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2008. № 4. С. 94−104.
2. Хашева И. А. Практика использования информационно-коммуникационных технологий при оказании государственных услуг // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2009. № 4. С. 99−108.
3. Змияк С. С., Немашкалова К. Г. Посткризисные приоритеты взаимодействия рынка труда и рынка образовательных услуг // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2011. № 3. С. 6576.
УДК 339. 9
МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ В ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ THE INTERNATIONAL ORGANIZATIONS IN LEGAL REGULATION OF THE INTERNATIONAL ECONOMIC RELATIONS
Деревянченко Е. Р. студентка
ЮРИУ РАНХиГС при Президенте РФ
Derevyanchenko E.R. student of South Russian Institute of management Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration
В статье анализируется система правового регулирования международных экономических отношений, и рассматриваются возможные направления ее дальнейшего совершенствования, а также противодействия международным экономическим преступлениям.
Ключевые слова: регулирование международных экономических отношений, международные экономические организации.
This article analyzes the system of legal regulation of international economic relations and discusses possible directions for further improvement and countering international economic crimes.
Key words: regulation of international economic relations- international economic organizations.
В процессе своей деятельности субъекты мирового хозяйства вступают в определенные отношения — международные экономические отношения,
представляющие собой систему хозяйственных связей между национальными экономиками отдельных стран и их субъектами, которые осуществляются в противоречивых условиях глобализации.
Отличительными особенностями глобальной экономики в настоящее время являются не только неустойчивый характер тенденций по преодолению негативных последствий финансового кризиса 2008 года, но и нарастание геополитических и геоэкономических трансформационных процессов. Они обусловлены рядом объективных и существенных обстоятельств, среди которых можно выделить:
^ во-первых, продолжающимся кризисом еврозоны-
^ во-вторых, расширение числа стран, у которых отсутствует позитивная
динамика роста национальной экономики- ^ в-третьих, активизация агрессивной налоговой политики транснациональных корпораций- ^ в-четвертых, недостаточный уровень эффективности администрирования сферы международного налогообложения. [1, с. 65] Вместе с тем, мировое сообщество предпринимает усилия по дальнейшему развитию международных экономических отношений и активизирует процессы экономической глобализации.
В ряде случаев это позволило не только повысить общую эффективность национальных экономик и осуществить упрочение принципов рыночного хозяйства, но и привело к необходимости формирования адекватной системы налогового регулирования экономики, в том числе в части противодействия экономическим преступлениям, которые давно вышли за пределы одного государства.
Так, с 2000 года по статье платежного баланса «Сомнительные операции» из России было выведено около $ 310 млрд. — это официальная статистика Центрального Банка Р Ф. [2]
В условиях финансовой глобализации и интернационализации преступности борьба с нарушениями невозможна без координирования усилий в противодействии «отмывания» криминальных средств в международном масштабе. Значительное число таких операций связано с незаконным переводом активов за рубеж с целью их легализации. На национальном уровне борьба с легализацией ведется, но для повышения ее эффективности необходимо объединение усилий различных стран мира в деле противодействия налоговым и иным экономическим преступлениям. Создание международных экономических организаций, в том числе налоговых позволяет координировать эту деятельность на основе разрабатываемой ими нормативно-правовой базы.
Так, международные экономические организации делятся на два типа: универсальные и специализированные (Таблица 1,2). [3]
Таблица 1.
Международные экономические организации
Универсальные Специализированные
Всемирная торговая организация (ВТО) Всемирная организация интеллектуальной собственности
Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Международная ассоциация воздушного транспорта (1АТА)
Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС) Всемирная таможенная организация
Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) Организация стран-экспортёров нефти (ОПЕК)
Международная торговая палата Международный автотранспортный союз
Организация Черноморского экономического сотрудничества Международная морская организация
Международный союз железных дорог
Таблица 2.
Международные экономические организации в системе ООН
Наименование Год создания Местонахождение
Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС, WIPO) 1967 Женева

Всемирный почтовый союз (ВПС, UPU) 1947 Берн
Международная ассоциация развития (МАР, IDA) 1960 Вашингтон
Международная организация труда (МОТ, ILO) 1946 Женева
Международная финансовая корпорация (МФК, IFC) 1956 Вашингтон
Международный банк реконструкции и развития (МБРР, IBRD) 1944 Вашингтон
Международный валютный фонд (МВФ, IMF) 1944 Вашингтон
Организация Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО, UNESCO) 1946 Париж
Организация Объединённых Наций по промышленному развитию (ЮНИДО, UNIDO) 1966 Вена
Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО, FAO) 1945 Рим
Международные налоговые организации наряду с международными
экономическими организациями выполняют регулирующие, оперативные и контрольные функции (Таблица 3). [4]
Таблица 3.
Международные налоговые организации
Организация, год создания Страны — участницы
Европейская организация налоговых администраций (Intra-European Organisation of Tax Administrations, IOTA), 1996 г., Варшава. IOTA имеет жесткую структуру, образуемую тремя статутными органами: Генеральной ассамблеей, Исполнительным советом и Секретариатом. Австрийская Республика, Азербайджан, Албания, Армения, Беларусь, Бельгия, Болгария, Босния и Герцеговина, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Грузия, Дания, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Казахстан, Кипр, Латвия, Литва, Лихтенштейн, Люксембург, Македония, Мальта, Молдова, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Республика Сербская, Россия (с 01. 01. 2011), Румыния, Сербия, Словакия, Словения, Украина, Финляндия, Франция, Хорватия, Черногория, Чехия, Швейцария, Швеция, Эстония
Международная организация по налогам и инвестициям (International Tax and Investment Organisation), 2001 г., Барбадос. ITIO обвиняет ОЭСР в проведении политики «двойных стандартов», поскольку ОЭСР требует от малых развивающихся стран того, что не выполняют её собственные участ- Ангилья, Антигуа и Барбуда, Багамские острова, Барбадос, Белиз, Британские Виргинские острова, Вануату, Западное Самоа, Каймановы острова, Лабуан, Панама, Острова Кука, Остров Мэн, Сент-Киттс и Невис, Сент-Люсия, Сент-Винсент и Гренадины, Тёркс и Кайкос. Россия не является страной-участницей.
ники, в большинстве своём высокоразвитые государства.
Всемирная Ассоциация налогоплательщиков (World Taxpayers Associations, WTA) 2000 г., Штаб-квартира — Вашингтон. Армения, Австралия, Канада, Китай, Эстония, Финляндия, Франция, Германия, Япония, Корея, Монголия, Швеция, Танзания, Турция, Украина, США. Россия не является страной-участницей. В России существует своя общероссийская общественная организация «Российский союз налогоплательщиков», созданная в 2003-м году
Немало важную роль в борьбе с экономическими преступлениями, такими как размывание налогооблагаемой базы, играет межправительственная организация — Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег — ФАТФ, созданная еще в 1989 году. [5]
Она занимается выработкой мировых стандартов в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма, а также осуществляет оценки соответствия национальных систем этим стандартам. Основным инструментом ФАТФ в реализации своего мандата являются 40 рекомендаций, которые подвергаются ревизии в среднем один раз в пять лет. В 2001 году после террористической атаки на США 40 основных рекомендаций были дополнены девятью специальными, направленными на противодействие терроризму. Членами ФАТФ являются 34 страны и две международные организации: Австралия, Австрия, Аргентина, Германия, Китай (Гонконг), Греция, Дания, Индия, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Канада, Китай, Люксембург, Мексика, Нидерланды, Бельгия, Бразилия, Великобритания, Новая Зеландия, Норвегия, Португалия, Российская Федерация, Республика Корея, Сингапур, США, Турция Финляндия, Франция, Швейцария, Швеция, ЮАР, Япония, Еврокомиссия и Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива.
Россию в ней представляет с 19. 06. 2003 года «Росфинмониторинг». [6] Особое место в системе международных экономических организаций занимает Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Ее история начинается с создания в 1948 г Организации европейского экономического сотрудничества (ОЕЭС), основная цель которой заключалась в координации деятельности государств по хозяйственному восстановлению Западной Европы в послевоенные годы на основе плана Маршалла. [7−10]
Затем на ее базе была создана Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), о чем в декабре 1960 года подписали соответствующую Конвенцию. Основная миссия ОЭСР — содействие экономическому росту стран-членов ОЭСР, повышение их вклада в глобальный экономический рост и развитие, сокращение бедности в странах, не являющимися членами Организации, а также координация международного сотрудничества в налоговой сфере, включая пресечение уклонения от налогообложения доходов и размывание налоговой базы.
Проблема снижения налоговой базы путем передачи доходов другому налогоплательщику с более низкой категорией налогообложения стоит остро и, несомненно, актуально. В феврале февраля 2013 года ОЭСР опубликовала развернутый отчет, посвященный вопросам размывания налогооблагаемой базы и выводу прибыли из-под налогообложения. В документе опубликованы исследования о наиболее проблемных юрисдикциях и принуждение их к обмену информацией, а также обращение к странам, не являющимися членами ОЭСР, присоединиться к мерам по предотвращению преступности.
В отчете ОЭСР выделила предпосылки к размыванию налоговой базы и выводе прибыли из-под налогообложения, среди которых трансфертное ценообразование и существование излишне льготных налоговых режимов, а также запланировала массовое проведение повсеместных экономических проверок. Это связано с тем, что индекс соотношения прибыли корпораций и
ВВП в Германии, Японии и США не превышает 2,6%, в Нидерландах — 4,6%, на Кипре — 18,2%, а на Бермудских островах достигает 645,7%.
Российская Федерация является полноправным участникам международных экономических отношений и осуществляет наряду с другими участниками международный информационный обмен политического, экономического, социального, научно-технического и культурного характера.
Несмотря на то, что на официальном сайте ОЭСР можно ознакомиться с «Дорожной картой» присоединения Российской Федерации к Конвенции об учреждении ОЭСР, в которой представлены принципы, требования, порядок осуществления процедуры, в состав ОЭСР Россия не входит и в ближайшее время ситуация не будет меняться.
Россия имеет только статус наблюдателя в рабочих органах ОЭСР. Однако 21 января в Париже прошло очередное заседание Бюро Форума по налоговому администрированию ОЭСР, целью деятельности которого является развитие диалога и обмена опытом между налоговыми органами ведущих стран мира.
Кандидатура Руководителя Федеральной налоговой службы России М. В. Мишустина была единогласно утверждена на пост заместителя председателя Бюро Форума. Это событие — очередное признание российской налоговой системы эффективной, открытой и современной. [8−9]
Таким образом, помощью интеграционных процессов от компаний до государств в рамках всемирного хозяйства странам постепенно удается преодолеть взаимные противоречия, повысить общую эффективность национальных экономик. Вопросы международного налогообложения и его синтеза с национальным налогообложением остаются открытыми и требуют реформирования, хотя определенные успехи здесь имеются.
Список литературы:
1. Курников Е. В. Таможенное администрирование трансграничных товаро-потоков глобальной экономики. //Государственное и муниципальное управление. Ученые записки. 2013. № 4.
2. Официальный сайт Центрального банка Российской Федерации_[Элек-тронный ресурс]: Режим доступа: http: // www. cbr. ru
3. Министерство экономического развития России. // [Электронный ресурс]: Режим доступа: http: //www. economy. gov. ru
4. Европейская организация налоговых администраций. // [Электронный ресурс]: Режим доступа: http: //www. iota-tax. org
5. ФАТФ. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http: //www. fatf-gafi. org
6. Федеральная служба по финансовому мониторингу [Электронный ресурс] Режим доступа: http: //archive. fedsfm. ru/aboutkfm. html
7. Официальный сайт ОЭСР. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http: //oecdru. org/publics. html.
8. Федеральная налоговая служба РФ // [Электронный ресурс]: Режим доступа: http: //www. nalog. ru/rn77/news/international_activities/4 466 393.
9. Репинская О. В. Международные террористические угрозы И Сотрудничество России на постсоветском пространстве // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2012. № 3. С. 141−149.
10. Овсепян Ж. И. Статус источников международного права во внутригосударственной (национальной) правовой системе (вопросы интеграции международного права Российской Федерацией) Ч. II «Северо-Кавказский юридический вестник». 2010. С. 55−69.
УДК 352
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ ОЦЕНКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ IMPROVING THE PERFORMANCE EVALUATION SYSTEM OF
LOCAL GOVERNMENT
Дёмина Д. С. Студентка 5 курса факультет управления ЮРИУ РАНХиГС
Dyomim D.S.
Student 5th year faculty of management of South-Russian Management Institute-
branch of RANEPA
В статье рассматриваются существующие недостатки системы оценки эффективности деятельности органов местного самоуправления и предлагаются возможные пути решения данной проблемы.
Ключевые слова: оценка, эффективность, органы местного самоуправления.
The article considers the current shortcomings of the system performance evaluation of local government and suggests possible solutions to this problem.
Key words: estimate, effectiveness, local authorities, local government.
Первостепенной целью управления на местном уровне выступает улучшение качества жизни населения соответствующей территории, достижение устойчивого развития [6]. Эффективность муниципального управле-
ния представляет собой достаточно многогранное понятие. Существуют разные подходы к ее определению и измерению. При этом они сходятся в том, что эффективность может быть измерена только на основе некоторой системы показателей, соответствующих определенному методическому подходу [5: 3].
В октябре 2007 г. Федеральный закон от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» был дополнен статьей 18.1 об оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления [3]. В целях реализации этого положения Указом Президента Российской Федерации от 28 апреля 2008 г. № 607 утвержден перечень основных и дополнительных показателей для оценки эффективности деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов [1].
Предложенная система показателей направлена на оценку работы органов местного самоуправления в сферах образования, здравоохранения, дорожного хозяйства и транспортного обслуживания, жилищного строительства, жилищно- коммунального хозяйства и других направлений.
Постановлением Правительства Р Ф от 17. 12. 2012 г. № 1317 & quot-О мерах по реализации Указа Президента Р Ф № 607 & quot-Об оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов» утверждена методика мониторинга эффективности деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов [2]. Применяемая в настоящее время методика оценки эффективности органов местного самоуправления позволяет оценивать деятельность муниципальных органов только по обобщенным показателям, что обеспечивает универсальность системы оценки эффективности их деятельно-сти[9].
Тем не менее, эта методика не лишена недостатков.
Один из них — это наличие среди показателей конечных результатов деятельности органов МСУ показателей, которые далеко не всегда можно считать таковыми. Средства могут выделяться значительные, но расходоваться они могут неэффективно[10].
Второй недостаток- это использование показателей, которые зависят, от деятельности властей сразу нескольких уровней и от набора целого ряда объективных факторов. К числу таковых относятся, например, объем инвестиций в основной капитал (за исключением бюджетных средств) в расчете на одного жителя (руб.). Этот показатель вообще находится в прямой зависимости от уровня экономического развития территории, поэтому высокоразвитые муниципалитеты автоматически будут иметь гораздо более высокие значения показателя по сравнению с муниципалитетами с низким уровнем экономического развития [7−10]
Третий недостаток методики — это неполное отражение в системе показателей полномочий органов местного самоуправления, установленных в Федеральном законе от 6 октября 2003 г. № 131 -ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».
Четвертый недостаток — это недостаточное количество критериев для оценки населением деятельности органов МСУ.
На наш взгляд удовлетворенность населения работой ОМСУ должна выражаться не только организацией транспортного обслуживания, качеством автомобильных дорог, и уровнем жилищно-коммунальных услуг, как это указано в Постановлении Правительства. Необходимо включить в систему оценки такие критерии оценивания как:
удовлетворенность совершенствованием и развитием населенных пунктов- благоустройством территории-
удовлетворенность рационализацией сортировки и переработки мусора-
удовлетворенность результатами проявления непосредственного участия в управлении муниципальным образованием (сходы, собрания, обращения, инициативы и др.)
удовлетворенность граждан информированностью о деятельности ОМСУ-
удовлетворенность реакцией ОМСУ на обращения граждан.
Особенно важно отметить наличие недостатков системы оценки эффективности деятельности ОМСУ в Ростовской области.
В целях данного исследования был проведен экспертный опрос сотрудников органа исполнительной власти Правительства Ростовской области, непосредственно занимающегося оценкой эффективности деятельности ОМСУ и профессорско-преподавательского состава нашей академии.
На основе проведенного экспертного опроса был выявлен ряд недостатков системы, а именно:
— неравнозначность критериев оценки ОИВ РО (например, культура и ЖКХ)
-перегруженность финансово-экономическими показателями
— показатели некоторых полномочий ОМСУ не всегда обеспечены финансовыми средствами, отсюда не всегда выполняются в полной мере
-недостаточное вовлечение населения в процесс оценки эффективности деятельности ОМСУ
-слабая подготовка муниципальных служащих при формировании показателей для оценки эффективности деятельности ОМСУ
-слабое взаимодействие органов региональной службы статистики с ОИВ РО (сроки, технические проблемы).
По нашему мнению, в системе показателей для оценки эффективности деятельности органов МСУ должны произойти следующие изменения:
— следует доработать систему показателей, которые позволили бы отразить весь спектр вопросов местного значения муниципальных районов и городских округов-
-требуется выработать дополнительные социально-ориентированные критерии для оценки населением эффективности деятельности органов МСУ по вопросам: организации сбора, вывоза, утилизации и переработки бытовых и промышленных отходов, благоустройства и озеленения территории, социальной и политической активности населения и так далее-
Конкретно для Ростовской области актуальным решением проблемы будет разработка и внедрение автоматизированной системы оценки эффективности деятельности местного самоуправления, что повысит скорость обработки и предоставления данных, а также будет являться примером для внедрения в других субъектах нашей страны [11].
В заключении необходимо отметить, что местное самоуправление немыслимо без участия в нем граждан, и от того насколько полно оно осуществляется будет зависеть достижение муниципалитетом устойчивого территориального развития.
Список литературы:
1. Указ Президента Р Ф от 28. 04. 2008 г. № 607 «Об оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов».
2. Постановление Правительства Российской Федерации от 17. 12. 2012 г. № 1317 & quot-О мерах по реализации Указа Президента Р Ф № 607 & quot-Об оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов».
3. Федеральный закон от 6 октября 2003 года № 131 -ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».
4. Атаманчук Г. В. Государственное управление. М., 2000.
Электронный вестник Ростовского социально-экономического института.
Выпуск № 2 (апрель — июнь) 2014
5. Кирсанов С. А. Эффективность деятельности органов государственной и муниципальной власти: пути развития. 2009 г. // Материалы презентации Девятого Российского Форума содействия муниципальной реформе (28 сентября — 02 октября 2009 г., Краснодарский край, г. Сочи).
6. Ovcharenko Roman K. Municipal service management as factor of local self-government development in Russia // INTERNATIONAL JOURNAL OF RESEARCH IN EDUCATION METHODOLOGY. [Электронный ресурс]. -Vol 2, No 2 (2013).
7. Чагина А. В Проблемы реализации механизма оценки эффективности деятельности органов местного самоуправления // Государственное регулирование экономики № 2. 2012.
8. Широков А., Юркова С. Оценка деятельности органов местного самоуправления // Муниципальная власть. № 3. 2009.
9. Ляхов В. П. Местное самоуправление в России как предмет научного дискурса // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2013. № 3. С. 57−64.
10. Рудой В. В. Местное самоуправление в современной россии: проблемы и перспективы // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2011. № 2. С. 7−17.
11. Овакимян М. А. Местное самоуправление в современной России: модернизационные и инновационные решения экономике // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2011. № 3. С. 18−26.
УДК 338. 2
ИНВЕСТИЦИОННЫЙ КЛИМАТ РОССИИ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ THE INVESTMENT CLIMATE OF RUSSIA AND ITS IMPACT ON ECONOMIC DEVELOPMENT IN THE CONTEXT OF GLOBALIZATION
Кодинцева О. И. студентка 4 курс Южно-российского института управления — филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
Kodintzewa O.I. Student of South-Russian Institute of the Presidential Academy of National Economy and Public Administration
В статье проанализированы сущность понятий «инвестиционный климат» и «инвестиционный потенциал», охарактеризована их структура, рассмотрены методические аспекты оценки. Предложенные методики позволили автору выявить сильные стороны и негативные факторы привлекательности российской экономики для иностранных инвесторов. В итоге исследования разработан комплекс мер государственной политики по повышению инвестиционного климата и стимулированию экономического развития России.
Ключевые слова: инвестиционный климат, инвестиционный потенциал, экономическое развитие, государственная политика.
The article analyzes the essence of concepts «investment climate» and «investment potential», it also describes their structure, methodical aspects of the
evaluation. The proposed techniques allowed the author to identify the strengths aspect and negative factors of the Russian economy attractiveness for foreign investors. As a result of research a complex of public policy measures, raising investment climate and stimulating the Russian economic development was worked out.
Key words: investment climate- investment potential- economic development- public policy.
Инвестиционный климат является определяющим фактором при принятии инвестором решения о капиталовложении в ту или иную страну.
Инвестиционный климат содержит целый комплекс проблем, решение которых связано и предопределено одной целью — создать благоприятные для инвесторов условия осуществления их деятельности. Под благоприятными условиями понимается совокупность политических, экономических, социальных, административных условий и, главное, их стабильность.
Любой набор характеристик инвестиционного климата не является исчерпывающим, так как в каждой стране существует своя специфика, обусловленная государственной инвестиционной политикой. Данный тезис подтверждает, что глобализация не есть однородность и единство. В результате глобализации происходит углубление международной экономической взаимозависимости, растет потребность в международной координации экономической политики. Увеличивается число сторонников делегирования части функций суверенного государства на наднациональный уровень. В то же время становится труднее добиваться слаженности действий отдельных государств. Эти процессы оказывают глубокое воздействие на экономическое положение всех стран, в том числе и нашей страны [1].
В настоящее время разработано достаточно большое количество методик оценки инвестиционной привлекательности стран и используемых при этом показателей. Существующие методики можно разделить на два вида:
1) методики базируется на методах экспертного опроса. Например, методика Гарвардской школы бизнеса, где основной акцент делается на рисках, которым подвергается инвестор (законодательные условия для иностранных и национальных инвесторов- возможность вывоза капитала- состояние национальной валюты- политическая ситуация в стране или отдельном регионе- уровень инфляции- возможность использования национального капитала.).
2) группа методик, ориентированных на использование в качестве базовой информации статистического характера. Например, методика журнала «Еигатопеу» содержит такие группы показателей оценки, как: эффективность экономики- уровень политического риска- состояние задолженности- неспособность к обслуживанию долга- кредитоспособность- доступность банковского кредитования- доступность краткосрочного финансирования- доступность долгосрочного ссудного капитала.
На основе анализа различных методик оценки инвестиционной привлекательности стран, с нашей точки зрения, логично инвестиционную привлекательность рассматривать именно как комплексный показатель, состоящий из инвестиционного потенциала и инвестиционного риска, каждый из которых является частным показателем.
Инвестиционный потенциал, в свою очередь, является комплексным показателем, состоящим из следующих видов потенциалов: финансовый, ресурсно-сырьевой, производственный, человеческий, инфраструктурный, инновационный, институциональный.
Показатели, характеризующие уровень риска инвестирования в территории, делятся также на такие группы, как финансовый, политический, законодательный и экономический риски [5].
Исходя из вышеперечисленных характеристик инвестиционной привлекательности, можно отметить, что к сильным сторонам российской экономики сегодня относятся:
• природные ресурсы. Богатые природные ресурсы России являются ее основным конкурентным преимуществом на мировой арене. Привлекательными для иностранных инвесторов являются как добыча, так и переработка природных ископаемых.
• высокий уровень образования, сбалансированная стоимость рабочей силы и квалификация трудовых ресурсов. Численность среднего класса, квалифицированной рабочей силы — положительный фактор для осуществления инвестиций в России.
• развитая телекоммуникационная инфраструктура является привлекательной стороной российской экономики. Россия занимает четвертое место в мире по протяженности линий стационарной телефонной связи и количеству мобильных телефонов.
Но наряду с позитивными критериями существует целый ряд негативных факторов для иностранных инвесторов [2]:
^ наличие естественных монополий в энергетике, транспорте, связи, где цены и тарифы не отвечают требованиям эффективности экономики- ^ наличие административных барьеров для инвесторов- ^ низкая эффективность госрегулирования, включая отсутствие институциональных и макроэкономических условий для долгосрочных инвестиций- ^ «коррупционная» нагрузка-
^ недостаточная координация региональных рынков- ^ плохо развитая транспортная связь.
Вследствие существования совокупности негативных факторов сегодня можно выявить целый ряд проблем России, связанных с привлечением инвестиций:
& gt- крайняя неравномерность географического распределения инвестиций (сосредоточение в Сахалинской, Тюменской, Московской областях, Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономном округе) —
& gt- отрасли, определяющие общий технологический уровень российской про-мышлености, остаются сравнительно не привлекательными для иностранных инвесторов-
& gt- слабая вовлеченность России в мировую торговлю, что создает препятствия для расширения не сырьевого экспорта и интеграции российских фирм в международные цепочки добавленной стоимости (Таблица 1) —
& gt- «бегство» капиталов в качество — отток валюты с развивающихся рынков в развитые в связи с смягчением кризиса в Европе, восстановление экономики США [4].
Таблица 1.
Темпы экономического роста по отдельным странам (2010−2013) [3]
2010 2011 2012 2013
Мир 5,2 3,9 3,2 2,9
Германия 3,9 3,4 0,9 0,5
США 2,5 1,8 2,8 1,6
Бразилия 7,5 2,7 0,9 2,5
Китай 10,4 9,3 7,7 7,6
ЮАР 3,1 3,5 2,5 2,0
Индия 10,5 6,3 3,2 3,8
Россия 4,5 4,3 3,4 1,3
По данным таблицы 1 видно, что экспортно-сырьевая модель развития российской экономики окончательно исчерпала свои возможности: темпы роста отечественной экономики к концу 2013 г. упали до 1,3%, восстановительный рост после драматичных 2008−2009 гг. закончился и начался структурный кризис: ни высокие цены на нефть, ни спокойное восстановление мировой экономики, ни слабеющая национальная валюта не стимулируют сколь-нибудь заметную интенсификацию выпуска товаров и услуг.
Для решения проблем по привлечению инвестиций в Россию, можно выделить несколько основных шагов:
1. Уменьшение административных барьеров за счет снижения уровня бюрократии и повышения эффективности законодательства и прозрачности системы регулирования предпринимательской деятельности.
2. Сотрудничество в инновационной сфере за счет развития проектов в области НИОКР между зарубежными и российскими компаниями и укрепления партнерства между университетами и производственными предприятиями.
3. Повышение инвестиционной привлекательности регионов за счет обеспечения более сбалансированного развития западной и восточной частей России, реализации государственных программ по развитию регионов (внедрение регионального инвестиционного стандарта) и разработке программ, учитывающих региональные особенности, для более активного привлечения инвесторов.
4. Совершенствование бизнес-образования за счет проведения инновационных программ совместно с зарубежными университетами и расширения списка специальностей, по которым ведется обучение на российских факультетах бизнеса.
Совокупность выше перечисленных мер, на наш взгляд, будет способствовать повышению эффективности государственной инвестиционной политики, увеличению инвестиционной активности и в целом улучшению инвестиционного климата России в условиях глобализации.
Список литературы:
1. Черкасова Т. П. Государственное управление посткризисным экономическим ростом России // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2013. № 2. С. 91−99.
2. Долгов С. И., Савинов Ю. А. Экономическое развитие России в условиях глобализации // Российский внешнеэкономический вестник. 2010. № 11. С. 4 -10.
3. Мау В. В ожидании новой экономической модели роста: социально -экономическое развитие России в 2013 году // Вопросы экономики. 2014. № 2. С. 4−31.
4. Игнатова Т. В., Черкасова Т. П. Институциональные концепции экономического роста и их модернизации // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2011. № 2. С. 57−67.
5. Губачев Н. Н., Губачев М. Н. Вопросы преодоления кризисных явлений в социально-экономической сфере // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2009. № 2. С. 67−76.
УДК 349. 444
ЭЛЕМЕНТ УПРАВЛЕНИЯ В ЖИЛИЩНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ MANAGEMENT ELEMENT IN HOUSING LEGAL RELATIONSHIPS
Компаниец А. Р. студентка, ЮРИУ РАНХиГС при Президенте РФ
Kompaniets A.R. student,
Southern Russian institute of management Russian Academy of National Economy and
Public Administration under the President of the Russian Federation
В статье анализируется характер элемента управления в жилищных правоотношениях. Рассмотрены два варианта его проявления: частноправовой и публично-правовой. Установлено, что жилищные правоотношения имеют сложный синтетический характер и могут развиваться по нескольким моделям. Делаются выводы о возможном формировании предмета и метода жилищного права как самостоятельной отрасли права.
Ключевые слова: жилищное право, жилищные правоотношения- частноправовое управление, публично-правовое управление, синтетический характер отношений, предмет жилищного права, метод жилищного права, самостоятельная отрасль права.
The article analyses the character of management element in housing legal relationships. The author considers two options of management element: private-law and public law. The author establishes that housing legal relationships have difficult synthetic character and can develop on several models. The paper presents conclusions about the possible formation of subject and method of
housing law as an independent branch of law.
Key words: housing law- housing legal relationships- private-law management- public management- synthetic character of the relations- subject of housing law- method of housing law- independent branch of law.
Как известно, в юридической литературе нет единого подхода к определению правовой природы жилищного права как отрасли права. Существуют основные три точки зрения:
1) жилищное право является подотраслью гражданского права-
2) жилищное право представляет собой самостоятельную отрасль права-
3) жилищное право — комплексная отрасль права.
Необходимо отметить, что наиболее удачной в доктрине признается позиция, в соответствии с которой жилищное право является комплексной отраслью. Возникновение подобных споров весьма логично, так как существенные элементы, дающие основания для выделения отрасли (предмет и метод), в рамках жилищного права, имеют неоднозначный характер.
Комплексность как наиболее верная характеристика выбрана неслучайно. Жилищные правоотношения, представляющие в совокупности предмет жилищного права, являются разнородными по своей правовой природе, собирательными, и, как следствие, метод правового регулирования не может быть однозначным. Жилищное законодательство не содержит определения понятия жилищных правоотношений, их признаков, законодатель лишь изложил закрытый перечень последних. Упомянутая ранее разнородность, собирательность связана с тем, что часть перечисленных в статье 4 ЖК РФ отношений тяготеет в большей степени к гражданско-правовым, а другая — к административно-правовым, т. е. при определении их принадлежности ключевую роль играет, на первый взгляд, наличие либо отсутствие управленческого элемента, властной природы и т. п.
Обычно при рассмотрении вопроса о классификации жилищных правоотношений по критерию их характера, авторы ограничиваются именно упоминанием так называемого «тяготения» к ранее названным отраслям. Причем зачастую делается оговорка о примерности отнесения к той или иной группе. Действительно, на первый взгляд, такое деление имеет право на существование. Однако при более детальном рассмотрении можно обнаружить, что несмотря на то, что элемент управления «пронизывает» все правоотношения, входящие в предмет жилищного права, он имеет различное значение, проявляется в нескольких ипостасях и тем самым дает основания для более глубокой их дифференциации по признаку — «характер элемента управления». Этот тезис вовсе не означает, что абсолютно все жилищные правоотношения являются административно-правовыми, как может поначалу показаться из ранее высказанного утверждения о повсеместном присутствии некоего управленческого начала.
Существует множество определений понятия «управление». Прежде всего это элемент структуры власти. То есть управление опосредуется системой властеотношений, в которых участвуют субъекты управляющий и управляемый, а связи между ними носят субординационный характер. Главным субъектом, реализующим свою власть посредством управления, как известно, является государство. Этот процесс вызван объективной необходимостью целенаправленного воздействия государства как властно-политической организации общества с целью упорядочения, защиты и поддержания целостности последнего.
Применительно к отношениям, входящим в предмет жилищного права, можно найти проявление названного ранее варианта управления (реализация властеотношения) и в ином качестве, в том числе со стороны государства, предстающего уже в роли собственника. К примеру, при выяснении того, что понимается под «управлением» в отношениях по управлению многоквартирными домами, какое право реализует собственник жилого
помещения, назначая разумный срок для проведения ремонта жилого помещения гражданину, пользующемуся последним по завещательному отказу, какое правомочие реализуется при формировании и использовании фонда капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме, обнаруживается управленческое начало в том самом «ином» контексте [6, с. 52].
Как известно, не раз в юридической литературе предлагалось выделение четвертого правомочия собственника — правомочия управления. Законодательного закрепления эта идея не получила, в ст. 209 ГК РФ идет речь о классической триаде, однако нельзя говорить об утопичности подобных высказываний, так как фактически данное правомочие имеет место в правовой действительности, реализуется собственниками и формулировки, используемые в правовых актах, являются тому подтверждением.
Углубившись в изучение природы права собственности, проанализировав соответствующие труды ученых, можно обнаружить мнение, что управленческие, регулятивные отношения являются также исторической формой движения волевых отношений собственности. Причем в современных условиях волевые отношения собственности как предмет правового регулирования предстают одновременно в двух своих взаимосвязанных формах: имущественной и управленческой. Применительно к той или иной форме собственности сила того или иного элемента неодинакова. Правомочие управления опосредует динамику отношений собственности. При этом классические правомочия признаются «лежачими», статическими структурными правомочиями обособления. Высказывается мнение, что в российской правовой системе есть области отношений, где содержание права собственности выражено только управленческим правом, только с применением правомочий обособления, и область применения противоречивого единства правомочий обособления и единения (управления) [1, с. 108].
Первый вариант модели права собственности может как раз предстать, к примеру, в правоотношениях по управлению многоквартирным домом. Однако в научном аспекте этот пример может быть подвержен справедливой критике. Дело в том, что в доктрине есть мнение, согласно которому правомочие управления представляет собой «реализацию самим собственником либо иным, уполномоченным законом или собственником лицом правомочий владения, пользования и распоряжения имуществом собственника». Причем, обращено внимание на то, что управленческое правомочие проявляет себя как реально существующее наряду с регламентированной триадой (владение, пользование, распоряжение) тогда, когда «собственник осуществляет эти правомочия не сам, в силу возраста, дефектов дееспособности (ограничение или отсутствие дееспособности) либо не имея воли на самостоятельную реализацию правомочий при отсутствии опыта, знаний и др.» [2, с. 73]. Достижение нужного собственнику правового эффекта обеспечивается именно посредством управления собственностью. При этом констатируется, что к данной модели приближен лишь такой способ управления многоквартирным домом как ТСЖ. Другие же способы управления отражают иную конструкцию управления (услуговую или «подрядоподобную»). То есть обнаруживается управление иное, не входящее в собственническую сферу и сферу компетенции, но одновременно имеющее частноправовую природу. Этот феномен вызван несовершенством жилищного законодательства и отсутствием единообразного модельного регулирования, в частности, отношений по поводу управления многоквартирным домом. Необходимо отметить, что рассмотрение конструкции управления в литературе произведено применительно к способам управления МКД, предложены пути решения возникающих проблем (например, посредством регламентации такого вещного права как право управления и соответствующих способов защиты) [2, с. 69−99], т. е. затронуты вопросы специального характера.
Особую ценность здесь представляет попытка формулирования определения понятия «правомочие управления», ввиду отсутствия такового в действующем законодательстве. Все это свидетельствует, прежде всего, о том, что теоретики признают:
-существование четвертого правомочия собственника- -наличие сложной модели управления в жилищных правоотношениях- -имеющиеся несовершенства жилищного законодательства применительно к конструкции управления и т. д.
Вопросы содержания правомочия управления не являются предметом рассмотрения в данной работе, однако, представленная в доктрине формулировка послужит общим ориентиром при осуществлении системного анализа жилищных правоотношений и их дифференциации.
Вообще подробное рассмотрение отношений, закрепленных в виде закрытого перечня в ст. 4 ЖК РФ (с учетом более детальной регламентации в различных правовых актах), приводит к тому, что не представляется возможным произвести их однозначную дифференциацию, разделив по критерию наибольшей близости по правовой природе к общепризнанным отраслям права: гражданского и административного. В рамках одного правоотношения (взятого в обобщенном виде как пункт части 1 статьи 4 ЖК РФ) возникает множество иных правоотношений, носящих различный, с точки зрения уже упоминавшейся правовой природы, характер. К примеру, пункт 7 части 1 статьи 4 ЖК РФ устанавливает, что к жилищным правоотношениям относится отношение по переустройству и перепланировке жилых помещений. Представляется, что оно состоит как минимум из отношений, возникающих между собственником (управомоченным им лицом) и полномочным органом местного самоуправления, осуществляющим согласование, и отношений, связанных с реализацией волеизъявления собственника (управомоченного им лица) путем подачи заявления и иных, предусмотренных законом документов в полномочный на принятие
соответствующего решения орган местного самоуправления. Таким образом, происходит наглядное проявление неких управленческих отношений в двух своих ипостасях: в первом случае имеет место явная публично-правовая составляющая, во втором — управление предстает в качестве правомочия собственника. Возникает справедливый вопрос: комплексность ли имеет место быть в жилищно-правовой действительности или это нечто иное, уникальное и, тем самым, обособленное, образующее все-таки самостоятельный предмет отрасли права? В юридической литературе очень поверхностно рассматривают тему, связанную с общей характеристикой жилищного права. Причем диапазон размышлений достаточно широк: от «жилищного права как правового института» [3, с. 13] до признания существования как таковой лишь «отрасли жилищного законодательства» [4, с. 18−19] (в трех, ранее упоминавшихся вариантах с преобладанием комплексного происхождения). Ученые утверждают, что предмет и метод жилищного права как самостоятельные элементы отрасли отсутствуют, а есть лишь некий массив законодательных актов, регулирующих отношения, возникающие по поводу специфического объекта. В принципе, в теории допускается существование отрасли законодательства без отрасли права, поэтому устоявшаяся позиция достаточно удобна. Но если все-таки уникальность, присущую жилищно-правовым отношениям, выражающуюся в некоем синтезе различных по правовой природе начал, толковать как сложившийся самостоятельный предмет и вывести тем самым метод правового регулирования, констатируя состоятельность жилищного права как отрасли? Ведь, по сути, в рассматриваемой сфере существует наиболее тесная взаимосвязь публичного и частного. Волеизъявление собственника для обретения юридической оформленности требует в большинстве случаев публичного вмешательства. Взаимодействие частного и публичного, их соотношение может разниться в зависимости от конкретного правоотношения.
На основании вышеизложенного, можно сформулировать основные признаки жилищных правоотношений:
-преимущественно управленческая форма волевых отношений собственности-
-повсеместное санкционирование публично-правовым образованием- -конечная цель — обслуживание и управление жилищным фондом. Исходя из представленной закономерности, к отношениям, входящим в самостоятельный предмет жилищного права, можно отнести:
-отношения по поводу отнесения помещений к числу жилых помещений и исключения их из жилищного фонда-
-отношения по поводу переустройства и перепланировки жилого помещения-
-отношения по поводу возникновения, осуществления, изменения, прекращения права владения, пользования, распоряжения жилыми помещениями государственного и муниципального жилищных фондов-
-отношения по поводу создания и деятельности жилищных и жилищностроительных кооперативов, товариществ собственников жилья, прав и обязанностей их членов-
-отношения по поводу предоставления коммунальных услуг- -отношения по поводу управления многоквартирными домами- -отношения по поводу содержания и ремонта жилых помещений- -отношения по поводу формирования и использования фонда капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме-
-отношения, возникающие в связи с пользованием общим имуществом собственников помещений.
Представляется, что метод регулирования указанной совокупности правоотношений также имеет достаточно сложных характер. В жилищном законодательстве находят отражение такие правовые средства как дозволение, обязывание, запрещение. Однозначно утверждать об
императивности или диспозитивности правового регулирования не представляется возможным, так как ранее указывалось на синтез публичных и частноправовых начал. Учитывая обнаруженный доминирующий разноплановый сегмент управления, можно предположить о существовании сложившегося метода «координации (непосредственно опосредованной)» [5, с. 20], который является особенностью предпринимательского права. Действительно, названная отрасль (если не затрагивать вопрос о спорности признания ее самостоятельной) сочетает в себе имущественные и управленческие отношения (как властеотношения). Однако в жилищных правоотношениях это сочетание носит специфический характер, причем, являясь разноплановыми, эти отношения сконцентрированы, по сути, на обслуживании одного объекта. Необходимо понимать, что жилищное право не направлено на регламентацию оборота жилых помещений- распоряжение (в узком смысле) как правомочие собственника не находит здесь должного регулирования. Основной правовой интерес, подлежащий установлению, ограничен рамками распоряжения в широком смысле (т.е. «до распоряжения в широком смысле», когда возможно определение юридической судьбы иным образом) и опосредован динамикой отношений собственности, определяемой как управление. Таким образом, метод координации действительно может быть назван как основной в жилищном праве, однако при условии четкого осознания его специфики, принципиальных отличий от координации в предпринимательской сфере.
Отношения, которые в рамках данной работы были выделены как образующие предмет жилищного права, не исчерпывают изложенных в статье 4 ЖК РФ правоотношений.
Некоторые из них были упущены из виду намеренно, так как не имеют такого сложного синтетического характера. Одни из них предстают как частноправовые в чистом виде, другие — как публично-правовые. В связи с этим могут возникать весьма обоснованные замечания по поводу
целесообразности выделения самостоятельного предмета, метода и вообще высказанной идеи. В ответ можно предложить «отдать» невостребованные отношения тем отраслям, которые определяют их правовую природу. Соответственно при таком «отчуждении» будет частично снята проблема коллизии, возникшей, к примеру, при регулировании отношений, находящихся в статье 4 ЖК РФ, которые позиционируются законодателем как жилищные, но фактически являются гражданско-правовыми. Столкновение режимов происходит из-за отнесения вопросов жилищного и гражданского законодательства к различным предметам ведения, что приводит правоприменителя в состояние безысходности при осуществлении квалификации отношения и выборе необходимой правовой нормы [7, с. 74].
В итоге, определив отношения, образующие предмет жилищного права, их методологическую характеристику, можно произвести соответствующую систематизацию по признаку характера правомочия управления (частноправового или публично-правового). Возможно несколько вариантов преобразования или взаимодействия рассматриваемых правоотношений:
1 -возникая как частноправовое, отношение трансформируется в публичное (когда для реализации в полной мере частноправовых правомочий необходимо введение элемента публичного управления), тем самым управление как правомочие достигает своего высшего проявления (например, отношения по поводу переустройства и перепланировки жилого помещения) —
2-отношение возникает как результат реализации частноправовых правомочий, но в силу особенностей собственника как субъекта приобретает публично-правовую значимость (например, отношения по поводу возникновения, осуществления, изменения, прекращения права владения, пользования, распоряжения жилыми помещениями государственного и муниципального жилищных фондов, где публично-правовое образование посредством управления осуществляет право собственности непосредственно, одновременно реализуя публичное правомочие
управления, вытекающее из его компетенции) —
3-публичное правоотношение возникает лишь в том случае, когда отсутствует необходимое частноправовое, которое является доминирующим (например, принятие решения органом местного самоуправления о формировании фонда капитального ремонта на счете регионального оператора в случае, если собственниками не принято соответствующее решение в установленный срок) —
4-частноправовое отношение, выделение которого в качестве предметообразующего элемента является спорным (например, отношения по поводу пользования жилыми помещениями частного жилищного фонда) —
5-публично-правовое отношение, выделение которого в качестве предметообразующего элемента остается спорным (например, отношения по поводу осуществления государственного жилищного надзора и муниципального жилищного контроля).
Представленные варианты трансформации отношений еще раз доказывают наличие специфики жилищного права как отрасли, построенной на повсеместном сложном, синтетическом управленческом начале, имеющем направленность на обслуживание жилищного фонда.
Можно констатировать недостаточную разработанность данного вопроса в отечественной доктрине. Выбранная учеными позиция комплексной правовой природы и состоятельности жилищного права только как отрасли законодательства (или правового института) представляется как не в полной мере отвечающая правовой действительности [8, с. 36]. Анализ представленных в ЖК РФ отношений непременно дает почву для размышлений. Выявленные признаки отношений не позволяют согласиться с теоретиками, отрицающими самостоятельность жилищного права как отрасли. Нельзя упускать из виду тот факт, что уникальным является и метод правового регулирования, который отражает характер разнопланового управленческого начала, пронизывающего связи, возникающие между
субъектами жилищных правоотношений.
Высказанные идеи могут вызвать обоснованные замечания, так как рассматриваемый вопрос недостаточно проработан на доктринальном уровне и продолжает несправедливо упускаться из виду. Актуальность представленной проблематики имеет место не только в теории, но и в практическом смысле. В частности, решение затронутых в данной работе вопросов могло бы косвенно повлиять на устранение повсеместно возникающих перед правоприменителем коллизий.
Список литературы:
1. Зинченко С. А., Галов В. В. Собственность и производные права: доктрина, законодательство, правоприменение. Ростов-на-Дону, 2013.
2. Тарасова А. Е. Правовая квалификация модели управления многоквартирными домами в жилищном законодательстве РФ. / Жилищное право. 2011. № 9.
3. Корнеева И. Л. Жилищное право Российской Федерации. М., 2011.
4. Крашенинников П. В. Жилищное право. М., 2010.
5. Предпринимательское (хозяйственное) право/ Под ред. С. А. Зинченко, Г. И. Колесника. М., 2011.
6. Тарасова А. Е., Мясникова Е. В. Правовые категории «семья» и «члены семьи» в семейном, гражданском и жилищном праве: проблемы соотношения Северо-Кавказский юридический вестник // 2013. № 1. С. 51−60.
7. Старчикова В. В. Формы публично-правового контроля над деятельностью государства // Северо-Кавказский юридический вестник. 2011. № 3 С. 73−76.
8. Тарасова А. Е. Система и принципы построения частных и частно-публичных отраслей права (концептуальные положения) // СевероКавказский юридический вестник. 2010. № 4. С. 35−41.
УДК 324
СПОСОБЫ ПОВЫШЕНИЯ ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ МОЛОДЕЖИ (НА ПРИМЕРЕ СТУДЕНТОВ ЮРИУ РАНХиГС) WAYS OF INCREASE OF ELECTORAL ACTIVITY OF YOUTH (ON THE EXAMPLE OF STUDENTS OF YURIU OF A RANEPA)
Кривцов Н. В. студент 5 курса ЮРИУ РАНХиГС
Krivtsov N. V. student of the 5th course RANEPA YuRIU
В статье анализируются проблема и способы повышения электоральной активности молодежи (на примере студентов ЮРИУ РАНХиГС). Рассмотрены основные причины, снижающие уровень активности молодежи на выборах, приводятся данные социологического опроса студентов и их отношения к современной системе выборов. Делаются выводы о возможных направлениях дальнейшего совершенствования российской электоральной активности молодежи.
Ключевые слова: молодежь, электоральная активность, выборы, избирательный процесс.
In article the problem and ways of increase of electoral activity of youth (on the example of students of YuRIU of a RANEPA) are analyzed. The main reasons reducing level of activity of youth on elections are considered, data of sociological poll of students and their relation to a modern election system are provided. Conclusions about the possible directions of further improvement of the Russian electoral activity of youth are drawn.
Key words: youth- electoral activity- elections, electoral process.
Студенчество представляет собой наиболее социально активную часть общества в целом и молодежи в частности. С самого момента своего появления, данный социальный класс наиболее быстро и наиболее сильно реагировал на любые социальные потрясения, любого рода несправедливость, которая могла возникнуть в стране.
Актуальность данного исследования базируется на понимании того факта, что современная молодежь является активной действующей силой, которая желает и способна вносить изменения в существующую реальность. Учитывая, что студенчество является наиболее мобильной социальной группой, следует обратить внимание на тот факт, что государство напрямую заинтересовано в привлечении данной общности к цивилизованному волеизъявлению. К тому же, понимание молодежи, как фундамента будущего общества, увеличивает актуальность данной проблемы, так как в случае ее игнорирования через относительно небольшой временной промежуток, государство рискует столкнуться с крайне малой электоральной активностью всего населения, что крайне негативно скажется на процессе демократизации и развития гражданского общества.
Молодежь представляет собой крайне интересный и крайне сложный объект для социального исследования. Сложность заключается в неоднородности данного социального класса [2, с. 128]. В данном контексте, у выделения данной социальной общности присутствует только одна общая черта. Для определения человека, как принадлежащего к молодежи, необходимо только, что бы он был не моложе 14 лет и не старше 30.
Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что в данной социальной общности наблюдается большой разрыв в образовании, интересах, увлечениях, профессиональной и конфессиональной принадлежности, уровне мышления. Уникальность данной части населения заключается в том, что молодежь играет большую роль, как прообраз будущего общества, при этом оставаясь одним из ведущих акторов современных политических про-
цессов. Это обосновывается тем, что молодежи свойственны критический склад мышления, обостренное чувство справедливости. Не последнее место в этом списке занимают жажда перемен и «конфликт отцов и детей», заключающийся в отрицании младшим поколением ценностных установок поколения старшего [4, с. 132]. Следует особо выделить, что в силу данных причин молодежь очень часто становилась основной действующей силой в изменениях политического режима в ряде стран, как правило, приносящих не те результаты, о которых мечтало общество. В силу этого повышается потребность в обучении молодежи законным основам гражданской активности и принятия этих основ, как единственно приемлемых для выражения своей политической воли.
Функционирование современного демократического государства немыслимо без периодического проведения открытых демократических выборов разного уровня. Данные выборы представляют собой максимально цивилизованный способ борьбы за власть и смену властных элит. Только свободные выборы способны обеспечить легитимацию власти и политическую деятельность государства как такового. В условиях современной демократии политическая власть может осуществляться только с согласия народа. Ключевым механизмом, превращающим такое согласие во властные полномочия, выступают свободные, равные и тайные выборы.
Выборы служат механизмом реализации конституционных прав граждан избирать и быть избранными. В целом, выборы можно понимать сразу в двух основных аспектах:
— как форму народовластия, заключающуюся в самостоятельном решении гражданами вопросов государственного значения, в части определения лиц, которые будут занимать государственные должности-
— как способ формирования органов государственной власти и самоуправления путем проведения голосования граждан.
В таких условиях ошибочно было бы сводить избирательный процесс к формальной процедуре формирования органов публичной власти. Полным и точным представляется определение, согласно которому институт выборов и разнообразие его функций следует понимать, прежде всего, как воплощение народовластия на практике, способ реализации политической правосубъектности граждан [3, с. 43].
В связи с данным утверждением, предполагается, что выборы должны охватывать максимальное количество избирателей, поскольку, чем меньше граждан участвует в выборах, тем больше оснований предполагать, что существующая власть не полностью отражает интересы данного общества, т. е. это приводит к избранию должностных лиц, которые на деле не могут полностью оценить нужды и потребности народа [5, с. 125−126]. В связи с этим могут возникать спонтанные проявления недовольства граждан.
Данный аспект объясняет высокую актуальность проблемы электоральной активности избирателей вообще, и молодых избирателей в частности. Игнорирование данной процедуры негативно сказывается на всей системе общественно-политических институтов России. Большинство российских экспертов определяют достаточно традиционный и весьма однообразный спектр факторов, связанных с электоральной активностью избирателей:
• уровень выборов и их совмещение-
• тип избирательной системы-
• особенности общественно — политической жизни-
• влияние политических технологий-
• уровень политической и правовой культуры.
Последний фактор во многом предопределяет электоральное поведение молодых избирателей. Это необходимо для полного и адекватного представления гражданина о механизме выборов в целом и своей роли в нем.
В данной работе объект исследования был сознательно уменьшен в силу ряда причин:
1) Студенческое сообщество ЮРИУ РАНХиГС обладает рядом признаков, не характерных для всей молодежи, а именно:
— территориальной общностью, так как все учащиеся проживают в одном городе-
— общностью уровня образования, так как все являются студентами института-
-общий интерес к учебе, в силу того, что социологический опрос проводился во время различных пар, на которых отсутствовали незаинтересованные личности-
2) ЮРИУ РАНХиГС является профильным институтом для подготовки кадров в органы исполнительной власти различных уровней, в силу чего, показатели электоральной активности отражают будущее отношение к данной процедуре в самих органах власти. Это является крайне важным показателем, т.к. данная процедура является важнейшим институтом демократии и без ее соблюдения и уважения невозможно последующее демократическое развитие государства.
Рассматривая прошедшие за период 2012—2013 гг. выборы, можно утверждать, что электоральная активность вообще и молодежи, в частности, напрямую зависят от места проведения выборов и уровня власти, представители которой избираются. Об этом говорит тот факт, что явка молодежи в Ростове-на-Дону, среди молодежи в отдельных районах города составляла 60−70%, в то время, как в сельских районах области аналогичный показатель находился в районе 40%. Данный показатель разнится от того, что очень часто молодежь не проживает по месту прописки, а проживает в городах в силу того, что находится там, на обучении или на заработках. Однако, тот факт, что молодые люди, находящиеся не дома, предпочитают не голосовать вообще, если находятся вне своего населенного пункта, так же является проблемой современной системы организации выборов различного уровня.
В ходе данного исследования уточнялись несколько ключевых вопросов, относящихся к проблеме электоральной активности прямым либо косвенным образом.
1. Интерес к политике. Наибольший интересе к политике проявили опрошенные в возрасте от 18 до 20 лет. 87% опрошенных студентов, находящихся в данном возрасте ответили, что следят за политическими событиями постоянно, либо иногда. Тех, кто следит за политическими новостями крайне редко, оказалось 11%.
2. Средства получения информации. Из всех средств получения информации о выборах, опрошенные предпочитали СМИ и социальные сети. Среди всех опрошенных политическую информацию из СМИ получает 41%, тогда как из социальных сетей ее предпочитают получать 36% студентов.
3. Отношение к выборам. Среди опрошенных, негативное отношение к выборам высказало 26,5% опрошенных. На вопрос «Как вы относитесь к выборам» был получен ответ, что выборы не влияют на положение в стране. Большинство же респондентов (55,75%) сошлись во мнении, что на положение в стране влияют любые выборы, вне зависимости от их уровня.
4. Участие в выборах. Среди студентов подавляющее большинство, 79,7% принимало участие в выборах. Однако регулярно принимают участие, либо планируют участвовать лишь 50% респондентов. Категорически не собираются принимать участие лишь 10% респондентов.
В рамках данного исследования было установлено, что современная молодежь в лице студентов 1−4 курсов Южно-Российского института управления — филиала Российской академии и государственной службы при Президенте Р Ф относится к процедуре выборов в целом положительно. Тем не менее, были выявлены ряд проблемных точек, а именно:
1) недостаточная информированность молодежи о деятельности избранных кандидатов-
2) недостаточное доверие к избирательному процессу в плане прозрачности и честности результатов-
3) низкая оценка значимости собственного голоса в рамках избирательной компании-
4) слабая информированность молодежи о региональных политических событиях по СМИ-
5) увеличение процента новостей, поступающих из анонимных источников-
6) переход политических новостей из публичной сферы в сферу личную.
Данные вопросы представляют собой комплекс взаимосвязанных проблем, отражающих состояние избирательной системы. Ни одна проблема не может быть решена в отрыве от других. Их решение требует согласованных, комплексных мер. Среди которых можно выделить следующие.
Во-первых, необходимо повышать уровень информированности граждан о деятельности выбранных ими лиц. В соответствии с вышесказанным, такое информирование должно носить системный и постоянный характер, не ограничиваясь периодом проведения предвыборной агитации. Так же, для решения данной проблемы должна быть повышена личная ответственность выбранного кандидата перед выбравшими его избирателями. Особенную актуальность это приобретает для лиц, избранных в коллегиальные органы власти, такие как Государственная Дума Федерального Собрания Р Ф, региональные законодательные органы, представительные органы муниципальной власти. На наш взгляд, обоснованным является введение ежегодной практики отчета избранных лиц о своей деятельности перед избирателями. Крайне важно значение данное предложение имеет для лиц, избранных по мажоритарной избирательной системе.
Данная проблема зачастую обоснована слабой развитостью интернет-технологий, применяемых органами власти. Она неразрывно связана с недо-
статочной нормативно-правовой базой, регулирующей информационные потоки в сети Интернет, а также с ответственностью за распространение заведомо ложной информации. Стоить отметить, что в последнее время в РФ активизировалась законотворческая деятельность для изменения сложившегося положения по данному направлению. В частности, были внесены предложения об установлении ответственности журналистов за распространения сведений, порочащих облик государства. В тоже время, в настоящее время в Государственной Думе Ф С РФ рассматривается вопрос о регистрации блог-геров в качестве СМИ [1, с. 159−160]. Проблему в процессе реализации подобных инициатив может вызвать негативно настроенная общественность, очень часто принимающая любую регламентацию деятельности в качестве мер, направленных на ограничение личной свободы пользователей. При этом сторонники данной точки зрения отказываются принимать во внимание факт возможной корректировки общественного мнения заинтересованными лицами в своих собственных интересах.
Вопрос недостаточного доверия к избирательной деятельности отчасти связан с активной пропагандой в сети Интернет утверждений, сводящихся к тому, что избирательная система в России не является открытой и честной, а полностью коррумпирована. В силу чего активно навязывается утверждение, что «всё уже решено и отдельный голос не имеет значения». Так же с этим утверждением напрямую связана проблема низкой оценки молодыми избирателями собственного голоса в процессе выборов.
Рассматривая зарубежный опыт регулирования социальных сетей можно отдельно остановиться на опыте Турции, в которой в 2013 году объявлено о создание сети пользователей, основной задачей которых стало донесение в массы позиции правительства по различным вопросам, а так же отстаивание этой позиции в различных Интернет-ресурсах [6].
Слабая информированность молодежи о событиях регионального и местного масштаба должна решаться путем повышения качества и количе-
ства новостей. Преимущественным способом их размещения следует считать сеть Интернет в силу того, что она облегчает доступ большего количества пользователей, нежели бумажный эквивалент подобных изданий. Одновременно с этим облегчается возможность размещения подобной информации в различных социальных сетях и площадках публичных обсуждений.
Список литературы:
1. Акопов Г. Л. Интернет-технологии и формирование «электронной демократии» // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2012. № 4. С. 159−170.
2. Ароян А. С. Субсидиарность в политическом пространстве России: основные направления эффективного взаимодействия государства, местного самоуправления и гражданского общества: [монография]. Ростов-на-Дону, 2010. 126 с.
3. Бундин М. В., Назипова М. А. Избирательная активность молодежи. Учебное пособие. Нижний Новгород, 2011.
4. Дяченко И. А. Политическая идентичность и модели экстремистского поведения молодежи // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2008. № 3. С. 130−137.
5. Люлька О. Ф. Массовая протестная активность и социально-политическая трансформация в условиях глобализации // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2012. № 4. С. 122−129.
6. Власти Турции берут социальные сети под свой контроль/ Ржевская правда, 08. 07. 13//Ржевская Правда. Общественно-политическая газета города Ржева и Ржевского района Тверской области [электронный ресурс] URL: http: //rzpravda. ru/?module=announce&-action=view&-id=136 (дата обращения: 05. 05. 2014).
УДК 808. 2
МЕЖКУЛЬТУРНОЕ ОБЩЕНИЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ INTERCULTURAL COMMUNICATION: PROBLEMS
AND TENDENCIES
Крячко О. С., студентка ЮРИУ РАНХиГС
Kryachko O. S., Student of South Russian Institute of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration
В данной статье рассматриваются проблемы межкультурного общения, как развивающейся науки, анализируются ее формирование, этапы и основные подходы. Также в ней представлены возможные векторы её развития. Мировая эволюция требует межкультурной коммуникации не только между разными странами, но и внутри одной страны, одной этнической общности, одной группы людей. Также обсуждаются как социальные, так и индивидуальные факторы, влияющие на акт коммуникации.
Ключевые слова: межкультурная коммуникация, макрокультура, микрокультура, межкультурная парадигма.
This article deals with the problems of intercultural communication as a developing science, analyses its formation, stages and main approaches. It also presents the possible vectors of its development. World'-s evolution demands healthy coexistence not only between different countries, but within one country, one ethnic, one group of people. It discusses both social and individual factors which influence the act of communication.
Key words: intercultural communication, macroculture, microculture, intercultural paradigm.
Электронный вестник Ростовского социально-экономического института.
Выпуск № 2 (апрель — июнь) 2014
Intercultural communication is a very long and complex issue, which started its way from the early times of human beings. A lot of scientists have devoted their works and researches to intercultural communication and its tendencies.
On the crossroads of the second and the third Millenniums it has become obvious that the mankind is developing in the way of broadening the relations and mutual dependence between different countries, nations and their cultures. It has covered various f aspects of social life in the globe. Today every ethnic community feels the influence of other nations'- cultures and global environment as well. It has caused the fast growth of cultural exchanges, direct contacts between public institutions, social groups and movement and individuals from different countries and cultures [12]. The broadening of interaction between cultures and nations make actual the problem of cultural identities and differences.
The fact that people are dissimilar creates very favorable conditions for an individual to develop new skills and abilities and to perfect the possessed ones. On the other hand, the more differences in characters, manners of behavior, education and level of culture exist, the more chances for conflicts and contradictions exist between them. That demands from people a great diversity of forms and means of cultural communication, basic knowledge of psychology.
All these aspects became a part of the scientific approach called & quot-intercultural communication& quot-.
The phenomenon under discussion & quot-intercultural communication& quot- involves at least two concepts — & quot-culture"- and & quot-communication"-.
Within the frame work of this paper I accept two definitions of & quot-communication"-, one by Keith Davis & quot-Communication is the process of passing information and understanding from one person to another& quot- and other one, which define communication as an & quot-exchange of facts, ideas, opinions or emotions by two or more persons& quot-. Thus we consider communication as an important element of human be-
havior and intentions, the way to make some reliable and integrated relations and identify him/herself in the paradigm with the environment. [1]
The notion & quot-intercultural communication& quot- and its scientific study originally belongs to Edward Hall and others at the Foreign Service Institute in the early 1950s. Due to its remoteness from the West European countries, the USA after World War II suffered misunderstanding of communication and culture. [2 p. 36] Thus the need for cultural information in the United States was filled in and used to train the US Foreign Service Diplomats. The real formation of intercultural communication as a science was in the 1970'-s when specialized courses, societies and journals were developed. First it took a form of context theory, where communication depends on subtleties and situation. Second, communication with stranger by Gudykunst and Kim. The notion of the & quot-stranger"- is a key, they conceive it as & quot-… people who are members of different groups and unknown to us. "- [3 p. 25] They went further and argued that all communication is in some sense intercultural, even, your with a colleague at work, who shares your ethnicity and language, and with a person who shares neither, is not a qualitative difference, just a question of the degree of strangeness. Gudykunst and Kim gave a more specific understanding of culture operating at every level of & quot-group"-. Thus culture aspect of interaction includes values, norms and rules, which are & quot-… sets of expected behaviors for particular situations. "- [3 p. 47] These sets are the result of social roles and psychocul-tural influences, derived from our own personal experience and psychological portrait and the given physical environment. Next theory was developed by Heider and was called the & quot-attribution theory& quot-. It described a set of rules of inference by which the ordinary person might attribute responsibility to another person for an action. Stella Ting-Toomey'-s & quot-face theory& quot- was based on the rule that people from different kinds of cultures tend to manage & quot-facework"- differently and therefore prefer different types of conflict management [4]. The concept of face is also used to explain politeness [4]. Another theory a & quot-discourse system& quot- involves four elements: a group of ideological norms, distinct socialisation processes, a regular set
of discourse forms, and a set of assumptions about & quot-face"- relationships within the discourse system. For Scollon and Wong Scollon (the fathers of the approach), intercultural communication is better considered inter discourse communication (academic/gender/corporate culture and other types of discourses).
Indeed, communication can be considered intercultural, if it takes place between the representatives of different cultures, which differences lead to hardships and misunderstandings: differences f expectations and preconceptions, which are common to every individual and differ in each culture. Representatives of different cultures decrypt received messages in various ways. All these aspects make sense only during the act of communication, cause misunderstanding and tension, troubles and impossibility of communication. [5 p. 81]
Intercultural communication is also based on the process of symbolic interaction between individuals and groups, which cultural differences can be noticed and realized [13]. Perception of these differences and one'-s attitude to them influence the type, form and the outcome of the contact. Each partner of the cultural contact has his/her own system of rules (norms, traditions, regulations), which help to encode and decode received and sent messages. Thus intercultural differences can be interpreted as differences of verbal and nonverbal codes in the specific context of communication (the pragmatics aspect of communication). [6] In addition the process of interpretation is influenced such factors as sex, age, profession and social status of communicator. It means that the success of intercultural communication depends on tolerance and personal experience of each communicator.
This approach opens a number of questions: is intercultural communication can be viewed as communication of people from different countries? Should we speak of intercultural communication within the same country? Can we consider a family in a multicultural aspect? Speaking about Russia we can study a so-called intercultural misunderstanding between people of different ethnic cultures as we are a multinational state, or between people from different social layers, or between people sharing mostly same cultural parameters, but having different levels
of psychic and mental conditions or just consider one'-s mood as a motivating factor. Can there be intercultural communication within one family? If we take all communication as intercultural, then the answer would be yes, but we still have to prove our case. Imagine a three-generation family living in one house. The grandparents may represent another epoch and different values unlike their grandchildren do. These three generations in one family may have different likings from music to food preferences, to how work is done and so on. Thus communication across generations represents intercultural communication, even if only to a limited degree [14]. Or in Britain they have the following situation. The Queen needs a & quot-translator"- to speak to her own people, as she uses very academic and high standard language.
This approach to intercultural communication effected such scientists as Everett Rogers and Thomas Steinfatt to define intercultural communication as the exchange of information between individuals who are & quot-unalike culturally. "- [1] In the studying of intercultural communication you may arrive at the idea that ultimately we are each a & quot-culture of one& quot--at the same time, we are a part of a community and its culture and separate from it in the unique combination that represents us as an individual. All of us are separated by a matter of degrees from each other even if we were raised on the same street or by parents of similar educational background and profession, and yet, we have many other things in common. [7]
These rather new approaches in communication theory encourage scientists to divide intercultural communication into two spheres: macrocultures and microcultures. Thus cultures defined by their continental/territorial aspect are grouped into macrocultures because of their large scale (European, American, African, Latin-American, Asian and others). [8 p. 41−42] Within each macroculture it is possible a great number of subcultural differences, but similarities indicate the possibility of such macrocultures with the population of particular regions as representatives of the same culture. Speaking about macrocultural communication we mean the horizontal type of communication between people with deeply different or
global differences independent of their status. Speaking about microcultural communication we mean the vertical type between subcultural representatives or mother-culture representatives. Such mother culture includes — ethnic and religious differences, particular geographic location, economic status, gender and age characteristics, family and social status [9 p. 68−72]. In other words, by subculture we understand cultures of different social groups and layers within a particular community. Thus, in microcultural communication scientists define inter-ethnic/countercultural (mother-culture vs. subculture communication) / social level/gender/confessional/age/territorial/business/ and other types of intercultural communication.
In conclusion, the main general feature of all levels and types of intercultural communication is that almost every participant treats it with no concern of cultural differences between participants. [10] Most people believe that their style and way of life are the only true and correct, that their values are comprehensive for any individual in the world until they face representatives of other cultures, they find out their familiar and accustomed patterns of behavior stop working. It is the time to think of communicative failures. [11] Thus, the tendencies of current intercultural communication science are formulated on the basis of developing new ways and principles or may be tools of solving intercultural conflicts, communication failures and misunderstanding.
References:
1. Chand Smriti. Business Communication: Nature, Importance, Process and Other Details. Internet Blog, 2014. Available URL: http: //www. yourarticlelibrary. com/business/business-communication-nature-importance-process-and-other-details/27 514/.
2. Hart, William B., A Brief History of Intercultural Communication: A Paradigmatic Approach — A paper presented at the Speech Communication Asso-
ciation Conference in San Diego. 1996, November. Available URL: http: //www. unm. edu/~wbhart/histicc2. htm (reference date: 10. 04. 2014)
3. Gudykunst, W.B. & amp- Kim, Y.Y. Communicating with strangers: An approach to intercultural communication (3rd ed.). New York: McGraw-Hill, 1997.
4. Chadwick S. TheoryFace. Department of Journalism and Mass Communication. Iowa State University. Available URL: http: //chadwick. jlmc. iastate. edu/theory/face. html (reference date: 10. 04. 2014)
5. Hall, E. T. Beyond culture. New York: Doubleday. 1976.
6. Котова Н. С. Аспекты и характеристики амбивалентной языковой личности // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2006. № 4. 176−182.
7. Scollon, Ron. Current Trends in Intercultural Communication Studies, Department of Linguistics, Georgetown University, Lecture presented to the School of English Language Communication, Beijing Foreign Studies University. 1997, April. Available URL: http: //www. georgetown. edu/ (reference date: 10. 04. 2014)
8. Садохин А. П. Культурология: теория и история культуры: Учебное пособие. ЭКСМО, М. 2007
9. Singer, M.R. Perception & amp- Identity in Intercultural Communication. Yarmouth, MA: Intercultural Press. 1998.
10. Котова Н. С Актуальные проблемы творческой интерпретации философских концепций диалога в современной отечественной лингвистике // Известия высших учебных заведений. Северокавказский регион. Серия: общественные науки. 2003, № 11, pp. 106−109.
11. Котова Н. С. Диалог как средство социокультурного взаимодействия людей // Гуманитарные и социально-экономические науки, 2005, № 4, С. 92−93.
12. Тетуев А. И. Межнациональный диалог культур как форма взаимодей-ствиярегионов и фактор консолидации народов России // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2011. № 4. С. 111−118
13. Пугачев С. А. Концепции национальной безопасности: этнокультурный и этнополитический аспекты // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2009. № 2. С. 139−145.
14. Киблицкий А. А. Этнокультурный брендинг как новая тенденция развитии современного Казачества // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2011. № 2. С. 101−112.
УДК 35. 08
ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ИНВАЛИДОВ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ IMPROVING THE EFFECTIVENESS OF STATE POLICY ON THE PROTECTION OF THE RIGHTS OF PERSONS WITH DISABILITIES IN
MODERN RUSSIA
Лаврушева А. А., студентка ЮРИФ РАНХиГС ф-т Управления, 552гр.
Lavrusheva A.A. student Academy National Economy and
Public administration under President of the Russian Federation faculty management, group 552
В статье анализируется государственная политика по защите прав инвалидов в современной России. Выявлены проблемы инвалидов в современной России. Рассмотрены модели инвалидности и их влияние на государственную политику по защите прав инвалидов. Предложены пути повышения эффективности государственной политики по защите прав инвалидов в современной России.
Ключевые слова: инвалидность, социальная политика, доступная среда, трудоустройство инвалидов, медицинская модель инвалидности, социальная модель инвалидности.
The article analyzes the state policy on protection of the rights of persons with disabilities in modern Russia. The revealed problems of disabled people in modern Russia. The considered model of disability and their influence on the state policy on protection of the rights of persons with disabilities. Suggested ways of
increasing the effectiveness of state policy on the protection of the rights ofpersons with disabilities in modern Russia.
Key words: disability, social policy, environment, employment of disabled persons, the medical model of disability, the social model of disability.
Актуальность рассмотрения государственной политики РФ по защите прав инвалидов обусловлена тем, что в последние годы в Российской Федерации наблюдается рост численности инвалидов. Ежегодно признаются инвалидами около 3,5 млн. человек, в том числе более 1 млн. человек — впервые. Увеличивается количество инвалидов трудоспособного возраста и детей-инвалидов. Одной из самых актуальных проблем инвалидов в России, остается проблема трудоустройства и занятости, в силу разных обстоятельств. В первую очередь это отсутствие физической способности осуществлять некоторые функции, присущие здоровому человеку, а также отношение работодателей к людям с ограниченными возможностями (а точнее, к людям с повышенными

Статистика по статье
  • 199
    читатели
  • 17
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц. сети

Ключевые слова
  • ГЕЙМИФИКАЦИЯ,
  • КОРПОРАТИВНАЯ КУЛЬТУРА,
  • ВОВЛЕЧЕННОСТЬ СОТРУДНИКОВ,
  • ИНСТРУМЕНТ,
  • GAMIFICATION,
  • CORPORATE CULTURE,
  • INVOLVEMENT OF EMPLOYEES,
  • INSTRUMENT

Аннотация
научной статьи
по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы & mdash- Аванесян Л. А.

В статье рассматривается инструмент корпоративной культуры — геймификация. Раскрыто предназначение геймификации в организации, ее влияние на психологический климат, а также принципы. Представлены методы внедрения элементов данного инструмента в практику управления.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой