Сикевич З. В. Русские "образ народа" (социол.
Очерк) / С.- Петерб.
Гос. Ун-т. - СПб. : Изд-во С.- Петерб. Ун-та, 1996. - 152 с

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

россиашмсьАКАДЗДиянАУк
институт научной информации
по общественным наукам
СОЦИАЛЬНЫЕ И ГУМАНИТАРНЫЕ
НАУКИ
ОТЕЧЕСТВЕННАЯ И ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА
реферативный журнал серия 5
ИСТОРИЯ
4
издается с 1973 г.
выходит 4 раза в год
индекс РЖ 2
индекс серии 2. 5
рефераты 98. 04. 001 -98. 04. 033
москва 1998
ским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Эти данные, в значительной мере неопубликованные, позволяют представить общую картину современных сексуальных ценностей и установок россиян, их отношения к семье, браку, любви, супружеской верности, эротике, сексуальному просвещению и многим другим вопросам Важное значение для исследования имели данные социологических опросов, проведенных в 1992/93 гг, в 1995 г, а также в 1997 г и посвященных сексуальному поведению и установкам российских подростков и юношей Профессиональные опросы такого масштаба проведены в России впервые и хотя их выводы нельзя распространять на всю страну, они позволяют судить о некоторых тенденциях развития
Т.Е. Уварова
98 04 025 СИКЕВИЧ 3 В РУССКИЕ & quot-ОБРАЗ НАРОДА& quot- (Социол очерк) / С-Петерб гос ун-т — Спб Изд-во С-Петерб н-та 1996 — 152 с
В книге воссоздается обобщенная характеристика современного состояния национального самосознания русских на основании этносоциологического и этнопсихологического подходов к анализу феномена этничности В первой части работы русские рассматриваются как титульный народ России, а также как основной компонент в демографическом составе всего Советского Сою-ia в целом
Вторая часть книги полностью посвящена анализу данных и обобщению результатов эмпирического исследования & quot-Национальное самосознание русских& quot-, осуществленного в 1994 г по репрезентативной выборке населения Санкт-Петербурга, где доля рсски составляет около 89%, коллективом лаборатории этнической социологии и психологии Научно-исследовательского института комплексных социальных исследований Санкт-Петербургского государственного университета
В процессе распада СССР, — который охватывает по меньшей мере три года — с 1989 по декабрь 1991, этничность стала козырной
189
98 04 025
картой в политической игре национальных элит, для которых язык, культура и история из предмета профессиональной деятельности (большинство национальных лидеров — представители гуманитарной интеллигенции) превратились в область манипуляции национальными ценностями
В этом смысле показательна эволюция национальных движений союзных республик Если в пору борьбы за независимость они выступали под демократическими лозунгами, привлекая к себе, и некоренное население, то после прихода к власти сменили их практически везде националистическими. & quot-Характерно, что эти тенденции сформировались и укрепились еще и на фоне общего снижения культурного уровня населения всего бывшего СССР и направлены не столько на национальное возрождение в этнокультурном смысле, а прежде всего на достижение определенных, вполне конкретных, политических задач, в то время как естественные права и свободы остаются в тени этих этносоциальных процессов'-^ с 21)
Важнейшим показателем стабильности в межнациональных отношениях в различных регионах бывшего СССР автор считает уровень этнического риска или вероятность негативного влияния этнического фактора на устойчивость социальной системы и возникновение отрицательных последствий в случае принятия тех или иных властных решений Для бывшего СССР специфичен такой фактор дополнительной дестабилизации межнациональных отношений, как русские диаспоры в ближнем зарубежье, насчитывающие в общей сложности 25,3 млн человек, или более 17% всего русского населения накануне распада СССР
По авторской оценке, & quot-наличие многомиллионной русской ч диаспоры может стать или источником постоянно тлеющей на- ^ пряженности в отношениях России со своими ближайшими соседями (наиболее наглядный пример — Крым), или, напротив, превратиться в некое ядро, интегрирующее огромное пространство бывшего Союза в новое, наподобие Европейского- сообщество
цивилизованных государств и доброжелательных друг к другу народов& quot-(с 32)
В самой Российской Федерации первую & quot-зону напряженности& quot- образуют республики, входящие в ее состав В качестве второй зоны напряженности автор выделяет крупные российские города, и прежде всего Москву и Санкт-Петербург, где, несмотря на преимущественно мононациональный состав населения, в связи с возрастающей инонациональной миграцией, чаще всего не регистрируемой, & quot-нерусские переселенцы воспринимаются местным населением как & quot-нежелательные чужаки& quot-, чему способствует экономический кризис и растущая безработица & quot-(с 34) Наконец, особой зоной напряженности стали территории расселения малочисленных народов Крайнего Севера и Сибири, находящиеся под угрозой этнического растворения вследствие нарушения экологического баланса и хозяйственной активности центральных ведомств
В целом, если предъявить к национально-территориальным субъектам Российской Федерации лишь два простых требования -титульная национальность составляет большинство населения в пределах своей автономии и большинство представителей титульной национальности проживает в пределах своего образования, -то этому принципу расселения будут соответствовать, согласно переписи 1989 г, лишь Дагестан, Чечня, Кабардино-Балкария, Северная Осетия, Тува и Чувашия, то есть шесть национально-территориальных образований из 31 (там же) Иными словами, подавляющее большинство российских автономий представляют собой многонациональные образования Тревожные тенденции развития этноконфликтов в самой России могли бы быть преодолены новым типом федерализации — по территориальному, а не по национальному признаку, считает автор
В последнее десятилетие наиболее устойчивой у русских остается, как показывают данные социологических опросов, система советских ценностей, сформировавшая на протяжении лет советской власти действительно нового & quot-советского"- человека Именно с этих позиций сегодня многими оценивается перестройка, разви-
тие рыночной экономики, собственное место в процессе социальных преобразований Испытывая насущную потребность в социальном & quot-успокоении"-, в излечении от социальной фрустрации граждане вместе с тем не стремятся вернуться к старым порядкам & quot-Поэтому можно предположить, заключает автор, что известного спеа в электоральном выборе россиян может достичь именно социальная, а не либеральная демократия, в большей мере направленная на решение нужд так называемых простых людей, а не формирующегося класса собственников& quot-(с 54) Иными словами, реформы буксуют не только концептуально, но и психологически — на уровне социальных ожиданий граждан В целом адаптация к новым условиям трудовой самореализации впрямую связана с возрастом и уровнем образования, а также имеет положительную динамику
В новых условиях национальное самосознание русских по признаку этнической самоидентификации стало более противоречивым Социальные признаки (государство и образ жизни) консолидируют русских в значительно большей мере, чем сугубо этническое (традиции, обычаи, в целом — культура)
Если попытаться нарисовать образ типичного русского, составленный коллективными усилиями участников опроса, то получается & quot-портрет"- с такими характеристиками (названы в порядке убывания числа отметивших данную черту — от 37,6% до 5,3%) доброта, терпение, гостеприимство трудолюбие, лень, дружелюбие, широта души, патриотизм, доверчивость, открытость, пьянство отзывчивость, простота, щедрость, честность, терпимость, сострадание, безалаберность (с 89)
Ядро национального характера воспроизводится из поколения в поколение благодаря этноисторической преемственности, памяти о былом Индикаторами этноисторического сознания являются ценностные представления о прошлом история не может не оцениваться, более того, сЗма избирательность исторических событий (актуализация их в памяти) безусловно носит оценочный характер, соотносится с общественной моралью и интерпретирует-
ся в виде дихотомических пар справедливо-несправедливо, добро-зло, гордость-стыд и т д
Социологический опрос петербуржцев показал, что родной историей в равной степени гордятся (82 события) и стыдятся (92 события) Положительные чувства преобладают в оценке дореволюционных событий (466 событий — положительная, 14 событий -отрицательная оценки). Советская история реже вызывает чувство гордости (26 событий) и чаще — чувство стыда (40 событий) & quot-Наибольший перекос в сторону негативных мнений был обнаружен в эмоциональной оценке новейшей истории, к которой мы отнесли события периода перестройки и наших дней Так, только 10 событий вызывают чувство гордости и почти в четыре раза большее число (38 событий) — чувство стыда (с 93)
Опрос показал, что этнонациональное сознание носит отчетливо державный характер Воспоминания о славных победах как бы смягчают национальную обиду и ущемленность русских, сформировавшуюся после распада СССР — не случайно именно это событие признано жителями Санкт-Петербурга самым горьким, в своем роде, результатом прошедшего десятилетия (11,3%) (с 98).
Культура, по данным опроса, находится как бы на обочине памяти, не воспринимается как элемент национальной истории, хотя и составляет наиболее устойчивое ядро национального самосознания, непосредственно спаянное с традициями и самой мен-тальностью народа С середины 80-х годов, когда стали отчетливее прослеживаться процессы национального возрождения у всех народов СССР, в том числе и у русских, конфессиональное единство и общность календарных церковных обрядов стали еще одним, хотя и не главным, этноконсолидирующим признаком народа Современная русская религиозность далеко отошла от своего традиционного прообраза и чаще всего лишена глубинной мотивации, но на фоне ценностного вакуума, который постепенно установился в последнее десятилетие, православие для многих, как верующих, так и неверующих стало играть роль своего рода социально-психологического стабилизатора (с 112)
193
98 04 025
Общее неблагополучие национальных отношений в Российской Федерации заметно актуализирует эту проблему в сознании любого россиянина независимо от его местожительства и национальной принадлежности Так, в Санкт-Петербурге, вполне мононациональном городе, где число русских приближается к 90%, ка'-ждый пятый житель (19,6%) считает эту проблему одной из главных в городе, а еще две трети участников опроса, относя ее к второстепенным, тем не менее констатируют ее наличие.
& quot-Вопрос о личной неприязни к другим народам в известном смысле стал ключевым для всего исследования, ибо направленность национального самосознания (положительная или отрицательная) как раз и обусловлена степенью выраженности националистических установок в виде негативных гетеростереотипов& quot- (с 1 18)
По данному вопросу население города разделилось практически надвое — 48,8% опрошенных имеют предубеждения против одной или нескольких национальностей, в то время как 51,6% респондентов неприязни по этнической принадлежности ни к кому не испытывают Исследования показали, что молодежь в большей мере ориентирована на негативные этностереотипы, которые с возрастом ослабевают & quot-Молодость"- русского национализма автор определяет как наиболее тревожный факт, обнаруженный в ходе исследования.
В условиях борьбы ценностей — традиционных (этнических), советских и либерально-демократических, которые по старинке воспринимаются как западные, единственно возможным цементирующим началом, скрепляющим воедино всех русских, независимо от уровня дохода, политических пристрастий, возраста, образования, остается,& quot-заключает автор, привязанность к своему Отечеству и неосознанная групповая самоидентификация (чувство & quot-мы"-), постепенно возрождающаяся после долгих лет забвения и проявляющаяся в интересе к'-своей истории, традициям, народной культуре
Т. Б. Уварова
25−5910

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой