Абстрактные имена в свете явления транспозиции в португальском языке

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

О. А. Шершукова
канд. филол. наук, доц. каф. португальского языка переводческого факультета МГЛУ- e-mail: okshera@yandex. ru
АБСТРАКТНЫЕ ИМЕНА В СВЕТЕ ЯВЛЕНИЯ ТРАНСПОЗИЦИИ В ПОРТУГАЛЬСКОМ ЯЗЫКЕ
В статье проводится анализ семантики числа абстрактных имен через призму явления транспозиции. С одной стороны, абстрактные имена формируются за счет перехода в класс существительных слов, относящихся к другим частям речи, главным образом, посредством субстантивации глаголов (инфинитива) и прилагательных. С другой стороны, транспозиция осуществляется внутри класса абстрактных имен. При изменении формы числа абстрактного имени происходит сдвиг в лексическом значении слова. Особенностью португальского языка является то, что одна и та же словоформа может передавать несколько оттенков значения.
Ключевые слова: транспозиция- единственное число- множественное число- абстрактное имя- семантический сдвиг- неисчисляемые имена.
Анализ языковых явлений в их взаимодействии представляет постоянный интерес для исследователей. По-прежнему остается актуальной проблематика соотношения лексического и грамматического в слове, которое, на наш взгляд, наиболее полно реализуется в числе существительного. В данной статье мы хотели бы остановиться на анализе числовой парадигмы как при формировании абстрактных имен, так и ее роли в передаче других значений в рамках данного разряда имен, поскольку сутью транспозиции является «использование одной языковой формы в функции другой — ее противочлена в парадигматическом ряду» [6, с. 519]. В качестве транспонирующего средства числовая парадигма может выступать при различных видах транспозиции, главным образом, морфологической и семантической (лексической). При субстантивации, т. е. при переходе в класс существительных, числовое варьирование транспозита (транспонированный знак по Балли) указывает на лексико-грамматический разряд, в частности относится ли транспонированное слово к конкретным, т. е. исчисляемым, или абстрактным, т. е. неисчисляемым, именам. Так, лексическое значение субстантивированного прилагательного verde 'зеленый'
может меняться в зависимости от формы числа: в форме единственного числа предстает в качестве опредмеченного признака 'зелень', в форме множественного числа, будучи осложненным собирательным смыслом, обозначает представителей экологического движения или само движение в целом, при этом форма единственного числа, как правило, не используется для обозначения отдельного представителя этого движения, полночисловая парадигма данной лексемы характерна лишь для морской терминологии «новобранцы на флоте, салаги».
Особенностью абстрактных (отвлеченных) существительных, т. е. «имен свойств вещей, а не имен самих предметов и вещей, названий различных признаков, состояний, отношений, ситуаций, событий, свойственных многообразным сферам проявления человека» [10, с. 130], является то, что они не могут исчисляться, имеют дефектную по числу парадигму, т. е. являются преимущественно существительными 81^и1апа tantum, значительно реже — Р1игаНа tantum. Не углубляясь в проблематику знаковой природы абстрактных имен, представим лишь две диаметрально противоположные точки зрения, которые объясняют феномен неисчисляемости абстрактных имен. Традиционный взгляд на знаковую природу абстрактных существительных, который разделяется большинством лингвистов, состоит в том, что они относятся к «именам, обладающим сигнификативным характером их знакового значения» [10, с. 129], в отличие от конкретных существительных, которые характеризуются предметным (денотативным) значением. По мнению Л. О. Чернейко, «не представляется логически последовательным отнесение имен свойств, действий, процессов и состояний к денотативным именам», так как «процессуальные и непроцессуальные свойства объектов обобщаются не в классы, а в признаки этих объектов, на основе которых классы и существуют в идеальной действительности» [11, с. 32]. Иную точку зрения высказывает Д. И. Руденко, полагая, что «денотат абстрактного имени в языковом выражении представлен как лишенный отдельности, обособленности и, следовательно, способности входить во множество, исчисляться», но это свойство распространяется лишь на первичные значения [9, с. 190]. Тем не менее представители полярных позиций сходятся в том, что абстрактные имена, неисчисляемые в первичном значении, поскольку количественно они могут быть охарактеризованы только «с точки зрения интенсивности, полноты, длительности»
в отличие от конкретных имен" [3, с. 58], во вторичных значениях благодаря транспозиции приобретают способность к исчислению. Е. М. Ремчукова отмечает, что традиционно считающиеся периферийными «вторичные функции грамматических единиц» при грамматическом варьировании выходят на первый план, в чем проявляется творческое начало грамматики [8, с. 76]. Таким образом, при субстантивации различных частей речи происходит их дальнейшее закрепление за соответствующими лексико-грамматическими разрядами, при этом «реальная картина обязательно должна быть дополнена информацией о дефектах парадигмы. Типология таких дефектов (а их появление во многих отношениях не случайно) — особая область исследований, пока также почти не разработанная» [7, с. 119]. В связи с тем, что абстрактные имена, образованные как посредством аффиксации, так и с помощью конверсии, т. е. «без участия аффиксов, путем изменения синтаксической функции и морфологической парадигмы» [3, с. 54], характеризуются дефектностью парадигмы, то в большинстве случаев транспонированные слова относятся к разряду Singularia tantum, реже — к Pluralia tantum, при этом форма множественного числа последних в подавляющем большинстве случаев является семантически мотивированной. Так, многие Pluralia tantum, обозначающие различные события или ситуации, граммемой множественного числа дополняют значение множественности, присущее внутренней форме слова. Возьмем в качестве примера несколько употребительных лексем: fdrias [14] обозначает отпуск или каникулы и образована от feria 'день недели'- субстантивированное прилагательное funeral [14] обозначает погребение умершего, а funerais — похороны, т. е. церемонию погребения. Вариативностью форм и значений отличаются слова, обозначающие свадебные торжества: boda [14] свадьба и застолье, если речь идет об одном торжестве, тогда как bodas (deprata, de ouro, de diamante) 'свадьба (серебряная, золотая, бриллиантовая)' предполагает множественность событий, отмеченных годами, прожитыми в браке, как бы празднуется «множество свадеб" — синонимы esponsais и esponsalias [14] обозначают помолвку или брачный договор, что концептуализируется как согласие двух людей, а множественность лексемы nupcias [12] свадьба, по всей видимости, восходит к множественности латинского nuptiae. Выбор числовой формы присутствует при разграничении процесса и события: eleigao 'избрание' и eleigdes
'выборы', однако в политическом дискурсе, особенно это характерно для Бразилии, все чаще встречается употребление eleigao в значении выборы:
Lula venceu a eleigao presidential (Veja). — Лула победил на президентских выборах.
Формой множественного числа обозначаются имена событий, характеризующихся временной протяженностью:
Uma epoca de grandes fomes… (CETEM/P6blico) — Голодные годы… -
As pestes do final do seculo passado… (CETEM/P6blico) — Эпидемии чумы
в конце прошлого века…
Е. С. Кубрякова отмечает, что «то, что в одном языке было воспринято как предмет, в другом отражено как процесс, а соответственно восприятию — названо по-разному- даже внутри одного языка одно и то же событие может мыслится иногда процессуально, но иногда -субстанционально» [4, с. 46]
В португальском языке субстантивированные прилагательные, транспонированные в разряд абстрактных имен, обозначая признак предмета, морфологически оформляются мужским родом в единственном числе и сопровождаются соответствующим определенным артиклем, при этом, по мнению С. Кунья (Cunha Celso), они должны находиться в препозиции по отношению к определяемому слову [13]:
o azul do ceu — голубизна неба- no alto da serra — на вершине горы-
…o vazio de ideias napolitica (Veja) — отсутствие идей в политике.
Отметим, что перевод на русский язык не отражает португальской специфики, поскольку в русском языке транспонированный признак оформляется либо субстантивированным прилагательным среднего рода, которое употребляется без определения (Все стало вокруг голубым и зеленым), либо существительным (голубизна, синева, зелень). Тем не менее в португальском языке довольно часто встречаются случаи и автономного употребления субстантивированных прилагательных, если происходит метонимический перенос с объекта на его признак, который легко идентифицируется в контексте. Так, небо ассоциируется с голубым цветом:. para alem alargava-se o azul vivo como um metal candente (E?a de Queiroz) '… синева, словно раскаленный металл, простиралась все дальше и дальше',
а растительность — с зеленым: As folhagens em redor estavam imoveis, no ar parado, com tons de um verde livido e artificial (Efa de Queiroz) 'Кроны деревьев, какого-то мертвенно-бледного и неестественного зеленого, стояли, не шелохнувшись, в душной тишине'. Как видно из последнего примера, субстантивированное прилагательное в абстрактном значении может употребляться с неопределенным артиклем, если сам признак имеет дополнительную характеризацию. В ряде случаев употребление субстантивированного прилагательного синонимично абстрактному существительному:
La porque se receia qualquer coisa, o pessoal nao ia & lt-… >- escaqueirar os vidros com o nervoso (А. M. Magalhaes, I. Alfada). — Даже если и есть какие-то опасения, то медперсонал & lt-… >- со страху (букв. '-с нервного'-) не будет бить склянки.
Для субстантивированных прилагательных в абстрактном значении характерно «сочетание одного полного, независимого эксплицитного знака с другим, который хотя и не выражается, но необходим для смысла», в частности Ш. Балли уточняет, что «le beau» представляет собой понятие прекрасного [1, с. 182].
Высокая степень абстрагированности признака не всегда позволяет соотнести его с конкретным предметом или явлением, или же данный признак может быть одновременно применим к различным предметам или явлениям. Кроме того, в ряде контекстов признаковое значение субстантивированных прилагательных может осложняться собирательным значением:
O cao ou bichano e considerado um filho. Ganha tudo do bom e do melhor, de roupinhos de estagao a ragao superpremium (Veja). — К собаке или кошке относятся, как к ребенку.
Они получают все самое лучшее, от сезонной одежки до корма суперпремиум'-:
O problema e nossa heranfa de confundir opublico e oprivado (Veja). -Проблема в том, что мы по-прежнему путаем общественное с личным- O Dr. Durao Barroso faz lembrar Mikhail Gorbatchov no seu pior (CETEM/ P6blico). — Господин Баррозу напоминает Михаила Горбачева в его самих худших ипостасях (букв. '-в самом худшем'-).
Естественно, что в номинализациях типа хорошее — плохое или лучшее — худшее не стоит задача определения конкретного значения,
так как они имеют в значительной степени прагматическую направленность, которая позволяет адресату самому соотносить признак с характеризуемым предметом или явлением. Тем не менее не следует полагать, что данные употребления являются абсолютно неизменяемыми с позиции дальнейших трансформаций, в частности, если речь идет об их употреблении в форме множественного числа. Так, некоторые субстантивированные прилагательные могут полностью переходить в разряд полночисловых существительных, при этом само существительное в силу размытости денотативно-сигнификативного компонента своего знакового значения становится полисемантичным, например, o interior может передавать как чисто абстрактное понятие внутренний мир, так и конкретные внутренние районы страны, внутреннее убранство помещения, интерьер:
Menina de cidade do interior (Veja). — Девочка из глубинки.
Ср. :
Se chover tem de parar as filmagens — respondeu o Chico. — Podem continuar, com os interiores (А. M. Magalhaes, I. Alfada). — Если пойдет дождь, то съемки нужно будет прекратить, — сказал Шику. — Да нет, они продолжатся, но в интерьерах.
В кинопроизводстве есть даже определенный профессиональный термин «интерьерная съемка», которая проходит во внутренних помещениях.
Дефектность числовой парадигмы при образовании абстрактных понятий субстантивированными словами и словосочетаниями указывает именно на признаковое значение. Если же образованная таким путем лексема приобретает конкретную концептуализацию, то в контексте она может оформляется множественным числом. Так, при цветообозначении субстантивированное прилагательное обозначает цвет, а форма множественного числа указывает на оттенки этого цвета:
Quando o sol explode e morre la para o fundo, ensanguentando as pedras, o efeito do azul, do doirado, dos negrumes e contrastes, atinge a fantasmagoria (CETEM/P6blico). — Когда происходит последний всплеск заходящего солнца, бросающего кровавые отблески на камни, то смешение голубого, золотистого, черного различных оттенков достигает какого-то умопомрачительного эффекта (CETEM/P6blico).
Ср. :
.. те8с1а os azuis, os ouros, os lilazes, os castanhos, os rosas е os гетше-Шоъ БоЪге ЦпЪов е БеёаБ trans1йcidos (СБТБМ/РйЪНсо). — … она раскрашивает ткани из льна и прозрачного шелка, смешивая различные оттенки голубого, золотого, сиреневого, коричневого, розового и красного.
Если прилагательные, переходя в разряд абстрактных имен, несут признаковое значение, то глаголы в основном передают значение процессуальности. Г. К. Неустроева указывает, что для португальского языка характерна субстантивация «инфинитива во всех его формах»: «пассивный, сложный, личный, с отрицанием, а также представляющий ядро инфинитивной конструкции», при этом «субстантивированный инфинитив используется для передачи движения, процесса вместо соответствующего существительного» [5, с. 12]. Для нас естественный интерес, как и в случае с субстантивированными прилагательными, представляет роль числовой парадигмы при формировании субстантива с процессуальным значением. Отметим, что при субстантивации инфинитива происходит не только обозначение действия или процесса, но и передаются более тонкие коннотации, сопровождающие значение процессуальности. Так, субстантивированный инфинитив может реализовывать полночисловую или дефектную парадигму в зависимости от конкретного лексического значения слова. Полная числовая парадигма субстантивированного инфинитива свидетельствует об определенном сдвиге в сторону предметной области, причем не столько в формальном плане, сколько в концептуальном. Рассмотрим три общеупотребительные лексемы, являющиеся субстантивированными инфинитивами. Так, лексема о jantar ужин обозначает традиционный вечерний прием пищи, т. е. концептуализируется как событие, а имена событий традиционно исчисляемы. Лексема о оlhar взгляд обозначает многоактное действие, совершаемое глазами, поэтому может иметь множественную реализацию и, соответственно, полную парадигму числа, а если предается определенное свойство, характеризующее взгляд, т. е. выражение глаз, o seu olhar adшiravel 'ее восхитительный взгляд', то она не имеет множественной реализации. А вот лексема о аndar имеет лексико-семантические варианты, которые могут варьироваться по числу. Если o andar обозначает процесс, причем как в прямом, так и переносном значениях o andar do Tejo 'течение Тежу' ~ o andar do teшpo 'течение времени',
или способ действия, то оба эти значения имеют континуальную природу, что отражается в дефектности их числовой парадигмы:
… havia no seu andar uma lassidao (Efa de Queiroz). —. была в ее походке какая-то усталость.
Однако в зависимости от контекста данное значение может приобретать новые оттенки:
A noite estava tao agradavel! E o andar fazia bem a Sr. a D. Felicidade (Efa de Queiroz). — Вечер был такой замечательный! А прогулка пошла бы на пользу Доне Фелисидаде.
И наибольший сдвиг в лексическом значении в сторону предметной семантики мы наблюдаем, когда субстантивированным инфинитивом o andar обозначаются внутренние помещения на одном уровне, т. е. этаж, что этимологически восходит к обозначению настила в помещении, по которому ходят, pavimento de uma casa [12], поэтому данный лексико-семантический вариант свободно исчисляется. Таким образом, транспозиция инфинитива в разряд существительного не обязательно предполагает приобретение полной числовой парадигмы. Числовое варьирование транспонированного слова обусловлено не только его конкретным лексическим значением, но в значительной степени характером и типом описываемого действия. Данный принцип сохраняется и при субстантивации слов других частей речи, а также целых словосочетаний, которые приобретают абстрактное (отвлеченное) значение, что мы хотели бы продемонстрировать на нескольких примерах для наглядности:
Era o seu tudo — a sua forfa, o seu fim, o seu destino, a sua religiao, o seu homem! (Efa de Queiroz) — Он был всем для нее — ее силой, ее смыслом, ее судьбою, ее религией, ее мужем!
Sofa, com o marido num vaivem entre Angola e Portugal, aprendeu a viver a tres — ela e os dois filhos (P6blico) — Софа, пока ее муж мотался (букв. '-колебание'-) между Анголой и Португалией, привыкла жить одна с двумя детьми.
A discussao do aquecimento global torna-se parte do dia-a-dia das pessoas (Veja). — Дискуссия вокруг глобального потепления становится частью повседневной жизни людей'.
. queria & lt-. >- ouvir na casa um fru fru de um vestido (Efa de Queiroz) -. ему хотелось бы & lt-. >- слышать в своем доме шорох женского платья.
Таким образом, при переходе слов и словосочетаний в разряд абстрактных имен дефектность парадигмы числа является обязательной для передачи абстрактного (отвлеченного) значения.
Если же речь идет об изменении числовой парадигмы абстрактного имени, относящегося к разряду Singularia tantum, то мы сталкиваемся со случаем семантической транспозиции, при которой, по мнению В. Г. Гака, возможны два варианта изменений: в первом случае «значение слова не изменяется, но его употребление приобретает некоторый стилистический оттенок», а во втором — «множественное число свидетельствует об изменении значения слова, поскольку оно указывает на считаемый объект», при этом автор подчеркивает, что «провести четкую границу между стилистической и семантической транспозицией не всегда возможно» [3, с. 75]. Оформление абстрактных имен множественным числом является широко распространенным явлением во всей романской группе языков, а не только португальского языка. Это обусловлено в первую очередь тем, что сама морфологическая система не препятствует данному процессу, если проводить сравнение с русским языком:
… que podem ir revestidEs com 500 contos de brancuras virginais (CETEM/P6blico) —. (невесты) могут украшать себя девственно белыми нарядами (букв. '-девственными *белизнами'-) по 500 конту.
… enquanto Whitney se dedicava apobrezas cinematograficas (CETEM/ P6blico) — … пока Уитни снималась в малобюджетных фильмах (букв. '-кинематографических бедностях'-).
Специфика данного явления состоит в том, что существование самой «возможности разнообразных семантических сдвигов» не всегда предопределяет «характер этого сдвига» [3, с. 75], поэтому конкретное значение лексикализованных форм множественного числа абстрактных имен определяется исключительно контекстом употребления, например transportes употребляется как виды транспорта и как грузоперевозки, а в названии отрасли промышленности o sector dos transportes эти оба значения совмещаются, так как это понятие включает все: и транспортные средства, предназначенные для различных целей, и сами действия. Тем не менее само исчисление абстрактных имен возможно лишь во вторичных, переносных значениях, когда «с помощью грамматических средств выражается отношение, уточненное пространственным, временным или отвлеченным понятием. Чаще
всего такое уточнение бывает внутренним, составляя одно целое с понятием чистой грамматической связи» [1, с. 103]. Традиционно ко вторичным значениям формы множественного числа абстрактных имен относятся: видовое (racismos виды расизма, desportos виды спорта, totalitarismos тоталитарные государства), множественности конкретных проявлений (amizadades дружеские отношения- pontapёs удары носком ноги), интенсифицирующее (dores боли). Разнообразие лексических значений, передаваемых формой множественного числа абстрактных имен, обусловлено тем, что «транспонированный признак по мере опредмечивания приобретает и новые характеристики, касающиеся, в частности, количественных и качественных сторон объективируемой реалии» [2, с. 168]. К сожалению, объем статьи не позволяет нам подробнее остановиться на этой теме, однако хотелось выделить некоторые, специфические для португальского языка, моменты. Так, одним и тем же признаковым именем могут быть обозначены отдельные предметы и их части:
… as cidades magicas ainda existem, mesmo que por detras de arquitecturas — … магическая сила городов сохраняется за фасадом их архитектурных сооружений (CETEM/Ptolico).
Ср. :
E as arquitecturas caiadas, a madeira muito lavada do soalho, as balaustradas laterais de pedra… (Efa de Queiroz) — Побеленные элементы внутреннего декора, вымытый до блеска деревянный пол, каменные балюстрады боковых нефов.
В основу обозначения лиц могут быть положены разнообразные признаки, однако данные переносы бывают как регулярными:
а policia полиция — policia (-s) полицейский / полицейские- seguranga безопасность — seguranga (-s) охранник / охранники,
так и окказиональными:
… contava casos de sentimento, velhices adormecidas, drogados de aflifao (CETEM/P^lico) —. он рассказывал душещипательные истории о заснувших стариках, о несчастных наркоманах.
o hospital espera receber 600 urgencias diarias (CETEM/Ptolico) -больница готова принимать до 600 срочных больных.
As religioes, segundo Antonio Alfada Baptista, andam necessariamente & lt-. >- das fomes que nao encontram alimento (CETEM/P^lico). — По
мнению Антонио Алсады Баптишта, религиозные учения, как правило, обращаются & lt-. >- к тем, кто голодает.
Muitos enjoos marcaram uma viagem que parecia nao ter fim (CETEM/ P6blico). — Многие мучились морской болезнью (букв. 'тошнотами') в этом путешествии, которое казалось никогда не закончится.
Таким образом, числовая парадигма абстрактного имени является словообразовательным средством при различных видах транспозиции. При этом дефектность числовой парадигмы указывает либо на отнесение субстантивированного слова к разряду абстрактных имен, либо на новое значение, образованное в результате метонимического переноса.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка / пер. с фр. Е. В. и Т. В. Вентцель. — 2-е изд., стереотип. — М.: Эдиториал УРСС, 2001. — 416 с.
2. Васильева В. Ф. «Чистая» транспозиция и редистрибуция содержания транспонированной лексемы (на материале деадъективных существительных в русском и чешском языках) // Язык, сознание, коммуникация: сб. статей / отв. ред. В. В. Красных, А. И. Изотов. — М.: МАКС Пресс, 2005. — С. 165−172.
3. Гак В. Г. Теоретическая грамматика французского языка. — М.: Добро-свет, 2000. — 832 с.
4. Кубрякова Е. С. Части речи в ономасиологическом освещении. — Изд. 2-е. — М.: Издательство ЛКИ, 2007. — 120 с.
5. НеустроеваГ. К. Теоретическая грамматика португальского языка. Морфология. — СПб.: Изд-во С. -Петербург. Ун-та, 1997. — 200 с.
6. Лингвистический энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с.
7. Плунгян В. А. Общая морфология: Введение в проблематику: учеб. пособие. — М.: Эдиториал УРСС, 2000. — 384 с.
8. Ремчукова Е. Н. Морфологическая транспозиция как тип функционального варьирования грамматической формы (глава 5) // Проблемы функциональной грамматики. Категории морфологии и синтаксиса в высказывании. — СПб.: Наука, 2000. — С. 79−90.
9. Руденко Д. И. Количественность и семантика имени // Теория функциональной грамматики. Качественность. Количественность. — СПб.: Наука, 1996. — С. 181−214.
10. Уфимцева А. А. Лексическое значение. Принципы семасиологического описания лексики. — М.: Наука, 1986. — 240 с.
11. Чернейко Л. О. Лингвофилософский анализ абстрактного имени. -Изд. 2-е, перераб. — М.: ЛИБРОКОМ, 2010. — 272 с.
12. Candido de Figueiredo. Grande Dicionario da Lingua Portuguesa. — 15-a ed. -Lisboa: Bertrand, 1978. -
V. I. — 1361 p. -
V. II. — 1347 p.
13. Cunha Celso F. Gramatica do Portugues Contemporaneo. — Belo Horizonte: Editora Bernardo Alvares, 1978. — 510 p.
14. Dicionario de Portugues. — Porto: Porto Editora, 1984. — 1071 p.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой