Гигиеническая оценка региональных различий макро-и микроэлементного состава коровьего молока

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

© СПАСИЧ Т.А., ЛЕМЕШЕВСКАЯ Е.П., ТАРМАЕВА И.Ю. — 2014 УДК 616. 341−053. 2:613. 22(571. 53/. 54)
ГИГИЕНИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА РЕГИОНАЛЬНЫХ РАЗЛИЧИЙ МАКРО- И МИКРОЭЛЕМЕНТНОГО
СОСТАВА КОРОВЬЕГО МОЛОКА
Татьяна Анатольевна Спасич, Елизавета Петровна Лемешевская, Инна Юрьевна Тармаева (Иркутский государственный медицинский университет, ректор — д.м.н., проф. И. В. Малов, кафедра гигиены труда и гигиены питания, зав. — д.м.н., проф. Е.П. Лемешевская)
Резюме. Показана возможность использования коровьего молока, произведенного на территории Усть-Ордынского Бурятского округа, как фортифицированного продукта для питания детей с глютеновой энтеропатией. В сравнении с молоком комбината детского питания и детской молочной кухни г. Иркутска в нем повышено содержание: Са — 542 (488−596) мкг/г, Cr — 0,04 (0,034- 0,0046) мкг/г, Fe — 0,26 (0,183−0,337) мкг/г, Mn — 0,04 (0,034- 0,046) мкг/г. При использовании суточной нормы молока в питании покрывается 58−63% потребности в кальции, что не намного меньше в сравнении с потреблением фортифицированного молока.
Ключевые слова: фортифицированные продукты, глютеновая энтеропатия, кальций.
HYGIENIC ASSESSMENT OF REGIONAL DIFFERENCES IN MACRO- AND MICROELEMENT
COMPOSITION OF COWS MILK
T.A. Spasich, E.P. Lemeshevskaya, I.Y. Tarmaeva (Irkutsk State Medical University, Russia)
Summary. The study shows that it is possible to use cow'-s milk from Ust-Orda National District of Irkutsk region as fortified food for children with gluten enteropathy. The level of Ca — 542 (488- 596) mkg/g, Cr — 0,04 (0,034- 0,0046) mkg/г, Fe — 0,26 mkg/g (0,183−0,337), Mn — 0,04 (0,034- 0,046) mkg/g is higher with respect to the milk of the complex of baby food and children'-s diery kitchen. Moreover, with the milk children obtain 58−63% of their daily dose of calcium, which isn'-t much less than the 66−71% of fortified milk.
Key words: Fortified products, gluten enteropathy, calcium, trace elements.
Доктрина продовольственной безопасности Российской Федерации декларирует увеличение доли продуктов питания, произведенных на собственной территории для внутреннего потребления. Особенно это касается обогащенных продуктов. Хотя количество предприятий пищевой промышленности в Иркутской области, выпускающих фортифицированные продукты, увеличилось с 9 в 2005 г. до 21 в 2012—2014 гг., объем вырабатываемой продукции, составивший 10,6 т в 2013 г., против 14,5 т в 2014 г. увеличился, но это меньше, чем в среднем по России (по данным Федеральной службы государственной статистики).
Доля фортифицированных продуктов, в соответствии с доктриной «Основ политики Российской Федерации в области здорового питания населения на период до 2025 г.» должна составлять не менее 14% валового объема продукции. Фортификация продуктов питания в настоящее время предусматривает обогащения избранными микронутриета-ми (витамином В, С, йодом, кальцием). В большинстве случаев обогащаются хлебобулочные изделия, но эти продукты должны быть полностью исключены из диететики детей с глютеновой энтеропатией (ГЭ). Поэтому поиск оптимальных продуктов питания для детей с ГЭ актуален для Иркутской области.
ГЭ — генетически детерминированное, полисиндромное заболевание, характеризующееся стойкой непереносимостью запасных белков (проламинов и глютенинов) злаковых (пшеницы, ржи, ячменя и отдельных сортов овса), объединенных термином — глютен. Токсичные фракции этих спир-торастворимых белков приводят к развитию неспецифических повреждений слизистой оболочки тонкой кишки [7]. Результатом повреждений слизистой кишки является субатрофия и синдром мальабсорбции, с нарушением всасывания нутриентов и развитие множественных симптомов их недостаточности [2]. Удаление из рациона продуктов, содержащих глютен, позволяет продемонстрировать эффект этиотропного лечения — восстановление слизистой оболочки тонкой кишки и выздоровление.
Продуктовый набор для лиц с ГЭ, ограничен и отличается от здоровых людей снижением разнообразия. В Иркутской области отсутствует производства безглютеновых хлебобулочных изделий. Кроме того, глютен нашел широкое применение в обогащении готовых сухих завтраков, которые так любят дети, в йогуртах длительного хранения, в колбасах и сосисках, полуфабрикатах, в сырах, крабовом мясе, искусственной рыбной икре, плавленых сырах, рыбных консервах,
шоколаде и шоколадных конфетах, жевательной резинке. Дети с ГЭ должны от них отказаться [2].
Элиминация из питания глютенсодержащих продуктов ограничивает рацион питания детей и влечет за собой многокомпонентную нутриентную недостаточность. В этой связи продукты питания для детей с ГЭ должны быть обогащенными.
Цель исследования: оценить различия макро- и микроэлементного состава коровьего молока Усть-Ордынского Бурятского округа в сравнении с молоком «Комбината детского питания» (КДП) и детской молочной кухни (ДМК) г. Иркутска для возможности оптимизации диететики детей с ГЭ.
Материалы и методы
Пробы молока по 50 мл каждая в количестве 32 образцов были собраны в частных домохозяйствах и фермах 4 районов (Аларский, Баяндаевский, Боханский, Осинский) Усть-Ордынского Бурятского округа (УОБО). Экспедиционные поездки проведены сотрудниками Институтом геохимии СО РАН.
Пробы молока Детской молочной кухни (ДМК) г. Иркутска в количестве 5 образцов куплены на раздаточных пунктах. Элементный состав молока Комбината детского питания (КДП) заимствован из работы Н. А. Цыренжаповой [5].
Все образцы молока подвергались пробоподготовке согласно требованиям Международного Агентства по Атомной Энергии (МАГАТЭ) и методических указаний 4.1. 1482−03 и 4.1. 1483−03 «Определение химических элементов в биологических средах и препаратах методами атомно-эмиссионной спектрометрии с индуктивно связанной плазмой и масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой».
Для определения содержания химических элементов использовались приборы атомно-эмиссионного (Optima 2000DV, PerkinElmer Corp.) и масс-спектрального (ELAN 9000, PerkinElmer Corp.) анализов с индуктивно связанной плазмой.
Токсичные и потенциально-токсичные элементы определены в Институте геохимии СО РАН. Эссенциальные и условно-эссенциальные элементы определялись в лаборатории АНО «Центра биотической медицины» г. Москва.
Данные представлялись в виде медиан и интерквартиль-ных интервалов к ним, а также в виде относительных вели-
чин. Статистическая оценка различий, полученных в группах, осуществлялась с использованием непараметрических критериев в программном пакете Statistica v. 6.0 (StatSoft, USA, 1999). Критический уровень значимости при проверке статистических гипотез р=0,05.
Результаты и обсуждение
Территория Иркутской области контрастна по геохимическим характеристикам. Районы, отнесенные к естественным ландшафтам Предбайкальской впадины с дерново-карбонатными оподзоленными почвами, содержат повышенные количества Ca, Si, Sn. Подземные воды этих территорий отличаются высоким содержанием Ca, Co, Cr, Cu, Mg, Fe, Zn. [1,3,6]. Можно предполагать, что продукты, произведенные на этих территориях, будут отличаться повышенной пищевой ценностью.
Молоко — продукт, относящийся к социально-значимыми товарам массового потребления, с высокой пищевой и биологической ценностью, является природным и сбалансированным источником многих эссенциальных нутриентов (качественного белка, кальция и фосфора, арахидоновой кислоты, витаминов группы В).
Результаты наших исследований показали, что все тестированное молоко коров по химическим показателям в целом соответствуют нормам. Различия элементного состава молока п. Усть-Орды и г. Иркутска из 25 элементов касалось 9 (табл. 1).
0,0051). Концентрации в молоке свинца и мышьяка в 2 раза меньше, чем предельно допустимые концентрации (ПДК), а олова многократно, поэтому безопасны.
Более высокое содержание Бе и Мп может быть полезным для детей с анемиями и латентным дефицитом железа.
Исследование, проведенное нами по элементному составу волос детей с ГЭ, показало значительный дефицит у них марганца.
Дефицит марганца — одно из распространенных отклонений в биоэлементном обмене современного человека, связанное с повышенными психоэмоциональными нагрузками. Марганец участвует в синтезе и обмене нейромедиаторов за счет этого и обеспечивает основные нейрохимические процессы в центральной нервной системе [4]. Поэтому молоко, обогащенное марганцем, будет полезно не только детям с ГЭ, но и всем городским жителям, испытывающим стресс.
Различия молока из Усть-Орды и ДМК отмечаются по более высоким количествам в первом Аз, Сг, Мп, Sn. В молоке из г. Иркутска как КДП, так и ДМК больше селена. Уровень селена в молоке из Усть-Орды низкий и связано с принадлежностью территории к селенодефицитной.
Фортифицированные продукты позволяют удовлетворить суточную потребность человека в макро и микронутри-
ентах. Так содержание Са в суточном рационе детей до 3 лет с продуктами ДМК составит 333,2 мг, в то время как при потреблении обогащенного молока из Усть-Орды — 504,9 мг, или фортифицированного молока «Байкальское, обогащенное микроэлементами «Янта» — 570 мг, что обеспечит 63% суточной нормы. Для детей 4−10 лет суточная норма потребления молочных продуктов в 550 мл восполнит 29,8% суточной потребности, молоко из Усть-Орды — 58,4%, обогащенное молоко «Янта» — 66% (табл. 2).
Следует добавить, что современные дети суточную рекомендуемую норму молока в реальной жизни потребляют только в половине случаев, что доказано нами при анкети-
Таблица 1
Сравнительные различия элементного состава коровьего молока Усть-Орды и г. Иркутска, мкг/г
Элемент Иркутск КДП (n=5) Иркутск ДМК (n=5) Усть-Орда (n=32) Р-1 1−3 Р-2 1−2
Ме (Q25-Q75) Ме (Q25-Q75) Ме (Q25-Q75)
As (ПДК-0,05) — 0,0003 (0,21−0,39) 0,0012 (0,107−0,133) — 0,0001
Ca 542 (488−596) 902 (812−992) 1110 (1004−1216) 0,044 0,452
Cr 0,04 (0,034- 0,0046) 0,0071 (0,689- 0,0073) 0,08 (0,067- 0,093) 0,0001 0,035
Fe 0,26 (0,183−0,337) 0,36 (0,329−0,391) 0,75 (0,63- 0,87) 0,0001 0,213
I 0,05 (0,042−0,058) 0,12 (0,106- 0,134) 0,12 (0,106- 0,134) 0,06 1
Mg 142 (128- 156) 115 (104- 126) 180 (167−193) 0,196 0,061
Mn 0,04 (0,034- 0,046) 0,06 (0,056- 0,064) 0,16 (0,141−0,179) 0,0001 0,047
Pb ПДК-0,1 — 0,004 (0,0031 — 0,0049) 0,05 (0,049- 0,0051) — 0,1
Se 0,04 (0,034−0,046) 0,05 (0,043−0,057) 0,008 (0,0069−0,0091) 0,0001 0,0001
Si 1,2 (0,9- 1,5) 27,38 (25,64- 30,12) 28,85 (26,2- 31,5) 0,0001 0,83
Sn ПДК-100 — 0,002 (0,0015- 0,0025) 0,011 (0,0102- 0,018) — 0,0001
Таблица 2
Сравнительное возможное содержание кальция в суточном рационе детей 1−3 и 4−10 лет за счет молока различных производителей
Наименование производителя Содержание Са, мг/100 мл Содержание Са, 475мл молока (для детей 1−3 лет) Удовлетворение суточной потребности в % (для детей 1−3 лет) Содержание Са в 550 мл молока (для детей 4−10 лет) Удовлетворение суточной потребности в % (для детей 4−10 лет)
КПД г. Иркутска 54,2 257,4 32,7 298,1 29,8
ДМК г. Иркутска 77,1 333,2 41,65 424,0 42,4
Усть-Орда 106,3 504,9 63,1 584,6 58,4
Молоко Байкальское, обогащенное «Янта» 120 570 71,25 660 66
Коровье молоко является основным источником кальция для человека [4]. В молоке из Усть-Орды кальция в 2 раза больше (р=0,044), чем в молоке КДП, обеспечивающего все дошкольные образовательные организации и школы г. Иркутска. В сравнении с молоком детской молочной кухни 902 (812- 992) мкг/г статистически значимых различий нет (р=0,452), но кальция в нем меньше, чем в молоке из Усть-Орды 1110 (1004- 1216) мкг/г.
Молоко из Усть-Орды статистически значимо отличается более высоким содержанием эссенциальных микроэлементов: хрома — 0,08 (0,067- 0,093), железа — 0,75 (0,63- 0,87), марганца — 0,16 (0,141−0,179), тенденцией к большему содержанию йода — 0,12 (0,106- 0,134) и магния — 180 (167−193). Вместе с тем в молоке из Усть-Орды повышены концентрации условно-эссенциального мышьяка — 0,0012 (0,107- 0,133), кремния — 28,85 (26,2- 31,5), потенциально токсичного олова — 0,011 (0,0102- 0,018) и токсичного свинца — 0,05 (0,049-
ровании по поводу пищевого поведения детей с ГЭ и контрольной групп.
Таким образом, повышенное содержание макро- и микроэлементов в молоке из УОБО позволяет использовать его как фортифицированный продукт.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Прозрачность исследования. Исследование не имело спонсорской поддержки. Исследователи несут полную ответственность за предоставление окончательной версии рукописи в печать.
Декларация о финансовых и иных взаимодействиях. Все авторы принимали участие в разработке концепции и дизайна исследования и в написании рукописи. Окончательная версия рукописи была одобрена всеми авторами. Авторы не получали гонорар за исследование.
ЛИТЕРАТУРА
1. Гордеева О. Н., Белоголова Г. А. Биогеохимические особенности микроэлементного состава молока сельскохозяйственных и техногенных районов южного Прибайкалья // Бюллетень ВСНЦ СО РАМН. — 2008. — № 2. — С. 59−60.
2. Ревнова М. О. Целиакия у детей: клинические проявления, диагностика, эффективность безглютеновой диеты: Автореф. дис. … д-ра мед. наук. — СПб., 2005. — 39 с.
3. Решетник Л. А. Клинико-гигиеническая оценка микроэлементных дисбалансов у детей Прибайкалья: Автореф. дисс. … д-ра мед. наук. — Иркутск, 2000. — 43 с.
4. Скальный А. В., Рудаков И. А. Биоэлементы в медицине. — М.: Мир, 2004. — 271 с.
5. Цыренжапова Н. А., Тармаева И. Ю. Анализ элементного состава пищевых продуктов, поступающих в дошкольные организации // Бюллетень ВСНЦ СО РАМН. — 2012. — № 4. Ч. 2. — С. 206−210.
6. Яновский Л. М. Клинико-гигиенический анализ распространения неинфекционной патологии в Прибайкалье в зависимости от природных условий: Автореф. дисс. … д-ра мед. наук. — Иркутск, 2003. — 42 с.
7. Koning F. Toxicity of prolamins in celiac disease // International Celiac Disease Meeting, Maribor, 13−16 September 2007. — Maribor, 2007. — P. 49−54.
REFERENCES
1. Gordeeva O.N., Belogolova G.A. Biochemical peculiarities of microelements in milk of agricultural and man-caused areas of Southern Pribajkalje // Bulleten Vostochno-Sibirskogo Nauchnogo Tsentra SO RAMN. — 2008. — № 2. — P. 59−60. (in Russian)
2. Revnova M.O. Celiac disease in children: clinical manifestations, diagnostic efficiency gluten-free diet: Thesis DSc. — St. Petersburg, 2005. — 39 p. (in Russian)
3. Reshetnik L.A. Clinical and hygienic assessment of micronutrient imbalances in children Baikal region: Thesis DSc. -Irkutsk, 2000. — 43 p. (in Russian)
4. Skalniy А., Rudakov I.A. Bioelements in medicine. -Moscow: Mir, 2004. — 271 p. (in Russian)
5. Tsyrenzhapova N.A., Tarmaeva I.Y. The analysis of element structure of foodstuffs used in infant schools // Bulleten Vostochno-Sibirskogo Nauchnogo Tsentra SO RAMN. — 2012. -№ 4. Pt. 2. — P. 206−210. (in Russian)
6. Janowski L.M. Clinical and hygienic analysis of the spread of infectious diseases in the Baikal region, depending on environmental conditions: Thesis DSc. — Irkutsk, 2003. — 42 p. (in Russian)
7. Koning F. Toxicity of prolamins in celiac disease // International Celiac Disease Meeting, Maribor, 13−16 September 2007. — Maribor, 2007. — P. 49−54.
Информация об авторах:
Спасич Татьяна Анатольевна — аспирант кафедры гигиены труда и гигиены питания, 664 003, г. Иркутск, ул. Красного
Восстания, 3, e-mail: miladent@mail. ru- Лемешевская Елизавета Петровна — заведующий кафедрой гигиены труда и гигиены питания, профессор, д.м.н.- Тармаева Инна Юрьевна — профессор кафедры гигиены труда и гигиены питания,
д.м.н.,, e-mail: t38_69@mail. ru
Information About the Authors:
Spasic T.A. — Post-graduate student Department of Hygiene health and nutrition, e-mail: miladent@mail. ru- Lemeshevskaya E.P. -PhD, MD, DSc, Professor, Department of Hygiene health and nutrition, 664 003, Irkutsk, Krasnogo Vosstania str., 3- Tarmaeva I.Y. -PhD, MD, DSc, Professor Department of Hygiene health and nutrition, e-mail: t38_69@mail. ru.
© ЭРДЭНЭЦОГТ Э., ТАРМАЕВА И.Ю., РЕШЕТНИК Л.А., БАТЖАРГАЛ Ж., ГОЛУБКИНА H.A. — 2014 УДК 613 [577. 118:546. 23] (5173)
АНАЛИЗ ОБЕСПЕЧЕННОСТИ СЕЛЕНОМ ЖИТЕЛЕЙ МОНГОЛИИ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ИССЛЕДОВАНИЙ СЫВОРОТКИ КРОВИ
Эрдэнээ Эрдэнэцогт1, Инна Юрьевна Тармаева2, Любовь Александровна Решетник2, Жамьян Батжаргал1, Надежда Aлександровна Голубкина3 ('-Национальный центр общественного здоровья Монголии, Монголия, директор — к.м.н. Улзийбаярын Ганчимэг- 2Иркутский государственный медицинский университет, ректор — д.м.н., проф. И. В. Малов, кафедра гигиены труда и гигиены питания, зав. — д.м.н., проф. Е.П. Лемешевская- кафедра детских болезней, зав. — д.м.н., проф. Л.А. Решетник- '-Всероссийский НИИ селекции и семеноводства овощных культур, директор — д.с. -х.н., проф. В. Ф. Пивоваров, агрохимический испытательный центр, зав. — д.б.н. С.М. Надежкин)
Резюме. Изучена обеспеченность селеном 2339 жителей Монголии (1101 мужчина и 1238 женщин) в возрасте старше 18 лет, постоянно проживающих в г. Улан-Батор и 8 аймаках страны (Дорноговь, Дундговь, Увс, Архангай, Говь-Алтай, Дорнод, Сухбаатар, Хубсугул — 14 населенных пунктов), по уровню селена в сыворотке крови. Содержание селена устанавливали методом атомно-абсорбционной спектрометрии (ААС) и флуорометрически. Выявлены зоны глубокого (г. Улан-Батор, Говь-Алтай, Хубсугул, Сухбаатор — 0,39−0,75 мкмоль/л) и среднего дефицита (Увс, Дорнод, Дорноговь, Архангай — 0,78−0,98 мкмоль/л) и маргинальной недостаточности cелена (Дундговь -1,14 мкмоль/л). Показано, что среди обследованного населения более 59% имеют глубокий дефицит селена, причем риск дефицита селена более выражен у пожилых людей.
Ключевые слова: обеспеченность селеном, дефицит, сыворотка крови, аймаки, взрослое население Монголии.
ANALYSIS OF COLLATERAL SELENIUM MONGOLIANS ACCORDING TO THE STADY OF BLOOD SERUM
E. Erdenetsogt1, I. Yu. Tarmaeva2, L.A. Reshetnik2, Zh. Batzhargal1, N.A. Golubkina2 ('-National Center of Public Health of Mongolia, Mongolia- 2Irkutsk State Medical University, Russia-
3All-Russian Scientific Institute of Selection and Vegetable-Seed Industry, Russia)
Summary. Selenium status was studied in 2339 Mongolia residents (1101 male and 1238 females) of 18 years old and older who inhabit in Ulaanbaatar and 8 aimags of Mongolia (Dornogovi, Dundgovi, Uvs, Arkhangai, Govi-Altay, Dornod,

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой