Модели психологической работы по увеличению распространенности грудного вскармливания

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 616−053. 2/.5 ББК Ю 984
МОДЕЛИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ ПО УВЕЛИЧЕНИЮ РАСПРОСТРАНЕННОСТИ ГРУДНОГО ВСКАРМЛИВАНИЯ
И.А. Тишевской
Автором разработана программа обучения беременных женщин и последующего психологического сопровождения взаимодействия в ситуации грудного вскармливания, осуществляемого в рамках подхода «Руководство взаимодействием». Реализация программы в женских консультациях позволила увеличить продолжительность грудного вскармливания, повысить компетентность матерей в понимании поведения младенцев, как в ситуации кормления, так и при других видах взаимодействия и увеличила их удовлетворенность материнством.
Ключевые слова: психологическое сопровождение грудного вскармливания, раннее детско-родительское взаимодействие.
Грудное вскармливание является общепризнанным фактором, который обеспечивает психологическое и соматическое здоровье матери и ее ребенка [1, 9, 26], а также является залогом развития между ними гармоничных детско-родительских отношений [14, 25]. Стремление акушеров и педиатров поддерживать лактацию максимально длительно обусловлено как оптимальностью состава грудного молока, так и важностью для матери и ребенка самого процесса кормления. Однако в популяционном масштабе усилия специалистов, направленные на увеличение распространенности грудного вскармливания младенцев до сих пор не принесли значимых результатов. Результаты исследования в нашей стране, проведенного на достаточно большой популяции детей, показали, что на грудном вскармливании до 3 месяцев находились 78% детей, до 6 месяцев — всего 54% младенцев- при этом не получали никаких дополнительных продуктов питания в первое полугодие всего 15% детей. Средние сроки дополнительного ведения питья составили для воды и чая 3,2 мес., для фруктовых и овощных соков
— 3,9 мес. [5]. Результаты другого, мультицентрового исследования особенностей вскармливания детей в основных регионах Российской Федерации, проведенные под эгидой НИИ питания РАМН, обнаружили значительное (до 30%) уменьшение распространенности грудного вскармливания в период с 3 до 6 месяцев [3]. Все это, с одной стороны, свидетельствует о сложностях работы по сохране-
нию грудного вскармливания в рамках превалирующей в России медицинской парадигмы, а с другой стороны, требует разработки новых моделей работы в данном направлении. Наиболее перспективной в данном контексте является модель, основывающаяся на психологии материнства и младенчества, учитывающая систему ценностей и отношений в семье, уровень родительской компетентности в вопросах ухода, кормления й воспитания ребенка, определяющих характер взаимодействия с младенцем, в том числе в ситуации кормления.
Сложившаяся в 30-е годы в ходе индустриализации в Советском Союзе практика широкого привлечения женщин к производственной деятельности способствовала разрушению традиций семейного воспитания детей. Коснулось это и представлений о должном характере организации ухода и вскармливания младенцев, сочетающихся с начальными этапами воспитания детей. Из частных, регулируемых традициями семьи и данной культуры, эти вопросы превратились в социально-производственные и подверглись значительной медицинизации и идеологизации [17]. Это во многом определило идеологию и организацию системы помощи матерям и младенцам, вынуждавших матерей больше верить не своим чувствам и интуиции, а мнению специалистов (чаще всего медицинского профиля, не имевших, да и сейчас обычно не имеющих, достаточной психологической подготовки). Такая практика привела к кризису понимания в обществе важности раннего со-
циально-эмоционального опыта ребенка для его нормального психологического развития. Практика «распределения молодых специалистов», способствовавшая отрыву молодых родителей от влияния представителей старшего поколения, являющихся носителями традиций семейного воспитания, обусловила, на наш взгляд, особую остроту проблемы закладки в младенчестве основ гармоничных детско-родительских отношений в крупных индустриальных центрах.
Следствием всех социальных, политических и экономических пертурбаций в нашем обществе стало значительное уменьшение распространенности благоприятных паттернов материнского поведения уже с первых месяцев жизни младенцев. Общепризнано, что именно качество материнской заботы является залогом гармоничного психологического развития ребенка в младенчестве [24]. В связи с этим огорчает, но не удивляет то факт, что «отрыв» государством матери от ребенка, от детей проявилось в значительном уменьшении распространенности в нашей детской популяции безопасной надежной привязанности до 6% [13]. Учитывая среднестатистический аналогичный показатель, полученный на 32 выборках, исследованных в разных странах мира, равный 65% [4, с. 144], можно говорить о десятикратной разнице!
На сегодняшний день реальность, на наш взгляд, свидетельствует о том, что отсутствие достаточного опыта экологичного, самодостаточного взаимодействия с ребенком у нескольких поколений родителей, в первую очередь, матерей, значительно деформировало представления о младенце, его потребностях и возможностях во многих семьях. Наш опыт пренатальной подготовки беременных свидетельствует о том, что большинство беременных женщин и их мужей искренне уверены, что младенец «сначала ничего не понимает», что «пока он немного не подрастет, его бесполезно воспитывать». Одновременно наблюдается преобладание установок на заботу о телесном здоровье ребенка, удовлетворение его биологических потребностей (в чистоте, тепле и питании), без знания и учета социальных потребностей ребенка. При ответах на вопрос о том, что они должны дать своему ребенку, родители чаще вспоминают о материальных факторах развития, и не задумываются о том, что не менее важно и то, кто и в какой манере будет предоставлять эти факторы (тепло, питание, купание и проч.). Между
тем, заботиться о ребенке можно по-разному, действия мамы могут выглядеть в глазах ребенка и как проявление любви, и как одолжение или снисхождение. Понятно, это приводит к формированию у ребенка различных «рабочих моделей матери» [2], и отражается в характере его отношений к ней [14].
В связи с этим представляется весьма актуальным оказание помощи родителям по оптимизации раннего детско-родительского взаимодействия и взаимоотношений матери и младенца. Налаживание системы такой помощи является, безусловно, сложной социальной, психологической, педагогической и медицинской проблемой, требующей междисциплинарного взаимодействия и компле-ментарности усилий специалистов разных профилей, в том числе и психологов.
Шаги по оптимизации раннего детско-родительского взаимодействия должны предприниматься как можно раньше, когда у родителей не сложились неблагоприятные репрезентации младенцев и основанные на них устойчивые стереотипы ухода и воспитания детей. На наш взгляд, наиболее очевидным и первоочередным на сегодняшний день шагом в данном направлении может стать оптимизация взаимодействия матерей с младенцами в ситуации кормлений грудью. Грудное вскармливание является первым видом регулярного взаимодействия матери и ребенка, в котором эндогенные факторы, регулирующие поведение ребенка (в данном случае пищевое), модулируются экзогенными факторами, обусловленными поведением матери. В процессе такого взаимодействия происходит не только «подстройка» матери и ребенка друг к другу (определение характерной для данной пары степени симметрии между поведением партнеров и интерактивной последовательности) [25], но формируются представления матери о ребенке [14, 25] и ребенка о матери (репрезентация обобщенного взаимодействия с матерью [14]. Сформированные таким образом рабочие модели себя и партнера определяют ментальные репрезентации матери и ребенка друг о друге, которые будут использоваться позднее при налаживании других видов поведения (игра, отход ко сну), а также влияют на формирующуюся привязанность младенца к матери.
К сожалению, сегодняшние медицинские программы, ориентированные на увеличение распространенности грудного вскармливания, не ориентируются на современные знания
психологии развития младенчества. С одной стороны этому препятствует низкий уровень компетентности медицинских работников по вопросам психологии, а с другой — сложность привлечения для работы с беременными и семьями, воспитывающими младенцев, психологов, специализирующихся на раннем дет-ско-родительском взаимодействии. Между тем, «современные данные о развитии человека в младенчестве и раннем возрасте и соответствующие теоретические обобщения позволяют по-новому взглянуть на все общественные системы обслуживания детей первых месяцев и лет жизни, перейти к практике создания междисциплинарных экологически ориентированных программ обслуживания младенцев и их семей» [8, с. 8]. К числу таких программ могут и должны быть отнесены программы, ставящие своей целью поощрение и поддержание грудного вскармливания.
Соответственно, наиболее адекватным задачам психологической работы по увеличению распространенности естественного вскармливания как залога повышения коммуникативной компетентности матери и ребенка, является системный подход. Данный подход предполагает, что объектом воздействия в большинстве случаев, так или иначе, является система «мать — дитя» при учете важности и более широких семейного и социального контекстов. Работа с системой «мать — дитя» требует и системности в работе, то есть единства теоретического осмысления процессов раннего развития ребенка, единства методологических подходов, преемственности и взаимодополнения усилий медицинских работников (акушеров-гинекологов, педиатров и среднего медицинского персонала), психологов, консультантов по грудному вскармливанию из числа волонтеров, членов групп поддержки грудного вскармливания. Перечисленные специалисты могут сосредотачивать свои усилия на разных частях системы «мать — дитя» («мишени» вмешательства):
— на внешнем поведении матери (при осуществлении руководства взаимодействием матери с ребенком) —
— на представлениях матери о ребенке и о себе в роли матери, о роли отца в организации быта и воспитания ребенка, о полезном для ребенка виде вскармливания и т. п. -
— на внешнем поведении младенца-
— на внутренних репрезентациях младенца, формирующихся в ходе и результате взаимодействия со взрослыми-
— на внешнем поведении и репрезентациях отца и других близких родственников (бабушек, дедушек и др.).
Говоря о психологической составляющей работы с кормящими матерями, младенцами и членами их семей, необходимо отметить сложившийся в российской практике явный дисбаланс в соотношении модели «поддержки» и модели «сопровождения», основанных, соответственно, на казуальном и симптоматическом подходе в работе с семьей [11, 12]. Как подчеркивает Р. В. Овчарова [11, 12], поддержка и сопровождение в работе психолога являются двумя сторонами одной медали, они связаны общностью целей и ориентацией на единые законы развития психики. Различие заключается в том, что при модели «поддержки» работа осуществляется с уже свершившимся неблагополучием, в то время как при модели «сопровождения» ведется работа по созданию условий, позволяющих предотвратить возникновение проблем. Говоря языком профилактической медицины, речь идет, соответственно, о вторичной и первичной профилактике проблем, связанных с организацией грудного вскармливания.
В данном контексте весьма важным представляется вопрос о специфике представлений специалиста (психолога, врача, социального работника или консультанта по грудному вскармливанию) о младенцах и их матерях как объекта помощи. При работе с преобладанием подхода по поддержке грудного вскармливания, реализуемого в нашей стране врачами и консультантами по грудному вскармливанию [6], специалист пользуется «рабочей моделью» «клинического младенца» [14], в которую входят воспоминания, отреагирован-ные переносы и теоретические представления специалиста и родителей о возможных причинах нарушения. Использование «клинической» модели младенца и его взаимоотношений и взаимодействий с матерью позволяет специалисту охватить большую клиническую реальность, на основании которой он может давать рекомендации по улучшению взаимодействия матери с ребенком в ситуации кормления. Однако в отношении здоровых детей, а грудное вскармливание изначально предполагает в целом нормальное развитие ребенка, общие рекомендации родителям о том, как избавиться от проблем с питанием младенца, будут выглядеть как слишком общие. Родители о таких рекомендациях врачей говорят: «Сказал, что все нормально, а что мне делать,
чтобы проблем не возникало — нет!». Для индивидуализации рекомендаций и перевода мышления родителей о ребенке из медицинского контекста в контекст развития, представляется более полезным ориентироваться на модель «наблюдаемого младенца» по терминологии Д. Н. Стерна [14], основанную на наблюдении за конкретным младенцем и его матерью и общепринятую в психологии развития. Такая модель представления младенца может сформироваться только в ходе психологического сопровождения его развития, но она будет полнее отражать специфические проблемы именно данного младенца. Эта модель позволяет специалисту повысить эффективность его работы по оптимизации взаимодействия матери с ребенком в целом, основываясь на формирующихся у матери в ситуации кормления представлений о ребенке, его потребностях и коммуникативных возможностях.
Таким образом, использование в качестве базовой модели работы по сохранению естественного вскармливания среди младенцев модели психологического сопровождения, позволяет переводить решение этой задачи в перспективу, трансформируя и осмысливая ее в контексте общего психологического развития ребенка в процессе раннего социальноэмоционального взаимодействия. В ходе психологического сопровождения грудного вскармливания решение актуальных проблем, с которыми могут сталкиваться родители в процессе налаживания и сохранения грудного вскармливания, может опираться на модель поддержки грудного вскармливания. Последняя на сегодняшний день хорошо отработана в рамках медицинского подхода и консультативного подхода, осуществляемого специалистами без медицинского образования (консультантами по грудному вскармливанию [6], и волонтерами групп поддержки грудного вскармливания [15, 16].
Реализуемая в Челябинске и Челябинской области программа по поддержке грудного вскармливания осуществляется в виде новой для системы здравоохранения организационной формы — областного детского центра рационального питания (ОДЦРП) [18, 19]. Основной целью, стоящей перед ОДЦРП, является организация рационального питания детей младенческого и раннего детского возраста, причем не только с точки зрения диетологии, но и с позиций психологии развития, за счет оптимального взаимодействия матери с ребенком в ситуации кормления. Одним из
результатов работы ОДЦРП стало создание районных и городских центров рационального питания в г. Челябинске и районных центрах. Работа по распространению естественного вскармливания среди младенцев в них организована, в основном, силами медицинских работников по модели «поддержки». Однако в тех больницах, в штате которых работают психологи, специализирующиеся на вопросах перинатального сопровождения и раннего детства, появилась возможность реализации модели психологического сопровождения грудного вскармливания [20].
Одной из базовых площадок отработки новых программ работы по распространению грудного вскармливания в Челябинске является МУЗ ГБ № 9 г. Челябинска, где совместными усилиями психологов и врачей с 2007 года осуществляется программа психологического сопровождения грудного вскармливания. В рамках данного проекта работа психолога направлена на создание условий для удовлетворения потребностей социальноэмоционального развития младенцев и является, по существу, работой по реализации программы раннего вмешательства [8].
Методологической основой программы сопровождения грудного вскармливания является рассмотрение развития ребенка в системе отношений с близким взрослым [14], теория формирования моделей отношений привязанности ребенка [2, 7, 21, 22, 23], и связанное с этими концепциями представление о психическом здоровье ребенка.
Вмешательство направлено, в основном, на матерей, выступающих с первых дней жизни ребенка в качестве организатора детско-родительского взаимодействия, в том числе и в ситуации кормления. Начало вмешательства приходится на 32 неделю беременности, завершается оно после прекращения грудного вскармливания (обычно в возрасте около года). В случае активного участия в организации ухода за младенцем отца или бабушки, они также становятся мишенями воздействия.
Целью вмешательства является гармонизация поведения матери в ситуации кормления с учетом индивидуальных потребностей младенца, основанная на адекватном восприятии и реагировании на сигналы голода и насыщения, подаваемые ребенком, а также оптимизация игрового взаимодействия матери с ребенком в течение его первого года жизни.
Вмешательство состоит из нескольких двух блоков. Первый блок — информационный
— начинает осуществляться в общем ключе на этапе дородовой подготовки в рамках школы будущих матерей, а затем, после рождения ребенка, информация подается только применительно к конкретной паре и ее проблемам. В информационном блоке основными дидактическими единицами психологической подготовки матерей являются: закономерности формирования психики ребенка в младенческом и раннем детском возрасте, а также психологические аспекты пищевого поведения младенца (сигналы пищевого поведения младенца и соответствующее реагирование на них матери- психологические механизмы профилактики отказов младенцев от груди во время лактационного криза- взаимосвязь эмоционального и соматического компонентов в формировании чувства благополучия при взаимодействии в ситуации кормления ребенка и положительного фона общения его с матерью для реализации нормального пищевого поведения младенца).
Второй блок, вторая составляющая вмешательства представляет собой собственно психологическое сопровождение грудного вскармливания, основанное на методе руководства взаимодействием матери и ребенка в ситуации кормления. Данный блок включает в себя знакомство и психологическую диагностику женщины на предварительном этапе во время беременности, а также регулярные встречи с матерью и ее ребенком для видеосъемки взаимодействия матери с ребенком во время кормления с последующим разбором этого взаимодействия. Первый раз (по возможности) осуществляется съемка первого прикладывания в родильном зале и через 3−4 дня — в послеродовой палате. В последующем регулярные встречи с матерью и ребенком осуществляются 1 раз в месяц до достижения ребенком возраста 6 месяцев, рекомендуемого ВОЗ как минимально желательный период грудного вскармливания. Каждая встреча состояла из адаптационного периода (5−10 минут), во время которого осуществлялись обмен приветствиями и сбор анамнеза по проблемам организации питания, ухода и воспитания младенца с их обсуждением и предоставлением новой важной для данного возраста информацией. Затем производилась видеосъемка ситуации кормления (5−15 минут) и совместный просмотр видео матерью (родителями) и психологом. Во время разбора видео психолог помогал женщине оценить правильность техники кормления (прикладыва-
ние, регуляция кормления) и взаимодействие матери с ребенком (обмен сигналами, интерпретация поведения ребенка и возможных стратегий реагирования на него матери). В заключительной части встречи обсуждалась динамика в сравнении с предыдущим месяцем, проговаривались ближайшие перспективы физического и психологического развития ребенка, специалист отвечал на вопросы матери и согласовывал с нею дату последующей сессии. Общая продолжительность встреч обычно не превышала 50−60 минут.
В представленном исследовании проанализирована статистика эффективности работы по психологическому сопровождению грудного вскармливания по показателям его распространенности среди женщин, вскармливающих первенца. Возраст женщин был 19 до 37 лет (26,5±0,7), все женщины проживали в Ленинском районе г. Челябинска и получали медицинскую помощь по месту жительства. Была изучена распространенность грудного вскармливания в первом полугодии жизни ребенка в трех группах женщин. Первая группа женщин не посещала занятий в женской консультации по подготовке к родам и родительству. Вторая группа женщин с 32 недели беременности прошла стандартную подготовку, регламентированную приказом М3 РФ № 50 от 10. 02. 03. [10], а также психологическую подготовку к родительству (дидактическое содержание занятий см. выше, первый блок психологического вмешательства). Женщины из третьей группы (п=60) прошли дородовую подготовку, аналогичную подготовке во второй группе, но после родов согласились на сопровождение их на этапе грудного вскармливания ребенка. Для валидности сравнения результатов распространенности грудного вскармливания, при собирании анамнеза из женщин 1 и 2 групп в случайном порядке были выбраны по 60 женщин с младенцами в возрасте 1 года. Группы были примерно одинаковы по возрасту, образованию, семейному положению и медицинскому анамнезу (количество родов кесаревым сечением, балл, установленный детям при рождении по шкале Апгар и др.)
Статистическая обработка полученных данных проводилась с помощью программы SPSS 15.0 for Windows- использовался стандартный пакет описательной статистики, длительность периода исключительно грудного вскармливания в описанных трех группах сравнивалась с помощью Т-критерия. Кроме
того, рассчитывался процент женщин в группах, вообще не пользовавшихся заменителями грудного молока для докорма или искусственного вскармливания своих детей на первом году жизни.
Полученные результаты свидетельствуют о том, что проведение описанных образовательных мероприятий позволило значительно увеличить период исключительно грудного вскармливания во 2 и 3 группах (4,5 ±0,3 и 4,8 ±0,2, соответственно) в сравнении с 1 группой (3,3±0,4, р& lt-0,03). Это позволяет говорить о преимущественном выполнении матерями из 2 и 3 групп рекомендаций Института питания РАМН и ВОЗ о сохранении минимум до 4 месяцев чисто лактотрофного питания, обеспечивающего нормальное развитие младенца. Однако разная по продолжительности поддержка мотивации на правильную организацию вскармливания отразилась в значениях дисперсии показателя исключительно грудного вскармливания в группах: в первой группе он был самым большим — 3,36, во второй почти в 2 раза меньше — 1,84, а в третьей он был минимальным — 0,22. Показатель использования искусственных смесей для докорма или смешанного вскармливания младенцев также различен в трех группах. Меньше всего матерей, вообще не использовавших смесей, было в первой группе (30%, что соответствует среднему показателю распространенности исключительно грудного вскармливания по России [3, 5]. Во второй группе таких женщин было 55%, а в третьей — 81,2%.
Приведенные данные позволяют говорить, что дополнение клинического (медицинского) подхода к сопровождению грудного вскармливания младенцев психологическим, основанным на методах психологии развития, позволяет значительно увеличить распространенность женщин, успешно вскармливающих своих детей грудью, не только обеспечивая им условия для нормального физического и психологического развития, но и формируя в своих семьях часто новые, а вернее, забытые старые традиции кормления и воспитания младенцев.
Литература
1. Аболъян, Л. В. Значение исключительно грудного вскармливания для здоровья, физического и нервно-психического развития детей первого года жизни (на примере г. Волгоград) / Л. В. Аболъян, Т. К. Бердикова, В.Е. Ломов-
ских и др. // Педиатрия. — 2005. — № 5. — С. 53−57.
2. Боулби, Дж. Привязанность / Дж. Боулби- пер. с англ. — М.: Гардарики, 2003. -477 с.
3. Конь, И. Я. Результаты мультицентрового исследования особенностей вскармливания детей в основных регионах Российской Федерации. Сообщение 1. Распространённость грудного вскармливания и факторы, влияющие на продолжительность лактации / И. Я. Конь, М. В. Гмошинская, Т. Э. Боровик и др. // Вопросы детской диетологии. — 2006. -Т. 4. — № 2.- С. 5−8.
4. Лафренье, П. Эмоциональное развитие детей и подростков / Питер Лафренье- Пер. с англ. — СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2004. -256 с.
5. Макарова, В. И. Фактический рацион питания детей первого года жизни / В. И. Макарова, ИТ. Овчаренко, Г. Н. Кострова //Питание и здоровье: материалы IX Всероссийского Конгресса диетологов и нутрициони-стов. Москва, 2007. — С. 57−58.
6. Мальцева, И. Консультант по грудному вскармливанию / И. Мальцева // Домашний ребенок. — 2009. -№ 2. — С. 68−71.
7. Мать, дитя, клиницист (новое в психоаналитической терапии) / под ред. G. Fava Vizziello, D.N. Stern- пер. с итал. — М., 1994. -295 с.
8. Мухамедрахимов, Р. Ж. Мать и младенец: психологическое взаимодействие /
РЖ. Мухамедрахимов. — СПб.: Изд-во
С. -Петерб. ун-та, 2001. — 288 с.
9. Нетребенко, O.K. Отдаленные последствия характера вскармливания детей на ранних этапах развития / O.K. Нетребенко // Педиатрия. — 2005. -№ 5. — С. 29−32.
10.0 совершенствовании акушерско-гинекологической помощи в амбулаторнополиклинических учреждениях. Приказ министерства здравоохранения РФ № 50 от 10. 02. 03. -78c.
11. Овчарова, Р. В. Психологическое сопровождение родительства / Р. В. Овчарова.
— М.: Изд-во Института Психотерапии, 2003. — 319 с.
12. Овчарова, Р. В. Родительство как психологический феномен: учебное пособие / Р. В. Овчарова. — М.: Московский психолого-социалъный институт, 2006. — 496 с.
13. Плешкова, Н. Л. Особенности привязанности у детей в семьях и домах ребенка /
Н. Л. Плегикова, Р. Ж. Мухамедрахимов //Дефектология. — 2008. -№ 2. — С. 37−44.
14. Стерн, ДН. Межличностный мир ребенка: взгляд с точки зрения психоанализа и психологии развития / Д. Н. Стерн. — СПб.: Восточно-Европейский Институт Психоанализа, 2006. — 376 с.
15. Тишевской, ИА. Опыт подготовки волонтеров для групп поддержки грудного вскармливания г. Челябинска / ИА. Тишевской, О. В. Яворская, Л. Ф. Рыкун // Уральский медицинский журнал. — 2008. -№ 7. — С. 66−69.
16. Тишевской, И. А. Роль групп поддержки грудного вскармливания в пропаганде принципов рационального питания младенцев / ИА. Тишевской, О. В. Яворская, Л. Ф. Рыкун, М. В. Шевченко, А. Ю. Рязанцева // Вопросы детской диетологии. — 2008. — Т. 6. — № 4. — С. 68−73.
17. Черняева, Н. К вопросу о локальных историях. Производство матерей в Советской России: учебники по уходу за детьми эпохи индустриализации / Н. Черняева // Гендерные исследования. — 2004. — № 12. -С. 120−138.
18. Яворская, О. В. Некоторые результаты работы областного детского центра рационального питания в Челябинской области / О. В. Яворская, ИА. Тишевской // Вопросы детской диетологии. — 2006. — Т. 4. — № 2. — С. 44−46.
19. Яворская, О. В. Областной детский центр рационального питания — новая организационная форма оптимизации питания
детей раннего возраста / О. В. Яворская, ИА. Огошкова, ИА. Тишевской // Вопросы современной педиатрии. — 2006. — Т. 5. — № 6.
— С. 18−23.
20. Яворская, О. В. Психологическое сопровождение беременности, родов и раннего детства в муниципальных образованиях Челябинской области и его вклад в оптимизацию питания детей раннего возраста / О. В. Яворская, ИА. Тишевской, А. Ф. Завадская, Е. М. Попова // Вопросы практической педиатрии. — 2008 — Т. 3. — № 4. — С. 71−76.
21. Ainsworth, M.D.S. Infant-mother attachment /М.D.S. Ainsworth // Amer. Psychologist. -1979. -№ 34 (10). -P. 932−937.
22. Ainsworth, M.D.S. Attachment as related to mother-infant interaction /M.D.S. Ainsworth // Advances in the study of behavior / J.B. Rosenblatt, R.H. Hinde, C. Beer, M. Bushell.
— New York: Academic Press, 1979. — P. 1−51.
23. Ainsworth, M.D.S. An ethological approach to personality development / M.D.S. Ainsworth, J. Bowlby // American Psychologist. -1991. — Vol. 46. -P. 333−341.
24. Bowlby, J. Maternal care and mental helf / J. Bowlby. — Geneva, 1951. — 166p.
25. Kaye, K. Toward the Origin of Dialogue / K. Kaye // Studies in Mother-Infant Interaction // ed. by HR. Schaffer. — London. — 1977. -P. 89−117.
26. Kramer, M.S. The optimal duration of exclusive breastfeeding. A systematic review / M.S. Kramer, R. Kakuma // Geneva, WHO, 2002. — 47p.
Поступила в редакцию 7 июня 2009 г.
Тишевской Игорь Андреевич. Кандидат медицинских наук, доцент кафедры общей психологии ЮУрГУ: i_tishevskoy@mail. ru.
Igor A. Tishevskoy. Candidate of medical science, docent of department of general psychology, South Ural State University: i_tishevskoy@mail. ru.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой