От трансформации слов к репрезентации мысли: краткий анализ становления когнитивного подхода в лингвистической теории перевода

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 6 (335).
Филология. Искусствоведение. Вып. 88. С. 32−34.
Л. А. Нефедова, И. Н. Ремхе
ОТ ТРАНСФОРМАЦИИ СЛОВ К РЕПРЕЗЕНТАЦИИ МЫСЛИ: КРАТКИЙ АНАЛИЗ СТАНОВЛЕНИЯ КОГНИТИВНОГО ПОДХОДА В ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ ПЕРЕВОДА
Рассматриваются основные этапы развития переводоведческой мысли в направлении к изучению когнитивной сущности переводческого процесса. Прослеживается динамика развития понятий «трансформация» и «эквивалентность» в переводе в рамках различных подходов классической и современной лингвистики в работах российских и зарубежных ученых.
Ключевые слова: переводческие трансформации, эквивалентность, когнитивный, эписте-мический.
На протяжении всего этапа развития лингвистической теории перевода с начала второй половины ХХ в. отчетливо прослеживается несколько тенденций, отражающих наиболее актуальные направления лингвистики на определенном этапе развития, задавая определенный вектор развития в рассмотрении различных подходов к трансформационным и эквивалентным преобразованиям в переводе.
С периодом становления контрастивной или сопоставительной лингвистики приходит утверждение перевода как отрасли сравнительного языкознания, занимающейся изучением семантики в контексте эквивалентных соответствий, что наиболее ярко представлено терминами «динамических» и «формальных» соответствий Е. Найды1. Понятие «эквивалентность», заимствованное из области точных наук, рассматривается учеными как передача отдельных слов, предложений и текста в целом с применением определенных правил перехода от единиц ИЯ к единицам ПЯ2.
На этом основании Ю. Найдой была предложена классическая схема перевода «анализ -перенос — реконструирование» или, пользуясь другой терминологией, «анализ-трансфер-син-тез», которая стала опорной для построения новых моделей в дальнейшем3. Так, Ю. Найда отстаивает тезис об универсальности трансформационной модели как единственной адекватной модели перевода. Согласно его рассуждениям, такая модель включает в себя три стадии: 1) анализ, в ходе которого поверхностная структура на языке, А анализируется в терминах грамматических трансформаций с учётом грамматических отношений и значений слов и словосочетаний- 2) перенос, в ходе которого подвергнутый анализу материал транслируется из языка, А в язык В- 3) реконструирование, в ходе которого перенесенный материал обра-
батывается с целью окончательной адаптации конечного сообщения к нормам языка перево-да4.
С позиции Л. С. Бархударова переводческие трансформации представляют собой межъязыковые преобразования с целью достижения переводческой эквивалентности, выполняемые переводчиком для максимально возможной полноты передачи информации текста на языке перевода при соблюдении норм ПЯ5. В продолжении данной мысли М. И. Рецкер выделяет эквиваленты в силу тождества обозначаемого и традиции/ сферы языка, вариантные и контекстуальные соответствия в зависимости от сферы речи. Трансформациями в лексической сфере, основанными на логических отношениях, являются: дифференциация значения, конкретизация, генерализация, смысловое развитие, целостное преобразование, компенсация потерь6.
В дальнейшем в понятие переводческой эквивалентности закладываются экстралингви-стические факторы при учете коммуникативного содержания и коммуникативной задачи высказывания7. Так, в своих исследованиях Ньюмарк предлагает заменить понятия динамической и формальной эквивалентности семантической и коммуникативной, делая акцент на том, что задачей текста на ПЯ и является произвести примерно эффект на читателя равный тому, который возникает при прочтении текста на ИЯ носителем языка8.
С появлением функциональной теории перевода (теории скопоса) во главу угла в переводе была поставлены его цели и функции. Переводческие трансформации изучаются с позиции межкультурного трансфера, несущего за собой передачу того, что является частью мира или культурного пространства, вербализованного в языке. Решающим становится передача
информации, что четко прослеживается в исследованиях К. Норд, которая вводит понятие «функциональной эквивалентности"9.
В информационный век постоянного обновления и обработки нескончаемого потока информации требования к переводчику становятся все более высокими, предполагая необходимость не только обладать знаниями иностранных языков, но и являться носителем нескольких культур, обладая особым навыком транспонировать информацию из текста сообщения на ИЯ в тексте на ПЯ, адаптируя его полностью для правильного восприятия реципиентом с учетом различий концептуальных картин мира и ментальных пространств коммуникантов.
От трансформации элементов языковой системы мы переходим к трансформации мысли, знаний и концептов. При этом понятие трансформации, что подразумевает разрушение и создание чего-то нового, мы склонны заменить на «трансфер» или «репрезентацию», учитывая, что при передаче значения слова или предложения или же всего контекста в целом происходит концептуальный кластер сходных представлений и реалий в разных языках, что позволяет подобрать нужную языковую форму для передачи в языке перевода, то есть «репрезентировать» мысль, высказанную на языке перевода, сделав ее понятной для реципиента сообщения10.
Согласно психолингвистической теории Э. Кларка, прагматическое действие нашего сознания — это действие, произведенное из-за необходимости изменить мир с целью достижения практических целей, в то время как эпи-стемическое действие — это действие, целью которого является изменение природы задач, поставленных сознанием. Мы также взаимодействуем с миром, но изменения, которые мы вносим, обусловлены потребностью в учете и обработке информации13. При рассмотрении данной особенности в области переводческой деятельности при оценке действий переводчика с точки зрения психолингвистики, возникает о том, что психолингвистическая модель речевой деятельности «замысел высказывания — вербализация», составляющая основу традиционных этапов перевода при новом рассмотрении акцентирует внимание на передаче содержания оригинала с учетом когнитивных, прагматических и эпистемических факторов. В результате перевод — это сложный, комплексный, аналитико-синтетический вид речевой деятельности, при котором действие когнитив-
ных процессов мышления усиливается в случае возникновения переводческих трудностей, решение их возможно путем активации особых когнитивных структур.
Отсюда возникает необходимость в модификации моделей переводческой деятельности, в уточнении и дополнении психологической модели в области перевода и выделения в переводческом процессе так называемого «промежуточного» этапа, при учете его прагматической и эпистемической характеристики.
Таким образом, отмечается отход от понятия «этапности» трансформационных эквивалентных отношений в переводе в сторону его эвристического и когнитивного характера, отражающего речемыслительные процессы переводчика, который в данных условиях рассматривается как переводчик-интерпретатор, репрезентирующий информацию, заложенную в тексте оригинала на языке перевода. Выделяя переводчика как языковую личность, наделенную когнитивными функциями сознания, способную к восприятию, обработке и репрезентации информации, переводческая наука становится на путь антропоцентрической парадигмы, указывающей на необходимость переосмысления сущности переводческого процесса и подбора соответствующего терминологического аппарата, позволяющего более точно выразить процессы, происходящие на когнитивном уровне переводчика. Кроме того, назрела необходимость в дальнейших комплексных исследований соотношения перевода и мышления, контекстуального формирования смысла в переводе, критериев оценки перевода, а также во внедрении новых возможностей экспериментального анализа мыслительного процесса переводчика и его вербальной репрезентации.
Примечания
1 Nida, E. A. The theory and practice of translation. Taber, 1969. P. 12.
2 Catford, J. C. A Linguistic Theory of Translation. London, 1965. P. 20.
3 Nida, E. A. The theory and practice of translation… P. 9.
4 Нуриев, В. А. Адекватность перевода как лингвистическая проблема // Вестн. Воронеж. гос. ун-та. 2003. Лингвистика и межкультурная коммуникация. № 1. С. 80−87.
5 Бархударов, Л. С. Язык и перевод (вопросы общей и частной теории перевода). М., 1975. С. 38.
34
Л. А. Нефедова, И. Н. Ремхе
6 Рецкер, М. И. Теория перевода и переводческая практика. Теория соответствий. М., 1974. С. 9.
7 Комиссаров, В. Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). М., 1990. С. 43.
8 Newmark, P. Approaches to Translation. Ox-ford-N. -Y., 1981. P. 38−39.
9 Nord, Ch. Translating as a purposeful activity: a Prospective Approach // TEFLIN Journal. 2006. Vol 17, № 2. P. 131−143.
10 Bell, R. Translation and Translating: Theory and Practice. London-N. -Y., 1991. 299 pp — Хайрул-лин, В. И. Перевод и когнитология. Уфа, 1997. 80 с. — Фесенко, Т. А. Ментальный лексикон: проблемы структуры и репрезентации // Вопр. когнитив. лингвистики. 2005. № 3. С. 53−58.
11 Clark, A. Being There: Putting Brain, Body, and World Together Again. London, 1997. P. 64.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой