Глобализация и права человека в области культуры

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В ОБЛАСТИ КУЛЬТУРЫ
Я.А. Бороздина
Кафедра международного и конституционного права Петрозаводский государственный университет Пр. Ленина, 33, 185 610 Петрозаводск, Россия
В статье рассматриваются некоторые проблемы развития прав человека в глобализирующемся мире на примере прав человека в области культуры. В этих целях раскрыто понятие термина «глобализация» и содержание культурных прав.
Современный мир — это мир глобализации. Это означает: все больше и больше вопросов и проблем по объективной необходимости переходят под регулирование с локального, регионального на универсальный, глобальный уровень [22, с. 117].
Существует несколько определений понятия «глобализация».
Рассмотрим некоторые из них. По мнению В. И. Блищенко, глобализация — это высшая стадия интернационализации общественной жизни, характеризующаяся приматом международных, глобальных факторов экономического, политического, этнического, религиозного, военного и экологического развития над аналогичными факторами национального и регионального уровня [1, с. 17].
По мнению А. А. Орлова, глобализация — это качественно новый этап в интернационализации международной жизни, связанный с мощным ускорением научно-технического прогресса, который обусловил кардинальные изменения в сферах экономической и финансовой деятельности, привел к радикальному прорыву в развитии транспортной, коммуникационной и информационной систем [16, с. 9].
С. В. Поленина считает, что глобализация — явление в своей основе объективное. Вместе с тем немалую роль в этом процессе играют ее участники-субъекты, важнейшими из которых являются государства. Именно они во многом определяют уровень (масштабы) распространения глобализационных процессов и направление (усиление или торможение) их развития [18, с. 10].
По мнению А. В. Сеидова, глобализированный мир неизбежно имеет свою правовую надстройку. В государствах это — внутренние правовые системы, которые посредством различных механизмов сближаются, унифицируются- в межгосударственных отношениях — это международное право [21, с. 80].
При этом необходимо отметить, что внутреннее право государств и международное право в эпоху глобализации сильно переплелись. Сегодня практически в любом вопросе они действуют в тесном взаимодействии.
Если раньше международное право было направлено преимущественно на регулирование поведения государств, то теперь оно нацелено в основном на установление однообразных внутренних правовых режимов в тех или иных областях внутри государств. Складывается новое качество взаимодействия международного пра-
-
ва и внутреннего права. Это явление, по мнению В. М. Шумилова, можно обозначить термином «глобальное право» [22, с. 118].
Открытые границы, технические открытия и достижения ведут к привлечению ресурсов различных регионов мира и к перераспределению рынков труда и сбыта. Однако отнюдь не становятся менее значимыми и необходимыми экономические, социальные и культурные права. Взаимодействие между государствами должно быть направлено на поддержание приоритета высшей ценности — прав человека [15, с. 347], в том числе и прав человека в области культуры.
К правам человека в области культуры некоторые авторы относят: право на образование, на участие в культурной жизни, на пользование результатами научного и культурного прогресса- свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, право на охрану авторских интеллектуальных интересов и др. [9, с. 95].
Всеобщая Декларация ЮНЕСКО о культурном разнообразии закрепила, что культурные права составляют неотъемлемую часть прав человека, которые являются универсальными, неразделимыми и взаимозависимыми. Необходимым условием для развития культурного разнообразия является реализация в полном объеме культурных прав, как они определены в ст. 27 Всеобщей декларации прав человека и в статьях 13 и 15 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. Соответственно, каждый человек должен иметь возможность для самовыражения, творчества и распространения своих произведений на любом языке по своему выбору и, в частности, на своем родном языке- каждый человек имеет право на качественное образование и профессиональную подготовку в условиях полного уважения его культурной самобытности- каждый человек должен иметь возможность участвовать в культурной жизни по своему выбору и придерживаться своих культурных традиций при условии соблюдения прав человека и основных свобод [3, с. 7].
Рассматривая право на образование как составную часть культурных прав, необходимо отметить следующее. Во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. закреплено, что образование должно быть бесплатным, по меньшей мере в том, что касается начального и общего образования. Начальное образование должно быть обязательным, техническое и профессиональное образование — общедоступным, а высшее образование — одинаково доступным для всех на основе способностей каждого.
Образование должно быть направлено на полное развитие человеческой личности и к увеличению уважения к правам человека и основным свободам. Образование должно содействовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми народами, расовыми и религиозными группами и должно содействовать деятельности ООН по поддержанию мира [4, с. 460−464- 10, с. 49−54].
Согласно ст. 2 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод никому не может быть отказано в праве на образование. Государство при осуществлении функций, которые оно принимает на себя в области образования и обучения, должно уважать права родителей обеспечивать такое образование и такое обучение, которое соответствует их религиозным и философским убеждениям [19].
В 1966 г. был принят Пакт об экономических, социальных, культурных правах, а также Пакт о г ражданских и политических правах, в которых закреплены обязательства государств по признанию, соблюдению и обеспечению всего комплекса важнейших социально-экономических, культурных и политических прав человека. Основная направленность Пактов — обеспечение условий для развития подавляющего большинства населения.
Пакт об экономических, социальных и культурных правах человека закрепил в международно-правовом плане право каждого человека на:
— участие в культурной жизни-
— пользование результатами научного прогресса и их практического применения-
— пользование защитой моральных и материальных интересов, возникающих в связи с любыми научными, литературными или художественными трудами, автором которых он является.
Государства, участвующие в этом Пакте, обязаны уважать свободу, безусловно, необходимую для научных исследований и творческой деятельности.
В рамках ООН были приняты и другие документы, в которых закрепляются обязательства государств соблюдать основные права и свободы человека в соответствии с Уставом ООН [8, с. 20], в том числе и культурные права.
Так, в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. подчеркивается, что государства-участники Акта должны уважать «право друг друга свободно выбирать и развивать свои политические… и культурные системы… «, а также поощрять и развивать «эффективное осуществление гражданских, политических, экономических, социальных, культурных прав и свобод…».
Европейский Суд по правам человека признает, что свобода выражения мнений согласно ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод включает в себя свободу художественных проявлений. В Постановлении Европейского Суда по правам человека по делу «Караташ против Турции» от 8 июля 1999 г. отмечено, что ст. 10 Конвенции распространяется и на свободу художественного творчества — в частности, в рамках свободы получать и распространять информацию и идеи, — дающую возможность участвовать в открытом обмене культурной, политической и социальной информацией и идеями любого вида. Каждый, кто создает, исполняет, распространяет или выставляет произведения искусства, вносит свой вклад в процесс обмена идеями и мнениями, что имеет существенное значение для демократического общества. Отсюда проистекает обязанность государства воздерживаться от неправомерных ограничений на свободу выражения мнения. Статья 10 Конвенции берет под защиту не только смысл выражаемых идей и информации, но и форму их изложения [20, с. 354−355].
Вопросы обеспечения деятелям искусства свободы от государственного вмешательства и запретов не покрываются в полном объеме гарантией свободы мнений. Ядро свободы мнений лежит в соединении рациональных аргументов или сведений, служащих для взаимопонимания. Искусство как социальный феномен хотя и связано необходимым образом с общением, но не в смысле дискуссии, основанной на рациональных посылках. Произведения искусства ощущаются, прежде всего, как иррациональные или, в любом случае, менее «понятные» проявления. Поэтому они особенно уязвимы, их нельзя защитить посредством рациональных аргументов, хотя они и могут давать определенный социальный импульс или, напротив, оказывать разрушительное воздействие.
Поэтому специальная гарантия свободы искусства наряду с общей свободой мнений имеет самостоятельное значение [23, с. 188].
В Парижской хартии для новой Европы (1990 г.) государства-участники подчеркнули свою приверженность свободе творчества, а также защите и развитию культурного и духовного наследия во всем его богатстве и разнообразии [17, с. 42−54].
Основу стабильности государства и международного сообщества могут составлять литпь гарантированные права человека [14, с. 95]. Исследование прав человека основывается на единстве межгосударственного и внутригосударственного аспектов.
Права человека не существуют вне государства. Каждый гражданин пользуется только теми правами и свободами, которые предусмотрены законодательством его страны. Это положение является общепризнанным. Законодательство любого государства определяет правовое положение, объем прав и обязанностей всех без исключения лиц, находящихся на его территории.
Искусство может принять определенную форму только тогда, когда есть хоть какой-то шанс для дискуссии с его адресатами: только большая или меньшая публичность придает произведению искусства присущее ему действие. Поэтому свобода художественного творчества должна быть гарантирована также его посредникам и поклонникам: предприятиям театра и кино, изготовителям грампластинок, владельцам галерей или организаторам выставок, издателю книги об искусстве, посетительнице концерта и читателю стихов.
Свобода художественного творчества защищает не только само художественное творчество, но и его «творения» или «произведения».
Не имеет решающего значения, преследует лицо, участвующее в создании и распространении художественных произведений, коммерческие цели или нет.
Если произведению искусства для его воздействия требуется коммерческая обработка и распространение, то и такие виды деятельности находятся под защитой свободы художественного творчества.
Реальность общественной жизни показывает, что сегодня искусство для достижения своей цели нуждается в посредничестве со стороны экономики- с другой стороны, экономика все больше использует искусство как проводник своих интересов [23, с. 189−190].
Право на участие в культурной жизни предполагает реализацию возможностей каждого гражданина приобщиться к культуре, попасть в очаг ее распространения, получить соответствующее образование в институтах культурного профиля (театральных, кинематографических, искусства, цирковых и т. д.), вступить в фольклорный ансамбль, собирать народные легенды, сказки, песни и т. п.
Каждый человек имеет право на приобщение к культурным ценностям, на доступ к библиотечным, музейным, архивным фонам, иным собраниям во всех областях культурной деятельности. Но для осуществления этого права важно иметь представление об этих ценностях, о роли преемственности в овладении этими ценностями российской культурой [5, с. 234].
Культурные ценности представляют собой нравственные и эстетические идеалы, нормы и образцы поведения, языки, диалекты и говоры, национальные традиции и обычаи, фольклор, художественные промыслы и ремесла, произведения культуры и искусства, имеющие историко-культурную ценность здания, сооружения, предметы и технологии, уникальные в историко-культурном отношении территории и объекты.
Впервые определение «культурная ценность» было сформулировано в Гаагской конвенции 1954 г. о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Благодаря данной Конвенции это понятие было введено в международную терминологию. В ст. 1 Конвенции дается следующее определение: «Согласно настоящей Конвенции, культурными ценностями считаются независимо от их происхождения и владельца:
а) ценности движимые или недвижимые, которые имеют большое значение для культурного наследия каждого народа, такие как памятники архитектуры, искусства или истории, религиозные или светские, археологические месторасположения, архитектурные ансамбли, которые в качестве таковых представляют исторический
или художественный интерес, произведения искусства, рукописи, книги, другие предметы художественного, исторического или археологического значения, а также научные коллекции или важные коллекции книг, архивных материалов или репродукций ценностей, указанных выше-
в) здания, главным и действительным назначением которых является сохранение или экспонирование движимых культурных ценностей, указанных в пункте (а), такие как музеи, крупные библиотеки, хранилища архивов, а также укрытия, предназначенные для сохранения в случае вооруженного конфликта движимых культурных ценностей, указанных в пункте (а) —
с) центры, в которых имеется значительное количество культурных ценностей, указанных в пунктах (а) и (в), так называемые центры сосредоточения культурных ценностей».
Определение понятия «культурная ценность» было дано и в Рекомендациях ЮНЕСКО 1964 г. о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного вывоза, ввоза и передачи права собственности на культурные ценности. С точки зрения этой Рекомендации, «культурными ценностями считается движимое и недвижимое имущество, имеющее большое значение для культурного достояния каждой страны, такие предметы, как произведения искусства и архитектуры, рукописи, книги и другие предметы, представляющие интерес с точки зрения искусства, истории или археологии, этнологические документы, типичные образцы флоры и фауны, научные коллекции и важные коллекции книг и архивных документов, в том числе музыкальные архивы».
В этой Рекомендации впервые указывается на деление культурных ценностей на две категории: движимые и недвижимые [2, с. 18−19].
Право на доступ к культурным ценностям необходимо понимать как право на пользование достижениями мировой культуры, а не только культуры в рамках одного государства. Для обеспечения этого права государства обязаны сотрудничать в культурной области, создавать для своих граждан самые благоприятные международные условия.
Доступ к культурным ценностям и пользование учреждениями культуры определяются как право на приобщение к культурным ценностям. Ограничения такого доступа возможны по соображениям секретности или особого режима пользования ими и устанавливаются национальным законодательством. Так, в Конвенции об охране архитектурного наследия Европы (1985 г.) указывается, что государства, признавая значение обеспечения доступа населения к находящейся под охраной недвижимости, обязуются принимать такие меры, которые могут оказаться необходимыми, с тем чтобы обеспечение такого доступа и особенно какие-либо структурные изменения не сказывались пагубно на архитектурном и историческом характере такой недвижимости и ее окружении [11, с. 430−437].
Право на участие в культурной жизни обеспечивается доступностью учреждений культуры: библиотек, театров, музеев, концертных залов, кинотеатров и др., т. е. каждый может быть зрителем, читателем, критиком, посетителем либо субъектом культурного опроса, хранителем материальных культурных ценностей и т. п. [5, с. 234−235].
Естественно, что государство не может гарантировать эти права в виде доступа к частным учреждениям, а только к государственным. Тем самым Конституция Р Ф закрепляет стимулирование культуры. Для обеспечения свободы художественного творчества художники должны быть независимы от государства- с другой стороны, они нуждаются в частной или государственной поддержке и стимулировании- в со-
временном конституционном государстве культура и стимулирование художественного творчества, как правило, признаются одной из задач общества [23, с. 193].
Культура имеет множество форм и проявлений. Подобно тому, как живой природе для своего поддержания необходимо разнообразие животного и растительного мира, так и человечеству для сохранения его жизнеспособности необходимы все формы культуры.
Всеобщая декларация ЮНЕСКО о культурном разнообразии отмечает, что формы культуры изменяются во времени и пространстве. Это культурное разнообразие проявляется в неповторимости и многообразии особенностей, присущих группам и сообществам, составляющим человечество [3, с. 6].
Любая культура является особой и уникальной. В Декларации принципов международного культурного сотрудничества (4 ноября 1966 г.) указано, что каждая культура обладает достоинством и ценностью, которые следует уважать и сохранять [6, с. 23]. Все культуры являются частью общего достояния человечества.
Уважение культурного разнообразия означает признание прав и основных свобод всех людей. Недопустимо ссылаться на культурное разнообразие для нанесения ущерба правам человека, гарантированным международным правом, или для ограничения сферы их применения [3, с. 6].
О. В. Лазарева отмечает, что отрицательные тенденции глобализации особенно проявляются в области прав человека [12, с. 47]. При этом, с точки зрения В. Б. Исакова, в большинстве случаев негативные последствия глобализации не неизбежны [7, с. 25]. Стабильное решение глобальных проблем возможно прежде всего в правовых формах, путем возрастающего и всестороннего регулирования прав человека [12, с. 47].
В декабре 2001 г. в Дели состоялась Международная конференция мировых лидеров «Глобализм и демократия», на которой отчетливо прозвучали идеи необходимости структурного изменения, т. е. диверсификации подходов к использованию концепции прав человека в международной политике. Основные механизмы диверсификации при этом должны быть связаны с расширением влияния базы демократии и универсализма прав личности на все инструменты глобализации международной политики. Кроме того, становится необходимым усиление роли международных политических и гуманитарных институтов в обеспечении гарантий этнических, экономических, конфессионных и личных прав человека в международной политике. Один из важных выводов конференции связан с тем, что объективно глобализация мировой политики происходит вне зависимости от желания отдельных государств и их лидеров и мировое сообщество обязано найти и сформулировать адекватные этому новые условия обеспечения гарантий прав личности в реальности нового мира.
В современных условиях снижение значимости концепции универсализма прав как базовой концепции глобальной политики современного мира объясняется, во-первых, заложенной в ней неоднозначной для различных культур структурой взаимных обязательств личности и государства и отличиями философий прав, а во-вторых, узостью границ цивилизационной применимости концепции в новых подходах и условиях глобальной международной политики. Необходимо отметить, что нецелесообразно отказываться от концепции универсализма прав человека во внешней и внутренней политике государств мирового сообщества, ибо идеи концепции прав человека при решении политических проблем мирового сообщества являются одним из весьма эффективных и апробированных инструментов и отказ от них чрезвычайно труден и даже невозможен в реальной практике мировой политики [13, с. 319−320].
На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы.
Глобализация — закономерное, даже неизбежное следствие мирового прогресса. Под глобализацией не может пониматься просто экономический или рыночный феномен. Это намного более глубокий процесс или совокупность процессов, которые значительно меняют образ жизни в различных сферах, в том числе и в сфере культуры.
Глобализм политики и экономики должен быть дополнен и глобализмом обеспечения прав личности. Диверсификация концепции универсализма предполагает создание условий и базы для корреляций подходов и трактовок интерцивилизационных гарантий прав общины и личности. Международное сообщество в рамках интерцивилизационного подхода к универсализму прав должно опираться на новые политические и правовые модели мировой глобальной политики и механизмы концептуальных экспертиз международных акций [13, с. 334−335].
Таким образом, с развитием тенденций глобализма в мировой политике произошла коренная переориентация ценностных моделей прав человека в направлении интерцивилизационных ценностей и расширения концепции универсализма прав [13, с. 337].
ЛИТЕРАТУРА
1. Блищенко В. И. Глобализация и международное право (вступительная статья) // Московский юридический форум «Глобализация, государство, право, XXI век»: По материалам выступлений. — М., 2004.
2. Богуславский М. М. Культурные ценности в международном обороте: правовые аспекты. — М., 2005.
3. Все разные, все уникальные. Молодежь и Всеобщая декларация ЮНЕСКО о культурном разнообразии. — М., 2005.
4. Всеобщая декларация прав человека // Международное публичное право: Сборник документов. Т. 1. — М., 1996.
5. Головистикова А. Н. Права человека. — М., 2006.
6. Информационно-библиотечная сфера: международные акты и рекомендации: Сборник справочно-нормативных и рекомендательных материалов. — М., 2001.
7. Исаков В. Б. Сопоставим «плюсы» и «минусы» // Правовая система России в условиях глобализации: Сборник материалов «круглого стола». — М., 2005.
8. Карташкин В. А. Международная защита прав человека. — М., 1976. '-
9. Комаров С. А., Ростовщиков И. В. Личность. Права и свободы. Политическая система. — СПб., 2002.
10. Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования // Свод нормативных актов ЮНЕСКО. — М., 1991.
11. Конвенции об охране архитектурного наследия Европы // Сборник международных договоров СССР и Российской Федерации. Вып. ХЬУП. — М., 1994.
12. Лазарева О. В. Глобализация и юридическая процедура охраны прав человека // Правовая система России в условиях глобализации: Сборник материалов «круглого стола». — М., 2005.
13. Малевич Ю. И. Права человека в глобальном мире. — М., 2004.
14. Мелешников А. В. Права человека и международно-правовая ответственность за их нарушение // Государство и право. — 1992. — № 3.
15. Миронова А. Международное сотрудничество в области труда женщин в условиях глобализации // Российский ежегодник международного права, 2005. — СПб., 2006.
16. Орлов А. А. Вызовы глобализации и ООН // ООН и международный правопорядок в глобализирующемся мире: Материалы международной научно-практической конференции. — М., 2001.
17. Парижская хартия для новой Европы // Действующее международное право. Т. 1, -М., 1996.
18. Полента С. В. Право и глобализация // Правовая система России в условиях глобализации: Сборник материалов «круглого стола». — М., 2005.
19. Протокол № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод // Собрание законодательства РФ. — 2001. — № 2. — Ст. 163.
20. Свобода выражения мнения в правовых позициях Европейского Суда по правам человека. Ч. П. — М., 2005.
21. Сеидов А. В. Международное право в эпоху глобализации. Эволюция концепции государственного суверенитета. ¦- М., 2005.
22. Шумилов В. М. Организация Объединенных Наций и международные экономические отношения // Материалы Торжественного собрания и научно-практи-ческой конференции Российской ассоциации содействия ООН, посвященной 60-летию Организации Объединенных Наций. — М., 2006.
23. Экштайн К. Основные права и свободы. По российской Конституции и Европейской Конвенции. — М., 2004.
GLOBALIZATION AND HUMAN RIGHTS IN THE AREA OF CULTURE
J.A. Borozdina
The Department International and Constitutional Law Petrozavodsk State University Lenin Av., 33, 185 610 Petrozavodsk, Russia
In this article some problems of development of human rights in the globalized world are considered, on an example of human rights in the field of culture.
For the purposes of the article, the concept of the term «globalization» and the matter of cultural human rights are treated upon.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой