Глобализация и проблема национального самосознания России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 200−299. 21
Е.Д. Дерябина
ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМА НАЦИОНАЛЬНОГО САМОСОЗНАНИЯ РОССИИ
С учетом исторического опыта в статье анализируются и сопоставляются глобалистская концепция развития России и евразийский проект культурно-социальных реформ.
Ключевые слова: глобализация, культура, национальная идентичность, евразийство.
Elena Dmitriyevna Derjyabina globalization and problem of national consciousness of Russia
Taking into account historical experience in the article are analyzed and are compared the globalistskaya concept of the development of Russia and the Eurasian project of in a cultured way- social reforms.
The keywords: globalization, culture, national identity, evraziystvo.
Анализ процессов глобализации представляется сегодня особенно важным ввиду кризисной ситуации, которой охвачена Россия, вся европейская цивилизация.
Глобализация предполагает создание единой системы общечеловеческих ценностей, в центре которых стоит индивид. В этом учении высшей формой культуры объявляется культура евро-американская, а все другие культуры — низшими. На этом основании от других культур и народов требуется принятие евро-американских аксиологических и мировоззренческих ориентиров. Для всех народов создается единое ценностное поле, одни и те же понятия о добре, законности и справедливости
— единообразие в морали, вкусах, моде. «Права человека» и принципы демократии — это основные требования евроамериканской культуры. Они должны быть обязательными для всех. Такие установки задевают национальные традиции многих народов, неизбежно вызывая противодействие в обществах, ориентированных на сохранение национальной идентичности и своих религиозных убеждений.
Этой модели противостоит евразийство. Основатель этого учения — князь Н. С. Трубецкой (1921) утверждал, что единого исторического процесса не существует, а развитие истории протекает по многим каналам. Оно представляется в виде ветвистого древа, в котором становление западноевропейской культуры выступает не в виде основного ствола, как это представляется глобалистам, а в виде одной ветви среди многочисленных других ветвей — других культур, каждая из которых имеет свою специфику [2].
Евразийство отвергает представление глобалистов о культуре Запада как эталона для всех остальных культур мира, полагая, что каждая культура имеет свои ценности, свои традиции, свою специфику, которые не должны быть стерты агрессивным нашествием чужой культуры, провозгласившей себя наивысшей. Глобализация рассматривается евразийцами как угроза приведения национального, государственного, религиозного и этнического разнообразия к американскому стандарту
— секулярного, атеистического общества. поклоняющегося мамоне. Поэтому процессы глобализации представляют собой одну из самых больших опасностей для национальной идентичности народов.
Как в глобалистской концепции, так и в евразийских представлениях ставится вопрос о дальнейшем развитии России. Для решения его следует обратиться к истории русского национального самосознания и рассмотреть его основные особенности.
В традиционном обществе приоритетное отношение к своей нации, религии и культуре является неотъемлемым способом восприятия мира. Таким оно было и в России. Это отношение было в корне подорвано Петром I, который активно вводил в русское общество западные обычаи и нормы, дискредитируя многие национальные традиции. Преобразования Петра I сопровождались прямым оскорблением национального достоинства (например, всепьянейшие соборы Петра или бритье бород у бояр, которое воспринималось как поругание).
Начиная с эпохи Екатерины II-ой, в Россию стали проникать утопические идеи европейского мессианизма. Вспомним, что Екатерина переписывалась с деятелями французского Просвещения, получая от них советы по преобразованию России. Особенно широкое распространение эти идеи получили после победы в Отечественной войне 1812-го года и захвата Парижа. Они «вывозились» из послереволюционной Франции и имели ярко выраженный характер западного утопизма. В XIII — ХХ веках приобщение к западной культуре высших слоев русского общества стало повсеместным. Произошло отчуждение европеизированных верхов от архаичных низов. Верхи были цивилизованными надсмотрщиками над архаичным народом России. К нему относились как к дикарю, которого палкой надо приобщать к европейской культуре.
«Романо-германским игом» — обозначает Н. Трубецкой этот исторический период развития России от Петра до революции 1917 года. «Вместо византизма — англиканство. Вместо отстаивания культурной самобытности — имитация дворянством рационалистических образцов секуляризированного общества.
Вместо народной стихии — трескотня официальной пропаганды, вместо живой веры — канцелярский синод» — так характеризует он этот период.
В результате возникла ситуация сосуществования двух культур в одной стране. Ситуация требовала разрешения и определила отношение евразийства к революции и к большевизму.
Это отношение было двояким. С одной стороны, большевизм был воплощением протеста народа против «германо-романского ига». Евразийцы приветствовали этот протест как голос национальной самобытности, дремавшей до поры до времени, но выплеснувшимся грозным восстанием народа. Сущность большевизма они усматривали в подъеме народного духа, в проявлении исконной Руси, загнанной в подполье со времен раскола. Смутное, неосознанное, но отчаянное стремление русских отстоять свое национальное достоинство — вот что казалось им главным в революции.
С другой стороны, евразийцы подчеркивали европейский характер коммунистической идеологии, и отмечали, что реформы большевиков проводились не в интересах народа, а в соответствии с планами построения коммунизма во всем мире. Русский народ был лишь материалом для проведения такого эксперимента, для чего уничтожалось здоровое ядро нации — зажиточное, трудовое крестьянство, делалась ставка на пролетариат и на беднейший слой крестьянства (т.е. на самый слабый элемент в общественном организме России). Таким образом, в годы революции, как и в эпоху Петра, еще раз были проведены преобразования совершенно чуждые русскому народу. Так же, как и при Петре, они были проведены насильственным путем, «сверху». Также были поруганы исконные убеждения, религиозные и национальные традиции и были навязаны искусственные, утопические догмы марксизма.
Очевидно, что большевизм, будучи сам порождением западной культуры, не может препятствовать глобализации, а продолжает экспансию европеизма, начатую Петром I. Евразийство же, отстаивая права на развитие специфичности всех культур и, прежде всего, русской культуры, ставит проблему сохранения русской идентичности и специфики собственного пути развития, ориентированного на национальные традиции. Оно ставит задачу пробуждения в русском народе духовности, нравственности и высоких идеалов.
Евразийский проект культурно-социальной реформы Трубецкого противостоит процессам глобализации. Эта реформа сочетает в себе верность традиции и социально-технологический модернизм, архаическую укорененность в традиции и культурно-технологический рывок. Он выдвигает идею модернизации без вестернезации, в которой сочетаются революционное и консервативное начала.
Современное неоевразицство развивает далее взгляды классиков этого учения, провозглашая необходимость диалога традиционных для России религий: христианства, иудаизма, ислама, буддизма, без ущемления различия и оригинальности догматов. Выдвигается план воссоздания на основе СНГ Евразийского Союза на новой идейной платформе. Вместо глобализации утверждается веер альтернативных проектов и диалог культур, что позволит сохранить государствам свободу, самобытность и суверенность. «Актуальность евразийских идей в современных условиях непреходяща, как „нить Ариадны“, в поисках выхода из „социального лабиринта Минотавра“ к достойному будущему человечества», — так оценивает эти идеи исследователь евразийства Гудрат Сейфи [1, с. 136].
Но стоит ли всерьез обсуждать грядущее служение высоким идеалам сегодня, когда специфика национального менталитета размывается в беспощадной борьбе за выживание в новом, потребительском обществе? Русский человек находится между Сциллой и Харибдой денежного соблазна и жизненного краха. В таких условиях национальная идентичность русского менталитета может раствориться во всеобщем поклонении Золотому Тельцу. В какой степени можно всерьез говорить о возможности евразийского пути развития России в условиях перманентного давления Запада, насаждающего бездуховность, дискредитирующего национальную самобытность народов и отрицающего традиции и религию в пользу атеизма, бездуховности и потребительских инстинктов? Только установка евразийства на нравственное совершенствование общества и каждого его члена, ориентация на восхождение индивида на высшую стадию этического и религиозного понимания мира даст возможность реально противостоять процессам мировой глобализации.
Литература
1. Вестник РФО, № 1, 2008.
2. Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана, М., 2007.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой