Глобализация как форма взаимодействия правовых систем

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 340. 12
ГЛОБАЛИЗАЦИЯ КАК ФОРМА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПРАВОВЫХ СИСТЕМ
© Дмитрий Станиславович АГАПОВ
Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина, Тамбов, Российская Федерация, аспирант, кафедра теории государства и права, e-mail: agapov-tambov@yandex. ru
Рассматривается понятие глобализации как формы взаимодействия правовых систем. Предлагается авторское видение глобализации как самого актуального явления в мировом правопорядке. Уделено внимание вопросам интеграции международного и внутригосударственного права. Рассмотрены подходы к системной преемственности.
Ключевые слова: глобализация- преемственность- интеграция- международный правовой порядок- континентальная и общая правовая система- транснациональные корпорации- рецепция.
Каждая отдельная правовая система несет общие черты, хотя признаки, присущие отдельным правовым системам, богаче и разнообразнее признаков правовых систем как общего. Современные процессы интеграции права воплощаются в том, что во взаимосвязь вступают различные правовые системы — национальная, региональная, международная. Они сложными и многообразными способами воздействуют друг на друга. Коррекция или трансформация одной из правовых систем приводит к коррекции или трансформации тех правовых систем, которые с ней соотносительны. Каждая из взаимодействующих систем устроена весьма сложно, но их объединяет взаимная заинтересованность в контактах, которая во все времена была распространена во всем мире.
В современном понимании право нередко воспринимается как масса законодательных, административных и судебных правил, процедур и технических приемов, действующих в данной стране. Однако право — это не только система правил, но «организм», который растет и сознательно развивается людьми на протяжении жизни поколений. Существует напряженность между идеями и реальностью, между динамическими качествами и стабильностью. Эта напряженность периодически приводила к насильственному свержению правовых систем путем революции. Несмотря на это сама традиция права выжила и даже обновилась в ходе этих революций. Измениться вовремя — вот ключ к жизнеспособности любой правовой системы, которая испытывает неодолимое давление меняющихся обстоятельств.
Для глубокого и всестороннего познания права, существующего и функционирующего в условиях нарастающего процесса глобализации мира, важное значение имеют термины, определяющие понятия в глобализирующемся мире. Акцентирование внимания на этой стороне правовой материи позволяет яснее познать не только ее состояние в настоящем, но и в будущем, увидеть динамику и перспективу изменений.
Поскольку процесс взаимодействия правовых систем, как показывает опыт его изучения, определяется многочисленными терминами, обозначающими различные правовые понятия, то в целях адекватного познания данных явлений методологически важным представляется их классификация на основе специальных критериев, в целях их дифференциации, в зависимости от их принадлежности к тем или иным группам.
В качестве таких критериев могут служить частота и степень точности определения существующих явлений в юридической литературе, уровни их проявления (международный, региональный, национальный, надгосударственный) — место и роль понятия в процедуре взаимодействия, сферы жизни, в пределах которых возникают и изменяются понятия, определяющие взаимодействие правовых систем в процессе глобализации.
Естественно, очень сложно охарактеризовать все понятия, которые используются при изучении данных явлений, поэтому необходимо остановиться на наиболее важных из них, которые более конкретно и точно описывают существующие процессы.
Среди понятий международного уровня следует выделить глобализацию как наиболее часто употребляемый термин. М. Н. Марченко определяет глобализацию «как системную, многоаспектную и разноуровневую интеграцию различных существующих в мире государственно-правовых, экономико-финансовых и общественно-политических институтов, идей, принципов, связей, моральнополитических и иных ценностей, разнообразных отношений».
Термин «глобализация» впервые употребил в 1983 г. Т. Левит в статье, опубликованной в журнале «Гарвард бизнес ревью», для обозначения феномена слияния рынка отдельных продуктов, производимых отдельными корпорациями. Вплоть до 1987 г. в базе данных Библиотеки конгресса США (Вашингтон) не было книг, в названии которых использовалось бы слово «глобализация». С начала 90-х гг. XX в. количество книг и статей, посвященных глобализации, стало увеличиваться лавинообразно. Термин получил широкое распространение, однако наполнился все более широким набором значений. Поэтому содержание, генезис и особенно дальнейшие пути развития процессов глобализации являются сегодня предметом острой политической и научной дискуссии. Предметом оживленных дебатов служит буквально все, что такое глобализация, когда она началась, как она сопоставляется с другими процессами в общественной жизни, каковы ее ближайшие и отдаленные последствия и т. д.
Тенденции к интеграции и сближению между государствами имели место и ранее, но наиболее радикально в первый раз эти тенденции проявились в период с конца XIX в. и до начала Первой мировой войны (18 701 914). Технологической основой стало развитие коммуникаций, строительство железных дорог, поточно-конвейерное производство в промышленной сфере, что повлекло за собой экономическую взаимозависимость и формирование единого мирового хозяйства. О постоянно усиливающейся глобализации экономического развития свидетельствует и тот факт, что мировая торговля росла быстрее мирового производства. В связи с этими процессами необходимо упомянуть труды К. Маркса и Ф. Энгельса и их знаменитый лозунг из «Манифеста коммунистической партии»: «Пролетарии всех стран, объеди-
няйтесь!», а экономическая глобализация мира была главной предпосылкой для социально-политической трансформации и правового регулирования возникших отношений.
В самом названии этой темы, которая часто обсуждается в начале XXI в., скрыта двойная проблема будущего национальных государств. С одной стороны, глобализация изменяет реальное положение государства в политической структуре общества- под влиянием мощных глобальных рыночных сил в лице транснациональных корпораций и финансово-промышленных групп происходит эрозия внутреннего суверенитета, девальвация важнейших институтов государства и права. Создаются новые формы социальной организации, заменяющие нации-государства. Иракский кризис обнажил неспособность государства и права обеспечить в эпоху глобализации общепризнанные права человека. По определению Международного валютного фонда, глобализация — это в возрастающей степени интенсивная интеграция как рынка товаров и услуг, так и капиталов [1, с. 47- 2]. В таких условиях необходима определенная унификация правовых предписаний, причем речь идет не только о международном и национальном праве, но в большей мере об унификации предписаний реальных национальных систем. Согласованное действие правовых систем необходимо для создания комплексного регулирования общих для всех государств проблемных отношений.
С другой стороны, сама идея мирового или регионального порядка требует очень осторожного отношения. Мировой порядок виделся по-разному из США, России, Германии и т. д. То, что для одних являлось порядком, то для других могло быть беспорядком, либо того хуже, — «новым порядком» со всеми последующими ассоциациями. Как бы то ни было, развивающиеся мировая и региональная системы включают в себя такие элементы, относительную неизменность которых нельзя не признать и с которыми нельзя не считаться на практике.
Характерной особенностью современного международного правопорядка является высокий уровень диспозитивности правовых норм, выступающих основой правомерного поведения государств. С развитием международных связей, углубления взаимозависи-
мости государств расширяется область применения императивных норм. Это обусловлено рядом объективных причин: необходимостью охраны наиболее важных интересов государств и международного сообщества.
Долгое время важнейшим фактором дестабилизации международного правопорядка выступало идеологическое соперничество, которое благоприятствовало правонарушениям государств и ставило под угрозу международный правопорядок. А. Шейк пишет, что большая часть международного права соблюдается государствами по необходимости. Требования повседневного общения, необходимость предвидения и стабильных ожиданий заставляют каждую нацию соблюдать определенные нормы международного права [3, р. 254]. К. Холсти отмечает, что пренебрежение государств в отношении договоров и общих принципов международного права наблюдается тогда, когда их интересы взаимопересекаются- когда отсутствуют общие традиционные потребности или ответственность- когда одна сторона уже установила прецедент, нарушив однажды право. В условиях конфликтной ситуации, враждебной несовместимости целей ни один государственный деятель не станет отдавать приоритет соблюдению права, если при этом он будет жертвовать другими целями, включая безопасность страны [4, р. 408].
Процесс глобализации резко усилил взаимозависимость государств на уровне интеграционных объединений, правительственных и неправительственных организаций. В эпоху глобализации растет число негосударственных субъектов, которые осуществляют функции, ранее являвшиеся сферой государственной деятельности (40 тыс. неправительственных организаций, 5900 — межправительственных организаций, 400 конференций в год, раньше — 2−3) [5, с. 181]. Происходит создание постнациональных государств — транснациональных межгосударственных сообществ. Процесс усиления роли международного и европейского права происходит, но за счет ущемления национального права. Договоры, которые занимают подчиненное место по отношении к конституции, все чаще и чаще вызывают ее пересмотр, т. к. полностью признается их преимущество по отношению к закону. О том, что государства во все возрастающей степе-
ни признают примат права на международном уровне, свидетельствует сегодня их поведение. Так, в Парижской хартии для новой Европы от 21 ноября 1990 г. указывается, что ее участники будут «укреплять мир на основе примата международного права».
Глобализация увеличивает прозрачность границ между различными национальными системами. Происходит прямое и непосредственное заимствование нормативного материала: рецепция идей, понятий, конструкций, институтов и др. Особой формой заимствования является восприятие юридической терминологии, правил и приемов законодательной техники, толкования, использование специфических для правовой системы технологий законотворческой деятельности. Одним из существенных моментов является «совместимость» понятий и категорий рассматриваемых правовых систем.
Глобализация, способствуя более тесному взаимодействию национальных государств, вызывает кризисные явления в менее развитых странах и регионах и создание благоприятных условий для развития «новых демократий» и реанимации авторитарных режимов. Глобализация увеличивает количество государств. После Второй мировой войны было 50 государств в ООН, сейчас представлено 195, 40 не представлено. Через 25 лет их количество возрастет до 500. По этой причине крупные национальные государства столкнутся с проблемой сепаратизма на национальной основе. Из официальных 309 сухопутных границ 52 являются спорными- из 425 морских границ 160 выступают предметом спора. Территория 33 островов оспаривается 39 странами [2, с. 82].
Глобализация требует пересмотреть прежнее деление государств на капиталистические, социалистические и развивающиеся. Можно делить национальные государства на страны первого мира (США, Евросоюз, Япония) — на данную группу государств приходится 80% потока финансов и информации- на страны второго мира, которые движутся вдогонку за лидерами (Китай, Индия, Россия и др.) — страны третьего мира — наименее развитые нации, обреченные на дальнейшее отставание.
Происходит сближение континентальной и общей системы права посредством интервенции закона и законодательной культуры в
сферу общего права и возрастание роли судебной деятельности и прецедентной практики в сфере континентального права. Это сближение есть проявление более глубоких процессов, преобразующих мир права, и может быть названо правовой конвергенцией (интеграцией). Благодаря взаимному обогащению права в различных ареалах, в правовых системах демократических стран проявляются черты общности, «новой однотипности» [6, с. 225- 7]. Принципиальные изменения коснулись даже мусульманской правовой семьи. Принимаются кодексы (гражданский и гражданско-процессуальный), реорганизуется деятельность судов, обеспечивающих неукоснительное действие законов шариата. В 1981 г. принята Всеобщая исламская декларация прав человека, уходит в прошлое представление о мусульманском праве как о совокупности обязанностей мусульман.
Однако реально утверждающийся на планете порядок все отчетливее проявляет себя как порядок экономический. Суверенитет отдельно взятого государства, при определенных условиях, сильно зависим от гло-балистских устремлений сверхдержав. Проводимые в разных странах компетентные исследования показывают, что транснациональные корпорации не уживаются с дееспособной государственной властью. Слабые государства — вот в чем нуждается новый мировой порядок. Поражающее власть национальных государств действие ТНК заключено во вторжении в материальные жизненные артерии современных национальногосударственных образований, которое происходит без революций, без изменения законодательной базы и тем более конституции, а только в процессе деловой активности (business as usual) [8, с. 13].
Возникающие межгосударственные противоречия желательно регулировать с точки
зрения международного права путем согласования специальных интересов с общечеловеческими интересами, т. е. путем консенсуса. И тогда уже навязывать свою волю. Собственно с этой целью и создавался Совет Безопасности. Но консенсуса достичь так и не удалось даже в рамках ООН. Но если бы это случилось, то фактически было бы создано нечто похожее на всемирное правительство, ибо оно обладало бы монополией на организованную силу. Конечно, в этом случае были бы на долгое время обеспечены и права человека, и защита окружающей среды, но этот новый мировой порядок основывался бы не на законности, а на монополии силы.
1. Иванец Г. И., В. И. Червонюк В.И. Глобализация, государство. Право II Государство и право. 2010. № 8.
2. Уткин А. И. Глобализация: процесс и осмысление. М., 2010.
3. Sheikh A. International Law and National Behavior: A Behavioral Interpretation of Contemporary International Law and Politics. New York- London- Sydney- Toronto. 2004. P. 254.
4. Holsti K.J. International Politics. A. Framework for Analisys. New Jersey, 2007.
5. Политические институты на рубеже тысячелетий. Дубна, 2001.
6. Алексеев С. С. Право на пороге нового тысячелетия. Некоторые тенденции мирового правового развития — надежда и драма современной эпохи. М., 2000.
7. Цвайгерт К., Кетц X. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: в 2 т. I пер. с нем. М., 1998.
8. Бек У. Что такое глобализация? I пер. с нем. М., 2011.
Поступила в редакцию 5. 11. 2012 г.
UDC 340. 12
GLOBALIZATION AS INTERACTION FORM OF LEGAL SYSTEMS
Dmitriy Stanislavovich AGAPOV, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Post-graduate Student, Theory of State and Law Department, e-mail: agapov-tambov@yandex. ru
The globalization as forms of interaction of legal systems is considered. The globalization is viewed as the most actual phenomenon in world law order. The attention is paid to questions of integration of the international and internal law. The approaches to system continuity are considered.
Key words: globalization- continuity- integration- international legal order- continental and general legal system- multinational corporations- reception.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой