Глобализация: вызовы человеческой безопасности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 32
Карпович Олег Геннадьевич Oleg Karpovich
ГЛОБАЛИЗАЦИЯ: ВЫЗОВЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
GLOBALIZATION: CHALLENGES TO HUMAN SECURITY
Анализируется понятие «глобализация» и вопросы угроз безопасности (личной, экономической, политической и др.). Рассматриваются основные аспекты (положительные и отрицательные) влияния глобализации на развитие мирового хозяйства и отдельных государств
Ключевые слова: глобализация, децильный коэффициент, доходы, расходы, безопасность, наркотрафик, угрозы, интернет, экономика
The article gives an analysis of a globalization’s idea and threat problems to security (personal, economical, political and others). The basic aspects (positive and negative) of globalization influence on the development world facilities and separate states are considered
Key words: globalization, decile coefficient, income, cost, security, drug traffic, threat, Internet, economy
Мир претерпевает процесс глобализации. Термин «глобализация» введен в научный оборот в 1980-х гг. в сфере международных экономических отношений японским экономистом К. Омэ [1]. Спустя 10 лет, о глобализации заговорили как об универсальном процессе, охватывающем все сферы жизни человечества, как о процессе ускоряющегося взаимовлияния и взаимопроникновения национальных экономик, культур, не прекращаются споры о том, является ли этот процесс позитивным или негативным. Нет единого мнения относительно определения его сути. Одни исследователи считают, что данный процесс являет собой нечто совершенно новое, беспрецедентное, а потому к его анализу прежние инструменты неприменимы и требуется некий новый подход, новая философия [2]. Другие, напротив, считают, что в этом процессе нет ничего принципиально нового. Нет единства и в определениях. Широко, например, распространена точка зрения, что этот процесс целенаправленно проводится «мировой закулисой» — масонами, Бильдербергским клубом, Трехсторонней комиссией и т. д.
«Сего дня… мы сталкиваемся с политикой глобализации. Я именно настаиваю на термине „политика глобализации“, а не говорю о „глобализации“, как если бы речь шла о естественном процессе. Эта политика по большей части держится в тайне при её разработке и распространении!» Именно так высказался о глобализации в своем последнем публичном выступлении на встрече греческих профсоюзных лидеров и исследователей, организованной 3…6 мая 2001 г. под эгидой греческого отделения общественной организации «Причина к действию» (Raisons d’agir, Grece), французский социолог Пьер Бурдьё. Есть и более радикальные суждения.
По сути дела, возражает ему руководитель российских коммунистов Г. А. Зюганов: «Бесспорно, что эти силы пытаются извлечь максимальные выгоды из глобализации и реализовать на практике сценарий „глобализации по-американски“. Однако из этого вовсе не следует, что глобализация — явление полностью рукотворное. Нужно отдавать себе отчет, что процессы глобализации носят объективный характер, они происходят независимо от наших
желаний и намерений. Тот, кто не понимает этого факта, обречен остаться Дон Кихотом от политики. И даже если его борьба с глобализацией будет благородной по своим целям и справедливой по содержанию, реального влияния на политические процессы она оказать не сможет» [3].
Одним из наиболее корректных и в наименьшей степени окрашенных субъективизмом определений глобализации представляется то, которое дает видный российский исследователь Е. П. Бажанов, видящий ее как происходящий в настоящее время процесс «стремительного взаимного проникновения и усиления взаимозависимости национальных государств в экономической, социальной, политической, идеологической и культурной областях [4]».
Существуют и другие определения. Так, директор Института проблем глобализации М. Г. Делягин считает, что «глобализация — это процесс формирования и последующего развития единого общемирового финансово-экономического пространства на базе новых, преимущественно компьютерных технологий. Наиболее наглядным выражением сути этого явления служит общедоступная возможность мгновенного и практически бесплатного перевода любой суммы денег из любой одной точки мира в любую другую, а также столь же мгновенного и практически бесплатного получения любой информации по любому поводу» [5].
Давно известно, что и отдельный индивид, и человеческие сообщества оценивают любой феномен с двоякой точки зрения: чем он может быть полезен и чем — вреден, опасен. Скорее, даже в обратной последовательности. Древние люди первоначально лишь боялись и принимали меры безопасности в отношении огня, диких животных, электричества и т. п. и лишь позднее сумели «приручить» их. Видимо, в полной мере это относится и к глобализации.
Рассматривая вопрос об угрозах, которые представляет глобализация для безопасности, следует отметить, что со времени окончания Второй мировой войны понятие «безопасность» также подверглось ревизии в сторону более широкого и одно-
временно более детализированного подхода к ней. К традиционной «военно-силовой» интерпретации данного термина добавились новые — экономическая безопасность, экологическая безопасность, информационная безопасность, которая, кстати, тоже подразделяется на охрану информационно-коммуникационных систем от уничтожения или несанкционированного проникновения и охрану населения или отдельных его групп от враждебного информационного воздействия.
Наконец, в последние годы появилось понятие «человеческая безопасность», или иначе «гуманитарная безопасность», или «безопасность жизнедеятельности». Под ней понимается безопасность не государства и общества в целом, а безопасность конкретных индивидов. Так, например, еще в 2002 г. на заседании круглого стола с участием официальных представителей стран Центральной Азии и двенадцати международных организаций (ЮНИСЕФ, ОБСЕ, ПРООН, Азиатского, Европейского банков развития, Всемирного банка и др.) определены следующие сферы, относящиеся к человеческой безопасности:
1) экономическая безопасность (уровень доходов, занятости, доступность продуктов питания, влияние наркотрафика и
др-) —
2) здравоохранение (доступность системы здравоохранения для всех слоев населения) —
3) окружающая среда и связанные с ней риски от природных бедствий и угроз (безопасность от воды, землетрясений, промышленных загрязнений) —
4) личная безопасность (уровень преступности, эффективность работы правоохранительных органов) —
5) политическая безопасность (свобода слова, защита человеческих прав).
Причем все это «совершенно не означает замену государственной безопасности. Наоборот, она органично дополняется человеческой безопасностью» [6].
В этой связи, анализируя процесс глобализации и ее последствия, которые, как и применительно к любому сложному про-
цессу, принято разделять на позитивные и негативные, неизбежно возникает вывод, что и те, и другие взаимосвязаны. Интернет — безусловно, полезное изобретение
— породил также хакеров, компьютерных диверсантов и террористов, глобальные средства массовой информации, делая людей гораздо более информированными, унифицируют вкусы и манипулируют мировым общественным мнением, либерализация торговли подчас ведет к удушению местных рынков, свобода движения капитала нередко обрекает на безработицу города и целые регионы, миграция и образование крупных инородных диаспор создает потенциальную угрозу национальной идентичности принимающих стран и т. п.
К числу явных негативных последствий глобализации можно отнести следующие.
В экономической сфере — это те трудности, которые испытывают развивающиеся страны и страны с переходной экономикой. И те, и другие вынуждены играть по «правилам», которые устанавливают не они, а наиболее сильные игроки — правилам того, что кубинский лидер Ф. Кастро определил как «глобальное казино». Общеизвестно, что главные бенефициары игорного бизнеса — его владельцы. В то же время открытие национальных экономик внешнему миру стало очевидным требованием времени. Альтернатива такому открытию и интеграции в мировой рынок — изоляция, крайним выражением которой является автаркия, которая не сулит ничего хорошего «государствам-отшельникам».
В итоге же действия этого процесса, разрыв в уровне жизни и качестве жизни между богатыми и бедными странами продолжает расти. Соотношение доходов между наиболее богатой пятой частью человечества и его наиболее бедной пятой частью полвека назад составляло 30: 1, а к началу нынешнего века превысило 100:1. Треть населяющих планету людей существуют на сумму менее двух долларов США в день, а один миллиард вынуждены укладываться в один доллар.
Но и в довольно ограниченном числе богатых стран возможности, открывае-
мые глобализацией, распределены крайне неравномерно. Например, в современной Америке, которую многие считают эталоном демократии и рыночной экономики и, что еще важнее — в контексте рассматриваемой проблемы, лидером-пионером глобализации, по данным, которые привел известный итальянский публицист Дж. Кьеза, все работающие американцы в начале XXI
в. получали зарплату в реальном исчислении на 6% меньше, чем в середине 1980х гг., причем четверть из них — зарплату ниже официального порога бедности.
Заработки американцев с высшим образованием за последние два десятилетия прошлого века сократились на 24%, зато заработки финансово-политических руководителей уже в 187 раз превышают среднюю зарплату по стране. Иными словами, в пресловутый «золотой миллиард» не входят автоматически все жители развитых стран, хотя к нему явно относится и элита развивающихся государств.
Помимо увеличения разрыва в доходах на душу населения между странами внутри стран имеет место и существенный, имеющий тенденцию к росту дисбаланс такого рода между отдельными регионами внутри государств. Это, в частности, характерно и для России. Как высказался директор Всероссийского центра уровня жизни В. Н. Бобков, «наша страна вмещает всю палитру мирового неравенства. Жизнь где-нибудь в Ивановской области отличается от жизни в Санкт-Петербурге примерно так же, как жизнь в богатых Скандинавских странах от жизни в Латинской Америке» [7].
За последние два десятилетия к факторам, определяющим перманентный и усиливающийся с каждым годом разрыв между имущими и неимущими в мировом масштабе, добавились новые. Одним из них стал неконтролируемый государствами перелив капитала, который осуществляют международные финансовые спекулянты, способные обрушить валюту очень многих стран мира. Бывший французский президент Ж. Ширак в интервью газете «Интернэшнл геральд трибюн» в марте 2002
г. привел пример: при ежегодном объеме
всемирной торговли в 7 трлн долл. США, объем финансовых обменов (не связанных с торговыми сделками) в глобальном масштабе равен 1,5 трлн ежедневно.
Количество совершенно явно перешло в новое качество. Деньги в настоящее время — это далеко не столько банкноты, сколько учетные записи на жестких дисках банковских компьютеров. При этом эти записи легко стираются, а их значение, формально выраженное в долларах, евро, йенах и т. д., фактически меняется каждый день, каждый час, каждую секунду в масштабе всей планеты.
Глобализация в том виде, в каком она сейчас происходит, ведет к росту безработицы, особенно в развивающихся странах, поскольку технический прогресс снижает потребность в рабочей силе и предъявляет к ней новые требования. Впрочем, это имеет место и в развитых странах, что вынуждает их правительства в дополнение к выплате пособий по безработице, организовывать переподготовку кадров, чтобы люди могли найти себе рабочее место в «новой экономике» (она же — «экономика знаний»). Развивающиеся страны в этом отношении располагают существенно меньшими возможностями такого рода и для них популярный ныне на Западе принцип «пожизненного обучения» просто нереализуем.
Говоря об угрозах, которые несет глобализация в сфере информации и культуры, прежде всего, называют унификацию, которая выглядит в большинстве случаев как американизация мировоззрения, норм поведения, эстетических вкусов, пристрастий и привычек. Опять же, с одной стороны, может показаться, что здесь нет ничего нового. Термин «кока-колонизация» появился еще в 50-е гг., причем в Европе.
Но, с другой стороны, мощь средств массовой информации с тех пор невероятно возросла. И, соответственно, резко ускорился процесс утери национальной идентичности, особенно среди молодежи как самой восприимчивой части населения. Повсеместный переход молодых людей на фактическую униформу, несмотря на ее внешнее разнообразие, однотипную музыку
и кинофильмы, обучающие не самым лучшим манерам поведения, опасен не только уничтожением уникальных национальных черт, но и ростом стены взаимного непонимания между поколениями.
Впрочем, процесс культурного проникновения не является односторонним. Появление в странах Западной Европы целых анклавов, где по своим законам, правилам и «понятиям» проживают миллионы представителей иных, не западных цивилизаций, причем не только новоприбывших, а рожденных во втором и третьем поколении
— это тоже следствие глобализации. Несомненно, что, например, после осенних беспорядков 2005 г. во Франции многие французы по-иному воспринимают присутствие в своей стране 5 млн выходцев с Ближнего Востока и Северной Африки. Но важен сам факт, что это тоже стало возможным в результате глобализации, в данном случае — глобализации миграционных потоков.
Наконец, глобализация в информационной сфере ведет к растущей унификации источников информации, т. е. СМИ и их продукции. Это несет потенциальную угрозу абсолютному большинству стран, поскольку наиболее мощные средства массовой информации, деятельность которых носит глобальный характер, находятся в незначительном числе государств, прежде всего в США.
Следует оговориться, что нахождение на территории этих государств не означает, что они контролируются этими государствами. Однако, с другой стороны, трудно вспомнить за последние десять лет хотя бы один случай расхождения глобальных масс-медиа со своими правительствами в оценках, например, различных кризисов, конфликтов и конкретных персоналий.
Невозможно анализировать процессы глобализации без учета Интернета. Им регулярно пользуются в современном мире уже свыше полумиллиарда пользователей, а в таких странах, как Финляндия, выход во «всемирную сеть» имеют 99% семей. Однако следует учесть, что 88% пользователей живут в развитых странах, в том числе половина — в США и Канаде. Уже в начале
XXI в. 80% всех изображений — фотографий, кинокадров, рисованных изображений и т. п., размещенных в Интернете, имели американское происхождение. Следует также учесть, что абсолютное большинство сайтов — англоязычны, что компьютер с соответствующим программным обеспечением — особенно лицензионным — и доступ во «всемирную паутину» стоят в несколько раз дороже телеприемника, а киберпутешествия требуют более сложных навыков, нежели просмотр телеканалов.
Еще одним негативным последствием глобализации стало то, что организованная преступность приобрела во многих случаях наднациональный характер. Это выражается в переводе и отмывании нелегальных доходов на трансконтинентальном уровне. Используя современные средства связи, мафиозные группировки совершают финансовые преступления — от ставших уже банальными виртуальных ограблений банков до весьма сложных операций. Здесь следует упомянуть транснациональный наркотрафик и торговлю людьми — фактически возродившуюся работорговлю.
От преступности логично перейти к тягчайшему из преступлений — войне. Глобализация повлияла на положение дел здесь многопланово. Прежде всего, возникли средства глобальной войны. Разумеется, ракетно-ядерное, а тем более химическое и бактериологическое оружие появились несколько раньше, однако уровень вооруженности, достаточный для уничтожения всего человечества и самой жизни на Земле, был достигнут лишь четверть века назад.
В новом столетии ситуация, как представляется, стала хуже, чем существовавшая в период распада биполярного мира. Действительно, Россия и США провели заметные сокращения своих арсеналов, однако одновременно произошло расползание оружия массового уничтожения. В мире насчитывается восемь ядерных держав, еще большее число так называемых пороговых (об этом речь пойдет ниже), а достоверное выявление всех химических и бактериологических запасов оказывается слишком сложным.
Еще одним следствием глобализации для военной сферы стало появление, а точнее, возрождение теории и практики «ограниченного суверенитета», объективно направленной против суверенных государств, но не всех, а тех, кто не обладает должными военными, экономическими и пропагандистскими ресурсами или мощными союзниками, и при этом не желает менять свою политику. А приведение государства к такому состоянию «суверенитет» призвана обеспечивать «гуманитарная интервенция». Данная идея, впрочем, не нова и в одной из своих первых формулировок была озвучена — что примечательно, в США — еще в 1915 г.: «Когда… „человеческие“ права систематически нарушаются, одно или больше государств могут вмешаться от имени сообщества наций и могут принять под свой суверенитет, если не постоянный, то, по меньшей мере, временный, государство, взятое сообществом под такой контроль» [8]. Другое дело, что к началу XXI в. в условиях продолжающегося разрыва в военных, экономических и иных возможностях государств она получила второе рождение, что нашло свое выражение в операциях США и их союзников в Югославии в 1999, Афганистане в 2001, Ираке в 2003 и Ливии в 2011 гг.
Каковы же перспективы дальнейшего развития процесса глобализации и его последствий для человеческой безопасности? Об этом вполне определенно сказано в таком авторитетном официальном документе, как Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г., утвержденном Указом № 537 Президента Р Ф от 12 мая 2009 г. [9]:
«Усилится глобальное информационное противоборство, возрастут угрозы стабильности индустриальных и развивающихся стран мира, их социально-экономическому развитию и демократическим институтам. Получат развитие националистические настроения, ксенофобия, сепаратизм и насильственный экстремизм, в том числе под лозунгами религиозного радикализма. Обострятся мировая демографическая ситуация и проблемы окружа-
ющей природной среды, возрастут угрозы, связанные с неконтролируемой и незаконной миграцией, наркоторговлей и торговлей людьми, другими формами транснациональной организованной преступности». При этом в п. 52 Стратегии указано, что «для противодействия угрозам национальной безопасности в области повышения качества жизни российских граждан силы обеспечения национальной безопасности во взаимодействии с институтами гражданского общества:
— совершенствуют национальную систему защиты прав человека путем развития судебной системы и законодательства-
— содействуют росту благосостояния, сокращению бедности и различий в уровне доходов населения в интересах обеспечения постоянного доступа всех категорий граждан к необходимому для здорового образа жизни количеству пищевых продуктов-
— создают условия для ведения здорового образа жизни, стимулирования рождаемости и снижения смертности населения-
— улучшают и развивают транспортную инфраструктуру, повышают защиту населения от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера-
— совершенствуют систему защиты от безработицы, создают условия для вовлечения в трудовую деятельность людей с ограниченными физическими возможностями, проводят рациональную региональную миграционную политику, развивают пенсионную систему, внедряют нормы социальной поддержки отдельных категорий граждан-
— обеспечивают сохранение культурного и духовного наследия, доступность информационных технологий, а также ин-
формации по различным вопросам социально-политической, экономической и духовной жизни общества-
— совершенствуют государственночастное партнерство в целях укрепления материально-технической базы учреждений здравоохранения, культуры, образования, развития жилищного строительства и повышения качества жилищно-коммунального обслуживания».
Наконец, из перечисленных в п. 112 Стратегии шести основных характеристик состояния национальной безопасности четыре прямо касаются положения конкретных индивидуальных граждан, а именно
— уровень безработицы (доля от экономически активного населения) — децильный коэффициент (соотношение доходов 1 0% наиболее и 10% наименее обеспеченного населения) — уровень роста потребительских цен- уровень обеспеченности ресурсами здравоохранения, культуры, образования и науки в процентном отношении от валового внутреннего продукта, и лишь две характеризуют общегосударственные показатели, касающиеся безопасности индивидуальных граждан опосредованно: уровень государственного внешнего и внутреннего долга в процентном отношении от валового внутреннего продукта- уровень ежегодного обновления вооружения, военной и специальной техники.
Все это говорит о признании того факта, что в условиях глобализации угрозы человеческой безопасности становятся все более многочисленными и разноплановыми, и их нейтрализация не может быть вполне обеспечена лишь валовым ростом военного потенциала.
Литература
1. ОИшае K. ТИе Bc^er^s World: Pcwer and Strategy in the Interlined Economy, FontanR, 1990.
2. Степин B.C. Эпоха перемен и сценарии будущего — http: //www. philosophy. ru/library/ stepin/epoch. html.
3. Зюганов Г. Геополитика в эпоху глобализации // Наш современник. — № 10. — 2002.
4. Бажанов Е. П. Современный мир. Избранные труды. — М.: Известия, 2004. — С. 8.
5. Делягин М. Мировой кризис. Общая теория глобализации. — М., 1996.
6. Нургалиева Е. Н. В международном праве готовится смена приоритетов // Закон. Информационный портал. 14. 11. 2002 // http: //www. zakon. kz/203 882-v-mezhdunarodnom-prave-gotovitsja-smena. html.
7. Бобков В. Е. Страна — одна, жизнь — разная / / Аргументы и факты. -№ 50. — 2005. — С. 5.
8. Вог^аМ Е.М. The Diplomatic Protection of Citizens Abroad. — New Vork, 1915. — p. 14.
9. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. Утверждена Указом Президента Российской Федерации № 537 от 12 мая 2009 г. http: //www. mid. ru/ns-osndoc. nsf/0e9272befa34209743256c630042d1aa/8abb3c17eb3d2626c32575b500320ae4?0penD ocument.
Коротко об авторе_____________________________________________Briefly about the author
Карпович О. Г., д-р юрид. наук, профессор, веду- O. Karpovich, doctor of law sciences, professor, chief щий научный сотрудник, Институт США и Канады research worker, Institute of the USA and Canada, РАН Russian academy of Sciences
7 710 000@rambler. ru
Научные интересы: глобализация, кая и национальная безопасность
экономичес- Scientific interests: globalization, economic and national safety

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой