«Лобальное будущее 2045»: межконфессиональное исследование в свете духовной эволюции личности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

вания социального интеллекта еще не исчерпан. В его реализации можно выделить, по крайней мере, две линии: одна связана с доработкой и совершенствованием существующих моделей и концепций, вторая — с разработкой новых научных идей.
Библиографический список
1. Бобнева М. И. Психологические проблемы социального развития личности // Социальная психология личности / отв. ред. М. И. Бобнева, Е. В. Шорохова. — М.: Наука, 1979. — С. 35−63.
2. Куницына В. Н., Казаринова Н. В., Поголь-ша В. М. Межличностное общение. — СПб.: Питер, 2002. — С. 469−474.
3. Савенков А. И. Социальный интеллект как проблема психологии одаренности и творчества // Психология: Журнал Высшей школы экономики. -2005. — Т. 2. — № 4. — С. 94−101.
4. Ушаков Д. В. Социальный интеллект как вид интеллекта // Социальный интеллект: Теория, измерение, исследования / под ред. Д. В. Люсина, Д. В. Ушакова. — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004. — С. 11−28.
5. Южанинова А. Л. Стилевые особенности межличностного познания и характеристики общения: Автореф. дис. … канд. психол. наук. — Л., 1988.
6. Cantor, N., & amp- Kihlstrom, J.F. (1987) Personality and social intelligence. Englewood Cliffs. — N.J. :
Prentice-Hall.
7. Cantor, N., Langston, C.A. (1989) & quot-Ups and downs& quot- of life tasks in a life transition. In L. A. Pervin (Ed.), Goal concept in personality and social psychology / Hillsdale, N.J.: Erlbaum. P. 127−168.
8. Gardner, H. (1983) Frames of Mind: The theory of multiple intelligences. — New York: Basic Books.
9. Greenspan, S., Driscoll, J. (1997) The role of intelligence in a broad model of personal competence // Contemporary intellectual assessment: Theories, tests and issues / D.P. Flanagan & amp- J.L. Genshaft. New York: Guilford Press. P. 131−150.
10. Hendricks, M., Guilford, J.P., & amp- Hoepfner, R. (1969) Measuring creative social intelligence. Reports from the Psychological Laboratory, University of Southern California, No. 42.
11. Kosmitzki, C., John, O.P. (1993) The implicit use of explicit conceptions of social intelligence. Personality & amp- Individual Differences, 15, 11−23.
12. Mischel, W. (1973) Toward a cognitive social learning reconceptualization of Personality// Psychological Review, 80. P. 252−283.
13. O'-Sullivan, M., Guilford, J. P., DeMille, R. (1965) The measurement of social intelligence. Reports from the Psychological Laboratory, No. 34. University of Southern California, Los Angeles.
14. Vernon, P.E. (1933) Some characteristics of the good judge of personality // Journal of Social Psychology, 4. P. 42−45.
УДК 159. 923
Самойлова Ирина Геннадьевна
кандидат психологических наук, доцент Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова
samirge@mail. ru
«ГЛОБАЛЬНОЕ БУДУЩЕЕ 2045»: МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ В СВЕТЕ ДУХОВНОЙ ЭВОЛЮЦИИ ЛИЧНОСТИ
В статье представлены результаты сравнительного межконфессионального исследования, показана роль медитации и измененных состояний сознания в духовной эволюции личности.
Ключевые слова: духовная эволюция личности, медитация, измененные состояния сознания, психопрактика, религиозный опыт.
«Мир находится на пороге глобальных перемен. Скорость передачи информации увеличилась в миллионы раз. Плотность событий, открытий, кризисов растет в геометрической прогрессии. Наша цивилизация — как неуправляемый корабль, плывущий по бурному морю без карты и компаса все быстрее и быстрее. Мы стоим перед выбором: свалиться в новые темные века, в пучину глобальной смуты и деградации или найти новый путь развития и создать не просто новую цивилизацию, а новое человечество …» [5], — так начинается видеопрезентация стратегического движения «Россия 2045», инициировавшего проведение международного конгресса «GF2045».
В центре внимания международного конгресса «Глобальное будущее 2045» (сокр. «GF2045»), проходившего в Москве 17−20 февраля 2012 г. в междисциплинарном формате, находилась проблема дальнейшей эволюции человека и общества. Как сказано в итоговой резолюции конгресса, новая стратегия дальнейшего эволюционного развития человечества должна опираться не только на передовые технологии, но и на нравственные ориентиры, выработанные в недрах различных культур «с учетом нового прочтения духовных традиций» [6]. Было отмечено, «что эпоха неосознанной эволюции человека и человечества заканчивается и включаются новые эволюционные механизмы.
И эти механизмы характеризуются тем, что в них начинает принимать участие сам человек. Проявляя свою волю и включая свое сознание, он может управлять эволюцией по-своему, по своему желанию» [там же].
Д. И. Дубровский в своем докладе высказал мнение, что изменение сознания массового человека связано с необходимостью трансформации определенного комплекса его психических свойств, «которые обусловлены биологически и неизменно воспроизводятся во все эпохи и у всех народов. Это, прежде всего, агрессивность к себе подобным, мощные эгоистические и непомерные потребительские интенции» [5]. Поэтому главное место в дальнейшей эволюции сознания должна занимать нравственная и духовная эволюция личности.
Представители различных религий, принявшие участие в «Диалоге конфессий» [7], высказали сходную точку зрения о том, что современный человек является всего лишь «переходным существом». Посредством медитативных практик в своем развитии он способен подняться на более высокий эволюционный уровень. Развивая сознание посредством медитации, можно обнаружить внутреннее пространство осознанности, независящее от физического тела, мирских желаний и эгоцентризма.
Близкими к позиции религиозных деятелей являются предложения В. Ф. Петренко исследовать глубинные основы медитации. Он отметил, что «разрабатывая изощренные техники медитации и психопрактики, мы выйдем на контакт с возможными мирами на глубинных медитативных уровнях» [8]. В. Ф. Петренко обратил внимание на важность овладения техниками измененных состояний сознания (ИСС), которые давно применяются в различных религиозных традициях.
Медитация есть форма «духовной практики, снимающей привычные штампы и стереотипы, навязывающие образ врага, «враждебного иного» [9]. Изменяя процессы категоризации и идентификации, она является технологией развития толерантности, «мощнейшим психотерапевтическим средством против вражды, ненависти, агрессивности, национализма …» [9].
В психологической науке результаты исследований медитации в контексте ИСС отражены в работах А. Н. Волковой, М. Б. Дандарон, И.Н. Кариц-кого, В. В. Козлова, В. В. Кучеренко, В. В. Майкова и др. Медитация рассматривается в них как форма достижения ИСС через концентрацию внимания и «успокоение ума». Буддистская практика медитации на йидам (образы божественных сущностей) обычно сопоставляется с современной психотерапией «в рамках работы с образами воображения» [10]. Предполагается, что конечным итогом процесса медитации в буддизме является достижение безмыслия в нирване.
Феноменология образов религиозно-мистического содержания с позиций православной традиции, представленная в исследованиях А. А. Гостева [2], позволяет выделить два вектора в духовной эволюции личности: в сторону «просветления» и Богообщения («положительный метафизический фактор») и в противоположном антиэволюционном направлении («отрицательный метафизический фактор»). Влияние отрицательного метафизического фактора (ОМФ), по А. А. Гостеву, проявляется в возникновении состояний так называемых «духовных прелестей» или духовно-нравственных прельщений — когнитивно-эмоциональных искажений в религиозно-духовном опыте личности, связанных с поведенческой неадекватностью («ложный» духовный опыт) [2]. Высший уровень духовного восхождения в православной молитвенной практике исихастов характеризуется безмолвием, «ментальной тишиной».
Мы исходим из теоретико-методологической позиции, что «разные религиозные традиции имеют единые источники трансцендентности и поисков духовности» [4]. Универсальные основания различных религиозных представлений восходят к глубинному религиозному опыту в измененных состояниях сознания. Таким образом, предельный (высший) духовный опыт характеризуется отсутствием процессов категоризации и идентификации, не содержит образов и представлений [11].
В сравнительном межконфессиональном исследовании, проведенном под наши руководством С. С. Чистяковым [12], проверялось предположение о том, что способы вхождения в измененные состояния сознания (молитва и медитация) влияют на проявление частоты и интенсивности содержательных характеристик (признаков) ИСС. Данное предположение выступало частной гипотезой при изучении ценностей и смыслов людей с религиозной ориентацией [13]. Базу эмпирического исследования составили три группы верующих по 20 чел. в каждой: православные (воцерковленные) — представители протестантской веры (пятидесятники) — люди, исповедующие индуизм (сахаджа йоги). Общий объем выборки составил 60 чел., средний возраст испытуемых — 33 года. В каждой группе верующих по 15 мужчин и 5 женщин, в основном лица с высшим образованием. При диагностике испытуемых был применен опросник признаков ИСС Л. И. Спивака (1992) в модификации Н. В. Груздева, Д. Л. Спивака (2004) [3]. В этой статье мы анализируем только данные, отражающие частотные характеристики выраженности ИСС у трех групп верующих (см. табл. 1) при ответе на следующий вопрос: «Как часто в течение последнего года у вас появлялось такое переживание?». Предполагаемые варианты ответов: «Никогда, 1−2 раза, иногда, периодически, часто».
Таблица 1
Частота выраженности признаков измененных состояний сознания у трех групп верующих,
в баллах, N=60 (смешанная выборка)
№ Признаки измененных состояний сознания Право- етавные N=20 Пятиде- cятники N=20 Сахаджа йоги N=20
1 Я слышал (а) странные шумы (звуки, пение, шепот, голоса) [Аудиальные иллюзии] 4 6 2
2 Я чувствовал (а) одновременно и счастье, и горе [Амбивалентные эмоции] 19 19 18
3 Я погружался (алась) в необычные фантазии [Необычно яркие фантазии] 17 17 6
4 Я чувствовал (а) себя довольно внушаемым (ой) [Повышенная внушаемость] 17 19 13
5 Я видел (а) сны с кошмарами [Ночные кошмары] 23 21 17
6 Я видел (а) странные вспышки света (мерцание, лучи, очертания предметов и существ) [Визуальные иллюзии] 7 8 3
7 Я испытывал (а) мистические (религиозные) переживания [Мистические переживания] 30 26 25
8 Я погружался (алась) в яркие неотвязные воспоминания [Навязчивые мысли] 21 25 10
9 Я улавливал (а) скрытый смысл слов собеседника [Изменение смыслового восприятия речи] 38 36 27
10 Я видел (а) «сны с полетами» [Полеты во сне] 29 31 20
11 Я «выходил (а) из тела» и видел (а) себя со стороны [Пространственная деперсонализация] 3 2 3
12 Я испытывал (а) необычные («какие-то не мои» желания) [Необычные желания] 11 9 7
13 Я понимал смысл жизни [Яркие когнитивные инсайты] 48 44 38
14 Я входил (а) в почти телепатический контакт с отсутствующими родными [Ощущение мысленного контакта с другими] 10 8 8
15 Я видел (а) «вещие сны» [Вещие сны] 13 13 14
Средние значения частоты выраженности признаков ИСС по трем группам (в баллах) 14,5 14,2 10,6
Как видно на рисунке 1, профили выраженности частотных признаков ИСС у трех групп верующих совпадают, а самой важной содержательной характеристикой ИСС является признак «Яркие когнитивные инсайты» как следствие актуализации смысловой зоны психики под влиянием молитвы или медитации (что соответствует пункту опросника «Я понимал смысл жизни»). С этим признаком ИСС непосредственно связан другой — «Изменение смыслового восприятия речи» (это пункт опросника «Я улавливал скрытый смысл слов собеседника»). На втором месте по частоте выраженности признаков ИСС у всех верующих выявлены «Мистические переживания» и «Амбивалентные эмоции» (что соответствует пунктам «Я испытал мистические [религиозные] переживания" — «Я чувствовал одновременно и счастье и горе»). Кроме того, у всех испытуемых был зафиксирован крайне низкий уровень проявлений так называемых «духовных прелестей». Исходя из концепции А.А. Го-
стева о духовно-нравственном прельщении [2], к проявлениям «прелестей» мы отнесли: «Аудиаль-ные и визуальные иллюзии» (соответственно в опроснике пункты «Я слышал странные шумы, звуки, пение, шепот, голоса" — «Я видел странные вспышки света, мерцание, лучи, очертания предметов или существ») — «Пространственную деперсонализацию» (пункт «Я «выходил из тела» и видел себя со стороны»), «Необычные желания» (что соответствует пункту «Я испытывал необычные, «какие-то не мои» желания»).
Было также выявлено, что большинство признаков ИСС у сахаджа йогов менее выражены, чем у православных и пятидесятников, особенно по характеристикам «Изменение смыслового восприятия речи» (пункт опросника «Я улавливал скрытый смысл слов собеседника»), «Полеты во сне» (пункт «Я видел «сны с полетами»»), «Необычно яркие фантазии» (в опроснике пункт «Я погружался в необычные фантазии»), «Повышенная внуша-
Рис. 1. Профили частотной выраженности признаков измененных состояний сознания
у трех групп верующих
емость» (пункт «Я чувствовал себя довольно внушаемым»), «Навязчивые мысли» (в опроснике пункт «Я погружался в яркие неотвязные воспоминания»). Общий показатель частоты проявления ИСС (среднее значение в баллах): у православных -14,5- у пятидесятников — 14,2- у сахаджа йогов -10,6. Выявленные по критерию Манна-Уитни (^критерию) показатели статистически значимых различий по частоте проявления признаков ИСС следующие: между православными и сахаджа йогами — и=70,0- при р=0,007 (т.е. у православных частотность ИСС выше, чем у сахаджа йогов) — между пятидесятниками и сахаджа йогами: и=87,5- при р=0,0037 (т.е. более высокая частотность ИСС получилась у представителей протестантской веры). Таким образом, в нашем исследовании у сахаджа йогов, практикующих сахаджа йога-медитацию как способ вхождения в ИСС (в сравнении с испытуемыми христианских ориентаций) был выявлен самый низкий уровень выраженности частотных признаков ИСС.
Сахаджа йога — медитацию относят к глубинному типу медитаций, основанных на кундалини-опыте (т.е. опыте активизации резервной энергоинформационной субстанции, известной в восточной духовной традиции как «кундалини») [11- 14]. Такая медитация является «каналом прямого неопосредствованного познания» [10], имеет абсолют-
ную ценность, прежде всего, как религиозно-мистический опыт формирования «интуитивной, нечеткой логики, логики иррациональных состояний и парадоксов» [1]. Ее психопрактические возможности могут способствовать реализации поставленной на международном конгрессе «Глобальное будущее 2045» задачи — найти технологии для овладения человеком «новыми типами логики, интуитивными способами познания» [6].
Несмотря на специфику обрядов, которые выполняет личность для вхождения в ИСС в различных религиозных культурах, у них главное предназначение — способствовать духовной эволюции человека в опыте Богообщения. Таким образом, мистические состояния сознания, возникающие посредством медитаций, имеют несомненную ценность для эволюционного будущего человечества.
Библиографический список
1. Бахтияров О. А. Активизация ресурсов сознания как основа формирования принципиально новых технологий // Глобальное будущее 2045. Выступление на международном конгрессе, 18 февраля 2012, Москва [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //gf2045. ru/read/154/ (дата обращения: 30. 04. 2012).
2. Гостев А. А. Психология и метафизика образной сферы человека. — М.: Генезис, 2008. — 459 с.
3. Груздев Н. В. Измененные состояния сознания: изучение базовых факторов индукции на модели физиологических родов: Дис. … канд. пси-хол. наук. — СПб., 200б. — 138 с.
4. Дандарон М. Б. Социальное конструирование религиозного сознания: Aвтореф. дис. … д-ра философ. наук. — Улан-Удэ, 2009. — 43 с.
5. Дубровский Д. И. Сознание и мозг: перспективы преобразования природы человека II Глобальное будущее 2045. Выступление на международном конгрессе, 18 февраля 2012 г., Москва [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: IIgf2045. ruIreadI 156I (дата обращения: 30. 04. 2012).
6. ИцковД.И. Резолюция конгресса Global Future 2045 II Глобальное будущее 2045. Выступление на международном конгрессе, 20 февраля 2012, Москва [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: II gf2045. ruIreadI159I (дата обращения: 30. 04. 2012).
7. Круглый стол «Диалог конфессий» II Глобальное будущее 2045 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www. 2045. ruIdialogueI29854. html (дата обращения: 4. 05. 2012).
8. Петренко В. Ф. Психопрактики как ключ к космическому сознанию II Глобальное будущее 2045. Выступление на международном конгрессе, 18 февраля 2012, Москва [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http: IIgf2045. ruIreadI119I (дата обращения: 30. 04. 2012).
9. Петренко В. Ф. Духовные психопрактики в создании атмосферы толерантности, веротерпи-
мости и ненасилия // Национальный психологический журнал. — 2011. — № 2 (6). — С. 117−121.
10. Петренко В. Ф., Кучеренко В. В. Медитация как форма неопосредствованного познания // Вопросы философии. — 2008. — № 8. — С. 83−101.
11. Самойлова И. Г. Религиозно-мистический опыт и критерии его подлинности // Диалог культур — культура диалога: материалы междунар. науч. -практич. конф., Кострома, 6−10 сентября 2010 г. / под ред. Л. Н. Ваулиной. — Кострома- Дармштадт- Минск- Могилёв- Познань- Ванадзор: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2010. — С. 423−427.
12. Самойлова И. Г., Чистяков С. С. Ценностно-смысловая сфера в контексте социально-безопасного поведения верующих // Диалог культур -культура диалога: материалы Х Юбилейной междунар. науч. -практ. конф., Кострома, 5−10 сентября 2011 г. / под ред. Л. Н. Ваулиной. — Кострома- Дармштадт- Минск- Могилёв- Познань- Ванадзор: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2011. — С. 297−303.
13. Чистяков С. С. Ценностно-смысловая сфера в социально-безопасном поведении верующих: Квалификационная работа. — Кострома, 2011. — 74 с.
14. Manocha R., Black D., Spiro D., Ryan J., Stough C. Changing Definitions of Meditation — Is there a Physiological Corollary? Skin temperature changes of a mental silence orientated from of meditation compared to rest // Journal of International Society of Life Information Science (ISLIS) — 2010. -№ 1. — V. 28. — P. 23−31.
УДК 159.9. 07
Бакшутова Екатерина Валерьевна
кандидат психологических наук, доцент Поволжская государственная социально-гуманитарная академия, г. Самара
bakshutka@gmail. com
ОТНОШЕНИЕ К СВОБОДЕ И ДИСКУРС ЛИБЕРАЛИЗМА РОССИЙСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ
В статье анализируются некоторые аспекты психологии свободы российской интеллигенции, их проявление и конструирование в интеллигентском дискурсе. Рассматриваются тексты разных периодов времени, обсуждающие проблему свободы и либерализма, ценностно-смысловую необходимость для исторического процесса. Показан конфликт установок общественного и индивидуального, оказывающий влияние на социальную диффузию и утрату интеллигенцией функции рационализации ментального и социального опыта.
Ключевые слова: интеллигенция, психология свободы, антиномии дискурса, ментальный конфликт, смысл.
Из всех идеологических направлений с понятием интеллигенции наиболее часто рифмуется либерализм, но интеллигенция бывает консервативной, монархической, демократической, православной, большевистской и т. д. Ответственность за неудачи революции 1905 года берут на себя именно либералы — «Веховцы», так же как и в развале Советского Союза принято винить либеральную интеллигенцию. И хотя и первое и второе является очень большим преувеличением, полагаем, что либерализм в интеллигентском дискурсе выступает как психологическое свой-
ство интеллигенции, имманентная потребность образованного сообщества в личной и социальной свободе. Свободе от традиции (от коллективной идентичности), и свободе для личностного развития (в идеале — не только своего собственного). По словам Ю. М. Лотмана, «Свобода всегда была и остаётся одной из самых болезненных тем русской интеллигенции…» [10, с. 122]. Отношение к свободе и оценка свободомыслия и свобододействия интеллигенции включает весьма широкий диапазон мнений, что вполне соответствует характеру интеллигентского дискурса (антиномичность):

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой