Административно-территориальное устройство системы местного самоуправления Ленинградской области

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Государственная и муниципальная служба
И. И. МАКАРОВ
АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ УСТРОЙСТВО СИСТЕМЫ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ
Ключевые слова:
территориальная организация местного самоуправления, район, поселение, волость, Пикалёво, административный центр
В статье последовательно рассматриваются изменения территориальной организации местного самоуправления в Ленинградской области. Автор анализирует соотношение нового территориального устройства местного самоуправления и «дореформенной» организации территории.
Вопросы эффективного использования пространственного потенциала страны и развития «низового» территориального уровня в настоящее время все чаще привлекают внимание исследователей [1- 6, с. 185] и политиков1. В ст. 85 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ сформулированы обязанности ор-
1 См.: Тимченко В. Подводя итоги, намечая перспективы. [Электронный ресурс] // Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации: официальный сайт. Комитет Государственной Думы по вопросам местного самоуправления. 2010. 19 июля. 111^: // http: //www. komitet4. km. duma. gov. ru/site. xp/53 048 124 055 054 048. 1^т1 (дата обращения: 04. 12. 2010).
Key words:
territorial organization of local self-government, district, settlement, volost, Picalevo, administrative center
The article considers two directions of change in territorial organization of local self-government in Leningrad region. The relation of the new territorial organization of local self-government and «pre-reform» organization of the territory is described.
ганов государственной власти субъектов Российской Федерации по проведению реформы местного самоуправления. В соответствии с Законом первоочередными для органов государственной власти регионов должны были стать такие задачи, как установление границ территорий и наделение соответствующим статусом муниципальных образований. Так, с 1 января 2006 г. органы местного самоуправления начинали осуществлять свои полномочия в рамках установленных территориальных образований. Возложение на органы государственной власти субъектов Федерации исключительного права разрешения вопросов территориального устройства новых муниципальных образований следу-
ет признать единственно и бесспорно правильным решением. История России знает примеры того, как в ходе общественных трансформаций передача этих вопросов в сферу местной инициативы ставила на грань срыва формирование новых органов местной власти, а в итоге наряду с другими факторами практически дискредитировала идею муниципальной самостоятельности [4, с. 54−56].
Изменение территориальных основ местного самоуправления стало длительным и трудоемким этапом реформы и поставило перед исполнительной властью и законодателями субъектов Федерации ряд вопросов практического и теоретического характера. Среди них следует выделить проблему соотношения существовавшего административно-территориального устройства и формируемой на новых принципах территориальной организации местного самоуправления. Руководители региональных органов власти, ответственные за проведение реформы, вполне отдавали себе в этом отчет1.
1 См.: Выступление председателя комитета по взаимодействию с органами местного самоуправления Ленинградской области Мара-саева Ю. Г. // Стенограмма 42-го заседания Законодательного собрания Ленинградской области III созыва. 29 июня 2004 г. с. 181- 182- Выступление председателя постоянной комиссии по государственному, административно-территориальному устройству, местному самоуправлению и региональным связям Законодательного собрания Ленинград-
Территориальная организация местного самоуправления до принятия Федерального закона № 131-Ф3
Разнообразие моделей территориальной организации местного самоуправления, сложившихся во второй половине 1990-х гг. в субъектах Российской Федерации, исследователи сводят к трем основным группам [5, с. 13−15].
Первая группа: местное самоуправление осуществлялось в пределах административно-территориальных границ городов и районов. Мнения о количестве регионов, в которых применялась эта модель, различаются, специалисты, тем не менее, согласны в том, что такая модель была наиболее распространенной в стране [10, с. 105].
Вторая группа: двухуровневая модель местного самоуправления. Органы местного самоуправления действовали на двух уровнях: в районах и городах, как правило, областного (республиканского) подчинения (второй уровень) и в сельских округах и поселках (первый уровень).
Третья группа: местное самоуправление осуществлялось на первичном поселенческом уровне — в границах сельских округов, волостей, сельсоветов и поселков.
ской области Девяткина Е. Г. // Там же. С. 190.
Макаров И. И. Административно-территориальное устройство системы местного самоуправления…
Государственная и муниципальная служба
В отдельных субъектах Российской Федерации либо органы местного самоуправления не были созданы вовсе, либо осуществлялось, по определению А. Н. Дементьева, «квазиместное самоуправление» в виде территориального общественного самоуправления в границах городских и сельских населенных пунктов, частей городов, а также в виде государственного управления на местном уровне с участием выборных представительных органов [5, с. 6].
В пределах Ленинградской области существовали 29 муниципальных образований, 17 из которых были организованы на уровне районов (Бокситогорский, Воло-совский, Волховский, Всеволожский, Выборгский, Гатчинский, Кингисеппский, Киришский, Кировский, Лодейнопольский, Ломоносовский, Лужский, Подпорож-ский, Приозерский, Сланцевский, Тихвинский и Тосненский). В десяти малых и средних городах области также существовали муниципальные образования (Волхов, Гатчина, Ивангород, Коммунар, Новая Ладога, Пикалево, Светогорск, Сертоло-во, Сосновый Бор, Шлиссельбург). Также муниципальные образования действовали в поселке Кузнечное и в Колтушской волости. Таким образом, модель территориальной организации местного самоуправления, сложившаяся к 2003 г. в Ленинградской области, может быть
отнесена к первой группе. Применение к этой модели, даже с оговорками, характеристики поливариант-ной [7, с. 224] выглядит натяжкой: создание муниципальных образований в одном поселке и в одной волости носило характер исключительный и, если угодно, экспериментальный. Отнесение на этом основании территориальной организации региона к иной модели или, тем более, выделение модели нового типа представляется не обоснованным.
Реформа местного самоуправления и административнотерриториальное устройство
Задачи установления границ и определения статуса новых муниципальных образований требовали применения определенных принципов, на которых могла основываться данная работа.
К их числу были отнесены принципы: единства территории муниципального образования, обеспеченности потребностей населения существующей социальной инфраструктурой, финансовой обеспеченности создаваемых муниципальных образований1. Таким образом,
1 См.: Выступление вице-губернатора Ленинградской области — председателя комитета по экономике и инвестициям Дваса Г. В. // Стенограмма дня депутата Законодательного собрания Ленинградской области III созыва. 17 февраля 2004 г. С. 6−9, 31.
экономические и организационные критерии определения территории новых муниципальных образований признавались наряду с законодательно закрепленными географическими критериями.
Установленный законодателем принцип пешеходной доступности вызывает однозначно критические оценки спектр которых разнится: от сдержанной констатации сложностей, возникавших во многих регионах при применении этого прин-ципа1, до эмоциональных отзывов, характеризующих пешеходную доступность как «юмористическую» [16, с. 26] или как «взятый из затхлых сундуков прошлого и привнесенный в XXI в. весьма неопределенный, расплывчатый и безмерный критерий» [15, с. 32].
В Ленинградской области применение принципа пешеходной доступности, как и в других регионах страны, было осложнено неоднозначностью его оценки.
1 См.: Доклад председателя Комитета Государственной Думы по вопросам местного самоуправления Мокрого В. С. на заседании межведомственной рабочей группы по вопросам федеративных отношений и местного самоуправления Комиссии при Президенте Российской Федерации по вопросам совершенствования государственного управления. [Электронный ресурс] // Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации: официальный сайт. 111^: http: //www. komitet4. km. duma. gov.
ги^е. хр/53 048 124 053 053 056. 1лЬт1. (дата обращения: 04. 12. 2010).
Администрация Ленинградской области при подготовке своих предложений по определению границ муниципальных образований руководствовалась в том числе стремлением к тому, чтобы границы будущих муниципальных районов соответствовали границам существующих административных районов. Такой подход получил распространение в большинстве субъектов Российской Федерации и отмечен в качестве положительной тенденции в ходе муниципальной реформы [14, с. 22−24].
Следует отметить, что выдвигались и альтернативные предложения. При подготовке законопроектов об установлении границ муниципальных образований один из депутатов Законодательного собрания Ленинградской области выступил с проектом создания единого муниципального района с центром в городе Тихвине путем объединения территории Бокситогорского и Тихвинского районов2. Аргументировалось это предложение относительной территориальной близостью административных центров обоих районов. Впоследствии эта идея была признана нецелесообразной, т. к. ее воплощение неизбежно
Выступление депутата Законодательного собрания Ленинградской области Водопьянова М. П. // Стенограмма 44-го (внеочередного) заседания Законодательного собрания Ленинградской области III созыва. 24 августа 2004 г. С. 51.
Макаров И. И. Административно-территориальное устройство системы местного самоуправления…
Государственная и муниципальная служба
потребовало бы немалых расходов на реорганизацию органов власти и управления. Кроме того, появились бы сложности с удовлетворением требований транспортной доступности, учитывая, что для жителей Бокситогорского района расстояние до районного центра увеличилось бы на 40 км.
Вывод о первичности административно-территориального деления по отношению к муниципально-территориальному уже формулировался в специальных исследованиях [17, с. 44- 18, с. 212], и в ходе реформы территориальной организации местного самоуправления в Ленинградской области он также нашел подтверждение.
Приоритет существующего административно-территориального устройства субъекта Федерации в ходе реформы территориальной основы местного самоуправления в Ленинградской области стал очевидным еще на одном примере.
В городах Бокситогорск и Пика-лево, расположенных на территории Бокситогорского района, проживало в период подготовки реформы территориальной организации местного самоуправления 19 тыс. и 25 тыс. жителей соответственно. Административный центр района расположен в Бокситогорске. Город Пикалево возник и развился позднее Бокситогорска, который, в отличие от Пикалево, находится в некотором удалении от железнодо-
рожной магистрали и федеральной автомобильной трассы Вологда — Новая Ладога. Кроме этого Пикале-во находится заметно ближе к геометрическому центру района, и жители большей части сельских населенных пунктов могут попасть в Бокситогорск, только проехав через Пикалево, которое являлось самостоятельным муниципальным образованием до муниципальной реформы 2003−2009 гг.
По предложениям, подготовленным администрацией Ленинградской области, город Пикалево наделялся статусом городского поселения в составе Бокситогорского муниципального района. При обсуждении законопроекта об установлении границ Бокситогорского муниципального района не возник вопрос о наделении Пикалево статусом городского округа, как это было в случаях с некоторыми другими городами области, которые до реформы также существовали в качестве самостоятельных муниципальных образований. В случае с Пикалево был поставлен вопрос не об образовании городского округа, а о размещении центра муниципального района в Пикалево, а не в Бокситогорске1. Аргументация основывалась прежде всего на том, что Пикалево крупнее Бокситогор-ска и, в отличие от него, обладает
1 См.: Кузьмин Д. Три в одном. Областной парламент осваивает скорочтение // МК в Питере. 2004. 1 сентября.
более высокой степенью транспортной доступности для жителей значительной части сельской местности района. Однако в случае принятия такого решения в проигрыше оказались бы жители волостей, расположенных вблизи от Бокситогор-ска. В подобном решении не были заинтересованы и жители самого Бокситогорска. К губернатору и депутатам Законодательного собрания Ленинградской области поступили обращения, подкрепленные сотнями подписей как сторонников, так и противников переноса административного центра района.
В результате долгих дискуссий вопрос о возможности размещения центра муниципального района в Пикалево был решен отрицательно. Одним из главных аргументов в пользу этого послужили соображения о необходимости высоких расходов на перевод и размещение в Пикалево районных отделений федеральных органов государственной власти.
«Первичные» территориальные единицы
Однако тезис о приоритете существующего административнотерриториального устройства при изменении территориальной организации местного самоуправления требует, исходя из опыта Ленинградской области, существенного уточнения. Если это положение
оказалось безусловно верным на районном уровне, то на уровне первичных территориальных единиц ситуация выглядит иначе.
Первым шагом в реформе территориальной организации местного самоуправления в субъекте Федерации стал Областной закон Ленинградской области «Об установлении границ и наделении соответствующим статусом муниципальных образований Всеволожского и Выборгского районов и муниципальных образований в их составе» от 10 марта 2004 г. № 17-оз. Во Всеволожском и Выборгском районах на день вступления Закона в силу проживало 197,9 тыс. и 187,9 тыс. человек соответственно, что в сумме составляло немногим менее четверти населения Ленинградской области.
На территории Всеволожского района расположены 153 населенных пункта, в том числе города Все-воложск и Сертолово, последний из которых являлся самостоятельным муниципальным образованием. Также в районе существуют 6 городских поселков, на территории которых действовали поселковые администрации. Остальная территория была разделена на 12 волостей, одна из которых — Колтуш-ская — также являлась самостоятельным муниципальным образованием. В соответствии с принятым областным законом в границах Всеволожского муници-
Макаров И. И. Административно-территориальное устройство системы местного самоуправления…
Государственная и муниципальная служба
пального района образовано 8 городских и 12 сельских поселений.
Несколько иначе решались вопросы определения границ в Выборгском районе, на территории которого расположены 188 населенных пунктов, в том числе 5 городов, один из которых — Светогорск — обладал статусом муниципального образования, а также 3 городских поселка. Территория района была разделена на 22 округа. Областным законом определено создание 8 городских и 6 сельских поселений. Таким образом, в Выборгском районе произошло заметное укрупнение первичных территориальных единиц, обусловленное необходимостью соблюдения условия достаточности финансовой обеспеченности создаваемых муниципальных образований.
О том, что тенденция к укрупнению территориальных единиц не является локальной спецификой Выборгского района, говорят общие данные по Ленинградской области.
В Ленинградской области существуют 32 городских поселка и 31 город (из которых 20 имели статус городов областного подчинения и 11 — районного). В результате реформы территориальной организации местного самоуправления, проведенной в соответствии с Федеральным законом № 131-ФЗ, в Ленинградской области образовано 62 городских поселения с центрами в этих городских населенных
пунктах. В городе Сосновый Бор был образован городской округ.
Кроме этого на территории Ленинградской области существовало 204 волости1, которые являлись первичными единицами территориальной организации местной власти в сельской местности. В волостях действовали территориальные органы администраций районов — администрации волостей, главы которых назначались главой муниципального образования. В результате реформы в Ленинградской области было образовано 142 сельских поселения. Из приведенных данных следует, что в сельской местности число первичных территориальных единиц, в которых начали функционировать органы публичной власти, сократилось почти на 30%.
Таким образом, в Ленинградской области удалось избежать ошибки некоторых регионов страны, которые пошли по пути «наименьшего сопротивления», когда поселения образовывались в старых границах 30-летней давности без учета произошедших за данный срок изменений в экономике и расселении [11, с. 5]. В субъекте в разумных пределах была использована предоставленная муниципальной реформой уникальная возможность сформировать «карту местного самоуправления региона».
1 На территории Выборгского и Кингисеппского районов первичные территориальные единицы носили наименование округов.
Укрупнение происходило путем объединения территорий двух или, реже, трех волостей в границах единого сельского поселения, иногда часть территории могла перераспределяться и включаться в состав соседнего сельского поселения. В некоторых случаях территории близлежащих к городским населенным пунктам волостей включались в состав городских поселений, как это произошло при определении границ Тихвинского городского поселения, в состав которого включили Красавскую и Лазаревичскую волости. Сегодня помимо города Тихвина в состав одноименного городского поселения входят еще 19 сельских населенных пунктов.
Проблема соотношения государственной и муниципальной территориальной организации неоднократно становилась предметом теоретического рассмотрения [3, с. 8−16- 9]. Следует подчеркнуть, что вывод о почти идеальном наложении сети муниципальных образований на сложившуюся структуру административнотерриториального деления субъектов Федерации [2, с. 4] в Ленинградской области верен только в отношении районного уровня. Впрочем, Ленинградская область в этом вопросе не является исключением.
Такие же тенденции имели место и в ряде других регионов
страны, где административно-территориальные единицы в сельской местности «оказались по ряду причин непригодными к созданию самостоятельных муниципальных образований» [8, с. 52].
Отдельные исследователи критически оценивают создание крупных муниципальных образований в сельских районах Ленинградской области, утверждая, что население таких поселений «не связано едиными публичными интересами и единым хозяйством, и, конечно, это не будет способствовать созданию единых и дееспособных местных сообществ» [15, с. 32].
При этом в других исследованиях укрупнение низовых территориальных единиц оценивается положительно, а рост числа сельсоветов, который происходил в 19 601 990-е гг. при сокращении численности сельского населения рассматривается как одна из серьезных проблем административно-территориального устройства страны, которая в ходе муниципальной реформы была «в основном снята, но требует мониторинга & lt-… >-, а при необходимости своевременных корректив» [19, с. 26].
Интересным в этом контексте представляется предложение, высказанное В. И. Васильевым, о выделении административно-территориальных единиц, неспособных освоить обширную компетенцию сельских поселений в особый тип
Макаров И. И. Административно-территориальное устройство системы местного самоуправления…
Государственная и муниципальная служба
муниципальных образований с сокращенным объемом вопросов местного значения1.
Более перспективным вариантом решения проблемы существо-
1 См.: Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: Федеральный закон от 6 октября 2003 г. № 131-Ф3 // Собрание законодательства РФ. 2003. № 40. Ст. 3822.
вания «малоэффективных» сельских поселений все же представляется развитие межмуниципальной хозяйственной кооперации [12, с. 65]. Именно эта форма межмуни-ципального сотрудничества зарекомендовала себя в мировой практике как действенная альтернатива объединению мелких муниципальных образований [20, р. 287].
1. Васецкий А. А., Шубина Н. В. Компетенция и структура исполнительно-распорядительных органов внутригородских муниципальных образований Санкт-Петербурга // Управленческое консультирование. 2008. № 2. С. 68−87.
2. Васильев В. И. Административно-территориальное устройство региона и территориальное устройство местного самоуправления // Журнал российского права. 2006. № 3.
3. Васильев В. И. Государственная власть и местное самоуправление: продолжение спора // Конституционные и законодательные основы местного самоуправления в Российской Федерации: сб. науч. трудов / под ред. А. В. Иванченко. М.: ИД «Юриспруденция», 2004.
4. Гаврилова О. А. Земство и революция. 1917 год в Петроградской губернии. СПб., 2009.
5. Дементьев А. Н. Реформирование территориальных основ местного самоуправления (анализ Переходных положений новой редакции Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации)» // Аналитический вестник Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. 2004. № 7.
6. Иванова Л. Н. Особенности муниципализации современной России: достижения и противоречия // Вопросы государственного и муниципального управления. 2008. № 4.
7. Карагадько Т. В. Перспективы реформирования территориального устройства органов местного самоуправления в России (на примере Санкт-Петербурга и Ленинградской области) // Гражданское общество и реформа местного самоуправления в России: сб. материалов III Российского общественно-научного форума. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2003.
8. Колпаков Н. В. Реформа территориальной организации местного самоуправления в регионах центрального федерального округа // Право и политика. 2006. № 12.
9. Лапин В. А., Любовный В. Я. Реформа местного самоуправления и административно-территориальное устройство России. М.: Дело, 2005.
10. Лексин В. Н. Федеративная Россия и ее региональная политика. М.: ИНФРА-М, 2008.
11. Маркварт Э. К вопросу об укрупнении муниципалитетов. Общий взгляд // Местное право. 2010. № 3.
12. Межевич Н. М. Межмуниципальное сотрудничество в российском законодательстве о местном самоуправлении // Управленческое консультирование. 2006. № 3.
13. Муниципальная реформа в Российской Федерации: правовое и экономическое исследование / под общ. ред. Т. Я. Хабриевой. М.: Эксмо, 2010.
14. Першин Е. В., Дементьев А. Н., Мотякова О. А., Шарыпина Е. Г. Актуальные вопросы проведения реформы территориальной организации местного самоуправления // Аналитический вестник Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. 2004. № 32.
15. Пылин В. В. Некоторые проблемы и пути их решения в сфере территориальной организации местного самоуправления в России // Муниципальная служба: правовые вопросы. 2008. № 2.
16. Сергевнин С. Л. О трех основных направлениях третьей муниципальной реформы 2003 г. // Ленинградский юридический журнал. 2005. № 2.
17. Тимофеев Н. С. Территориальные пределы местного самоуправления в Российской Федерации. М.: Изд-во МГУ, 2007.
18. Фальков В. Н. Соотношение административно-территориального устройства субъектов Российской Федерации и территориальной организации местного самоуправления // Проблемы местного самоуправления в Российской Федерации: сб. материалов III научно-практической конференции (18−19 ноября 2004 г., Омск). Омск: Изд-во ОмГУ, 2004.
19. Шишков М. К. Территориальное устройство России: проблемы и перспективы. Самара: ООО «Сам-ЛюксПринт», 2009.
20. Hertzog R. IntermunicipaL Cooperation: A Viable Alternative to Territorial Amalgamation? // Territorial Consolidation Reforms in Europe / ed. P. Swianiewicz. Budapest: Local Government and Public Service Reform Initiative, 2010.
References
1. Vasetskyi A. A., Shubina N. V. Kompetentsiya i struktura ispolnitelno-rasporyaditelnyh organov vnut-rigorodskih munitsipalnyh obrazovanyi Sankt-Peterburga // Upravlencheskoe konsultirovanie. 2008. № 2. S. 68−87.
2. Vasilyev V. I. Administrativno-territorialnoe ustroystvo regiona i territorialnoe ustroystvo mestno-go samoupravleniya // Zhurnal rossiyskogo prava. 2006. № 3.
3. Vasilyev V. I. Gosudarstvennaya vlast'- i mestnoe samoupravlenie: prodolzhenie spora // Konstitutsi-onnye i zakonodatel'-nye osnovy mestnogo samoupravlenia v Rossiyskoy Federatsii: sb. nauch. tru-dov / pod red. A. V. Ivanchenko. M.: ID «Yurisprudentsya», 2004.
4. Gavrilova O. A. Zemstvo i revolutsiya. 1917 god v Petrogradskoy gubernii. SPb., 2009.
5. Dementyev A. N. Reformirovanie territorialnyh osnov mestnogo samoupravleniya (analiz Perehod-nyh polozhenyi novoy redaktsii Federalnogo zakona «Ob obschih printsipah organizatsii mestnogo samoupravleniya v Rossiyskoy Federatsii») // Analitichesky vestnik Soveta Federatsii Federalnogo Sobrania Rossiyskoy Federatsii. 2004. № 7.
6. Ivanova L. N. Osobennosti munitsipalizatsii sovremennoy Rossii: dostizheniya i protivorechiya // Voprosy gosudarstvennogo i munitsipalnogo upravleniya. 2008. № 4.
7. Karagad'-ko T. V. Perspektivy reformirovaniya territorialnogo ustroystva organov mestnogo samoupravleniya v Rossii (na primere Sankt-Peterburga i Leningradskoy oblasti) // Grazhdanskoe ob-schestvo i reforma mestnogo samoupravleniya v Rossii: sb. materialov III Rossiyskogo obschest-venno-nauchnogo foruma. SPb.: Izd-vo SPbGU, 2003.
8. Kolpakov N. V. Reforma territorial'-noy organizatsii mestnogo samoupravleniya v regionah tsentral'-nogo federal'-nogo okruga // Pravo i politika. 2006. № 12.
9. Lapin V. A., Lyubovnyi V. Ya. Reforma mestnogo samoupravleniya i administrativno-territorialnoe ustroystvo Rossii. M.: Delo, 2005.
10. Leksin V. N. Federativnaya Rossiya i yeyo regionalnaya politika. M.: INFRA-M, 2008.
11. Markvart E. K voprosu ob ukrupnenii munitsipalitetov. Obschyi vzglyad // Mestnoye pravo. 2010. № 3.
12. Mezhevich N. M. Mezhmunitsipal'-noe sotrudnichestvo v rossiyskom zakonodatel'-stve o mestnom sa-moupravlenii // Upravlencheskoe konsultirovanie. 2006. № 3.
13. Munitsipal'-naya reforma v Rossiyskoy Federatsii: pravovoe i ekonomicheskoe issledovanie / pod obsch. red. T. Ya. Khabrievoy. M.: Eksmo, 2010.
14. Pershin E. V., Dementyev A. N., Motyakova O. A., Sharypina E. G. Aktual'-nye voprosy provedeniya re-formy territorial'-noy organizatsii mestnogo samoupravleniya // Analitichesky vestnik Soveta Federatsii Federal'-nogo Sobraniya Rossiyskoy Federatsii. 2004. № 32 (252).
15. Pylin V. V. Nekotorye problemy i puti ih resheniya v sphere territorial'-noy organizatsii mestnogo samoupravleniya v Rossii // Munitsipal'-naya sluzhba: pravovye voprosy. 2008. № 2.
16. Sergevnin S. L. 0 treh osnovnyh napravleniyah tret'-ey munitsipal'-noy reformy 2003 // Leningradsky yuridichesky zhurnal. 2005. № 2.
Макаров И. И. Административно-территориальное устройство системы местного самоуправления…
Государственная и муниципальная служба
17. Timofeev N. S. Territorial'-nye predely mestnogo samoupravleniya v Rossiyskoy Federatsii. M.: Izd-vo MGU, 2007.
18. Fal'-kov V. N. Sootnoshenie administrativno-territorial'-nogo ustroystva sub'-ektov Rossiyskoy Federatsii i territorial'-noy organizatsii mestnogo samoupravleniya // Problemy mestnogo samoupravleniya v Rossiyskoy Federatsii: materialy III nauchno-prakticheskoy konferentsii (Omsk, 18−19 no-yabrya 2004). Omsk: Izd-vo OmGU, 2004.
19. ShishkovM. K. Territorial'-noe ustroystvo Rossii: problemy i perspektivy. Samara: ООО «SamLyuks-Print», 2009.
20. Hertzog R. Intermunicipal Cooperation: A Viable Alternative to Territorial Amalgamation? // Territorial Consolidation Reforms in Europe / ed. P. Swianiewicz. Budapest: Local Government and Public Service Reform Initiative, 2010.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой