Гончарство древнего населения среднего Прикамья (по материалам Тарасовского могильника I-V вв. Н. Э.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ
УДК 903. 024 (470. 5)(045)
О.А. Казанцева
ГОНЧАРСТВО ДРЕВНЕГО НАСЕЛЕНИЯ СРЕДНЕГО ПРИКАМЬЯ (ПО МАТЕРИАЛАМ ТАРАСОВСКОГО МОГИЛЬНИКА IV ВВ. Н.Э.)
Рассматривается гончарная технология по материалам Тарасовского могильника (I-V вв. н.э.) — одного из крупнейших памятников эпохи Великого переселения народов в Среднем Прикамье, погребальные комплексы которого имеют антропологическое определение костяков умерших. Дается характеристика гончарных традиций населения, оставившего Тарасовский могильник.
Ключевые слова: эпоха Великого переселения народов, древнее гончарство, могильник, морфология, технология, хронология.
Середина I тысячелетия н.э. на территории Прикамья — важная страница в истории финноугорского мира. Археологические источники данного периода являются основополагающими для изучения материальной культуры, а также сложных процессов развития и взаимодействия древнего населения.
В отечественной археологической науке разработан историко-культурный подход к изучению гончарства д.и.н. А.А. Бобринским1. Изучение гончарства по материалам могильников позволяет обсуждать ряд проблем, связанных собственно не только с древней посудой, но и с историей населения Среднего Прикамья, их контактов, в том числе и гончаров, которые являлись частью общества. Люди пользовались гончарными изделиями не только на поселениях в самых разных целях, но и применяли их в погребальной обрядности, в совершении своеобразных ритуалов. Исследование погребальной керамики используется археологами в настоящее время для изучения культурно-хронологических проблем2.
В рамках технико-технологического подхода к изучению древнего гончарства коллекция керамики из могил и засыпей погребений Тарасовского могильника уже была предметом изучения3. Были проанализированы отдельные элементы гончарной технологии, в частности исходное сырье, возможности и некоторые итоги применения методов естественных наук в изучении гончарства Прикамья4.
При исследовании погребальных комплексов могильников важны не только предметы, сопровождающие умершего, но и антропологические сведения о нем: пол, возраст человека, что в дальнейшем позволяет соотносить датировку погребального комплекса с антропологическими данными и предполагать, кому могли принадлежать глиняные сосуды. Поэтому в настоящей статье будут рассмотрены глиняные сосуды как часть погребального комплекса умершего на примере Тарасовского могильника, материалы которого отвечают необходимым условиям методики, используемой в исследовании.
Тарасовский могильник был изучен в 80−90-е гг. XX в. Камско-Вятской археологической экспедицией (КВАЭ) УдГУ под руководством Р.Д. Голдиной5. Памятник расположен в Сарапульском районе Удмуртской Республики, в среднем течении р. Камы на мысу правого берега реки. Всего была исследована площадь в 16 091,5 м², на которой размещались 1880 могил6. Культурная принадлежность памятника определена Р. Д. Голдиной, которая считает могильник памятником чегандинского варианта пьяноборской общности7.
Могилы с керамикой в основном располагаются в западной части некрополя. Единично фиксируются могилы с посудой и в южной половине памятника. Могильные грунтовые ямы с керамикой имеют одинаковую погребальную конструкцию (отвесные стенки, плоское дно). На могильнике насчитывается 47 погребений (2,5% от общего числа могил), в которых размещалась глиняная посуда или фрагменты от сосудов. Большинство глиняных сосудов располагаются в изголовье (справа) в женских могилах, редко в ногах погребенных (5 случаев). В некоторых случаях сосуд входил в состав жертвенных комплексов (погребения 245, 390, 836А, 989, 998), в других могилах располагался рядом с жертвенным комплексом (погребения 392, 678).
Лепные глиняные сосуды имеют высоту от 1,5 см до 23 см и происходят только из погребальных комплексов. В могилах сосуды располагаются по половому признаку следующим образом: в женских — 19 экз., в мужских — 5 экз., в детских — 4 экз. Пол умерших не определен в 19 погребениях,
2011. Вып. 1 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ
где содержалась посуда. По этой причине посуда из этих могил из дальнейшего исследования была исключена.
Характеристика выборки для изучения. В ходе работы было изучено разное количество сосудов, что обусловлено требованиями применяемых методик в рамках историко-культурного подхода исследования древней керамики. Наибольшее количество образцов было взято (40 образцов) для технико-технологического анализа из коллекции посуды погребальных комплексов Тарасовского могильника. Количество керамики было сокращено при изучении морфологии сосудов до 21 экземпляра, а для корреляции пола и возраста умершего с определенной посудой было использовано 17 сосудов (или их частей).
Методы исследования. Для определения расположения погребений с глиняными сосудами на территории могильника применялся картографический метод, позволяющий проследить закономерности в размещении могил. Технико-технологические характеристики образцов керамики определялись с помощью бинокулярного микроскопа марки МБС, то есть применялся метод бинокулярной микроскопии. Полученные результаты сравнивались с эталонными образцами, хранящимися в Лаборатории керамики (сектор теории и методики ИА РАН, г. Москва). При изучении соответствий керамики с полом, возрастом умерших применялись метод корреляции и антропологические определения костяков в погребениях к.б.н. Г. В. Рыкушиной, г. Москва.
Методика изучения керамики. При исследовании морфологии керамики использовалась методика исследования сосудов, разработанная д.и.н. А.А. Бобринским8. Анализируются не только очертания сосудов, но и особенности навыков труда гончаров, овеществленные в формах изделий. Лепная посуда, как и круговая, формируется по общим принципам тел вращения, следовательно, у лепной керамики есть тоже своя ось вращения. В силу естественных колебаний ось может быть выражена в виде «ломаной» линии, а не прямой, перпендикулярной верхней границе сосуда. Позднее методика А. А. Бобринского применялась к.и.н. Е. В. Волковой при исследовании фатьяновской керамики9. Применение этой методики исследования на примере прикамской керамики было определенной апробацией. Ограничителем применения данной методики к изучению поселенческой керамики является фрагментарность сосудов. В этом плане глиняная посуда могильников, которая чаще всего представлена полными (целыми) формами, имеет определенную перспективу для работы. При исследовании орнаментальных традиций использовались методические разработки д.и.н. Ю.Б. Цетлина10.
Основные результаты. Погребения с глиняной посудой располагаются в поздней части могильника и не отличаются от остальных могил памятника по размерам, ориентации или устройству.
Морфология посуды. Формы сосудов были разделены на части (костяки и оболочки) с помощью точек НЛК (наибольшей локальной кривизны). Практический смысл деления форм на части с помощью точек НЛК по реальным контурам состоит в том, что оно позволяет получить в численном выражении приближенную информацию о степени асимметрии исследуемых форм11. Сосуды были условно разделены по костякам на 3 категории: средняя — горшки (6 экз.), показатель 0,63−0,81, низкая — миски (1 экз.), показатель 0,38 и промежуточная — подражания двум предыдущим категориям (14 экз.), показатель 0,6−0,4. Внутри каждой категории сосуды различались на уровне нескольких видов (например, по степени отогнутости или вогнутости края, расположению наибольшего диаметра тулова). В категории «горшки» было выделено 3 вида: с отогнутым краем сосуда, наибольший диаметр располагается в средней части тулова- сосуды с вогнутым краем сосуда- с отогнутой щекой, наибольший диаметр сосредоточен в средней части тулова. В категории мисок выделен один вид — с вогнутым краем сосуда. В самой многочисленной категории — подражаний отмечено 5 видов: сосуды с прямой щекой, наибольший диаметр располагается в средней части тулова- сосуды с прямой щекой, наибольший диаметр тулова в верхней части- сосуды с вогнутой щекой- сосуды с отогнутой щекой, наибольший диаметр в середине сосуда- с отогнутой шеей. В качестве признака шеи признается пропорция ее высоты к половине ширины многоугольника костяка12.
При изучении формы сосудов были рассмотрены оболочки их функциональных частей13. Для учета степени сформированности оболочек посуды были вычислены показатели кривизны (ПК) по формуле14. Значения ПК1 изменялись в пределах от 2,5 до 22,8%. Неустойчивое состояние навыков формообразования фиксировалось по значениям ПК1& gt-ИК. Частично устойчивое — случаи, когда ИК& gt-ПК1 отмечены при производстве традиционных форм керамики (горшки, миски) и зафиксированы показания ИК& lt-ПК1 независимо от формы.
В итоге 12 сосудов (погребения 82, 245, 392, 536, 966, 968, 988, 989, 1011, 1012, 1710, 1845) имеют признаки использования устойчивых навыков формообразования. По качеству выявленной информации сосуды — 21 экз. (100%) распределяются следующим образом: недостоверная информация (меньше 5%) отмечена лишь в одном сосуде — погребение 998 (4,76%) — гипотетическая (=5−6%) в
6 сосудах — погребения 244, 369, 872, 988, 989, 1011 (28,57%) — условно-достоверная (=7−8%) только в трех случаях (14,29%) — достоверная (больше 8%) содержится в 11 случаях (52,38%). Таким образом, надежной информацией можно считать 14 случаев (66, 67%). В условно-достоверной информации все три сосуда (погребения 196, 885, 1675) выполнены гончарами старшего или среднего поколения, так как ИК& gt-ПК1. Среди группы сосудов с достоверной информацией у 9 экземпляров (погребения 245, 392, 536, 836, 966, 968, 1012, 1710, 1845) ИК& lt-ПК1, следовательно, их изготовление можно связывать с мастерами старшего и среднего поколения. Пять сосудов (погребения 210, 376, 836, 1074, 1846) отличаются преобладанием ПК1 над ИК, что составляет 35,71%. Эти сосуды изготовлены гончарами среднего или младшего поколения и входят в категорию подражаний тем или иным формам.
Таким образом, в коллекции памятника обнаружены 3 категории глиняной посуды с преобладанием сосудов-подражаний. Довольно скудный ассортимент посуды дает относительное разнообразие на уровне их видов.
Технология изготовления керамики. Целью изучения керамики являлось выделение технологических сведений, особенностей сосудов для дальнейшего использования полученной информации в решении вопросов традиций древнего населения, оставившего Тарасовский могильник. Структура гончарства была простой, при которой существовало 10 постоянных ступеней15. Представления гончаров о глине как сырье отмечены как частично сформированные, при которых глина использовалась как основное сырье, а органические и минеральные примеси как добавки к ней. Анализ приспособительных навыков труда показал однородность среды гончаров на стадии отбора исходного сырья (далее ИС). Зафиксированы красная глина с естественными включениями речного песка и бурого железняка и глиняные концентраты. Источник сырья, возможно, был не один, о чем свидетельствует разный состав естественных примесей к глине. Существовали разные приемы подготовки сырья: дробление створок раковин пресноводных моллюсков перед введением в формовочную массу (далее ФМ), высушивание и дробление глин в сухом состоянии.
Рецепты составления ФМ выглядят следующим образом: глина+птичий помет (82,5%), гли-на+раковина (15%), глина+органика неопределенного вида (2,5%).
В приемах механической обработки поверхности сосудов преобладает ручное простое заглаживание.
Отмечено две программы конструирования начинов сосудов: монолитный и составной. Полое тело сосуда изготовлено в рамках налепочной технологии. По конструированию сосудов уровень гончарства можно определить как производство с неразвитой структурой. Задачи по созданию начина, полого тела сосуда, формообразованию не выделяются по каждой конкретной процедуре, а решаются слитно.
Задача придания прочности, влагонепроницаемости выполнялась путем введения в ФМ птичьего помета или обломков раковин пресноводных моллюсков в большом количестве.
Корреляция связей между ФМ керамики и половозрастным составом погребенных выявила следующую закономерность. Традиция добавления в ФМ птичьего помета преобладает в сосудах среди женских и мужских погребений. Кроме того, в женских захоронениях (только в возрасте 17−18 лет и 40−50 лет) отмечен рецепт с добавлением дробленых створок раковин пресноводных моллюсков. В мужских (интервал возраста 20−50 лет) и двух детских (4−6 лет) могилах отмечен одинаковый рецепт — с птичьим пометом.
Половозрастная корреляция погребенных и формы сосудов дала следующий результат. В женские могилы помещали горшки, миски и подражания этим категориям, в мужские — сосуды только одной категории — подражания. В детском погребении — сосуд, верхняя часть которого полностью не реконструируется ввиду разрушения керамики.
Итак, культурные традиции посуды Тарасовского некрополя (по морфологии сосудов и ФМ) и данные о половозрастном составе погребенных демонстрируют нам преобладание рецепта с птичьим пометом и морфологическое видовое разнообразие сосудов (3 вида горшков, миска, 5 видов подражаний указанным категориям). Особенностью женских захоронений являются сосуды (категории горшок, подражание), в глиняном тесте которых добавлены обломки дробленых раковин пресновод-
2011. Вып. 1 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ
ных моллюсков16. На площади памятника эти погребения располагаются компактной группой, сосуды входят в состав жертвенных комплексов, а возраст погребенных определен в пределах 16−18 лет.
Антропологические определения явились своеобразным аргументом в пользу выводов о поколенческих особенностях мастеров, изготовивших разные формы (категории) горшков (младшее или среднее поколение гончаров) и подражаний (среднее или старшее поколение). Например, горшок из погребения 1028 (рис. 1−13) выполнен представителем младшего поколения (по антропологическому определению — женщина, 18−20 лет), или сосуд в форме подражания из погребения 1011 (рис. 1−7) изготовлен мастером среднего поколения (женщина, 35−40 лет) и т. д.
Хронологические группы керамики. С учетом половозрастных характеристик костяков и керамики в составе захоронений могильника удалось выделить 3 группы могил: женские, мужские, детские. По датирующим вещам в 17 погребальных комплексах, куда входил и глиняный сосуд, была установлена дата погребения. В дальнейшем погребения были условно разделены на несколько хронологических групп: 1-Ш вв. н.э., II в. н.э., П-Ш вв. н.э., IV в. н.э., 1У-У вв. н.э., V в. н.э. Все погребения имели необходимые параметры для дальнейшего изучения: определение пола, возраста умершего, наличие датирующих вещей (рис.). Анализ групп позволяет сделать некоторые выводы.
К первой (переходной) группе 1-Ш вв. н.э. принадлежит одно женское погребение 1710. Глиняное тесто сосуда составлено в традиции глина+птичий помет, край сосуда украшен вдавлениями, шейка — овальными вдавлениями.
Ко второй хронологической группе II в. н.э. относится женское погребение 1279, фрагмент сосуда, изготовлен из ФМ, состоящей из глины и птичьего помета.
К переходной группе П-Ш вв. н.э. принадлежит женское погребение 1074. Это сосуд-подражание, украшенный рядом наколов по шейке, в глиняном тесте которого добавлена органика (неясного вида).
К группе IV в. н.э. относятся 2 женских погребения. В погребении 853 — почти целый сосуд, в погребении 892 — фрагмент шейки. В составе ФМ сосуда — добавка птичьего помета, во фрагменте фиксируется сложный рецепт птичьего помета и сухой глины.
К переходной группе ГУ-У вв. н.э. принадлежат 4 женских погребения. ФМ сосудов из могил 989, 1011 и фрагмент керамики из п. 1029 состоят из птичьего помета, ФМ сосуда из погребения 1031
— дробленых створок раковин пресноводных моллюсков. Сосуды из погребений 1011, 1031 и фрагмент керамики из погребения 1029 имеют орнамент.
Группа V в. н.э. объединяет 8 погребений (6 женских, 1 мужское, 1 детское). Посуда из двух могил (погребения 998, 1845) в женской группе имеет в глиняном тесте добавку створок раковин пресноводных моллюсков, остальная керамики содержит в составе ФМ птичий помет. Посуда в мужской и детской группах без орнамента. В женской группе половина глиняных сосудов имеет орнамент (погребения 392, 998, 1845). Керамика из погребений 998, 1845 украшена насечками по горловине, сосуд из погребения 392 орнаментирован ямками круглой формы и насечками овальной формы (рис. 1−12). Сосуды из мужского и детского погребений не имеют орнамента (рис. 1−16,17). Интересно, что в этой группе среди могил с глиняной посудой можно выделить две брачные пары (судя по полу, возрасту и их расположению на площади могильника): например, погребение 392 (женщина, 30−35 лет) и рядом погребение 393 (мужчина, 40−50 лет), или погребение 1845 (женщина, 40−50 лет) и рядом погребение 1846 (мужчина, 25−35 лет). Любопытно, что сосуды из погребений 392, 393 имеют разную форму, а в погребениях 1845, 1846 практически одинаковую.
Располагая сведениями о дате могил, рассмотрим динамику гончарных традиций (составление ФМ, форма сосуда, орнамент) во времени с I по V в. н.э. (рис.). Во-первых, посуда известна единично в могилах II в. н.э., но наибольшее ее количество фиксируется в женской группе в V в. н.э. Несколько меньше керамики в ГV-V вв. н.э., а в V в. н.э. посуда есть во всех половозрастных группах. Во-вторых, по составу ФМ рецепт глина+птичий помет преобладает во всех половозрастных и хронологических группах, что свидетельствует о культурной близости мастеров этой посуды. Многообразие рецептов можно отметить для женской группы. Для П-Ш вв. н.э. зафиксирован рецепт с органикой (неясного вида). В IV в. н.э. отмечен сложный рецепт ФМ: глина+птичий помет+сухая глина- на рубеже ГV-V вв. н.э. появляется добавка обломков створок раковины, которая наблюдается и позднее — в V в. н.э. Для Ф М керамики V в. н.э. (мужчины, дети) характерно использование птичьего помета. Данный вывод условен, так как обе группы представлены единичными погребениями (сосудами).
Г ончарство древнего населения Среднего Прикамья.
59
ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ
2011. Вып. 1
Рис. Хронологические группы керамики Тарасовского могильника
2011. Вып. 1 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ
По категориям форм в коллекции преобладают горшки, обнаруженные только в женской хронологической группе V в. н.э., один горшок относится к группе IV—V вв. н.э. Сосуды-подражания отмечены единично в погребениях следующих переходных хронологических групп: НП вв. н.э. (п. 1710), 11−111 вв.н.э. (п. 1074) и вв. н.э. (п. 1011). В остальных случаях определенного соответствия формы керамики во времени не прослеживается.
Интересно, что в хронологических группах IV—V вв. н.э., V в. н.э. горшки найдены в женских могилах, возраст умерших 16−18 лет, 18−20 лет. Лишь в погребении 1845 (V в. н.э.) горшок обнаружен в могиле женщины возрастом 40−50 лет. Можно предположить, что сосуды принадлежали этим женщинам, тем более что антропологические определения совпадают с выделенными поколенческими особенностями изготовителей посуды. В этом случае погребенных можно считать мастерами этой керамики, но, возможно, они были и ее потребителями.
По крайней мере, вопрос о том, могла ли посуда в погребении быть собственностью умершего человека или сосуд был принесен в дар родственниками или представителями рода, не имеет четких доказательств и носит предположительный характер. Но тот факт, что в отдельных могилах (например, в погребениях 836, 968, 989) глиняный сосуд входил в состав жертвенного комплекса, позволяет рассматривать керамику в качестве даров покойному.
Орнаментальные традиции. Орнаментальные традиции керамики в группе НП вв. н.э. представлены узором, состоящим из овальных вдавлений, расположенных горизонтально в один ряд по краю и в 3 ряда вертикально по шейке сосуда из погребения 1710 (рис. 1−1). Орнамент на сосудах П-Ш вв. н.э. отмечен появлением ряда ямочных наклонов по шейке сосуда. К IV в. н.э. относится посуда без орнамента. В IV—V вв. н.э. фиксируется керамика с орнаментом в виде трех прочерченных линий: насечек, наколов круглой формы- насечек овальной формы. Посуда из мужской и детской могил (группа V в. н.э.) не имеет орнамента. В женских погребениях (погребение 392) узор на сосуде состоит из круглых ямок и насечек по горловине (рис. 1−12), в остальных могилах (пп. 998, 1845) керамика украшена насечками по краю горловины (рис. 1−11). В целом из 17 сосудов орнаментировано 8, остальные 9 не украшены. Большинство орнаментированной керамики относится к IV—V вв. н.э.
На основании изучения керамики из погребений Тарасовского некрополя можно сделать следующие выводы.
1. Технико-технологические характеристики, выделенные в рамках отдельного сосуда, а затем и на всей посуде из коллекции могильника, позволили оценить древнее гончарство как производство с неразвитой структурой. Преобладающей добавкой к ФМ является птичий помет, который зафиксирован по материалам могильника со II по V в. н.э. С IV в. н.э., включая V в. н.э., отмечено появление обломков дробленых раковин пресноводных моллюсков в ФМ сосудов.
2. Обычай ставить сосуд в могилу женщинам существовал (по материалам Тарасовского могильника) с I по V в. н.э., то есть за весь период существования памятника, а в мужских и детских могилах сосуды появляются только в V в. н.э., на заключительной стадии его функционирования.
3. Контакты гончаров, оставивших посуду в Тарасовском могильнике, с другими мастерами в IV в. н.э. доказывает, например, керамика из Усть-Сарапульского могильника, расположенного территориально близко к Тарасовскому могильнику (в настоящее время — Сарапульский район Удмуртии)17.
4. Выявлена определенная динамика гончарства: посуда единично обнаружена в погребениях !-П вв. н.э., но в большинстве своем она фиксируется в женских захоронениях позднего этапа существования могильника (конец в. н.э.).
5. Доминирующей категорией формы керамики являются подражания, и только в V в. н.э. самой популярной была форма горшка.
По материалам гончарства можно предположить, что состав населения, оставившего памятник, был однороден, но с IV в. н.э., а особенно в V в. н.э., происходят активные контакты населения Тара-совского некрополя с группами населения Прикамья, что нашло отражение в керамике. Появился обычай ставить глиняную посуду в погребения мужчинам и детям. Памятник принадлежал местному населению, о чем свидетельствуют культурные традиции гончарства на уровне отбора исходного сырья, составления ФМ. Инфильтрацию иных культурных традиций древнего населения подтверждает факт разнообразия форм сосудов на поздней стадии существования памятника (рис.).
Территориально и хронологически Тарасовский могильник близок Усть-Сарапульскому (IV-V вв. н.э.)18. Сходна посуда этих памятников по ФМ, орнаменту, форме. Данный факт — следствие культурной однородности населения некрополей. Основная масса глиняной посуды обоих могильников выпол-
нена мастерами старшего или среднего поколения. Объединяет керамику этих памятников и форма подражаний сосудов, а также разнообразный состав орнаментальных традиций, по сравнению с керамикой других одновременных могильников Среднего Прикамья19.
Глиняная посуда Тарасовского могильника является своеобразной хронологической схемой к эволюции посуды археологических памятников Удмуртского Прикамья середины I тыс. н. э.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Бобринский А. А. Гончарство Восточной Европы. М, 1978- Его же. Историко-культурный подход к изучению гончарства // Тез. докл. Международной конференции по применению методов естественных наук в археологии. СПб., 1994. Т. 2. С. 105.
2 Волкова Е. В. Гончарство фатьяновских племен. М., 1996- Её же. Керамика Волосово-Даниловского могильника фатьяновской культуры как исторический источник. М., 1998- Салугина Н. П. Проблема перехода населения Вол-го-Уралья от раннего к среднему бронзовому веку (на основе анализа посуды из погребальных комплексов) // Проблемы изучения культур раннего бронзового века степной зоны Восточной Европы. Оренбург, 2009. С. 87−98.
3 Казанцева О. А. Гончарная технология населения Среднего Прикамья первой половины I тыс. н.э. (по данным некрополей): автореф. дис. … канд. ист. наук. Ижевск, 1996- Её же. Некоторые итоги изучения гончарной технологии финно-угорского населения Среднего Прикамья в эпоху железа (по данным некрополей) // Исторический факультет: История, современное состояние и перспективы: Тез. докл. Республ. науч. -практ. конф., по-свящ. 65-летию исторического факультета УГПИ-УдГУ. Ижевск, 1996. С. 87−89.
4 Kazantseva O. On the history of ritual ceramics of the middle Kama River (materials from the early middle ages, 3-rd
— 5-th centuries A.D.) // Congressus premus historie Fenno-Ugricae. Historia Fenno-Ugrica I:1. Oulu, 1996. P. 455 463- Казанцева О. А. К вопросу о традициях гончаров Среднего Прикамья (по данным керамики раннесредневековых некрополей) // Научный и информационный бюллетень. № 2. Ижевск, 1997. Ч.2. С. 202−204- Её же. Методы естественных наук в исследовании гончарства Прикамья // Гуманитарное знание на пороге XXI века: Материалы Междунар. науч. конф. Ижевск, 1997. С. 114, 278−279- Kazantseva O. The Raw Material in the Pottery Prodaction of the Middle Kama River In Iron Era // Abstracts Book. 4th Annual Meeting EAA. Goteborg, Sweden. 1998. P. 98- Казанцева О. Некоторые итоги и перспективы изучения древнего гончарства в Среднем Прикамье // Урал в прошлом и настоящем: Материалы науч. конф. Екатеринбург, 1998. 4.I. С. 60−62- Kazantseva O. The results of the investigation of the Pottery Prodaction of the Middle Kama River In Iron Era // Abstracts Book. 5th Annual Meeting EAA. Bournemouth, United Kingdom. 1999. P. 111−112- Kazantseva O. Raw materials used in the Iron Age pottery of the middle Kama Region // Art and archaeological investigation of the woodland of East Europe. Collection of scholarly woks. Izhevsk, 2003. P. 71−74.
5 Голдина Р. Д. Древняя и средневековая история удмуртского народа. Ижевск, 1999- Её же. Тарасовский могильник I—V вв. на Средней Каме. Ижевск, 2003. Т. 2- Её же. Тарасовский могильник I—V вв. на Средней Каме. Ижевск, 2004. Т. 1.
6 Голдина Р. Д. Тарасовский могильник I—V вв. на Средней Каме. Ижевск, 2004. Т. 1. С. 5.
7 Там же. С. 301.
8 Бобринский А. А. О методике изучения форм глиняной посуды из археологических раскопок // Культуры Восточной Европы I тысячелетия. Куйбышев, 1986. С. 137−157- Его же. Функциональные части в составе емкостей глиняной посуды // Проблемы изучения археологической керамики. Куйбышев, 1988. С. 5−21- Его же. Оболочки функциональных частей глиняной посуды // Археологические исследования в лесостепном Поволжье. Самара, 1991. С. 3−35.
9 Волкова Е. В. Гончарство фатьяновских племен… С. 35−36.
10 Цетлин Ю. Б. Периодизация неолита Верхнего Поволжья. Методические проблемы. М., 1991.
11 БобринскийА.А. О методике изучения форм глиняной посуды… С. 149.
12 Бобринский А. А Функциональные части в составе емкостей.С. 9, 18.
иБобринский А. А. Оболочки функциональных частей глиняной посуды // Археологические исследования в лесостепном Поволжье. Самара, 1991. С. 3−35.
14 Там же. С. 3−35.
15Бобринский А. А. Гончарная технология как объект историко-культурного изучения // Актуальные проблемы изучения древнего гончарства (коллективная монография). Самара, 1999. С. 5−109.
16Салугина Н. П. Раковина в составе древней керамики // Материалы Междунар. конф. по применению методов естественных наук в археологии: тез. докл. СПб., 1994. С. 148.
17Арматынская О.В. Усть-Сарапульский могильник // Приуралье в древности и средние века. Устинов, 1986. С. 2−46.
18Там же. С. 43.
19 Казанцева О. А. Гончарная технология населения… С. 14.
Поступила в редакцию 30. 08. 10
2011. Вып. 1 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ
О.А. Kazantseva
The pottery production of the ancient population of the Middle-Kama River (on the materials from the Tarasovsky cemetery of I-V centuries A.D.)
The article covers the pottery production technology by the materials of the Tarasovsky burial complex which is one of the biggest monuments of the Great Migration Age in the basin of the Middle-Kama River. The skeletons of the deceased in the burial complexes of the region can be defined anthropologically.
Keywords: great migration of the people, ancient pottery making, cemetery, morphology, technology, chronology.
Казанцева Ольга Алексеевна, кандидат исторических наук, доцент ГОУВПО «Удмуртский государственный университет»
426 034, Россия, г. Ижевск, ул. Университетская, 1 (корп. 2)
E-mail: kazantsevaolga@yandex. ru
Kazantseva О.А., candidate of history, associate professor Udmurt State University
462 034, Russia, Izhevsk, Universitetskaya str., ½ E-mail: kazantsevaolga@yandex. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой