О взаимосвязи языка и культуры: преподавание межкультурной коммуникации в вузах

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А. А. Горностаева
ст. преподаватель кафедры общепереводческой подготовки факультета
межкультурной коммуникации МИПК МГЛУ
e-mail: anngornostaeva@yandex. ru
О ВЗАИМОСВЯЗИ ЯЗЫКА И КУЛЬТУРЫ: ПРЕПОДАВАНИЕ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ В ВУЗАХ
В статье рассматривается роль межкультурной коммуникации как одной из важнейших дисциплин в курсе преподавания иностранных языков. Отмечается необходимость изучения культурной и языковой картин мира стран изучаемого языка, адаптации и интеграции в чужую культуру. Предлагается обращать внимание на функционирование языка в реальных языковых ситуациях, учитывать новейшие тенденции и изменения- названы требования к пособиям для обучения межкультурной коммуникации.
Ключевые слова: межкультурная коммуникация- культурные ценности- категория вежливости- эмотивность- лингвосмысловые изменения.
В последнее время возрос интерес к межкультурной коммуникации. Эта область, наряду с овладением иностранными языками, заслуживает внимания и изучения. Без знания культурных реалий, традиций, обычаев и культурных ценностей невозможно полноценное и плодотворное межкультурное общение. Нередко случается, что люди, владеющие иностранным языком, оказываются бессильны в, казалось бы, простой речевой ситуации, будучи не в состоянии понять собеседника. Парадокс заключается в том, что чем выше уровень владения иностранным языком, тем острее возникает проблема непонимания при столкновении с чужой культурой. Невозможность успешной коммуникации без знания особенностей культуры признана в настоящее время очевидным фактом [6]. Именно поэтому при изучении языка особое внимание следует уделять лингвокультурным аспектам.
Предмет межкультурной коммуникации приобретает сейчас все большее значение. На эту тему представлено большое количество теоретического материала разных направлений, данным вопросом занимались и продолжают заниматься такие видные лингвисты, как А. Вежбицкая [1], Т. В. Ларина [6], В. И. Карасик [4- 5], А. Зализняк [2], А. П. Садохин [7] и др. Однако в процессе преподавания возникает проблема, как эффективно использовать эти знания, как наилучшим
образом систематизировать накопленный материал и в каком виде преподнести его аудитории? Нам представляется целесообразным создание практических пособий, содержащих примеры конкретных ситуаций общения, в которых может возникнуть непонимание. Вот простой пример, приведенный Т. В. Лариной на одной из ее лекций по межкультурной коммуникации: русский человек с хорошим знанием английского языка, оказавшись в лондонском метро, хочет выйти на следующей остановке. Обращаясь к стоящему впереди и закрывающему выход пассажиру, он совершенно правильно с точки зрения лексики и грамматики строит свое предложение, говоря: «Excuse me, are you getting off?» («Извините, Вы сейчас выходите?»). В ответ он встречает недоумение и полное непонимание. Здесь мы имеем дело с ситуацией сбоя межкультурного общения, который происходит вследствие незнания иностранцем некоторых специфических правил общения, принятых в английской культуре. Совершенно недопустимо задавать личные вопросы, особенно незнакомым людям в ситуации формального общения. Это может быть расценено как бесцеремонность и навязчивость, что, скорее всего, приведет к неудовлетворительным результатам.
С нашей точки зрения, когда на практическом занятии по английскому языку анализируется состав фразового глагола get on / off (заходить / выходить в / из поезд (а) / автобус (а)), а также употребление видовременной формы для обозначения собственных намерений в ближайшем будущем, совершенно необходимо обратить внимание на экстралингвистическую ситуацию и указать, что с точки зрения англичан правильное построение фразы выглядит так: «Excuse me, I am getting off» («Извините, я сейчас выхожу».). Таким образом, информация, сообщаемая о себе, является косвенно выраженной просьбой освободить проход.
Еще один пример неудачного межкультурного общения связан с неправильной интерпретацией русским студентом фразы преподавателя — носителя языка: «Would you like to write an exercise?» («Не хотите ли написать упражнение?»). Восприняв это предложение, как выбор, студент отказался выполнять письменную работу, взамен предложив позаниматься устно. Результатом такого диалога явилась обида преподавателя и даже отказ заниматься с этим человеком. Если бы русский студент был подготовлен к общению с носителем английской культуры и имел бы представление о том, что вследствие низкой вертикальной
дистанции в английском обществе принято использовать косвенные приемы для выражения просьбы и приказа даже при обращении к нижестоящим по статусу, подобной неудачи не произошло бы.
Как же можно учитывать данную ситуацию в преподавании во избежание дальнейших коммуникативных провалов? Нам представляется разумным разграничение языковых средств по функциям: языковые средства, используемые при выражении побудительных речевых актов (просьба, совет, приглашение) — оценочные реплики- способы выражения благодарности, отказа и т. д. Рассмотрение каждого примера с учетом особенностей национального характера будет способствовать формированию навыков успешного межкультурного общения.
Для того, чтобы достичь взаимопонимания в процессе межкуль-турной коммуникации, необходимо иметь представление о культурных ценностях другого народа. Культурные ценности — это не только выдающиеся произведения интеллектуального, художественного и религиозного творчества, но и обычаи, стереотипы сознания и поведения [7]. Взаимодействие культурных идентичностей (принадлежность индивида к какой-либо культурной группе, формирующая целостное отношение человека к самому себе, к другим людям, к обществу и миру в целом) облегчает коммуникацию.
В случаях несовпадения каких-либо явлений в разных культурах возникает понятие «чужой», которое понимается, как нечто незнакомое и необычное. Можно выделить шесть типов реакции на чужую культуру и поведение ее представителей:
1) отрицание различий культур, основанное на уверенности в том, что все люди разделяют одни и те же убеждения и ценности-
2) защита собственного превосходства — представление о том, что ценности и обычаи чужой культуры представляют собой угрозу привычному порядку вещей-
3) минимизация культурных различий — признание возможности существования инокультурных ценностей и поиск общих объединяющих их черт-
4) принятие существования культурных различий, благожелательное отношение к чужой культуре, но не предполагающее активного ее усвоения-
5) адаптация к чужой культуре-
6) интеграция в чужую культуру [3].
Конечно, при подготовке специалистов в неязыковом вузе не ставится задача полной интеграции в чужую культуру, однако, знание основ истории и традиций страны изучаемого языка необходимо для обеспечения понимания между коммуникантами.
Взаимосвязь культуры и языка очевидна. По словам А. Вежбиц-кой, язык насыщен культурой. Язык является специфическим средством хранения и передачи информации, а также управления человеческим поведением. Однако было бы неверным считать, что язык непосредственно связан с культурой, так как: прямое влияние культуры на язык отражено только в словарном фонде- изменения в сфере культуры происходят быстрее, чем в языке и не параллельны языковым изменениям- и у языка, и у культуры есть собственные законы развития [5].
Американские лингвисты Э. Сепир и Б. Уорф утверждают, что люди видят мир по-разному, а язык сам формирует наши мысли [8]. Чем сложнее и разнообразнее совокупность понятий для обозначения какого-либо явления, тем более оно значимо и весомо в данной культуре. Напротив, чем явление менее значимо, тем проще языковая дифференциация. Например, раньше в классическом арабском языке было более 6000 слов, которые так или иначе характеризовали верблюда (окраска, форма тела, пол, возраст и т. д.). В настоящее время многие из этих слов исчезли из языка, поскольку значение верблюда для арабов в повседневной жизни сильно уменьшилось. Гипотеза Сепира-Уорфа имеет как сторонников, так и противников. Очевидно одно: язык, мышление и культура настолько тесно взаимосвязаны, что практически составляют одно целое и не могут существовать друг без друга. Именно поэтому, изучая иностранный язык, заучивать и употреблять слова следует не по их значениям в отрыве от контекста, а в устойчивых сочетаниях, присущих данному языку. Например, такие сочетания в английском языке, как brown eyes, brown bread, brown hair, по-русски звучат: карие глаза, черный хлеб, темные волосы.
Одна из наиболее важных культурных и языковых ценностей для многих народов — категория вежливости [4]. Например, в английском языке принято избегать категоричных высказываний, максимально сглаживая острые углы. Переводчики шутят, что грубая русская фраза: «Пошел вон!» по-английски звучит: «What else can I do for you?» («Что еще я могу для Вас сделать?»), и это не так далеко от истины. Интересно, что отсутствие категоричности находит свое отражение
даже в запрещающих знаках и объявлениях, например: «Thank you for not smoking» («Спасибо, что Вы не курите») — «Quiet working area» («Место для работы в тишине») в библиотеке, вместо «Не курить», «Не сорить», и даже «Не свинячить!» (объявление в электричке). А. Вежбицкая, сравнивая выражения запрета в разных языках, указывает, что немецкое «X verboten!», характерное для повседневной речи, можно перевести на английский как «No X-ing!» только в тех случаях, когда нарушение запрета представляет собой угрозу жизни людей. Данные культурные установки прослеживаются также в стиле работы английских и немецких менеджеров — там, где в Германии присутствует четкая иерархия, беспрекословное повиновение и строгое ограничение времени на какой-либо вид деятельности, в Великобритании приветствуется двусмысленность, размытость границ между начальниками и подчиненными, а как средство снятия напряжения широко используется юмор и шутки.
Рассмотрим некоторые примеры несовпадения способов языкового оформления речевых актов в английском и русском языках. Обратимся к побудительным речевым актам — таким, как просьба, приглашение, совет. В русской коммуникации основным способом выражения является императив. Для актуализации вежливых отношений и снижения категоричности используется целый ряд языковых средств (маркер вежливости «пожалуйста», ты и Вы форма, ласкательноуменьшительные суффиксы обращений и т. д.). В английском языке употребление императива допускается в очень ограниченных ситуациях. Предпочтение отдается косвенным способам (вопросительные высказывания, развернутые высказывания (It s not urgent, but I would be grateful if you could give me a call. — Это не срочно, но я был бы вам благодарен, если бы вы позвонили.), отрицательные конструкции, выражающие пессимизм при приглашении (I don’t suppose you’re free for lunch tomorrow, by any chance? — Я полагаю, вы не сможете завтра со мной пообедать?) [6, с. 223, 240]. Об этом необходимо знать любому специалисту, вовлеченному в межкультурную коммуникацию, чтобы не принять выражение добрых намерений за явное приглашение или не обидеть иностранца излишней категоричностью.
Еще один «опасный» момент заключается в различии допустимого предела выражения эмоций в процессе коммуникации. Здесь также встречаются парадоксы межкультурного общения. Например, всем известно, что англичане отличаются сдержанностью,
а русские — эмоциональностью. Однако в ряде ситуаций «холодные и сдержанные англичане» демонстрируют удивительную экспрессивность [6, с. 116]. Они дают завышенную оценку как собеседнику, так и происходящему, используя большое количество эмоционально нагруженных лексем: great, gorgeous, superb, fantastic, fabulous, marvelous, divine (прекрасный, великолепный, потрясающий, фантастический, превосходный, чудесный, божественный). Для речи русских такие преувеличения нехарактерны, поэтому при переводе оценочных реплик надо придерживаться стиля, принятого в данной культуре:
You are absolutely fantastic. You are a star.
Ты молодец.
You are being extremely kind. You are a dream come true.
Вы очень добры.
Незнание механизмов использования эмотивности (сознательная демонстрация эмоций, направленная на адресата) может вызвать непонимание между собеседниками.
В процессе преподавания иностранного языка также необходимо учитывать тот факт, что язык постоянно меняется. Слова, привычные нам в каком-то определенном значении, неожиданно приобретают новые оттенки, новый смысл, иногда противоположный старому. Эти веяния быстро подхватываются и распространяются среди носителей языка, становясь нормой. Необходимо в процессе составления программы учитывать эти изменения. Американская переводчица Линн Виссон в своей книге «Слова-хамелеоны и метаморфозы» приводит пример фразы: «Do you embrace everything awesome, edgy and huge?» [9], все слова которой понятны для перевода, но вместе составляют бессмыслицу. Секрет в том, что почти каждая языковая единица данного предложения приобрела в последнее время новое значение, поэтому перевод на русский выглядит довольно неожиданно: «Вам по душе / нравится все, что считается классным / самым модным / популярным?». Мы знаем, что в истории любого языка происходят постепенные изменения на всех его уровнях: в фонетике, в грамматике, в значении слов. Однако к резким переменам трудно приспособиться. Каждому носителю как английского, так и русского языка приходится справляться с бесконечным потоком словесных новинок. Язык постоянно обновляется за счет новых слов, а также за счет изменения
значений уже существующих. С молниеносной быстротой отбрасывается старый багаж и приобретается новое, непривычное, иногда чужеродное. Возникает вопрос: насколько необходимо учитывать все эти новшества при составлении практического курса для студентов? Не получится ли, что время будет потрачено впустую на слова и выражения-однодневки, мелькнувшие и исчезнувшие из языка?
Нам представляется, что практика сама подскажет ответ на этот вопрос. Например, слово awesome, изначально означавшее «нечто, вызывающее благоговейный страх, трепет», в американском варианте приобрело новый смысл — «превосходный, классный, замечательный». Это значение распространилось и на другие варианты английского языка — британский и канадский, постепенно вытесняя старое значение. Конечно, необходимо зафиксировать этот новый смысл в словарях и обращать на него внимание учащихся.
Новые тенденции в языке — не что иное, как отражение в нем общественных явлений. В последние годы мы наблюдаем множество лингвосмысловых изменений: пренебрежение носителей нормами грамматики, крушение границ между письменной и устной речью, смешение стилей, а также появление значительного количества разговорных словечек, молодежного сленга, блатного жаргона. Объясняется это тем, что изменения в языке идут, как правило, снизу вверх: просторечный стиль проникает в «язык верхов», как следствие демократизации общества. Употребляя подобные слова и выражения, коммуниканты преследуют определенную цель — приблизить к себе собеседника, минимизировать границу, улучшить взаимопонимание.
Выводы
1. При преподавании иностранного языка в вузах в контексте лингвокультурного аспекта следует изучать функционирование языка в реальных языковых ситуациях и избегать дословности в переводе. Очень важно учитывать экстралингвистическую ситуацию и в соответствии с ней подбирать адекватные эквиваленты. Речь студентов должна быть не только лексически и грамматически безупречна, она также не должна содержать ошибок, касающихся нарушения культурных норм.
2. Новые тенденции, возникающие в языке, должны быть зафиксированы в практических пособиях по межкультурной коммуникации.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Вежбицкая А. Понимание культур через посредство ключевых слов / пер. с англ. А. Д. Шмелева. — М.: Языки славянской культуры, 2001. — 288 с. (Язык. Семиотика. Культура.)
2. Зализняк А., Левонтина И., Шмелев А. Ключевые идеи русской языковой картины мира: сб. ст. — М.: Языки слав. культуры, 2005. — 554 с.
3. Иконникова Н. К. Механизмы межкультурного восприятия // Социологические исследования. — 1995. — № 11. — С. 26−34.
4. Карасик В. И. Языковой круг. Личность, концепты, дискурс. — Волгоград: Перемена, 2002. — 477 с.
5. Карасик В. И., Ярмахова Е. А. Лингвокультурный типаж «английский чудак». — М.: Гнозис, 2006. — 240 с.
6. Ларина Т. В. Категория вежливости и стиль коммуникации: Сопоставление английских и русских лингвокультурных традиций. — М.: Языки славянских культур, 2009. — 512 с. (Язык. Семиотика. Культура.)
7. Садохин А. П. Межкультурная коммуникация: учебное пособие. — М.: Альфа-М: Инфра-М, 2009. — 288 с.
8. Уорф Б. Л. Отношение норм поведения и мышления к языку // Новое в зарубежной лингвистике. — 1960. — Вып. 1. — С. 135−168.
9. Линн Виссон. Слова-хамелеоны и метаморфозы в современном английском языке. — М.: Р. Валент, 2010. — 160 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой