О ядре и периферии функционально-семантического поля множественности глагольного действия в английском, русском, немецком и татарском языках

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК: 81−22
ББК: 81. 2
Никора Е. В.
О ЯДРЕ И ПЕРИФЕРИИ ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКОГО ПОЛЯ МНОЖЕСТВЕННОСТИ ГЛАГОЛЬНОГО ДЕЙСТВИЯ В АНГЛИЙСКОМ, РУССКОМ, НЕМЕЦКОМ И ТАТАРСКОМ ЯЗЫКАХ
NikoraE. V.
ABOUT CORE AND PERIPHERY OF FUNCTIONAL-SEMANTIC FIELD OF PLURACTIONALITY OF THE VERBAL ACTION IN ENGLISH, RUSSIAN, GERMAN AND TATAR LANGUAGES
Ключевые слова: функционально-семантическое поле, аспектуальность, множественность глагольного действия, повторность, итеративность.
Key words: functional-semantic field, aspectuality, pluractionality of the verbal action, repetition, iterativity.
Аннотация: в данной статье автор рассматривает средства выражения множественности глагольного действия в английском, русском, немецком и татарском языках, используя принципы функциональной грамматики и понятие функционально-семантического поля. Функциональный подход изучает средства языка на разных его уровнях: морфологическом, лексическом, синтаксическом, контекстуальном и т. д. Акцентируется внимание на том, как представлено грамматическое ядро и периферия.
Abstract: the author of this article considers means of expressing the pluractionality of the verbal action in the English, Russian, German and Tatar languages, using the principles of the functional grammar and the concept of the functional-semantic field. The functional approach studies the means of a language on different levels (morphological, lexical, syntactical, contextual etc.) Special attention is paid to how the grammatical core and periphery are presented.
Так как традиционная грамматика не способна основательно объяснить специфические особенности форм и значений слов, в нашем случае глаголов, мы обратились к функциональной грамматике, грамматике, основанной на принципе единства системно-структурного (системно-категориального) и функционального аспектов как единого целого. Функциональный подход изучает средства языка на разных уровнях: морфологическом, лексическом,
контекстуальном, синтаксическом и т. д. Предметом анализа функциональной грамматики является функционально-семантическое поле (далее ФСП),
разработанное А. В. Бондарко. Специфической особенностью анализа ФСП является специальное внимание к выявлению структуры поля, к иерархии его компонентов, к их взаимным связям, так как всякое поле создается взаимодействием его элементов. По
словам А. В. Бондарко, описание системы ФСП является основным принципом построения функциональной грамматики. Он выделяет в структуре ФСП центр (ядро) поля и его периферию, ядро занимают грамматические (морфологические) средства выражения, а периферию составляют все виды неморфологических средств, выполняющих одну и туже семантическую функцию, что и морфологическое ядро1.
ФСП аспектуальности английского, русского, немецкого и татарского языков не имеют полного изоморфизма.
ФСП аспектуальностив русском языке представлено грамматическим ядром (которое включает два вида — совершенный и несовершенный), периферией, включающей
1БОНДАРКО, А.В. ПРИНЦИПЫ
ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ ГРАММАТИКИ И ВОПРОСЫ АСПЕКТОЛОГИИ. — М.: ЭДИТО-РИАЛ УРСС, 2001. — С. 4.
лексико-грамматическую категорию видового характера глагола (выраженную оппозицией предельных и непредельных глаголов) и семантическую (лексическую) категорию способов действия. По мнению многих грамматистов, в русском языке нет чистых грамматических форм выражения вида, и значение видов тесно связано со способами.
Английский язык имеет грамматические формы выражения вида, независимые от видового характера и способов глагольного действия. ФСП аспектуальности в английском языке представлено грамматическим ядром (которое выключает четыре грамматически выраженных вида — неопределённого, продолженного, перфектного и перфектно-продолжённого), периферией, включающей лексико-грамматическую категорию видового характера глагола (выраженную оппозицией предельных и непредельных глаголов) и семантическую (лексическую) категорию способов действия (выраженную лексико-семантическими группировками глаголов, передающих различные способы действия, такие как начинательность, итеративность, завершительность и т. д.).
В немецком и татарском ФСП нет грамматического ядра, так как многие современные грамматисты (например, Е. И. Шендельс, Ф.А. Ганиев) отрицают категорию вида, но значения совершенности и несовершенности всегда есть. Периферия представлена лексико-грамматической
(способы глагольного действия) и лексико-семантической (предельность/ непредельность глагольного действия) категориями. Способы глагольного действия образуют свои микрополя, т. е. они выражены разноуровневыми средствами.
В отличие от ФСП аспектуальности, которая охватывает грамматическую категорию вида, лексико-грамматическую категорию видового характера глагола и семантическую категорию способов действия, ФСП множественности глагольного действия включает лишь семантическую категорию одного из способов действия — значений повторности и итеративности и средства их выражения. В области способов действия нет структуры, присущей морфологическим категориям, нет грамматического
противопоставления морфологических форм, способы действия по своей природе — это подклассы глагольной лексики, лексико-грамматические разряды.
Объектом нашего исследования является множественность глагольного действия (далее МГД).
Важно отметить, что в лингвистической литературе как аналог МГД используются термины «глагольная (предикатная) множественность», «количественные
аспектуальные значения»,
«множественность ситуаций» и т. д. В современной англоязычной литературе наиболее употребительным является термин «р1игаеИопа1^"1.
Глагольная (предикатная)
множественность — языковое отражение философской категории количества. В современной аспектологии понятие множества относится к количественной аспектуальности, которая в свою очередь вместе с качественной аспектуальностью входит в функционально-семантическое поле аспектуальности. Функционально-семантическая категория глагольной множественности изучена в различных языках в разной степени.
В понятие МГД входят такие понятия, как внешняя множественность действия (иначе повторность действия), которая тесно связана с категорией времени, и внутренняя множественность (иначе итеративность), которая тесно связана со способами глагольного действия. Повторность действия показывает количественные характеристики действия во времени, указанном в конкретном предложении (внешнее время). Что касается итеративности, то это количественное развитие действия внутри самого глагола (внутреннее время).
Для анализа средств передачи глагольной множественности мы выбрали английский, русский, немецкий и татарский языки. Как известно, эти языки относятся к различным группам, как по генетической, так и по типологической характеристике.
В структурно-типологическом плане,
'-ШЛУИНСКИИ, А.Б. К ТИПОЛОГИИ ПРЕДИКАТНОЙ МНОЖЕСТВЕННОСТИ:
ОРГАНИЗАЦИЯ СЕМАНТИЧЕСКОЙ ЗОНЫ // ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ. — 2006. — № 1. — С. 46.
если англиискии и немецкии языки являются флективно-аналитическими, то русский язык -классический пример флективных языков, а татарскии язык по своеи морфологическои структуре относится к агглютинативным языкам, в котором также представлены аналитические элементы для выражения различных грамматических значений.
Английский и немецкий языки входят в западногерманскую подгруппу ветви индоевропейских языков. Русский язык относится к восточнославянским языкам индоевропейской семьи языков. Татарский язык является представителем тюркской ветви алтайской семьи языков.
Сопоставление таких разносистемных языков в составе ФСП, определение совокупности общих и различительных свойств, присущих сопоставляемым языкам является актуальным на данном этапе развития лингвистики.
Итак, перейдем к анализу разноуровневых средств выражения МГД в английском, русском, немецком и татарском языках.
Мы считаем, что в английском ФСП повторности и итеративности глагольного действия под грамматическими средствами выступают средства, выражающие
повторность глагольного действия, особенно в прошлом с помощью конструкций usedto и would.
Например: Until you came here I used to go to him three evenings a week (Maugham).
We used to wangle it so that we could get our leave together (Maugham).
When I was in Paris we used to lunch together (Maugham).
He used to stand and look at it and it filled him with bliss (Maugham).
She would often come home tired out (Хорнби).
She would spend an hour a day '-doing her face'- (Murdoch).
В русском языке подобное мы находим в сочетании глагола прошедшего времени со словом бывало, обозначающим нерегулярную повторяемость. Однако надо учитывать, что это слово в разных словарях трактуется или как вводное слово1, или как частица2. Здесь же
1 ОРФОЭПИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ РУССКОГО
присутствует и модальное значение, элемент значения припоминания. Как известно, частицы являются средствами выражения грамматических значений на уровне словосочетания и предложения, т. е. в данном случае сочетание глаголов в формах прошедшего и будущего времён с частицей бывалоявляется синтактико-грамматическим средством выражения МГД. В предложении частица бывало выделяется запятыми.
Например: Никто не мог свернуть ризу ловчее меня- бывало, у меня никогда ни одна золотая кисть не сомнется (Стендаль).
Сколько раз, бывало, — помнишь, я тебе когда-то рассказывал? (Стендаль).
В немецком ФСП повторности и итеративности глагольного действия грамматическим средством является конструкция pflegen+инфинитив. И. Эрбен считает p/legenвспомогательным глаголом, а вспомогательные глаголы используются в аналитических формах грамматических категорий3.
Например: Wieesscheint,
pflegensichallePersonen auf Maud auszuweinen (Fuhrmann).
SeitfunfJahrenpflegteersicheinensolchenVor griff auf den Urlaubfur den Geburtstag seiner Mutter zunehmen (Brezan).
В татарском языке грамматическим средством является сочетание аналитической основы причастия настоящего времени на -а (-э, -ый, -и) торгансо вспомогательным глаголом иде:
Олыларазракйвгергэнитеп, тотам-тотам, дипаяктибепкала торганиде (Галиев).
Борынгыэби-бабайларныцнигезтуфрагыназиярэткэбара торганиделэр (Галиев).
«Туры Тукай мин», — дипраслапкуя торганиде (Галиев).
Форма на -аторганидев одном из значенийсинонимична форме на -а иде. Они
ЯЗЫКА. ПРОИЗНОШЕНИЕ, УДАРЕНИЕ, ГРАММАТИЧЕСКАЯ ФОРМА / ПОД РЕД. Р.И. АВАНЕСОВА. — М.: РУССКИЙ ЯЗЫК, 1987. — С. 56.
2 СЛОВАРЬ РУССКОГО ЯЗЫКА МАС В 4 Т. / ПОД РЕД. А.П. ЕВГЕНЬЕВОЙ. — 2-Е ИЗД., ИСПР. И ДОП. Т. 1. — М.: РУССКИЙЯЗЫК, 1985. — С. 128.
3ERBEN, J. ABRISS DER DEUTSCHEN GRAMMATIK. BERLIN, AKADEMIEVERLAG, 1966. — S. 28−36.
совпадают в обозначении многократного действия, которое для формы на -аторганидеявляется основным, а для формы на -а иде- контекстуальным значением1.
Биткэ килеп тисэ, ай-ъай чеметтерэ идеул ядрэлэр (Сабитов).
Значение повтора здесь появляется лишь в силу контекста. Форма незаконченного прошедшего времени с оттенком несовершенности обозначает систематическое повторение действия в прошлом. В этом значении не фиксируется достижение определённого предела.
Подлексико-грамматическими средствами в английском языке мы подразумеваем использование префикса & quot-re-"-, который выражает повторение процесса: recheck «вновь проверить», retry «вновь попытаться».
Например: Irefilledher glass (Maugham).
I have been rereading the opening pages of my autobiography! (Murdoch).
В русском же языке аналогичным префиксом являются пере-: перепроверить, переписать.
Например: Документы переписали (Присгавкин).
Кузьменыши переглянулись (Пристав-
кин).
Я перечел теперь то, что сейчас написал, и вижу, что я гораздо умнее написанного (Достоевский).
В немецком языке префиксами, кото-рые выражают повторение процесса, чрезмерность действия, являются re-, uber-, nach-: revidieren (пересматривать), rekonstruieren (перестраивать, воссоздать), uberprufen (испытывать повторно) — nachmessen (перемеривать, повторно измерять), nachsagen (повторять).
Например: Kilian uberlegte (передумывал, обдумывал), ohne da? sie das leiseste Anzeichen von Ungeduld verriet (Fuhrmann).
Sie uberblattert (перелистывает) die Seite (Ланге-Вайнерт).
В татарском языке мы не выявили лексико-грамматических средств, в связи с отсутствием аналогичных префиксов в
1 ТАТАРСКАЯ ГРАММАТИКА В 3 Т. ТОМ 2. МОРФОЛОГИЯ. М.З. ЗАКИЕВ. — КАЗАНЬ: ТАТАРСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО, 1993. -С. 120.
татарском языке. Таким образом, лексико-грамматическая периферия татарского ФСП множественности глагольного действия остается пустой.
Под синтаксическими средствами выражения МГД подразумеваются средства выражения повторности за счёт расширения формы предиката с помощью предлогов, темпоративов или повтора глагольной основы. Приведемпримерыпотремязыкам:
He kept asking and asking, every day, sometimes every hour (Murdoch).
You may scrape and scrape, as the present owner had done, or plane and plane, as his father did, or scrub and scrub, as his grandfather did, burn and burn with strong acids, as his greatgrandfather did, but, there the blood will still be -no redder and no paler — no more and no less -always just the same. (Dickens)
Ср. рус. Подитев театр, подитена гулянье (Достоевский).
Я скитался, друг мой, я скитался (Достоевский).
Ср. нем.: Und icherzahle und erzahle… (Ланге-Вайнерт).
Ichfurchte (боялся), Navigator, ichfurchte. (Sj oberg).
Ср. тат.: Йврэгемдвп-двптибэ (Сабитов).
Башвстендэтургайларшатланыша, минйвгерэмдэйвгерэм (Галиев).
Под лексико-контекстуальными
средствами выражения МГД подразумеваются такие средства выражения повторяющегося действия, как обстоятельства частоты и повторности. Изменение способов действия глаголов происходит под влиянием указанных лексических средств в контексте предложения.
В английском, немецком и русском языках наиболее употребительными обстоятельствами частоты и повторности действий являются: always — immer -всегда, regularly — regelma? ig — регулярно, usually (generally) — gewohnlich — обычно, often — oft -часто, sometimes (occasionally) — manchmal -иногда, rarely (seldom) — selten — редко, ever -irgendwann (jemals) — когда-либо, never — nie (niemals) — никогда, темпоративы: again — wieder — снова, а также twice — zweimal -дважды, threetimes — dreimal — три раза, morethanonce (repeatedly) — mehrmals —
неоднократно, повторно, intermittently -periodenweise — периодически. В татарском языке — наман, гел, куп, еш, эле… эле, кат-кат, ъэрвакыт, тагы (н), яцадан. Это могут быть как средства цикличной, так и неопределённой повторности.
а) лексико-контекстуальные средства определенной повторности:
He swam every day, always from the little cliff, sometimes twice or three times a day (Murdoch).
Then I silently withdrew and locked the door again (Murdoch).
He attended mass every Sunday at the church frequented by the best people, went to confession regularly and made periodical visits to Rome (Maugham).
Ср. рус. :^ опять приостановился (Достоевский).
Служанка два раза стучалась ко мне, но я прогонял ее (Достоевский).
Колька опять покачал головой (Приставкин).
Ср. нем.: Er tut das dreimal in der Woche (Ланге-ВаИнерт).
Und dannkannst du unsjaauchjedesJahr in den grofienFerienbesuchen (Ланге-Вайнерт).
Die Linieerschienwieder (Fuhrmann).
Ср. тат.: Дэртсезъэмкалтырап, икенчежимнекуйдымдаяцадансалдым (Ибраhимов).
Тагычыктыинде, mагычумды (Ибраhимов).
б) лексико-контекстуальные средства неопределенной повторности:
Sometimes Mr McDowell paid for me (Murdoch).
I visit them now and then and they produce their smelly messes which they have spent all day cooking (Murdoch).
Ср. рус.: Епископ сидел перед зеркалом, но время от времени его правая рука усталым движением опять принималась благословлять (Стендаль).
Приходила несколько раз Настасья Егоровна, это уж бог знает зачем (Достоевский).
Ср. нем.: Abendssitzeichoftmit den Fischerleuten (Ланге-Вайнерт).
Muttisteht auf und gehteinpaarmaldurch das Zimmer. (Ланге-Вайнерт).
Ср. тат. :
Аларhэрвакыттискэрлэнергэяраталар (Ибраh имов).
Улберничэштсалмаккынакузйвртепчы ктыда, мицаишеттерерлекитеп,
бишъярымдипукыпкитте (ИбраЪимов).
Под лексическими средствами мы понимаем использование глагольных лексем, в семантике которых заложено значение итеративности, или мультипликативности, действия. Итеративность передает повторность во внутреннем времени. В свою очередь, лексические средства делятся на безаффиксальные и аффиксальные.
Под безаффиксальными лексическими средствами понимаются средства выражения повторности глагольного действия, при котором глаголы допускают
мультипликативное прочтение во всех основных аспектуальных формах.
Мультипликативность — это внутренняя повторность действия в одной временной рамке. Как поясняет С. Г. Татевосов в своей статье, мультипликативность — лексическое свойство глагола1.
Например: It was a hotel I frequented, not only for its convenient situation, but because it had an air (Maugham).
Hartley gave a deep sigh, and then rubbed her cheeks with her red hands (Murdoch).
Ср. рус.: Губы его
дрожали (Достоевский).
Жульен дрожал от страха: а вдруг она ответит согласием! (Стендаль).
Сердце мое колотилось и, конечно, не от одного вина (Достоевский).
Ср. нем.: Dafurschmatztesie (Fuhrmann).
Ichwei? noch, da? in miralleszitterte, bebteundflog… (Sj oberg).
Ср. тат.: Щицел, юкаидеэлегехикмэт, саргылтнурдайьавадатирбэлэ (Галиев).
Yзебизгэккебикалтырый, кабаланаиде (ИбраЬимов).
Под аффиксальными лексическими средствами выражения повторности глагольного действия подразумеваются деривационные средства со значением мультипликатива. Классическим примером
1ТАТЕВОСОВ, С.Г. АКЦИОНАЛЬНОСТЬ: ТИПОЛОГИЯ И ТЕОРИЯ // ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ. — 2005. — № 1. — С. 125.
мультипликативных (фреквентативных)
суффиксов считаются глагольные суффиксы -er и -le (patter — «постукивать», mutter, babble — «бормотать», stutter «запинаться& quot-, chatter «болтать & quot-, cackle «кудахтать & quot-).
Ср. англ.: He began to giggle through his tears (Maugham).
He looked down and his lips pouted and trembled (Murdoch).
Her voice quivered and her eyes filled with tears (Maugham).
Русский язык также имеет многогранный набор словообразовательных средств передачи многократности совершения действия: суффиксы-ива-/-ва-/-а- (сиживать, певать), префиксы по-, при-, рас-, на-, о (б)-, из-, за-, вы- (посматривать, прихварывать, насобирать, вышагивать).
Например: Позевывает малый, скучно ему тут стоять, смотреть на какой-то чахлый батон (Приставкин).
Поскрипывали, будто разминаясь, колеса (Приставкин).
В связи с флективной структурой русского языка аффиксальных средств, на наш взгляд, намного больше, чем безаффиксальных.
В немецком языке примером мультипликативных (фреквентативных)
суффиксов считаются глагольные суффиксы «-el (n)», «-er (n)» вместо нейтрального «-en», выражающего итеративность действия: husten (кашлять) — husteln (покашливать), lachen (смеяться) — lacheln (посмеиваться). Глаголы с суффиксомr (n) обозначают
последовательный процесс, состоящий из отдельных схожих актов: klettern -карабкаться, flustern — шептать, schnattern -гоготать, крякать.
Например: Der
Bildschirmflackerte (мерцал) (Fuhrmann).
Metz hustelte (покашливала) (Fuhrmann).
Castor knisterte (шелестит) auf demBildschirmmiteinem Blatt Papier (Sj oberg).
Erlachelte (посмеивался) schwach
(Sj oberg).
В татарском языке аналогичными аффиксами являются -ен (-эн), -ышт, -гала/-гэлэ (-кала/-кэлэ), -ыштыр,-ештер. Часто эти суффиксы выражают действия в очень слабой степени, неполное, нерегулярное совершение
действия, чаще с оттенком поверхности.
Например: Иптэшлэрисэ^лнец, тирэ-якныцматурлыгыннан, танышлыгыннан, бигрэкщилбулмаугакуаныштылар. (Ибраhим ов).
… Килде бугай, кармакнышаярта бугай… тфY¦¦¦ тфY¦¦¦ твкеренэбашлыйм (Ибргк имов).
Тук
корсаклыкечкенэгенэбишмэчебаласытэгэрэше пуйнапяталар (Сабитов).
Рассмотрев английские, русские, немецкие и татарские разноуровневые средства передачи МГД, можно подвести следующие итоги:
Ядро ФСП множественности глагольного действия представлено в английском языке аналитической
конструкцией used+инфинитив смыслового глагола с маркером to. Конструкцию would+инфинитив смыслового глагола без маркера to мы тоже рассматриваем синонимом первой конструкции.
В русском языке сочетание частицы бывало и глагола может быть рассмотрено как аналитическое средство — синтактико-грамматическое средство выражения МГД. Частицы являются средствами выражения грамматических значений на уровне словосочетания и предложения.
В немецком языке аналитическая форма pflegen+инфинитив, а в татарском языке конструкция -а (-э) торганидетоже занимают грамматическое ядро ФСП МГД. Как мы уже писали, вспомогательные глаголы
используются в аналитических формах грамматических категорий.
На периферии находятся все неграмматические средства, приведенные нами выше: лексико-грамматические (re- в английском, пере- в русском, re-, uber-, nach- в немецком), синтаксические (calledandcalled в английском, прибывает и прибывает в русском, kannundkann в немецком, селки-селки в татарском), лексико-контекстуальные (again в английском, сновав русском, wiedem немецком, тагынв татарском). Все вышеуказанные средства выражают внешневременную повторность действия. Лексические средства передают
внутривременную повторность действия. Они
делятся на безаффиксальные — (chew, жевать, schmatzen, чэйнэргэ) и аффиксальные (-er, Ыв английском--ива-/-ва-/-а-, по-, при-, о (б)-, из-, за-, вы-в русском- -eln, -ern в немецком,-ышт, -гала в татарском). Мы выявили, что в татарском языке отсутствуют лексико-грамматические средства.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Бондарко, А. В. Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии / А. В. Бондарко. — 2-е изд. — М.: Эдиториал УРСС, 2GG1. — 2G8 с. — ISBN 5−8360−0236−3.
2. Галиев, Ш. Минем беренчегомерем: истэлеклэр / Ш. Галиев. — Казань: Татарстан китапнэшрияте, 1997. — 368б. — ISBN 5−298−685-Х.
3. Достоевский, Ф. М. Подросток / Ф. М. Достоевский. — СПб.: Азбука, 2G11. — 6G8 с. -ISBN 978−5-389−2 080−1.
4. Ибрагимов, Г. Хикэялэр, повесть, роман / Г. Ибрагимов- тез. Р. Акъегет. — Казань: Татарстан китапнэшрияте, 2GG7. — 463б. — ISBN 978−5-298−1 489 2.
5. Орфоэпический словарь русского языка. Произношение, ударение, грамматическая форма / под ред. Р. И. Аванесова. — М.: Русский язык, 1987. — 7G2 с.
6. Приставкин, А. И. Ночевала тучка золотая: повесть / А. И. Приставкин. — М.: АСТ, 2004. — 268 с. — ISBN 5−17−7 232−5.
7. Сабитов, Г. Кайнар туфрак: хикэялэр / Г. Сабитов. — Казань: Татарстан китап нэшрияте, 2GG1. — 16G6. — ISBN 5−298−1 032−6.
8. Словарь русского языка МАС: В 4-х т. / АН СССР, Ин-т рус. яз- под ред. А. П. Евгеньевой — 2-е изд., испр. и доп. Т.1 — М.: Русский язык, 1985. — 696 с.
9. Стендаль. Красное и черное / Стендаль- пер. с франц. С. Боброва и М. Богословской. — М.: АСТ, 2GG8. — 556с. — ISBN 978−5-17−11 460−3.
10. Татарская грамматика в 3-х томах. Том II. Морфология / М. З. Закиев, Ф. А. Ганиев, К. З. Зиннатуллина, Д. Г. Тумашева — Казань: Татарское книжное изд-во, 1993. — 397 с. -ISBN 5−298−875−5.
11. Татевосов, С. Г. Акциональность: типология и теория / С. Г. Татевосов // Вопросы языкознания. — 2005. — № 1. — С. 1G8−139.
12. Хорнби, А. С. Конструкции и обороты английского языка / А.С. Хорнби- пер. с англ. А. С. Игнатьева. — М.: Буклет, 1992. — 336 с.
13. Шлуинский, А.Б. К типологии предикатной множественности: организация семантической зоны / А. Б. Шлуинский // Вопросы языкознания. — 2006. — № 1. — С. 46−75.
14. Brezan, J. EineLiebesgeschichte / J. Brezan. — Berlin: VerlagNeuesLeben, 1963. — 174
c.
15. Erben, J. Abriss der deutschen Grammatik / J. Erben. — Berlin: AkademieVerlag, 1966.
— 226 S.
16. Fuhrmann, R. Die Untersuchung. Utopischer Roman / R. Fuhrmann. — Berlin: Verlag Das Neue, 1984. — 312 c.
17. Lange-Weinert, М. Madchenjahre / М. Lange-Weinert. — М. :Высш. шк., 1973. — 285 с.
— (Hauslekture).
18. Maugham, W S. The Razor'-s Edge / W S. Maugham. — СПб. :КАРО («Classical Literature»), 2G12. — 416 с. — ISBN 978−5-9925−0785−0.
19. Murdoch, I. The Sea / I. Murdoch. — New York: Penguin Book, 1980. — P. 517. — ISBN 0 14 00. 5199 6.
20. Sjoberg, A. Die StummenGOtter. Utopischer Roman / A. Sjoberg. — Berlin: Buchverlag Der Morgen, 1978. — 244 c.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой