О языковой личности и коммуникативной природе речевого акта

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

С. С. Галстян
О языковой личности и коммуникативной природе речевого акта
Аннотация: роль личности в коммуникативном процессе рассматривается с точки зрения антропоцентрической лингвистики, в рамках понятия языковой личности. В статье исследуется природа и роль языковой личности в процессе общения, ее языковая компетенция и речевая культура. Комплексное исследование, опираясь на теоретическое обоснование коммуникативной и риторической составляющих речевого общения, выясняет основные параметры речевой компетенции языковой личности, включая культурные и духовно-нравственные предпочтения ее участников.
Ключевые слова: язык, личность, языковая и общекультурная компетенция, речевая деятельность, речевой акт, язык и мышление, культурно-языковые способности личности.
Во все времена общение посредством языка являлось неотъемлемой частью жизни людей. Сегодня в условиях глобализации экономки, политики и культуры, когда общение на уровне международных контактов пронизывает все сферы человеческой деятельности, оно приобретает первостепенное значение. Именно поэтому современная цивилизация выдвигает высокие требования к личности, обращая особое внимание к ее культуре общения и искусству владения устной и письменной речью.
Язык — это особое и загадочное явление природы человека. По словам А. Лосева «Язык есть инструмент живого общения людей, и успех реализованной речи (языка) зависит от живой осуществленной мысли в ее коммуникативной функции, семантической структуре языка и выразительной оформленности"[4. С. 3]. Язык всегда привлекал и привлекает внимание исследователей из разных областей науки. Так, лингвисты в разные эпохи выдвигали разные подходы к изучению языка. В связи с этим в XIX веке в языкознании господствовал сравнительно-исторический подход к языку, в XX в. оформился системно-структурный подход, а на пороге XXI веке стало преобладать функциональнокоммуникативное направление, в котором справедливое внимание сосредоточивается на личности, как носителя, хранителя и выразителя всего богатства языковой культуры и языковой картины мира нации. С появлением этого нового направления в анализе отношений человека и языка наметился сдвиг от структурного изучения языка в сторону исследований речевой деятельности человека. На знамени этого нового направления начертан лозунг «За каждым текстом стоит языковая личность», в противовес преобладавшему ранее подходу в лингвистике восходящим к идеям Сосюра лозунгу «За каждым текстом стоит система языка». То есть отметился неизбежный переход от «чистой лингвистики», стремящейся к изучению языка как имманентной сущности — «в самой себе и для себя» на уровень лингвориторики, которая рассматривает язык как средство речевой деятельности.
Соотношение язык-личность обратило на себе внимание лингвистов во второй половине XX века. Со временем оно переросло в серьезное направление для лингвистических исследований.
По словам Ю. Караулова «…языкознание незаметно для себя вступило в новую эру своего развития. Полосу подавляющего интереса к языковой личности"[3. С. 24]. В новую эру многие традиционные вопросы языкового строя стали рассматриваться с новых позиций. Они включаются в течение речемыслительных процессов, окрашиваются прагматическими тонами, приобретают динамическую составляющую под знаком трактовки языка как деятельности. Они получают функциональное освещение, которое в конечном итоге делается в интересах познания языковой личности. Здесь и классическая проблематика со-
Галстян Сусанна Суреновна, кандидат филологических наук, доцент на кафедры иностранных языков для неязыковых факультетов Российского государственного социального университета.
Базовое образование: Ереванский государственный педагогический институт русского и иностранных языков им. В. Я. Брюсова, e-mail: susan@count@. ru
отношения языка и мышления и вопросы устройства внутренней речи и функциональная направленность стилистического анализа с повышенным интересом к эмоционально-экспрессивным свойствам языка и специфика структуры текста, его восприятия, понимания и воздействия.
За всем этим разнообразием вырисовывается единое организующее начало, единый стержень языковая личность, ее структура, становление, функционирование. Во всех филологических науках, в частности в лингвистике, на первое место выдвигается теория культурно-языковых способностей идеального говорящего/слушающего, его языковых знаний, общекультурной компетенции. Из этого следует, что приоритетность в филологических исследованиях видится в анализе личностного начала в языке и продуцированных ею различного вида текстах.
В настоящее время в исследованиях по вербальной коммуникации методологическим ориентиром в отечественной лингвистике выступает теория языковой личности. Стимулом к формированию этой теории послужило осознание приоритетности личностного начала в языке.
Под языковой личностью понимается совокупность языковых способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются:
а) степенью структурно-языковой сложности-
б) глубиной и точностью отражения действительности-
в) определенной целевой направленностью.
Предложенная Ю. Карауловым [3] структура языковой личности как материального носителя идеологии, творца и одновременно продукта языка, состоящая из трех уровней: а) вербально-семантического, б) когнитивного, в) прагматического, можно использовать для определения уровня языковой компетенции личности.
Понятие компетенция трактуется в литературе неоднозначно, однако даже при отсутствии четкого определения можно выделить некоторый общий смысл, присущий большинству трактовок. Компетенция или компетентность есть некоторое интегративное качество субъекта, включающее в себя когнитивные, мотивационные, ценностные и практические аспекты, которое проявляется в успешных действиях в какой-либо области. Учитывая разные области употребления термина компетенция, ее можно охарактеризовать как универсальный термин, обозначающий в зависимости от контекста качественные характеристики способностей и умений проявить себя в соответствии со сложившихся условий, ситуаций и обстоятельств.
В нашем контексте под термином компетенция подразумеваются умения и способности человека воспроизвести качественный текст или качественную речь адекватно сложившейся ситуации. Иными словами, языковая компетенция — это степень овладения разнообразием лингвистических элементов и оттенков родного или другого языка, которая обеспечивает качественный уровень общения человека в межличностной или другой формы коммуникации.
Языковая компетенция личности слагается из следующих уровней:
1. Вербально-семантический уровень или ассоциатвная-вербальная сеть. Этот уровень включает слова и грамматические, текстовые и дискурсивные модели, который предполагает для носителя нормальное владение естественным языком. Это тот язык, с которым человек знакомится с самого рождения.
2. Тезаурус или лингво-когнитивный уровень. Включает понятия, контексты, идеи, мировоззренческие установки, идеологические стереотипы, структурирующие представления личности об окружающей действительности, складывающиеся у каждой языковой индивидуальности в более или менее упорядоченную, более или менее систематизированную «картину мира», отражающую иерархию ценностей. Этот уровень языковой личности предполагает расширение значения и переход к знаниям, следовательно, охватывает интеллектуальную сферу личности, т. е. выход через язык, через процессы говорения и понимания к знанию, сознанию, процессам понимания человека и окружающего его мира.
3. Мотивационный уровень или прагматикон характеризует деятельностно-коммуникативные потребности личности, мотивы речевого поведения, интенции продуктивных и рецептивных речевых поступков. Этот уровень обеспечивает языковой личности закономерный переход от речевой деятельности к осмыслению реальной деятельности в мире.
Язык составляет важнейшую часть речевой деятельности человека. По словам С. Н. Ожегова «Высокая культура речи — это умение правильно, точно и выразительно передать свои мысли средствами языка. Правильной речью называется та, в которой соблюдаются нормы современного литературного языка…» [5. С. 287−288]. Но культура речи выражается не только в ее красивой оформленности, в уместности, в умении находить точное средство для выражения собственных мыслей и переживаний. Она заключается еще и в правилах ведения разговора, подчиненному, так называемому, принципу сотрудничества, организации речевого общения в соответствии с принятой целью и направленности разговора, в смысловом содержании высказывания, воздействие на адресата и многое другое. Это направление базируется на интеграции принципов классической и новой риторики и современного антропоцентрического подхода изучению языка. С позиций современной теории коммуникации риторическая доктрина античности — инвенция (изобретение) — диспозиция (расположение) — элокуция (языковое выражение) — представ-
ляет собой интегральную программу трансформации идеи в слово при аристотелевской триаде «говорящий — предмет речи — слушающий.
Согласно Аристотелю, изобретая содержание конкретной речи, говорящий должен думать одновременно в трех измерениях: о собственном ораторском образе, т. е. о своей нравственной позиции, честности и искренности, ответственности за свои слова. Он должен также думать о доказательности самой речи, о слушателях и эмоциях в соответствии с ситуацией общения и сознательного выбора способов убеждения слушателей. Таким образом, на этапе конструирования содержания речи организующими факторами деятельности языковой личности выступают три идейно-смысловые компоненты речи — этос, логос, па-
Этос (от гр. — нравы) выступает как этическое, нравственно-философское начало речи. Логос (от гр. — аргументы) являет собой словесно-мыслительное, логическое начало речи. Пафос (от гр. — страсти) включает эмоциональное начало речи. Совокупность этой трихотомии составляет идеологию любого речемыслительного процесса. Таким образом, можно сказать, что доминантом социокультурно значимого лингвистического идеала составляет единство уровней структуры языковой личности по концепции Ю. Караулова, концепции древнегреческого идеоречевого цикла от мысли к слову — инвенция, диспозиция, элокуция и аристотелевская триада этос, логос пафос.
С появлением нового направления в современной лингвистике — прагмалингвистики, предоставляются новые возможности для структурного изучения субстрата структуры языка, т. е. человеческой личности. В разных направлениях современной лингвистической науки человек, представленный как языковая личность, наделяется исходными характеристиками. В психолингвистике, например, это механизмы и модели порождения и восприятия речи и психофизиологическая речевая организация человека. В прагмалинг-вистике представлен человек, располагающей установкой, идеями, правилами и тактикой коммуникации, равно и пресуппозициями, т. е. оценками и знаниями относительно собеседника и того, что он сообщает. Тенденция развития прагмалингвистики включает большое внимание на интеллект человека, обладающей рассудочной логической способностью.
Термин «прагматика» введен в конце 30-х гг. XX в. Ч. Моррисом[7], как название одного из разделов семиотики, которую он разделил на семантику, синтактику и прагматику.
Семантика исследует отношение знака к действительности. Синтактика занимается исследованием отношений в системе «знак-знак». Предметом прагматики являются отношения знака к человеку как к субъекту знаковой деятельности.
Теоретической основой для исследований в прагматическом направлении послужила теория речевых актов, которая была создана Дж. Серлем, Дж. Остином и рядом других зарубежных исследователей. По этой теории минимальной реализацией речевого общения является речевой акт, который понимается как целенаправленное речевое действие, совершаемое в соответствии с принципами и правилами речевого поведения, существующими в данном обществе.
В типичной речевой ситуации, включающей говорящего, слушающего и высказывание говорящего, с высказыванием связаны самые разнообразные виды актов. Одновременно с произнесением звуков говорящий совершает и другие акты. Скажем, информируя слушающих о чем-то, он вызывает интерес, симпатию, сострадание или наоборот, наводит грусть, тоску, скуку и раздражение. Он также осуществляет акты, состоящие в упоминании тех или иных лиц, мест и т. п. Кроме того, он высказывает утверждение или задает вопрос, отдает команду или докладывает, поздравляет или предупреждает. Взаимодействие языка и жизни в речевых ситуациях оформляется в виде языковых игр, опирающихся на определенные социальные регламенты. Участник речевого общения совершает акт из числа тех, которые Остин назвал иллокутивными^]. Примерами английских глаголов и глагольных словосочетаний, связанных с иллокутивными актами, являются: state «излагать, констатировать, утверждать», assert «утверждать, заявлять», describe «описывать», warn «предупреждать», remark «замечать», comment «комментировать», command «командовать», order «приказывать», request «просить», criticize «критиковать», apologize «извиняться», censure «порицать», approve «одобрять», welcome «приветствовать», promise «обещать», express approval «выражать одобрение» и express regret"выражать сожаление».
Остин утверждал, что в английском языке таких выражений более тысячи. Существенной чертой любого вида языкового общения является то, что оно включает в себя языковой акт. По словам Дж. Серла «основной единицей языкового общения, вопреки распространенному мнению, является не символ, не слово, не предложение и даже не конкретный экземпляр символа, слова или предложения, а производство этого конкретного экземпляра в ходе совершения речевого акта. Точнее говоря, производство конкретного предложения в определенных условиях есть иллокутивный акт, а иллокутивный акт есть минимальная единица языкового общения». Развивая тему, ученый дальше пишет: «Я не знаю, как доказать, что акты составляют существо языкового общения, но я могу привести аргументы, с помощью которых можно попытаться убедить тех, кто настроен скептически. В качестве первого аргумента следует привлечь внимание скептика к тому факту, что если он воспринимает некоторый звук или значок на бумаге как проявление
языкового общения (как сообщение), то один из факторов, обусловливающих такое его восприятие, заключается в том, что он должен рассматривать этот звук или значок как результат деятельности существа, имеющего определенные намерения. Он не может рассматривать его просто как явление природы — вроде камня, водопада или дерева. Чтобы рассматривать его как проявление языкового общения, надо предположить, что его производство есть то, что я называю речевым актом"[2. С. 151−169].
То есть речевой акт предполагает двусторонний характер, что определяет его коммуникативную природу. Важнейшими признаками речевого акта являются намеренность (интенциональность), целеустремленность, конвенциональность.
Одно из условий полноценного общения — вежливое, доброжелательное отношение к партнеру в различных ситуациях речевого общения. Вежливость — это отведение собеседнику той социальной роли, которая соответствует его социальным признакам или в некоторых ситуациях — даже ее завышение. Вежливость отождествляют с речевым этикетом, под которым понимается совокупность правил, регулирующих общение. Почти во всех выделенных ею ситуациях общения, речевой этикет проявляется в функции вежливости. Вежливость имеет различные оттенки значений. Например, корректность — подчеркнутая официальность- учтивость — почтительная вежливость- любезность — стремление быть приятным и полезным другому человеку и многое другое.
Таким образом, можно констатировать, что совокупность речевых актов составляет речевую деятельность. В процессе речевого акта осуществляется передача речевого сообщения от одного или нескольких участников общения другому или другим участникам общения. В этом состоит коммуникативная природа речевого акта, сущность которого в передаче информации, во взаимообмене ею. Речевой акт определяется обычно как высказывание или речевое действие или совокупность высказываний, совершаемых одним говорящим с учетом другого. Высказывание индивидуально по своей природе, оно не повторяется, но происходит как бы заново.
Литература:
1. Бакулев Г. П. Массовая коммуникация. Зарубежные теории и концепции. — М.: Аспект пресс, 2010.
2. Дж. Р. Сёрл. Что такое речевой акт. Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. — М., 1986.
3. Караулов Ю. H. Русский язык и языковая личность. — М.: 1987-
4. Лосев А. Ф. Языковая структура. — М.: 1983.
5. Ожегов С. И. О нормах словоупотребления. Предисловие к кн. Правильность русской речи: Словарь-спра-вочник. — М. 1965 // Ожегов С. И. Лексикология. Лексикография. Культура речи. — М., 1974
6. J. L/Austin. How to do things with words. Second Edition. Edited by J. 0. Urmson and Marina Sbisa. Harvard
University Press. 1975. Questia Media America. Inc. www questia. com
7. Morris Ch. Foundations of the theory of Signs. — Chicago, 1938.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой