О языке в невербальных видах искусства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 130. 2
О ЯЗЫКЕ В НЕВЕРБАЛЬНЫХ ВИДАХ ИСКУССТВА
© Сергей Викторович ФУРСА
Ивановский архитектурно-строительный университет, г. Иваново, Российская Федерация, аспирант кафедры философии и социально-гуманитарных дисциплин, e-mail: slayman@inbox. ru
В статье освещаются вопросы, касающиеся невербальных видов художественной деятельности, с помощью которых субъекты различных стран и этносов понимают друг друга, не используя словесный язык. Анализ ведется с точки зрения философской методологии.
Ключевые слова: общение- невербальная коммуникация- искусство- художественная деятельность- художественный образ- оценка- знак- музыка- язык жестов- танец.
Язык невербальных видов искусства, с одной стороны, имеет некоторые общие черты с его вербальными формами, а с другой -обладает определенной спецификой.
Как известно, при вербальном общении мы воспринимаем словесную информацию, при которой не только смотрим в глаза друг другу, но и воспринимаем тембр (звуковысотный диапазон голоса), интонацию (различные оттенки и ударения), мимику (как осознанные, так и неосознанные выражения мышц лица), жесты (произвольные и непроизвольные движения телом или его частями). При этом логическая информация поступает к нам с помощью слов, а невербальные -(тембр, мимика, жесты и т. д.) привносят в диалог (состоящий из словесного общения) некое дополнение. Поэтому невербальное общение в большинстве случаев возникает бессознательно. Установлено, что 60−80% коммуникации осуществляется за счет невербальных средств выражения, и только 2040% информации передается с помощью вербальных [1].
Невербальные средства общения чаще всего используются субъектом для установления эмоционального контакта с собеседником и поддержания его в процессе беседы, для фиксации того, насколько хорошо человек владеет собой, а также для получения информации о том, что люди в действительности думают о других. Американский психолог Дж. Трейгер назвал неречевые средства общения эмоциональным языком, т. к. чаще всего они «говорят» нам именно о чувствах собеседника [2, с. 8].
Посредством вербального языка человек способен скрывать свои внутренние намере-
ния и желания, в то время как невербальный язык дает нам отчетливо и ясно увидеть все скрытые эмоциональные выражения и чувства через мимику, движение, жест и т. д.
Эти слова достаточно объективно и точно отражают трудности контроля над жестовыми и мимическими действиями. Неслучайно в процессе общения субъекты обращают внимание на человеческое лицо, ведь нам намного интересней и приятней общаться с тем человеком, который демонстрирует нам свою открытость и искренность, чем если бы мы общались с человеком, лицо которого выражало бы нам свое негативное отношение (в виде враждебности и зависти, безразличия и иронии). Такие контакты человеку неприязненны, и он стремится всячески избежать их.
С помощью понимания языка жестов и мимики человек наиболее ясно и точно может определить выражаемую позицию, которую занимает его собеседник. Когда коммуникатор передает какую-либо информацию (с помощью языка жестов), реципиент читает эти жесты, тем самым между ними возникает и устанавливается «обратная связь». Последней в процессе общения отведена существенная роль.
При общении знание и понимание языка жестов позволяет субъектам не только лучше понимать друг друга, но и предугадывать скрытые чувства и намерения собеседника, хотя порой манипуляция этими жестами происходит намеренно и используется для того, чтобы ввести собеседника в заблуждение.
Невербальная коммуникативная связь между субъектами не располагает четкой структурной упорядоченностью, поэтому невербальное общение менее структурирова-
но, чем вербальное. Также мы не можем найти конкретных словарей, связанных со средствами невербальной коммуникации, где могли бы узнать, что означает та или иная «мимика лица», «интонация голоса» и т. д., с помощью которых мы однозначно и уверенно передавали бы свои чувства. Хотя некоторые отдельные издания, раскрывающие нам общие черты «языка жестов», все же существуют, и специалисты по невербальному общению продолжают свои исследования в этой области.
Все виды искусства подвержены воздействию различных социальных и культурных факторов. Одним из главных здесь выступает значение языка, выраженного в разнообразных формах и знаковых системах, которые по существу своему должны ставить препятствие между разноязычными субъектами, воспринимающими общую информацию. Так, например, жесты родного индивидуума этноса будут иметь для него одно значение, в то время как те же самые жесты будут иметь совершенно иное значение для другой этнической группы.
Основа невербальной коммуникации заключена в чувственном восприятии и мироощущении человеком объективной действительности. В процессе межкультурных, исторически складывающихся взаимоотношений между различными субъектами и этническими группами выработались и синтезировались определенные более или менее структурно оформленные «системы-клише», с помощью которых язык невербализованного вида искусства, например, музыкальный, переводят не в словесный (понятийный), а в знаково-нотный.
Таким образом, в невербальных видах художественной деятельности существуют общие знаковые системы-клише, при помощи которых субъекты различных стран могут взаимодействовать друг с другом, не прибегая к тональной языковой речи.
Как вербальный, так и невербальный язык искусства призван разнообразными способами выразить содержащиеся в данном художественном произведении образы, которые являются репрезентантами объективной и субъективной реальности, в которой живет человек. Образ относится к сущностной стороне искусства (эстетической деятельности, художественной картины мира), которая находит
свое адекватное выражение в языке искусства, в его невербальных и вербальных видах.
Образ искусства в своей наиболее глубокой основе носит оценочный характер. Оценками пронизан как вербальный, так и невербальный язык художественной деятельности (художественной картины бытия). Эта оценочная образность становится особенно зримой при сравнении искусства с научной деятельностью (научной картиной мира).
«Ткань» науки и искусства, по мнению авторов работ последних лет, включает в себя два базовых компонента: знание и образ. Элементарной клеточкой науки выступает знание, простейшим и наиболее массовидным выражением которого является понятие. Последнее служит также основой для формирования суждений и умозаключений. Клеточка искусства относительно противоположна клеточке науки. «Ткань» искусства слагается из оценок, массовидным выражением которых выступает образ. Нормативным выражением научного знания служат рефлексии, поддающиеся прямой эмпирической проверке [3, с. 188−190]. В более широком смысле эвристически значимым представляется понимание знания как духовного образования, включающего в себя два основных и дополняющих друг друга вида: обыденное, повседневное и специализированное (научное, религиозное, философское и т. д.) [4, с. 392].
Итак, с позиций данного подхода знание противопоставляется оценке. Знание и оценка в этом случае рассматриваются в качестве элементарных клеточек соответственно познавательной и оценочной деятельности. Последняя существенно отличается от познавательной (научной) деятельности, которая ориентируется на принцип объективности, тогда как первая непременно в большей или меньшей степени опирается на корпоративные, общественные и иные интересы, которые на уровне идеологических репрезентаций нередко выражаются в весьма субъективных оценочных мотивациях и ценностных ориентациях. Знания и оценки фиксируются в форме знаков естественных и искусственных языков.
Формы оценок, как и знаний, весьма многообразны. Они могут выступать как в понятийном, вербальном, так и непонятийном, невербальном формате (живопись, му-
зыкальные произведения и т. д.). Подобно тому, как базой знания выступает понятие, аналогичной основой оценки служит образ. Наука и научная картина мира формируются, прежде всего, на базе понятий, тогда как образы имеют здесь вспомогательное значение. Напротив, искусство и художественная картина мира слагаются, в первую очередь, из образов (в т. ч. понятийных). Образ здесь отнюдь не представляет собой типично гносеологическое образование, более или менее адекватно отражающее объективную реальность. Он вполне может оказаться чрезвычайно сильным искажением этой самой объективной реальности.
Каждый образ — это репрезентант действительности, выражающий общественные (а также групповые, профессиональные и др.) позиции художника, с которых он оценивает мир. Репрезентации в искусстве носят, в отличие от научно-аналитических рефлексий, синтезирующий («целостный») характер -синтезирующий как в отношении содержания образа, так и слитности в нем эмоций, мыслей, переживаний субъекта [5, с. 241−244-
6, с. 293]. Кроме того, абстракции в искусстве и эстетике подчинены, в конечном счете, оценочным компонентам. Художественная образность есть совокупность объективного и субъективного аксиального моментов.
Специфика понятийного и образного процесса в науке и искусстве получает соответствующее выражение в специфике их языков. Язык науки базируется по преимуществу на аппарате понятийного мышления. Напротив, язык искусства по преимуществу основан на мышлении образами. Язык искусства «бедности» и формальности языка науки противопоставляет «богатство» собственного языка. В соответствии с такой ориентацией искусство в полной мере использует многозначность естественного языка: возможности звуков и красок, жестов и ритмов, мимики и пантомимы. Каждый существенный элемент искусства представляет собой органическое единство единичного, особенного и общего. Такая целостность достигается основной клеточкой оценочно-эстетической рефлексии — художественным образом.
В различных видах образно-оценочные его составные представлены в различных формах. Так, в литературе и поэзии образы строятся на основе словесных вербальных
конструкций. Музыкальное искусство строится на основе звуковых ассоциаций (на базе противопоставления мажора и минора). Искусство живописи функционирует на основе противопологания красок яркого и темного спектра. Однако любые виды искусства объединяет наличие вербальных и невербальных, осознаваемых или неосознаваемых оценок, которые мы традиционно обозначаем терминами «прекрасное — безобразное», «возвышенное — низменное», «трагическое -комическое» и др.
Разумеется, в искусстве могут использоваться также знания и рациональные понятия (в т. ч. научные и философские), однако они вплетены здесь в ткань оценочной образности, воплощаемой с помощью специфических знаковых систем.
Оценочную природу имеют не только искусство или художественная картина мира, но также и некоторые внеэстетические виды духовной деятельности, например, мораль. Однако оценочная природа последней не привязана к образу, как в искусстве или художественной картине реальности. В морали доминирует оценка в качестве нормы (правила, обычая, традиции, санкции и т. д.).
В невербально-словесных видах художественной деятельности (танец, скульптура, архитектура, графика и т. д.) образ реализуется через жесты, мимику, визуальный контакт и т. п. Коммуникация здесь осуществляется с помощью невербальных образных символов и ассоциаций, смысл которых не столь прозрачен и рационален по сравнению с понятийными и логически выверенными формами вербального словесно-понятийного языка.
Большое количество информации передается субъектами немым языком, т. е. с помощью разнообразных жестов и мимики. Каждый индивидуум использует безмолвный язык жестов на двух равнозначных по важности и неравнозначных по определению плоскостях. Вместе с сознательным движением, когда индивидуум осознанно делает определенный жест, чтобы послать какую либо информацию (допустим, кивок головой), как знак согласия, в силу вступает и бессознательное с помощью движений тела и выражения лица. Так субъект подсознательно выражает свои скрытые эмоциональные чувства. «Большинство исследователей приходят к выводу о том, что вербальные спосо-
бы используются для передачи фактической информации, в то время как невербально передаются эмоции и чувства собеседников. В некоторых случаях невербальные сигналы могут полностью заменить слова» [7, с. 12]. По оценкам ученых, 93% информации субъекты получают в процессе эмоционального общения, которое передается с помощью невербальной коммуникации. При этом большинство сигналов языка тела многозначны.
Даже актеры, которые являются профессионалами в своей сфере, вынуждены постоянно репетировать, чтобы войти в нужный образ, т. к. невербальное общение в рациональном русле трудно контролируется. В первую очередь, это связано с тем фактом, что мы не в состоянии полностью контролировать все параметры невербального общения, т. к. субъект одновременно и рационально способен удерживать в своем сознании всего лишь пять-семь различных факторов.
Невербальное общение в большинстве случаев происходит, как правило, непреднамеренно и спонтанно. В связи с этим оно является компактным и экономичным. Человек, постепенно овладевая невербальным языком (как способом общения), в итоге пополняет свой арсенал (коммуникативных средств) еще одним, очень емким и эффективным средством, которым является «язык жестов». Совершая какой-либо жест, будь то взмах рукой или кивок головой, пожимание плечами или подмигивание глазом, субъекты передают друг другу свою чувственную информацию, которая намного быстрее воспринимается оппонентами, чем если бы они делали это лишь при помощи слов.
Одним из самых гармоничных и пластичных выражений языка жестов является танец, который раскрывает нам удивительные, экстравагантные и безгранично-грациозные возможности совершенствования художественных образов, связанных в тандеме человеческой души и тела. Во всех культурных традициях человеческого общества танец существовал как неотъемлемая часть и самобытность данной культуры. По грациозным и пластичным невербальным выражениям мы можем отличить, к какой культуре относится тот или иной танец. За всю свою долгую и многовековую историю человечества, танец постоянно изменялся, отражая динамику культурного развития. Существует
разнообразное множество видов, а также огромное количество стилей и форм танца.
Танец напрямую взаимосвязан и переплетен с музыкальной исторической и национально-культурной традицией, которая выражается в виде характерных фигур, телодвижений и т. п., составляющих образ всей композиции. Танец имеет свои национальные характерные (отличительные) особенности, обладает специфическим ценностнооценочным содержанием.
Танец предстает перед нами в виде человеческого формализованного телодвижения, стилистика которого определяется определенными художественно-образными движениями-клише. К шаблонам таких клише, сопровождаемых музыкой или другими выразительными (звуковыми и ритмичными) средствами, относят: грациозность, выразительность, красоту, элегантность и т. д. В танце весь чувственный духовный мир передается с помощью пластики тела. Для достижения наибольшего спецэффекта художественных образов используются сценический свет, в котором различные цвета, оттенки, направление лучей и т. д. помогают достичь нужного визуального восприятия, декорации (имитация объективной действительности), костюм (с элементами стиля, говорящим нам о том, к какому периоду истории относится художественный образ данного персонажа), пантомима (различные движения и позы человеческого тела) и мн. др. Управляя своим невербальным языком (в данном случае пластикой тела), мы вызываем нужный для нас художественный образ.
Совсем иные изобразительные и репрезентативные средства используются в живописи, главная цель которой постараться как можно ярче и полнее раскрыть (оценить) всю внутреннюю глубину (сущность) изображаемого, подчеркнуть все типичные и характерные многогранные свойства духовного бытия, которые способствуют осознанию окружающей действительности с позиции определенного эстетического идеала. Последний базируется на некоторых общих и личностных мировоззренческо-аксиологических позициях, относящихся к иерархии художественных и иных ценностей и контрценностей.
Необходимое условие взаимодействия реципиента с эстетическим объектом в таких видах художественной деятельности, как та-
нец, живопись, графика, скульптура, архитектура и др. — это принцип «визуального контакта», при котором субъект дает положительную или отрицательную эмоциональную оценку (вербальным или невербальным путем). Иными словами, на основе эмоционального отклика (он может быть, как осознанным, так и не осознанным) субъект выражает свое положительное или отрицательное отношение (нравится / не нравится) к этим произведениям.
От многих различных факторов зависит передача невербального художественного образа, что порой очень часто происходит довольно неоднозначно. В качестве конкретного примера возьмем музыкальное произведение «Времена года» Вивальди и проанализируем, как на основе эстетических ассоциаций композитор передает свое видение (чувствование) ритмов астрономического года. В этом произведении (оно состоит из нескольких частей) автор стремится вызвать ассоциации, связанные с зимой, весной, летом и осенью. Здесь вербальное переплетается с невербальным. Мы можем увидеть и прочитать ноты (вербальные знаки), но это отнюдь не живая форма. Музыка, записанная в символах, еще ни о чем не говорит. Здесь пролегает очень тонкая духовная нить, которую невозможно передать лишь вербальными средствами. Все-таки художественная духовность еще остается на уровне интуитивного осмысления и чувственности, которые невозможно вывести или свести к символической (понятийной) форме или «рациональной воспроизводимости» [8, с. 533].
Ветер или вьюга имеет стремительное поточное движение и не всегда в прямолинейной форме — музыка воссоздает этот образ, с помощью своих ступеней (набора звуков, тембра) переходя от нижних к верхним регистрам или из одной октавы в другую, скачками и прямолинейностью, быстрым темпом или с замедлением, тем самым создавая ту художественную иллюзию реального ветра или вьюги.
Дело в том, что фирменные музыкальные лейтмотивы вводят нас в мир художественной реальности, в которой мы ощущаем не реальный мороз, холод или вьюгу, а гармонию звуков. В сознании человека они определенным образом проецируются и структурируются, вызывая образы соответствующих времен года. Из мозаики и преобладания минорных или, напротив, мажорных интенций складывается невербальная, а затем и вербальная оценка, которая изначально задается автором музыкального произведения, а затем передается исполнителем данного опуса.
Таким образом, язык искусства в целом направлен на адекватное выражение содержащегося в художественном произведении оценочного образа. При этом невербальный язык играл и будет играть специфическую роль в искусстве и художественной картине мира, обладая собственными тенденциями и законами развития.
1. Хорошилова С. П. Использование невербаль-
ных средств в ситуации речевого взаимодействия оратора с аудиторией // Актуальные проблемы филологии и методики преподавания иностранных языков: международная научно -практическая интернет-конференция
НГПУ, 20 октября — 20 ноября 2009 г. иКЬ: http: //ffl. nspu. net/upload/konf-2009−07. pdf (дата обращения: 23. 09. 2011).
2. Бороздина Г. В. Психология делового общения. М., 2006.
3. Булычев И. И. О взаимосвязи эмоций с оценками и знаниями, образами и понятиями // Актуальные проблемы современной когнитивной науки. Иваново, 2010.
4. Абушенко В. Л. Знание // Новейший философский словарь. Мн., 2001.
5. Краткий словарь по эстетике / под общ. ред. М. Ф. Овсянникова, В. А. Разумного. М., 1964.
6. Эстетика. Словарь / под общ. ред. А. А. Белова и др. М., 1989.
7. Пиз А. Язык телодвижений: как читать мысли окружающих по их жестам. М., 2006.
8. СпиркинА.Г. Основы философии. М., 1988.
Поступила в редакцию 17. 11. 2011 г.
UDC 130. 2
ABOUT LANGUAGE IN NONVERBAL ART FORMS
Sergey Viktorovich FURSA, Ivanovo State Architectural Building University, Ivanovo, Russian Federation, Postgraduate Student of Philosophy and Socially-humanitarian Disciplines Department, e-mail: slayman@inbox. ru
In article the questions, concerning nonverbal kinds of art activity with which help subjects of the various countries and ethnos, understand each other are taken up, without using verbal language. The analysis is conducted from the point of view of philosophical methodology.
Key words: communication- nonverbal communication- art- art activity- artistic image- estimation- sign- music- sign language- dance.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой