О законопроекте Верховного Суда РФ, связанного с декриминализацией ряда преступлений небольшой тяжести, а также предложение по введению в правовую систему РФ категории «Уголовный проступок»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УГОЛОВНОЕ ПРАВО И КРИМИНОЛОГИЯ-
УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО
***
О ЗАКОНОПРОЕКТЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ, СВЯЗАННОГО С ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИЕЙ РЯДА ПРЕСТУПЛЕНИЙ НЕБОЛЬШОЙ ТЯЖЕСТИ, А ТАКЖЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ ПО ВВЕДЕНИЮ В ПРАВОВУЮ СИСТЕМУ РФ КАТЕГОРИИ «УГОЛОВНЫЙ ПРОСТУПОК»
КОРСУН Денис Юрьевич
Аннотация. В статье рассматривается законопроект Верховного Суда Р Ф о декриминализации ряда преступлений небольшой тяжести, проводится анализ ряда решений об отказе в возбуждении уголовного дела, а также решений судов различных инстанций, связанных с применением ч. 2 ст. 14 УК РФ, целесообразность введения категории «уголовный проступок» в действующую систему права Российской Федерации.
Annotation. The article considers a bill of the Supreme Court of the Russian Federation on decriminalization of some crimes of little gravity, analyzes a number of judgments on refusal to institute a criminal case, and some decisions of different court instances connected with applying Part 2, Article 14 of the Criminal Code of the Russian Federation. The author also considers reasonability of introduction of the category & quot-criminal infraction& quot- into the current legal system of the Russian Federation.
Ключевые слова: преступление, административное правонарушение, административный проступок, уголовный проступок, юридическая ответственность, общественная опасность, Верховный Суд Р Ф.
Keywords: crime, administrative offence, administrative infraction, criminal infraction, legal liability, social danger, the Supreme Court of the Russian Federation.
Президент Р Ф В. В. Путин в своем ежегодном послании Федеральному Собранию Р Ф высказался следующим образом: «Закон должен быть суров к тем, кто сознательно пошел на тяжкое преступление, нанес ущерб жизни людей, интересам общества и государства. И, конечно, закон должен быть гуманен к тем, кто оступился. Сегодня практически каждое второе уголовное дело, дошедшее до суда, связано с мелкими, незначительными преступлениями, а люди, в том числе совсем молодые, попадают в места лишения свободы, в тюрьму. Пребывание там, сама судимость, как правило, негативно сказываются на их дальнейшей судьбе и нередко приводят к последующим преступлениям"1.
1 URL: http: //kremlin. ru/events/president/news/50 864
Далее в своей речи Президент Р Ф попросил Государственную Думу поддержать предложения Верховного Суда Р Ф о декриминализации ряда статей УК РФ.
Указанное предложение Президента Р Ф связано с Постановлением Пленума Верховного Суда Р Ф от 31 июля 2015 г. № 37 «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проектов федеральных законов & quot-О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности& quot- и & quot-О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона & quot-О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный
кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности& quot-"-«2.
В данной статье автор предпринимает попытку проанализировать указанное постановление Пленума Верховного Суда Р Ф, а также предлагает иным образом решить поставленные Пленумом проблемы высокой загруженности судов и проведения дальнейшей политики, направленной на гуманизацию и либерализацию российского уголовного законодательства.
В указанных законопроектах Пленум Верховного Суда Р Ф предлагает декриминали-зировать ряд деяний, относящихся в настоящее время к преступлениям небольшой тяжести: нанесение побоев (ч. 1 ст. 116 УК РФ), угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 119 УК РФ), злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ч. 1, 2 ст. 157 УК РФ), использование заведомо подложного документа за исключением заведомо подложного официального документа (ч. 3 ст. 327 УК РФ), — дополняя КоАП РФ соответствующими положениями об ответственности за указанные деяния. Также, в целях обеспечения должного уровня защиты личности от таких правонарушений, как побои и угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, законопроектом предлагается дополнить УК РФ ст. 116.1 и 119. 1, устанавливающими уголовную ответственность за совершение указанных действий лицом, подвергнутым административному наказанию за аналогичные действия.
Кроме того, Пленум Верховного Суда Р Ф подготовил изменения к ст. 158 УК РФ и коррелирующей ей ст. 7. 27 КоАП РФ «Мелкое хищение». Так, предлагается увеличить сумму хищения чужого имущества, с которой наступает уголовная ответственность, с одной до пяти тысяч рублей. Для этого в законопроекте предлагается внесение изменений в ст. 7. 27 КоАП РФ. Для обеспечения надлежащей защиты прав собственности в законопроекте предлагается дополнить УК РФ новой ст. 158. 1, в которой установить уголовную ответственность за совершение мелкого хищения лицом,
2 иЯЬ: Ьйр: //ппвс. рф/2015/ро81апоу1еше-р1епита-У8-г17Ш7-
ot-31. 07. 2015. html
подвергнутым административному наказанию за аналогичные действия. Согласно пояснительной записке к законопроекту «это позволит должным образом реагировать на противоправное поведение лиц, склонных к систематическому хищению чужого имущества. Соответственно, данная мера обеспечит профилактику такого рода правонарушений». Законопроект также предлагает одновременно ввести примечание к ст. 158.1 УК РФ, в котором будет дано определение мелкого хищения.
Предлагается также изменить примечание к ст. 158 УК РФ, а именно признать значительным ущерб, причиненный гражданину, не менее 10 тыс. руб.
Вторым важным блоком рассматриваемого постановления Пленума Верховного Суда Р Ф является предложение о расширении практики освобождения от уголовной ответственности за совершение деяний небольшой или средней тяжести.
Предлагается конкретизировать действия следственных органов по освобождению от уголовной ответственности. Так, согласно законопроекту следователей и судей могут обязать не только разъяснять подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему их право на примирение, но и выяснять мнение сторон по этому вопросу и фиксировать эти действия в процессуальных документах. При этом позиция сторон по вопросу примирения должна быть включена в обвинительное заключение, а в случае ее отсутствия в уголовном деле такое дело судом рассмотрено не будет. Кроме того, документ в случае его принятия в нынешнем виде позволит отменять приговоры за примирением сторон судам не только первой, но и апелляционной инстанции.
В проектной ст. 76.2 УК РФ предлагается предусмотреть новый вид освобождения от уголовной ответственности: в связи с применением иных мер уголовно-правового характера. Для применения данного вида освобождения от уголовной ответственности, согласно пояснительной записке к законопроекту, предлагается «установить следующие условия: преступление должно быть совершено впервые и относиться к категории небольшой или средней тяжести- причиненный преступлением ущерб должен быть возмещен или вред заглажен иным образом». В качестве иных мер уголовно-правового характера Пленум Верховного Суда Р Ф предлагает применять некоторые
виды наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества, а именно штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, обязательные работы и исправительные работы
В обоснование эффективности нововведений Пленум Верховного Суда Р Ф приводит статистические показатели, а также ссылается на ранее действовавший УК РСФСР 1960 г., а именно на ст. 50.1 УК РСФСР, предусматривавшую возможность освобождения от уголовной ответственности взрослых лиц в связи с привлечением их к административной ответственности.
Председатель Верховного Суда Р Ф В. М. Лебедев подчеркнул, что «принятие обсуждаемых законопроектов должно позитивно повлиять на структуру российского общества, так как уголовное преследование лиц, совершивших деяния, опасность которых невелика, влечет за собой дополнительную криминализацию об-щества"3.
По мнению автора, рассматриваемый законопроект должен позитивно сказаться на современной политике уголовного права, позволит снизить нагрузку как на судебную систему, так и на органы предварительного расследования. Однако не являются ли предложения Верховного Суда Р Ф «хорошо забытым старым»?
Действительно, в советский период развития уголовного права законодатель 11 июля 1977 г. дополнил УК РСФСР ст. 50. 1, в соответствии с которой лицо освобождалось от уголовной ответственности в связи с привлечением к административной ответственности при наличии предусмотренных уголовным законом оснований. При этом применение данной нормы допускалось лишь по делам о преступлениях, за которые законом предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок не свыше одного года либо другое более мягкое наказание.
Ретроспективный анализ советского уголовного законодательства показывает, что данная норма не случайно существовала в УК РСФСР 1960 г. Указанным нововведением советский законодатель попытался «срастить» административное и уголовное законодательство, ис-
3 URL: http: //www. garant. ru/news/640 548/
пользуя так называемую административную преюдицию, впервые установленную еще Декретом ВЦИК и СНК от 15 декабря 1924 г. «Об изменении статьи 139-а Уголовного кодекса РСФСР». Рассматриваемые предложения Пленума Верховного Суда Р Ф в настоящей статье показывают, что современное уголовное право идет тем же путем, вводя в УК РФ новые статьи, предусматривающие привлечение к уголовной ответственности в случае совершения лицом аналогичного деяния, предусмотренного административным законодательством.
Анализируемый законопроект уже подвергся критике со стороны ученых-юристов. Так, например, В. М. Быков указывает, что исключение из УК РФ состава преступления, указанного в ч. 1 ст. 116, совершенно недопустимо, устранение уголовной ответственности за побои может повлечь некоторые отрицательные последствия. При этом автор ссылается на то, что при увеличении числа преступлений в виде побоев декриминализация данного состава преступления нецелесообразна. Большинство потерпевших вряд ли удовлетворятся тем, что лицо, нанесшее побои, будет освобождено от уголовной ответственности и может быть подвергнуто наказанию в административном порядке (штрафу)4.
С данной точкой зрения можно согласиться, так как, по логике вещей, если преступность в какой-либо сфере деятельности общества растет, политика государства должна отвечать на такие веяния путем ужесточения наказания за совершение преступления, в том числе в целях их предотвращения.
В то же время если посмотреть на ситуацию с несколько иного ракурса, с точкой зрения автора можно не согласиться по следующим причинам.
Ежегодно в России отмечается рост зарегистрированных сообщений о преступлениях небольшой тяжести. Так, согласно статистическим данным Генеральной прокуратуры РФ в 2011 г. зарегистрировано сообщений о преступлениях анализируемой категории 877 009, а в 2015 г. их число составило уже 1 037 3655. Верховный Суд Р Ф в пояснительной записке к своему законопроекту указал, что «если
4 Быков В. М. Об инициативе Верховного Суда Р Ф о смягчении наказания лицам, совершившим преступления небольшой тяжести // Законность. 2015. № 11.
5 URL: http: //www. crimestat. ru/offenses_chart
в период с 1997 года (с момента введения в действие Уголовного кодекса Российской Федерации) по 2001 год удельный вес лиц, осужденных за совершение преступлений небольшой тяжести, составлял порядка 15−19% от общего числа осужденных, то с 2002 года наметилась устойчивая тенденция роста этого показателя. В 2003 году доля осужденных за преступления небольшой тяжести приблизилась к 25%, в 2006 году составила 30%, в 2008 году — 35,0%, в 2010—2012 годах — порядка 37%, а в 2013 и 2014 годах достигла 46% от числа всех осужденных. Таким образом, современная структура судимости характеризуется тем, что практически каждое второе лицо осуждается за преступление небольшой тяжести». Если говорить об абсолютных числах, то в период с 2011 по 2015 г. судами рассмотрено следующее количество уголовных дел о преступлениях небольшой тяжести: в 2011 г. -464 582, в 2012 г. — 497 332, в 2013 г. — 261 243, в 2014 г. — 510 2686.
Если сопоставить указанные факты, получается, что примерно из 45% сообщений о преступлениях, поступивших в компетентные правоохранительные органы, в дальнейшем возбуждены уголовные дела, которые окончены производством и направлены в суд для рассмотрения по существу. Возникает закономерный вопрос о том, что случилось с оставшимися 55% поступивших сообщений о преступлениях. Чтобы ответить на данный вопрос, необходимо обратиться к ст. 145 УПК РФ, которая гласит, что по результатам рассмотрения сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа принимают решения о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела либо о передаче сообщения о преступлении по подследственности. Получаем следующий ответ на поставленный вопрос: в большинстве случаев (т. е. примерно из 50% поступающих сообщений о преступлениях) органы расследования принимают решения об отказе в возбуждении уголовного дела, т. е., по сути, государство в лице компетентных органов вообще никак не отреагировало на тот факт, что гражданин по-
лучил определенный ущерб от действий другого лица.
Таким образом, предложения Верховного Суда Р Ф выглядят весьма полезными для общества, так как фактически органы полиции смогут тщательнее защищать права граждан, ведь формально у них появится действенный правовой рычаг воздействия на лиц, совершающих такие преступления, как побои или угроза убийством, которые нередко происходят в условиях неочевидности их совершения либо в семейном быту. Органы полиции в таком случае не связаны серьезными ограничениями в виде необходимости выполнения всех формальных процессуальных обязанностей, возложенных на них УПК РФ, а возложение на правонарушителей административного наказания должно позитивно сказаться на последующем поведении правонарушителя, который в следующий раз задумается, прежде чем совершать антиобщественные действия.
Как видится, предложения Верховного Суда Р Ф являются закономерными и вполне обоснованными, поскольку позволят органам государственной власти более чутко реагировать на совершаемые в отношении граждан посягательства. Однако здесь нельзя не согласиться с В. М. Быковым в том, что такие меры являются недостаточными, потому что обозначена лишь проблема в целом, а метод ее решения не совсем отвечает требованиям современного российского общества.
По мнению автора статьи, решить предлагаемую проблему могли бы следующие предложения.
Установленная в настоящее время в российском праве система дифференциации ответственности лиц, начиная от ответственности за совершение административного деликта до совершения преступления, могла бы быть дополнена некой «буферной зоной». Такой зоной могла бы стать категория уголовного проступка.
В науке права существует имеющая своих сторонников и в наши дни точка зрения, согласно которой среди всех правонарушений только преступления — общественно опасные деяния, а для других правонарушений это свойство не характерно. В частности, если говорить об административных правонарушениях, не может быть и речи об общественной опасности, в лучшем случае можно утверждать их общественную вредность7.
6 Согласно данным судебной статистики Судебного де-
партамента при Верховном Суде Р Ф. URL: http: //www. cdep. ru/ index. php? id=79
7 Дурманов Н. Д. Понятие преступления. М., 1948. С. 71.
Действующее российское законодательство в некоторых случаях, несмотря на общую политику гуманизации уголовного законодательства и уменьшения применения мер уголовной репрессии, иногда позволяет лицу совсем избежать ответственности за совершенное им деяние, так как, несмотря на наличие всех признаков состава преступления, причиненный вред не расценивается как достаточный для наступления уголовной ответственности, а соответствующего предусмотренного административного деликта не существует.
Для подтверждения данных тезисов хотелось бы привести несколько примеров принятия компетентными правоохранительными органами решений об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с малозначительностью деяния.
Так, 2 сентября 2015 г. около 23 часов 35 минут в ходе проверки транспортного средства марки ВАЗ 217 050, принадлежащего гражданину М., в багажнике была обнаружена сумка, принадлежащая гражданину Г., в которой находился один патрон, который, согласно справке эксперта, является боеприпасом к нарезному огнестрельному оружию калибра 9 мм, штатный патрон к пистолету конструкции Макарова (МП, ПММ). Таким образом, в действиях гражданина Г. усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ, однако, учитывая, что он хранил один патрон, в силу малозначительности не представляют общественной опасности. По результатам проведенной проверки дознавателем принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, т. е. в связи с отсутствием в действиях лица признаков состава преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ.
Другой пример: 1 октября 2015 г. около 16 часов 00 минут гражданин Ф., находясь в помещении магазина, имея умысел на хищение чужого имущества, осознавая общественную опасность своих действий, направленных на открытое хищение чужого имущества, предвидя наступление материального ущерба для собственника, совершил хищение с торгового прилавка одной банки консервов «Сайра» стоимостью 59,90 руб. В результате преступных действий лица магазину причинен материальный ущерб на сумму 59,90 руб. Таким образом, в действиях гражданина Ф. усматриваются признаки состава преступления, преду-
смотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ, однако, учитывая, что сумма причиненного действиями гражданина Ф. материального ущерба составляет 59,90 руб., что не является значительным для магазина. В действиях гражданина Ф. формально усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ, однако в силу малозначительности не представляют общественную опасность. По результатам проведенной проверки дознавателем также принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, т. е. в связи с отсутствием в действиях лица признаков состава преступления, предусмотренного ст. 161 УК РФ.
Следующий пример: 11 июня 2015 г. примерно в 11 часов 00 минут гражданин Б., находясь в торговом зале магазина, взял с прилавка товар, а именно шампунь стоимостью 102,14 руб., после чего прошел мимо кассовой зоны, не оплатив указанный товар. На неоднократные требования остановиться данный гражданин не реагировал, после чего с похищенным скрылся. Таким образом, в действиях гражданина Б. усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ, однако, учитывая, что сумма причиненного действиями гражданина Б. материального ущерба составляет 102,14 руб., это не является значительным для магазина. В действиях гражданина Б. формально усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ, однако в силу малозначительности не представляют общественную опасность. По результатам проведенной проверки дознавателем также принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, т. е. в связи с отсутствием в действиях лица признаков состава преступления, предусмотренного ст. 161 УК РФ.
Приведенные примеры показывают, что в действиях лиц формально имеются признаки соответствующих составов преступления, однако в каждом случае лица избегали привлечения к ответственности за совершенные деяния. По нашему мнению, в приведенных примерах правоприменители обоснованно сделали вывод об отсутствии признаков составов соответствующих преступлений в связи с их малозначительностью, но отсутствует ли в приведенных примерах общественная опасность? Пожалуй,
да. Причиненный ущерб для соответствующих организаций действительно мал, один найденный патрон существенную опасность для общества также не представляет. Присутствует ли в данных случаях определенная общественная вредность? Как видится, отрицать полностью ее отсутствие каких-либо оснований не имеется. Однако, как уже было сказано, юридическую ответственность в данных случаях виновные лица не понесли.
В качестве примера судебной практики можно привести следующее. Приговором Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода от 14 мая 2009 г. К.Д.Н. признан виновным в незаконном проникновении в жилище, совершенном против воли проживающего в нем лица.
Согласно материалам уголовного дела 1 ноября 2008 г. около 13 часов К.Д.Н., будучи в состоянии алкогольного опьянения, нанес молотком не менее 10 ударов по металлическому полотну двери квартиры, принадлежащей на праве собственности К.О.В. В связи с этим находящийся в вышеуказанной квартире один из рабочих, производящих ремонтные работы, З., открыл дверь, чтобы выяснить, кто стучит и в связи с чем раздаются удары. К.Д.Н. ворвался внутрь квартиры, где высказывал свое неудовольствие производимыми ремонтными работами, и сразу же был выдворен из указанной квартиры З. Допрошенный по существу предъявленного обвинения К.Д.Н. вину в совершении указанного деяния не признал.
При рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции установлено: при решении вопроса в судебном заседании судом не учтено, что в соответствии со ст. 14 ч. 2 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.
Также по делу установлено, что К. Д. Н. впервые совершил правонарушение (курсив наш. — Д.К.), до происшедшего ни в чем предосудительном замечен не был, характеризуется положительно, имеет на иждивении сына, являющегося инвалидом с детства. Каких-либо вредных последствий от его действий не наступило, ущерб за повреждение двери возмещен в полном объеме.
При таких обстоятельствах действия К. Д.Н., хотя формально и содержат признаки
преступления, предусмотренного ст. 139 ч. 1 УК РФ, в силу малозначительности не представляют общественной опасности.
Кассационным определением Нижегородского областного суда от 18 августа 2009 г. приговор Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода от 14 мая 2009 г. в отношении К.Д.Н. отменен, уголовное дело производством прекращено на основании ст. 14 ч. 2 УК РФ8.
Указанные примеры являются далеко не единственными и могут говорить о некой системности в проблеме дифференциации ответственности, сложившейся в российской системе права.
Предлагаемые Пленумом Верховного Суда Р Ф изменения в УК РФ решат поставленные задачи по разгрузке судов и либерализации уголовного права, однако, как видится, полноценное решение проблемы в данной сфере возможно лишь в случае подробного анализа и совершенствования как административного, так и уголовного законодательства, так как действующая система права не позволяет полностью и всегда правильно оценить вредные либо опасные действия лица для общества, а то и вовсе помогает лицу избегать любой юридической ответственности за совершенное деяние. Кроме реформирования в административном и уголовном законодательстве, по нашему мнению, данную проблему могло бы решить введение вышеупомянутой категории уголовных проступков.
Указанное предложение по введению данной категории в законодательство РФ вписывается в рамки реформирования уголовного и административно-деликтного законодательства, которое преследует цель гуманизации уголовного законодательства, вследствие чего определенную часть преступлений необходимо было бы правильно трансформировать в уголовные проступки, ограничить область применения наказаний, связанных с лишением свободы, заменив их, например, штрафными санкциями.
В отношении формирования уголовных проступков наше мнение заключается в том, что к ним возможно отнести отдельные виды административных правонарушений только в том случае, когда последние имеют в УК РФ
8 иЯЬ: http: //nizhny. regnews. org/doc/be/12. htm
соответствующие аналоги. Иными словами к уголовным проступкам следует отнести: 1) отдельные деяния, которые действующим УК РФ относятся к преступлениям небольшой тяжести и которые в соответствии с политикой гуманизации уголовного законодательства будут определяться законодателем как не имеющие
значительной степени общественной опасности- 2) предусмотренные действующим КоАП РФ деяния, которые имеют судебную юрисдикцию и не являются управленческими (административными) по своей сути (мелкое хулиганство, мелкое хищение чужого имущества и т. п.).
Библиографический список
1. Быков, В. М. Об инициативе Верховного Суда Р Ф о смягчении наказания лицам, совершившим преступления небольшой тяжести // Законность. — 2015. — № 11.
2. Дурманов, Н. Д. Понятие преступления. — М., 1948.
3. URL: http: //www. cdep. ru/index. php? id=79
4. URL: http: //kremlin. ru/events/president/news/50 864
5. URL: http: //nizhny. regnews. org/doc/be/l2. htm
6. URL: http: //www. crimestat. ru/offenses_chart
7. URL: http: //www. garant. ru/news/640 548/
8. URL: http: //ппвс. рф/2015/postanovlenie-plenuma-vs-rf/N37-ot-31. 07. 2015. html

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой