Городской праздник как место встречи традиций (на примере Санкт-Петербурга пореформенного периода)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

8. Павлова Т. В. Благотворители // Альманах 9. Смирнов Ю. Торговое дело купцов Третьяко-
Всероссийского общества охраны памятников ис- вых // Губернский дом. — 1994. — № 1. тории и культуры. — 1991. — № 1.
УДК 008−058. 232. 6"18−19″
Смурова Ольга Вениаминовна
доктор исторических наук Костромской государственный технологический университет
оїда^тию va@mail. ги
СПРАВОЧНЫЕ КНИГИ О ЛИЦАХ, ВЫБИРАВШИХ КУПЕЧЕСКИЕ И ПРОМЫСЛОВЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА, КАК ИСТОЧНИК ИЗУЧЕНИЯ ОТХОДА КОСТРОМИЧЕЙ НА ЗАРАБОТКИ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГ (ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД)
Статья преследует цель показать информативные возможности такого источника, как справочные книги о лицах, выбиравших купеческие и промысловые свидетельства в столице. Исторические аспекты отходничества актуальны сегодня в связи с его реанимацией.
Ключевые слова: отходничество, промысловые свидетельства, торговля, промысловая деятельность, Санкт-Петербург.
Справочные книги о лицах, получивших купеческое и промысловое свидетельство, — незаменимый источник по выявлению персоналий, круга наиболее удачливых крестьян в сфере торговли и промысловой деятельности. Крестьянин, отправлявшийся по торговым и промысловым делам в город, должен был взять свидетельство либо купеческое (1 и 2 гильдий), либо промысловое. Купеческие свидетельства делились на два разряда. Свидетельство 1 гильдии давало право ведения оптового торга, 2-й — розничного торга. Промысловые свидетельства выдавались на мелочный, развозной и разносный торг, на мещанские промыслы и торговым приказчикам [2, т. 1, с. 89−91]. Сведения об этом фиксировались в специальных книгах. По Санкт-Петербургу сохранились книги 1865−1880, 1882−1913, 19 151 916 гг. По Москве — 1869−1875, 1877−1917 гг. [4].
Однако московские и петербургские книги отличались по информативности. Если по книгам Санкт-Петербурга мы можем узнать уезд и губернию выхода крестьянина, его возраст, как давно он выбирал промысловое или купеческое свидетельство в столице, род занятий, место работы и проживания, то книги Москвы предоставляли более скупые сведения (не указывались социальное положение и губерния выхода).
Для анализа мы выбрали справочную книгу 1913 г. [4], позволяющую прояснить ситуацию перед началом Первой мировой войны, которая, несомненно, внесла в жизнь российского общества новые настроения и видоизменила прежние экономические связи. Автором была осуществлена выборка информации о костромичах. Дальнейшая работа с источником позволила определить количественный, поуез-дный, в некоторых случаях — возрастной состав, род деятельности, место проживания и торговли.
Всего в 1913 г. выбрали свидетельства 30 костромичей, из них — 23 крестьянина и 7 мещан. К сожалению, поуездная характеристика не может быть полной, так как в некоторых случаях (8) была указана только Костромская губерния. Остальные распределились следующим образом. Более всего со-лигаличан — 8, за ними следуют галичане — 5, далее — чухломичи — 4, буевляне — 3, один представитель города Костромы и один — посада Большие Соли. Таким образом, мы видим, что более всего было представителей северо-западных уездов, что подтверждается и анализом других источников [3, с. 23]. Статистическая форма предполагала указание вероисповедания. Однако в 6 случаях ответ на этот вопрос отсутствует, а в остальных 24 — указано православие. Из 30 человек — 4 женщины (Борисова Екатерина Андреевна — крестьянка из посада Большие Соли, Бубина София Ивановна (вдова) — крестьянка из д. Шокша Галичского уезда, Ершова Евдокия Родионовна — крестьянка из Верховской волости Солигаличского уезда и Иванова Василиса Михайловна — мещанка города Буя).
В 12 случаях указан год, с которого выбирается промысловое свидетельство. Самая ранняя дата -1890 г. — Ершова Евдокия Родионовна, что означает, что она проживает в Петербурге уже 23 года. Далее следует 1898 г. — 1 человек, 1899 — 2 человека, 1901 — 1 человек, 1907 — 1 человек, 1909 — 1 человек, 1910 — 2 человека, 1912 — 2 человека, 1913 -1 человек. В ряде случаев значится возраст отходника: 38 лет — два человека, 40 — два, 45 — 1, 47 — 1, 48 — один, 50 — один, 60 — один и 61 — один.
Анализ деятельности этих костромичей в столице говорит о том, что преимущественно они вели торг продовольственными товарами, и более всего — мясом (14 человек- буевляне, солигаличане, чухломичи). Параллельно у некоторых из них су-
© Смурова О. В., 2012
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова ¦ № 1, 2012
327
ществовала и зеленная торговля (4 человека). Большинство торговали мясом на Сенной площади или поблизости. Рыбной торговлей занимались 3 человека. Наряду с этим часть костромичей торговала промышленными товарами. Три человека — «железом» и инструментальными товарами, двое вели москательный торг (краски, клей, непищевое масло и другие химические вещества), один — кожевенный, один — водопроводными принадлежностями.
Елшин Дмитрий Иванович, мещанин из Г алича, содержал магазин белья, Андреев Михаил Андреевич мещанин из Костромы — магазин шляп, Новиков Николай Иванович, крестьянин Солига-личского уезда, — мебельный магазин. Борисова Екатерина Андреевна, крестьянка из Больших Солей, содержала трактир (что не случайно: Большие Соли расположены ближе к Ярославской губернии, жители которой отдавали предпочтение трактирному отходу. Сегодня это селение относится к Ярославской области).
Башков Михаил, крестьянин Чухломского уезда, имел похоронное бюро в доме жительства. Не случайно персонаж очерка А. Башуцкого «Гробовой мастер» — уроженец Костромской губернии. «Он попал в Петербург нечаянно, из Костромской деревни, на плотничную работу- он также нечаянно сделал самоучкою первый в жизни гроб для своего брата, плотника, из досок, унесенных с подмостков и лесов строившегося дома, на которых бедный его брат был убит обвалившимся карнизом- но этот горестный случай пробудил в промышленнике всю его природную понятливость, и вот он стал гробовым мастером…» [1, с. 52].
Наконец, был среди них и глава артели для производства штукатурных и малярных работ — Кромин Василий Павлович, крестьянин Галичского уезда.
Следует отметить, что в некоторых случаях костромичи были совладельцами. Так, Бардышев Александр Павлович, крестьянин Солигаличского уезда, торговал железным и инструментальным товаром совместно с санкт-петербургским купцом Куликовым. Белов Василий Андреевич и Ельцов Николай Максимович, солигаличские крестьянин
и мещанин, совместно вели мясной торг.
Анализ справочной книги за 1913 г. расширяет наши представления о характере деятельности костромских отходников в Санкт-Петербурге. Строительная деятельность костромичей уже освещалась нами неоднократно [3, с. 23−37], а вот торговая — в некоторой степени новый сюжет. В освещении отходничества пореформенного периода обычно говорится о ведущей роли в столичной торговле ярославцев, что несомненно, но и костромичам тоже не чужда была эта сфера деятельности. Проведённое исследование источника позволило убедиться в том, что поуездный состав отходников и в торговле оставался тем же. Северо-западные уезды Костромской губернии поставляли отходников не только в строительную отрасль, но и в другие сферы экономической жизни северной столицы. Уникальность источника, который мы рассматривали, состоит в том, что он даёт возможность обратиться к персоналиям. Перспективным направлением исследования представляется сопоставительный анализ подобных справочных книг.
Библиографический список
1. Башуцкий А. П. Гробовой мастер // Русский очерк 40−50 годы XIX века. — М., 1986.
2. Полное собрание законов торговых, фабричных, ремесленных: В 2 т. Т. I. — СПб., 1877.
3. Смурова О. В. Между городом и деревней (образ жизни крестьянина-отходника во второй половине XIX — XX вв.). — Кострома, 2008.
4. Справочная книга о лицах, получивших на (1869−1875, 1877−1917) год купеческое и промысловое свидетельство по г. Москве. — М., 1869−1917- Справочная книга о лицах Петербургского купечества и других званий, акционерных и паевых общ-ных и торговых домах, получивших сословные свидетельства по 1 и 2 гильдиям, промысловые свидетельства 1 и 2 разряда на торговые предприятия, 1−5 разрядов на промышленные предприятия, 2 и 3 разрядов на личные промысловые занятия на (1865−1880, 1882−1913, 1915−1916 гг.). — СПб., 1865−1880, 1882−1913, 1915−1916.
328
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова ¦ № 1, 2012

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой