Агрегаторы интеллектуальных активов как прототипы инвестиционных фондов нового поколения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

10. Соколов Б. И., Воронова Н. С. Современные источники и инструменты финансово-инвестиционных ресурсов // Реформы и право. — 2012. — № 1. — С. 29−36.
11. Федорищенко П. А. Информационная культура и информационный капитал социальности в сети: культура и капитал доверия. — URL: http: //www. online-science. rU/m/products/cultyrology/gid335/pg0/ (дата обращения 1. 07. 2013).
12. Федоров К. Е. Структура и динамика изменений информационного капитала // Вестн. СамГУС. — 2010. — № 2. — С. 59−64.
АГРЕГАТОРЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ АКТИВОВ КАК ПРОТОТИПЫ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ФОНДОВ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
В. С. Воронов,
доцент кафедры финансов Санкт-Петербургского государственного экономического университета, доктор экономических наук box864tmn@yandex. ru
Статья посвящена инвестиционным фондам нового поколения, появившимся на финансовом рынке в последнем десятилетии в результате быстрого развития коммерческого оборота прав интеллектуальной и промышленной собственности. На конкретных примерах рассмотрены отличительные особенности новых финансовых институтов. Отмечено, что инвестиционные фонды изобретений могут служить важным инструментом государственной политики для решения задач по защите национальных интересов в технологической сфере.
Ключевые слова: агрегатор активов, инвестиции, инвестиционный фонд, интеллектуальная собственность, интеллектуальный актив, промышленная собственность, патент на изобретение, финансовый институт, финансовый рынок.
УДК 336. 713 ББК 65. 26
Как известно, суть деятельности инвестиционного фонда любого типа состоит в инвестировании профессиональным управляющим денежных средств, находящихся в собственности акционерного общества или в общей долевой собственности физических и юридических лиц, в финансовые инструменты или иные активы с целью получения прибыли и ее распределения среди инвесторов. Деятельность традиционных инвестиционных фондов, работающих с разнообразными инструментами рынка ценных бумаг, детально регламентируется множеством государственных законодательных актов и нормативными документами специальных регулирующих и надзорных органов. Однако стремительное развитие экономического оборота новых классов активов на рынке интеллектуальной собственности в последние десятилетия привлекает инвесторов новыми возможностями. В связи с этим возникли и успешно действуют инвестиционные фонды нового типа.
Во многих странах мира пока нет специальных законодательных и нормативных актов, регулирующих деятельность таких фондов, поэтому их создатели руководствуются общими принципами, характерными для организационноправовой формы, операционной структуры и целей инвестирования корпоративных и трастовых фондов. Тем не менее, как будет показано далее, помимо различия в составе и структуре активов, входящих в портфель, новые институты коллективного инвестирования имеют дополнительные особенности, отличающие их от известных инвестиционных и венчурных фондов.
Инвестиционные фонды — агрегаторы потоков лицензионных роялти
С точки зрения классификации наиболее наглядные примеры институтов такого типа могут быть отнесены к отраслевым фондам, поскольку вся их деятельность связана с оборотом прав интеллектуальной собственности в био-
технологической и фармацевтической промышленности. Специфика этой отрасли заключается, во-первых, в том, что все новые лечебные препараты, пищевые продукты, а также отдельные компоненты, входящие в их состав, защищаются патентами на изобретения и товарными знаками. Во-вторых, в связи с тем, что разработка, создание, тестирование и обязательная государственная регистрация таких препаратов и продуктов требует очень больших затрат, патенты и товарные знаки, защищающие их, обычно обладают весьма высокой подтвержденной стоимостью. В-третьих, лицензии на использование фармацевтических патентов и товарных знаков генерируют стабильные денежные потоки роялти с прогнозируемым временным горизонтом, сопоставимым со сроками действия соответствующих патентов и свидетельств. С учетом времени, необходимого для вывода продукта на рынок, этот горизонт может составлять 10−15 лет.
Безусловным лидером в этой отрасли в настоящее время является финансовая группа Royalty Pharma, быстрорастущий бизнес которой построен на приобретении интеллектуальной собственности, в частности, прав на получение денежных потоков роялти, поступающих в общем потоке выручки от розничной продажи лекарств. Как правило, это лекарственные средства, приносящие многомиллиардные доходы, и предназначенные для критических медицинских показаний. В некоторых случаях заранее приобретаются права на лекарства (или другие продукты), еще не поступившие в продажу, но находящиеся на завершающей стадии разработки. Все приобретенные права являются составными частями диверсифицированного инвестиционного портфеля группы Royalty Pharma вплоть до окончания срока действия патентов, защищающих фармацевтические изобретения.
В типичном лицензионном соглашении сумма роялти может быть установлена, например, в процентах чистой выручки от продаж всех лицензированных продуктов, про-
данных лицензиатом и его сублицензиатами в любых странах, где имеет юридическую силу патент на изобретение лицензиара. При этом чистая выручка обычно определяется как выручка брутто за вычетом (1) скидок, (2) возвратов и обменов, (3) расходов по доставке (4) штрафов, некоторых налогов и т. д., с необходимой детализацией в конкретных соглашениях.
Приобретение прав на получение денежных потоков роялти осуществляется одним из следующих контрактных способов:
1. Путем заключения договора с патентовладельцем (лицензиаром) на приобретение права владения патентом (портфелем патентов) и прав лицензиара по исключительному лицензионному соглашению об использовании этого патента (портфеля патентов) лицензиатом. В этом случае компания становится лицензиатом и приобретает как право владения патентом, так и исключительную лицензию-
2. Путем заключения договора с лицензиаром на приобретение прав лицензиара по исключительному лицензионному соглашению об использовании этого патента (портфеля патентов) лицензиатом, без приобретения права владения патентом (портфелем патентов). В этом случае компания также становится лицензиатом, но приобретает только исключительную лицензию-
3. Путем заключения договора с лицензиаром на получение денежного потока (части денежного потока) роялти, поступающего от лицензиата по исключительному лицензионному соглашению об использовании этого патента (портфеля патентов), без приобретения прав лицензиара по исключительному лицензионному соглашению, и права владения патентом (портфелем патентов). В этом случае компания приобретает только право на получение части или полного денежного потока роялти.
В первом и втором случаях приобретение компанией Royalty Pharma прав лицензиара по исключительному лицензионному соглашению (с приобретением или без приобретения права владения патентом) требует передачи лицензиаром его экономических прав по данному исключительному лицензионному соглашению, или полного переоформления лицензионного соглашения в пользу компании. При этом существующий лицензиат становится обязанным платить лицензионные роялти компании напрямую, либо, что бывает реже, через первоначального лицензиара.
В третьем случае существующий лицензиат остается обязанным платить роялти в соответствии с первоначальным лицензионным соглашением, и может платить их напрямую компании, или продолжать платить их лицензиару, который, в свою очередь, становится обязанным переводить их полностью или частично в пользу Royalty Pharma.
Группа Royalty Pharma не ведет научных исследований, не разрабатывает, не производит и не продает лекарства. Ее основная деятельность заключается в предоставлении средств владельцам патентов, генерирующих потоки роялти, с учетом будущих рисков и премий такого владения. Компания работает в тесном контакте с исследовательскими институтами, индивидуальными изобретателями, биотехнологическими и фармацевтическими компаниями, тщательно отбирая наиболее перспективные лекарства и другие патентованные продукты. Для этого ее эксперты анализируют клинические данные, консультируются с ведущими лечебными учреждениями, использующими препараты, сравнивают возможности продавцов, их конкурентные позиции, рыночные цены, спрос.
Истоки деятельности группы Royalty Pharma можно проследить с 80-х гг., когда некоторые члены ее нынешнего инвестиционного комитета и команды менеджеров в составе научно-исследовательских партнерств одними из первых
использовали права на получение лицензионных роялти для финансирования клинических разработок нескольких успешных биотехнологических продуктов.
Следующим этапом этой деятельности стало создание в середине 90-х гг. нескольких компаний-предшествен-ников Royalty Pharma, зарегистрированных в оффшорах: Pharmaceutical Royalties, LLC (Делавер, США), Pharmaceutical Royalty Investments, Ltd. (Бермудские острова), и др. В конце 90-х гг., например, будущие руководители компании провели несколько встреч с руководством крупнейшего в мире Нью-йоркского онкологического центра Memorial Sloan-Kettering (MSK). На этих встречах обсуждалась возможность приобретения у института прав на получение части роялти от продажи лекарственного средства Neupogen®/Neulasta®, которое является стимулятором белых кровяных телец, и используется для предотвращения нейтропении у пациентов, подвергаемых химиотерапии.
Первоначально институт MSK, совместно со своим финансовым консультантом планировал организовать сделку секьюритизации, в которой поток роялти использовался бы для погашения выпущенных обязательств. Однако будущие специалисты Royalty Pharma сумели доказать, что уступка даже части потока роялти позволит институту получить существенно больший единовременный капитал, и снизит риски, которые институт неизбежно будет нести, получая роялти в течение оставшегося срока действия патентов (около 15 лет). В 2003 г. была основана материнская компания Royalty Pharma, построенная на принципах инвестиционного паевого фонда, и дочерняя Royalty Pharma Finance Trust, как делаверский фонд. В настоящее время управляющей компанией является RP Management, LLC. Все эти организационные шаги позволили консолидировать финансовые операции компаний-предшественников и способствовали развитию новой модели бизнеса группы.
Двумя сделками в январе 2004 г. и августе 2005 г. институт MSK уступил 80% потока роялти от продажи Neupogen®/ Neulasta® за $ 400 млн в пользу Royalty Pharma, оценив полный поток в $ 500 млн. Получение этих средств позволило MSK успешно завершить некоторые исследовательские проекты и объекты капитального строительства. О выгодности сделки говорит тот факт, что в целом выручка от продажи одного только этого препарата в 2010 г. достигла $ 5,212 млрд.
Примерно по такой же схеме в 2005 г. была выкуплена доля в потоке роялти от продажи препаратов для лечения ВИЧ-инфекции Truvada® и Atripla®, ключевым компонентом которых является патентованное вещество эмтрицитабин. В совокупном потоке роялти 40% принадлежали трем изобретателям, и 60% - их лаборатории и медицинской школе Emory University. После длительных дискуссий с руководством и попечительским советом университета при участии производителя лекарства (Gilead Sciences) доля университета была выкуплена группой Royalty Pharma за $ 525 млн.
Среди других сделок Royalty Pharma можно отметить приобретение в 2006 г. за $ 700 млн полного потока роялти от продажи препарата Humira®. Права на этот препарат в то время принадлежали компании AstraZeneca, которая входит в пятерку ведущих фармацевтических компаний мира, и ежегодно инвестирует в научные исследования и разработки новых лекарств более $ 4 млрд (см.: http: //www. astrazeneca. com).
По состоянию на начало 2013 г. группа Royalty Pharma владела правами на получение лицензионных роялти, поступающих от продажи 37 утвержденных и продаваемых биофармацевтических продуктов, и аналогичными правами еще на 5 продуктов, находящихся в стадии клинических испытаний или утверждения в Администрации продовольствия и лекарств США (FDA) и Европейском медицинском
агентстве (EMA). По итогам 2010 г. лекарственные средства, к продаже которых относились права компании, обеспечили выручку в целом в сумме $ 44,015 млрд, а например, по итогам 1-го квартала 2010 г. активы группы составляли около $ 6 млрд. Из этой суммы около 79% составляла стоимость прав интеллектуальной собственности, остальное — наличные средства и государственные ценные бумаги [1].
Royalty Pharma расширила традиционное представление о деятельности компаний в фармацевтической отрасли. Фокусируясь на работе с интеллектуальной собственностью, которая является ключевым фактором формирования стоимости и прибыли в фармацевтической промышленности, эта финансовая группа стала мировым лидером по выкупам роялти, сформировала собственный хорошо диверсифицированный и сбалансированный портфель прав интеллектуальной собственности на лучшие биофармацев-тические препараты, и достигла устойчивого и прибыльного роста с контролируемым профилем риска.
Среди заметных игроков отрасли можно выделить еще две компании, которые также строят свой бизнес на выкупе денежных потоков роялти в сфере фармацевтики и медицинского бизнеса. Первая из них — Healthcare Royalty Partners была создана в 2007 г. в США (Stamford) как подразделение известной финансовой корпорации Cowen Group, Inc. Название головной группы Cowen с 2012 г. не фигурирует в названии этой компании, хотя структура группы не изменилась. В настоящее время компания Healthcare Royalty Partners управляет активами, превышающими $ 2 млрд [2].
Вторая компания — DRI Capital, была основана в 1992 г. в Торонто (Канада). В 2013 г. компания также управляет активами в сумме около $ 2 млрд [3].
Инвестиционные фонды изобретений, построенные на принципах патентных агрегаторов
Следующая группа институтов не привязана к какой-либо одной отрасли, более того, их характерной чертой часто является широкая отраслевая диверсификация портфеля. Успешные инвестиционные фонды изобретений сформировались к середине 2000-х гг. Созданные первоначально в виде так называемых патентных агрегаторов, эти институты продемонстрировали высокую эффективность в решении стратегических задач двух противоборствующих групп посредников на рынке интеллектуальной собственности. По характеру действий эти группы получили название агрессивных и оборонительных агрегаторов, однако вне зависимости от вида стратегии, ее реализация подразумевает накопление такими институтами большого количества патентов на изобретения в важнейших технологических областях. Поскольку такие патенты имеют высокую рыночную стоимость, формирование стратегически значимых портфелей, включающих большое количество патентов, невозможно без привлечения существенных финансовых ресурсов [4].
Именно этот фактор стал ключевым для появления инвестиционных фондов нового типа, сумевших привлечь инвесторов перспективами получения дохода от вложений в большие портфели тщательно отобранных изобретений, имеющих критически важное значение для производства наукоемкой продукции, дальнейшего развития новых технологий и продолжения исследований.
Самый крупный и наиболее известный инвестиционный фонд изобретений, получивший название IIF (Invention Investment Fund) является одним из трех подразделений корпорации Intellectual Ventures — крупнейшего в мире патентного агрегатора, созданного в США еще в 2000 г. Концепцию нового фонда сформулировал один из создателей и действующий руководитель корпорации Н. Мирволд, ныне последовательно воплощающий на практике свои идеи. К концу 2012 г. штат компании в целом и ее зарубежных под-
разделений составил около 800 человек, ей удалось привлечь более $ 5 млрд инвестиций и сформировать самый большой и быстрорастущий в мире портфель изобретений, включающий более 70 тыс. патентных активов и охватывающий более 50 технологических областей [5].
Необходимость формирования беспрецедентно большого диверсифицированного патентного портфеля Н. Мирволд обосновывает тем, что высокие риски новых изобретений чрезвычайно усложняют привлечение инвесторов [6]. Ссылаясь на историю и статистику, он напоминает, что большинство изобретений неизбежно терпят неудачу. Некоторые просто не подтверждаются и не работают, другие работают, но оказываются очень дорогостоящими, третьи оказываются выгодными и работоспособными, но проигрывают еще более успешным, и т. д. Достоверные оценки риска инвестиций в изобретения очень фрагментарны, однако по данным большинства правительственных и корпоративных источников, лишь 1−3% патентов в конечном итоге приносят прибыль своим владельцам.
В то же время, способы контроля высоких инвестиционных рисков существуют. В частности, страховые компании снижают риск путем объединения индивидуальных страховых полисов в большие портфели. Они также перераспределяют риск, используя хорошо развитый рынок перестрахования. С этой же целью пенсионные, взаимные, и другие фонды коллективных инвестиций формируют большие диверсифицированные портфели активов, которые привлекают многих инвесторов.
По сути, такой же принцип Н. Мирволд предложил использовать и для контроля рисков, присущих новым изобретениям. Например, если сформировать диверсифицированный портфель из десятков тысяч патентов, охватывающих широкий ряд областей техники и технологий, то совокупный риск инвестиций в такой портфель окажется вполне контролируемым, а с учетом вышеприведенной статистики наличие даже 1% выгодных активов повысит вероятность попадания в такой портфель нескольких весьма прибыльных патентов. Безусловно, это требует значительных финансовых ресурсов. Тем не менее, практика показывает, что компании венчурного и частного капитала способны привлекать сотни миллионов и даже миллиарды долларов в отдельные инвестиционные фонды.
Обычно венчурные и частные фонды предусматривают инвестиции на срок до 10 лет, а наиболее благополучные фонды начинают приносить прибыль своим инвесторам начиная с третьего года. Однако срок действия патента на изобретение составляет практически во всем мире 20 лет, поэтому важнейшей особенностью инвестиционных фондов изобретений является более отдаленный временной горизонт. Например, Н. Мирволд считает, что задачей вновь созданного фонда изобретений в первые пять лет является формирование портфеля с учетом принципов контроля рисков, изложенных выше, и лишь затем, в течение еще примерно 20−25 лет, т. е. до истечения срока действия патентов, фонд будет лицензировать их, зарабатывая прибыль [6].
Структурно корпорация Intellectual Ventures состоит из целого семейства юридических лиц, зарегистрированных в различных юрисдикциях. В частности, к инвестиционному фонду изобретений относятся:
— Intellectual Ventures Management, LLC, зарегистрированная как компания со штаб-квартирой в Бэльвью, штат Вашингтон-
— два фонда: Invention Investment Fund I, L.P. (IIF I), и Invention Investment Fund II, LLC (IIF II), зарегистрированы в штате Делавер-
— две компании: Intellectual Ventures I, LLC (IV I), и Intellectual Ventures II, LLC (IV II), зарегистрированы в штате Делавер.
При этом компания IV I является дочерним обществом, находящимся в полной собственности ограниченного партнерства (коммандитного товарищества) IIFI, а компания IV II — соответственно, дочерним обществом, находящимся в полной собственности компании с ограниченной ответственностью IIF II. Регистрация четырех обществ по законам штата Делавер позволяет им использовать налоговые и иные преимущества этой внутренней оффшорной территории США. Детали этой структуры долгое время были закрыты и стали известны лишь недавно, из заявления, поданного корпорацией в Федеральную торговую комиссию (FTC) США в 2011 г. (см.: http: //www. intellectualventures. com/assets_docs/2011−08−12_Amended_Complaint. pdf).
Средства инвестиционного фонда изобретений в настоящее время превышают $ 3,5 млрд. Как следует из деклараций компании, основными направлениями ее деятельности являются: (1) приобретение и лицензирование патентов- (2) создание и регистрация собственных изобретений- (3) развитие сотрудничества изобретателей- (4) использование изобретений для улучшения окружающего мира. Наиболее значимым и прибыльным компонентом бизнеса является приобретение патентов и лицензионная деятельность. Именно эта деятельность осуществляется через фонды (IIF I и IIF II) и аффилированные компании.
Среди нескольких десятков инвесторов, вложивших средства в фонды, созданные корпорацией Intellectual Ventures, выделились две существенно разные группы. Первая видит изобретательский капитал как еще одну альтернативу финансовым инвестициям, подобно деривативам, хедж-фондам, акциям и недвижимости. В эту группу инвесторов входят пенсионные фонды, университеты и их фонды целевого капитала (эндаументы), состоятельные семьи и отдельные физические лица. В частности, в списке инвесторов можно видеть:
• Dore Capital, L. P (аффилированное лицо The Vanderbilt University) —
• International Bank for Reconstruction and Development (в качестве трасти) —
• JP Morgan Chase Bank, N.A., (в качестве трасти для White Plaza Group Trust) —
• Sequoia Holdings, LLC. -
• The Rockefeller Foundation,
• Университеты штатов Пенсильвания, Южная Каролина, Миннесота и другие.
Вторая группа представляет стратегических инвесторов, которым интересна не только прямая финансовая отдача. Это компании из списка Fortune 500, лидеры рынка высоких технологий, телекоммуникаций, финансового сервиса, потребительской электроники, электронной коммерции, которых притягивает возможность доступа к изобретательской среде, сформировавшейся вокруг фондов Intellectual Ventures. Они ожидают появления идей, меняющих «правила игры» на рынке, и намерены первыми приобрести лицензии на использование таких изобретений. В частности, такими инвесторами являются Adobe Systems Inc., Amazon. com, Inc., Apple Inc., eBay Inc., Google Inc., Intel Corp., Microsoft Corp., Nokia Corp., Sony Corp., Yahoo! Inc., и другие (всего около 60-ти).
Практика агрегирования патентов в портфели по областям техники и технологиям дает стратегическим инвесторам возможность приобретать лицензии на такие портфели «в одном окне». С этой точки зрения важнейшей задачей управляющей компании, в данном случае выполняющей функции патентного агрегатора, является формирование портфеля такого качества, при котором его совокупная стоимость превышала бы стоимость составляющих патентов в отдельности.
Для решения этой задачи фонды укомплектованы специалистами по лицензированию, аналитиками, патентными
поверенными, инженерами и учеными, которые (1) обеспечивают экспертизу и оценку совокупной стоимости и рыночного потенциала изобретений, и (2) разрабатывают способы прогнозирования и понимания будущих технологических трендов. Важно подчеркнуть, что помимо глубоких познаний в релевантных областях техники, специалисты фондов следуют определенным количественным критериям в отношении достаточности прав интеллектуальной собственности для обеспечения текущих и будущих производственных потребностей покупателей.
В частности, в Intellectual Ventures считают, что типичный портфель должен содержать в определенных пропорциях патенты на изобретения, которые: (1) уже используются в производстве- (2) с высокой степенью вероятности будут использоваться в будущем- (3) имеют более высокий риск (учитывая, что риск может проявиться как в худшую, так и в лучшую сторону). Тем не менее, задача формирования портфелей часто значительно осложняется тем, что крупные корпорации тщательно скрывают детали своей технической политики, а иногда просто не задумываются об отдаленных перспективах развития.
Каждый отдельный патент имеет индивидуальную стоимость, но стоимость портфеля значительно выше еще и потому, что его приобретатель экономит значительное время и средства, которые ему иначе пришлось бы потратить, во-первых, на поиски каждого патента и его владельца, во-вторых, на ведение переговоров и заключение сделок по приобретению каждого из этих патентов в отдельности. Таким образом, как отмечено выше, приобретатель портфеля получает «в одном окне» все права, необходимые для выпуска инновационного продукта, и одновременно страхует себя от риска упустить из поля зрения какую-либо лицензию и быть подвергнутым судебным притязаниям за нарушение чужих прав. Большинство клиентов Intellectual Ventures понимают ценность таких услуг и способны приобретать портфели, включающие тысячу и более патентов.
Развивая эти услуги, корпорация предлагает приобретать портфели на основе постоянной подписки, которая обеспечивает пополнение новыми патентами по мере их появления на рынке. Тем не менее, нельзя забывать о том, что лицензирование чаще всего бывает лишь завершающим этапом противоборства владельца изобретения с корпорацией, нарушающей его права. Именно поэтому процесс лицензирования представляет собой широчайшее поле деятельности для юридических подразделений корпораций и многочисленных самостоятельных юридических компаний.
С этой точки зрения лицензионная деятельность фондов Intellectual Ventures, помимо упомянутых выше рыночных и промышленных исследований, включает: (1) поиск, предварительный анализ и выявление потенциальных нарушителей патентов- (2) реинжиниринг продуктов, в которых есть вероятность нарушения патентов, принадлежащих фонду — этот процесс имеет альтернативное название обратного инжиниринга (Reverse Engineering) и заключается в раскрытии технологического принципа устройств, объектов, или систем путем анализа их структуры, функций, операций и имеющейся документации- (3) подготовку претензионных схем, позволяющих систематизировать информацию о том, какие именно пункты формулы изобретения нарушены, и к каким отличительным признакам изобретения они относятся- (4) лицензионные переговоры с предполагаемым нарушителем прав- (5) подготовку к судебным разбирательствам и их ведение. К концу 2011 г. лицензионная деятельность принесла корпорации около $ 2 млрд [5]. Таким образом, ее деятельность в целом по управлению портфелем изобретений (патентных активов) можно считать вполне успешной.
В составе Intellectual Ventures сформированы и действуют два других подразделения, связанных с интеллектуальной собственностью:
1. Научный фонд изобретений, или ISF (Invention Scientific Fund), в котором работают около 60 ученых и инженеров и около 100 внешних консультантов. Фонд имеет собственные научные лаборатории, в которых создано более пяти тысяч изобретений, подано более 2,7 тыс. заявок и получено более 330 патентов. Средства фонда составляют более $ 0,5 млрд.
2. Фонд развития изобретений, или IDF (Invention Development Fund), в котором занято около 120 сотрудников, предназначен для поддержки продвинутых изобретателей по всему миру. Фонд сотрудничает с несколькими сотнями исследовательских институтов, включая американские университеты, учебные и научные заведения в странах Европы и Азии, финансирует деятельность пяти зарубежных подразделений компании. Задачей фонда является идентификация технологических вызовов и спроса на изобретения, отбор наиболее перспективных идей, и их патентование. Эта деятельность дала более 6,5 тыс. изобретений, более 1,3 тыс. заявок и около 300 патентов. Институтам и индивидуальным изобретателям выплачено более $ 20 млн. Средства фонда составляют более $ 0,75 млрд (данные по фондам ISF и IDF соответствуют концу 2011 г.).
Тем не менее, следует отметить, что репутация Intellectual Ventures не является безоблачной. Закрытость информации о структуре корпорации, полном составе ее инвесторов и истинных намерениях неоднозначно воспринимается участниками рынка интеллектуальной собственности. В частности, многие специалисты публично высказывают свои опасения о возможном использовании ее огромного патентного портфеля в целях судебного вымогательства и ставят ее в один ряд с агрессивными патентными холдингами. В своих ответах руководство компании долгое время подчеркивало, что хотя судебные разбирательства возможны в любом бизнесе, они не являются целью деятельности Intellectual Ventures.
Вплоть до 2010 г. компания не подавала прямых исков в суд по поводу нарушений своих патентных прав. Тем не менее, поскольку бизнес компании является существенно более диверсифицированным, чем бизнес узконаправленных оборонительных патентных холдингов, необходимость решения нескольких патентных споров приобрела острую актуальность, и в конце 2010 г. Intellectual Ventures впервые инициировала прямые судебные иски сразу против девяти компаний, нарушающих принадлежащие ей патенты. С этого момента сообщения в прессе о новых судебных исках компании против нарушителей стали появляться регулярно.
Успехи, достигнутые фондами изобретений за достаточно короткий срок, привлекли пристальное внимание как корпоративного сектора в США и Европе, так и государственных органов, отвечающих за инновационное развитие экономик целого ряда стран. Частный сектор, пытаясь наверстать упущенные возможности, ответил созданием нескольких десятков организаций подобного типа, реализующих различные инвестиционные стратегии.
Органы государственной власти многих стран, учитывая не только финансовый потенциал новых институтов, но и возможность консолидировать активы промышленной собственности для эффективной защиты позиций национального бизнеса в международной конкурентной борьбе, также выступили инициаторами создания патентных фондов. Следует отметить, что использование официальных организационных ресурсов привнесло в этот процесс специфические черты. Например, во Франции патентный фонд France Brevets (Французские патенты) был создан в марте 2011 г. в рамках государственной инициативы «Програм-
ма инвестиций в будущее», и стал первым полноценным государственным инвестиционным фондом изобретений, нацеленным непосредственно на коммерциализацию патентов. Фонд получил 100 млн евро инвестиций — по 50% от правительства и от французского государственного банка развития Caisse des Depots et Consignations.
Основной миссией фонда France Brevets является содействие французским университетам, инженерным институтам, исследовательским организациям и частным компаниям в более эффективном использовании их патентов в международном масштабе путем организации патентных кластеров, лицензирования патентов и реализации других преимуществ от совместного использования патентов, принадлежащих как государственному, так и частному секторам. Главные сферы внимания фонда — информационные и коммуникационные технологии в целом, авиация и космонавтика, альтернативная энергетика, химия, материаловедение, здравоохранение. Главная цель — обеспечение новыми возможностями французских владельцев промышленной собственности.
За прошедшие два года фонд официально объявил о заключении партнерских договоров с такими компаниями, как Onera (авиакосмические и оборонные технологии), INSIDE Secure (технология NFC, имеющая хорошие перспективы в сфере финансового сервиса), Alpha Group M.O.S. (микроэлектронные газовые сенсоры, искусственный интеллект), и другими. Весьма показательно, например, что в феврале 2013 г. французское правительство поручило фонду оказать содействие сделке секьюритизации части патентного портфеля телекоммуникационного гиганта Alcatel-Lucent. В этой сделке предполагается участие France Brevets в консорциуме нескольких инвестиционных фондов для обеспечения финансирования новых разработок Alcatel-Lucent под будущие доходы, поступающие по лицензиям на использование части огромного патентного портфеля компании (29 тыс. патентов), покрывающего технологии связи, известные как 2G, 3G, 4G [7].
В странах дальневосточного региона на рубеже 20 102 011 гг. практически одновременно было создано несколько инвестиционных фондов изобретений по инициативе и с участием государственного сектора [8]. Так, в Японии инициатором создания и основным инвестором патентного фонда Life Science IP Platform Fund (LSIP) стала Innovation Network Corporation of Japan (INCJ) — государственно-частное партнерство, в котором от лица государства выступает Министерство экономики, торговли и промышленности, а корпоративный сектор представляют 27 ведущих японских компаний биомедицинского профиля.
В Южной Корее в 2010 г. государственное патентное ведомство инициировало создание фонда IP Cube Partners, а Министерство экономики — фонда Intellectual Discovery. Поскольку южнокорейские IT-компании являются объектами почти непрерывных судебных атак со стороны агрессивных конкурентов и патентных холдингов, государство открыто объявило, что фонды создаются с целью мобилизации государственных и частных ресурсов для финансирования поддержки национального бизнеса в так называемых «патентных войнах». Из двух фондов Intellectual Discovery является более крупным и нацелен именно на информационные технологии, где Южная Корея — один из мировых лидеров.
В Китайской народной республике и Тайване в этот же период появились фонды изобретений, также созданные при непосредственном участии государства, причем в КНР к этой работе привлечены даже органы власти муниципального уровня крупнейших городов, таких как Пекин, Шанхай и другие. Все приведенные примеры показывают, что в дальневосточном регионе идея создания инвестиционных фондов изобретений получила беспрецедентно широкую
24 1
поддержку на высоком правительственном уровне. В каждой из упомянутых стран уже созданные фонды имеют свои организационные и структурные особенности, но все они нацелены на решение задач, которые отражают конкретные государственные интересы.
Фонды, инвестирующие средства в судебные разбирательства, связанные с нарушениями патентов
В целом в последние годы патентные споры корпораций хай-тека стали неотъемлемой частью их бизнеса. Именно поэтому процесс урегулирования патентных споров стал основной сферой интереса еще одной группы инвестиционных фондов, по расположенности к риску более близких к венчурным фондам. Деятельность таких фондов узко направлена на инвестиции в ценные бумаги или участие в капитале компаний, втянутых в судебные разбирательства о нарушении патентов на изобретения. По сути, эти фонды также являются агрегаторами патентных и иных интеллектуальных активов, однако особой отличительной чертой этих активов является их повышенная чувствительность к воздействию дополнительного (помимо технологического), судебного фактора риска.
Поскольку судебные издержки и другие расходы по делам, требующим участия высококвалифицированных экспертов и юристов очень высоки (особенно в США), многие компании малого и среднего бизнеса часто оказываются неспособными защитить свои интеллектуальные права без посторонней финансовой помощи. Важнейшей задачей экспертов и аналитиков таких инвестиционных фондов является оценка перспектив предстоящего или возможного судебного процесса и вероятности получения компанией-истцом судебного решения о возмещении ущерба ответчиком. В этом случае компания, успешно завершившая процесс, сможет рассчитаться с фондом, который предоставил ей свои средства для финансирования судебных издержек и прочих расходов, а фонд, в свою очередь, получит прибыль для своих акционеров.
Первые фонды такого типа появились в середине 2000х гг. Например, фонд Rembrandt IP Management, LLC был создан в США в 2004 г. и к 2009 г. профинансировал 15 судебных процессов. Кроме того, фонд сформировал собственный патентный портфель, выгодно приобретя права на несколько десятков перспективных патентов. По одной из сделок, например, фонд приобрел у индивидуальных изобретателей права на патент, защищающий контактные линзы нового типа, а затем организовал судебное преследование компании Novartis, обвинив ее в нарушении данного патента. В результате судебного разбирательства в 2009 г. фонду удалось получить от нарушителя $ 47 млн [9].
В одном из громких судебных процессов того же периода участвовал специально созданный фонд Northwater IP Fund, LP, учрежденный, в свою очередь, более крупным канадским фондом NW Patent Funding Corporation, финан-
сирующим исключительно инновационные компании [10]. В этом процессе, начатом еще в 2007 г., истцом против компании Microsoft выступила канадская компания i4i, LP, также специально учрежденная для участия именно в этом разбирательстве небольшой канадской инжиниринговой компанией i4i, LLC — непосредственным разработчиком новой информационной технологии. Истец передал компании i4i, LP права на известный американский патент № 5 787 449, защищающий «Метод и систему раздельного управления архитектурой и содержанием документа». В своем иске i4i заявила, что Microsoft длительное время преднамеренно нарушает данный патент (выданный еще в 1998 г.), используя эту технологию во всемирно известном программном пакете Office Word.
Участие Northwater IP Fund заключалось в приобретении доли в капитале i4i, LP, в результате чего последняя получила возможность оплатить все судебные издержки и расходы многолетнего судебного процесса. Итог разбирательства оказался положительным для истца: в 2011 г. Верховный суд США подтвердил решения окружных и апелляционных судов всех инстанций и обязал Microsoft выплатить в пользу i4i, LP более $ 290 млн. Как участник в капитале компании, инвестиционный фонд получил свою долю прибыли из этой суммы.
Еще один специализированный фонд Altitude Capital Partners, созданный в 2005 г., также известен участием в нескольких сделках финансирования патентных судебных разбирательств. Этот фонд инвестирует средства акционеров ($ 250 млн) в привилегированные акции, долговые ноты и варранты компаний, владеющих портфелями значимых патентов, в основном в сфере информационных технологий [11].
Следует отметить, что финансирование гражданских судебных процессов третьей стороной и судебные займы в той или иной форме с конца 90-х гг. прошлого столетия уже не являются новинкой как для юридической практики, так и для финансового рынка США. Приведенные выше примеры говорят о формировании еще одного направления в этом процессе, связанном с активизацией коммерческого оборота прав интеллектуальной и промышленной собственности.
¦к к -к
Таким образом, практика агрегирования патентных и иных интеллектуальных активов различной структуры нашла логичное продолжение в новых институциональных формах коллективного инвестирования. Рынок интеллектуальной собственности, все более воспринимаемый мировым финансовым сообществом как неотъемлемый сегмент финансового рынка, получил новый импульс к развитию. Немаловажно отметить, что среди результатов созидательной деятельности бизнеса структуры власти самого высокого уровня увидели для себя новый полезный институт, позволивший результативно соединить государственный и частный интерес в преддверии наступающей эпохи всеобщей интеллектуализации мировой экономики.
Литература
1. Официальный сайт группы: http: //www. royaltypharma. com
2. Официальный сайт компании: http: //www. healthcareroyalty. com
3. Официальный сайт компании: http: //www. dricapital. com
4. Воронов В. С. Формирование финансовой инфраструктуры рынка интеллектуальной собственности. — СПб.: Изд-во НПК «РОСТ», 2011.
5. Официальный сайт компании: http: //intellectualventures. com
6. Myhrvold N. Funding Eureka! // Harvard Business Revue. — March, 2010, pp. 40−50.
7. Официальный сайт фонда: http: //www. francebrevets. com
8. Monroig M., Terroir P. Inside Asia’s patent funds // IAM-Magazine. — July/August 2012, pp. 85−92.
9. Официальный сайт фонда: http: //www. rembrandtip. com
10. Официальный сайт фонда: http: //www. northwatercapital. com
11. Официальный сайт фонда: http: //www. altitudecp. com

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой