Ожидания и реалии при промысле горбуши (Oncorhynchus gorbuscha) в Сахалинской области

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2005
Известия ТИНРО
Том 140
УДК 639. 211
А. М. Каев (СахНИРО, г. Южно-Сахалинск)
ОЖИДАНИЯ И РЕАЛИИ ПРИ ПРОМЫСЛЕ ГОРБУШИ (ONCORHYNCHUS GORBUSCHA) В САХАЛИНСКОЙ ОБЛАСТИ
Приведены ошибки прогноза вылова горбуши (Oncorhynchus gorbuscha) на восточном побережье Сахалина и южных Курильских островах в виде отклонения фактических от ожидаемых уловов в 1995—2004 гг. Показано, что тенденция занижения прогнозов в 1990-е гг. и их преимущественного завышения в последующие годы связана с особенностями формирования численности горбуши. После достижения в конце XX в. рекордно высокого уровня запаса горбуши намечается тенденция к его снижению. Одновременно происходит изменение соотношения в возвратах горбуши ее внутривидовых группировок: увеличивается доля рыб с ранними сроками нереста.
Kaev A.M. Expecting and realities of the pink salmon (Oncorhynchus gorbuscha) fishery in the Sakhalin Region // Izv. TINRO. — 2005. — Vol. 140. — P. 37−44.
The forecast errors of the pink salmon (Oncorhynchus gorbuscha) catches at the eastern Sakhalin coast and southern Kuril Islands in 1995−2004 are considered as deviations of the factual catches from the expected ones. In the 1990-s, the factual catches were higher, but recently the factual catches at the southern Kuril Islands appear to be lower than expected, and at the eastern Sakhalin Island increases and decreases of the errors have alternated. These changes of the errors are connected with the pink salmon abundance. There is a trend to lowering in the pink salmon stock after the highest level in the end of the 20th Century. Simultaneously, a ratio between the intraspecific groups in pink salmon returns is changing. Lowering in abundance of late-spawning pink salmon and increasing of the share of early-spawning fish causes a decrease of catches. The sharp decrease in pink salmon catches at Hokkaido and Kunashir Islands took place in 2004. Since 2005, a significant decrease in pink salmon catches is also expected at Iturup Island and the eastern Sakhalin coast. Generally, these falls in catches correspond to completing phase of the cycle of pink salmon abundance, which has started in late 1980-s.
Вылов горбуши в Сахалинской области составляет в среднем почти половину от ее российских уловов, что обеспечивается воспроизводством в ее реках двух из четырех наиболее крупных стад горбуши на Дальнем Востоке — восточ-носахалинского и южнокурильского. Однако ее уловы подвержены сильным изменениям, причем не только в виде отмечаемых, как и у многих других видов рыб, многолетних колебаний, но зачастую и в смежные годы. Так, на восточном побережье о. Сахалин резко выражено различие в величине уловов в четные и нечетные годы при 15-кратной разнице между экстремальными значениями годовых выловов. На южных Курильских островах амплитуда межгодовых колебаний ниже, но, в отличие от Сахалина, в последние годы по численности преобладают поколения горбуши четных лет нереста. Другая особенность промысла тихоокеанских лососей связана с их моноцикличностью. Так как эти рыбы нерес-
тятся один раз в жизни, умирая после нереста, рациональная эксплуатация их запаса предусматривает полное изъятие ресурса популяций, превышающего потребности для воспроизводства. Такая особенность в сочетании с высокой межгодовой изменчивостью запаса увеличивает значение прогнозирования его величины в системе мероприятий по организации промысла.
На рис. 1 показаны ошибки прогноза за последние 10 лет. Ошибка (О) в виде отклонения фактических уловов (Ф) от прогнозных ожиданий (П) рассчитана по обычной формуле О = 100 ¦ Ф '- П-1 — 100 для случаев, когда фактический вылов был меньше прогнозного (Ф & lt- П). Если Ф & gt- П, то расчет проведен по формуле О = 100 — 100 '- П ¦ Ф-1, что позволило уравнять разные темпы нарастания кратности различия между фактическими и ожидаемыми уловами, наблюдаемые при отклонении от прогноза в большую или в меньшую сторону, и тем самым устранить парадокс, при котором даже при ничтожно малом вылове величина ошибки не превышает -100%, а при превышении фактических уловов над прогнозными она может составлять 200% и более. Как видно из представленных данных, в отдельные годы величины фактических и ожидаемых уловов могут различаться в два раза и более. Причины таких расхождений известны давно. К ним относятся как невозможность тотального наблюдения за условиями воспроизводства горбуши в реках того или иного участка побережья, так и короткий жизненный цикл рыб этого вида в сочетании с высоким и изменчивым по годам темпом смертности в морском периоде жизни, учесть который для отдельных популяций не представляется возможным. В то же время на рис. 1 видно, что в первые годы почти все ошибки при сравнении & quot-факт — прогноз& quot- были со знаком & quot-+"-, а в последующие годы на восточном побережье Сахалина отмечалось в основном чередование знака разницы, в то время как на южных Курильских островах прогнозы стали завышенными. Причиной таких особенностей является, видимо, происходящая смена многолетних тенденций в динамике стада горбуши.
Рис. 1. Соотношение фактических и прогнозных уловов горбуши на восточном побережье о. Сахалин (ВС) и южных Курильских островах (ЮК) в 19 952 004 гг.
Fig. 1. Ratio between factual and forecast catches of pink salmon at the eastern Sakhalin coast (ВС) and southern Kuril Islands (ЮК) in 1995−2004
В конце XX в., судя по данным промысловой российской и японской (The working group …, 2004) статистики, заметно увеличились уловы горбуши в бассейне Охотского моря (рис. 2). На фрагменте рис. 2 & quot-Остров Хоккайдо& quot- приведены суммарные данные по уловам на побережье и в реках Японии, что не искажает сути, так как более 80% этих уловов приходится на охотоморское побережье Хоккайдо. Увеличение уловов происходило на фоне крупномасштабных перестроек в биоценозах северной части Тихого океана под действием глобальных климатоформирующих факторов (Шунтов и др., 1997). Вместе с тем предполагается, что дальнейшее развитие этого процесса должно инициировать в начале XXI в. противоположные тенденции как в климато-океанологи-ческих изменениях, так и в динамике численности рыб (Шунтов, 2000- Klyashtorin,
Ошибка, % ОООООООО — р г-. il п — 1−1 — -? В? К, Г с к
1995 1996 1997 9 98 19 и 1 99 ю 00 20 0'- 20 J '- 02 20 03 20 04
2001). В настоящее время уже можно констатировать появление изменений в многолетних тенденциях некоторых показателей динамики стада горбуши и кеты, которые могут привести к снижению уровня воспроизводства, в частности, горбуши охотоморских стад (Каев, Чупахин, 2003). При этом в последние годы действительно наметилось снижение уловов этих рыб в отдельных районах побережья Охотского моря (рис. 2).
Рис. 2. Динамика уловов горбуши на о-вах Сахалин (восточное побережье), Итуруп, Кунашир и Хоккайдо в 1960—2004 гг.: 1 — скользящая средняя по 4 смежным значениям- 2 — фактические уловы в четные, 3 — нечетные годы
Fig. 2. Catch dynamics of pink salmon at Sakhalin (eastern coast), Iturup, Kunashir, and Hokkaido Islands in 1960−2004: 1 — indicates a moving average along 4 contiguous values- 2 — indicates factual catches in even, 3 — odd years
Отмеченные выше особенности в динамике отклонений фактических от ожидаемых уловов частично объясняются присущей прогнозам инерционностью. Вероятное количество рыб при возврате поколений определялось на основе соотношения между численностью скатывающейся из рек молоди и численностью взрослых рыб соответствующих поколений, называемого коэффициентом возврата. В расчетах использовалось среднее значение этого показателя для пяти последних вернувшихся цикличных по году нереста (четных или нечетных лет) поколений. Поэтому при прогнозировании количества горбуши в период ее высокой численности (1990-е гг.) в расчеты закладывались значения коэффициента возврата, отражавшие, в том числе, и более низкий уровень выживаемости рыб поколений 1980-х годов рождения. Напротив, в последние годы, когда намечается тенденция к снижению численности горбуши, ситуация становится обратной. Инерционное завышение значений коэффициента возврата хорошо проявилось при прогнозировании численности горбуши на южных Курильских островах, в то время как на восточном побережье о. Сахалин запас горбуши продолжал оставаться в среднем высоким. Дело в том, что реализация общих тенденций формирования численности горбуши осуществляется в результате действия многих факторов, значимость которых неодинакова в разных районах одного региона. К этому следует добавить сложную внутривидовую структуру горбуши, привносящую свою долю неопределенности в рассматриваемые процессы.
В одних и тех же реках восточного побережья о. Сахалин и южных Курильских островов нерестится горбуша разных группировок, которые ведут себя по отношению друг к другу как сезонные расы (Гриценко, 1981). Япономорская (по району зимовки) горбуша малочисленна и в уловах на восточном побережье Сахалина прослеживается в основном в июне в заливах Терпения и Анива. Промысел в июле и августе базируется преимущественно на двух океанических группировках — ранней и поздней, или, как их еще называют, летней и осенней. Смена этих группировок обычно происходит в первой декаде августа. Причины изменений в соотношении их численности до настоящего времени не выяснены. Можно только констатировать, что увеличение уловов с конца 1980-х гг. совпало с ростом численности осенней горбуши.
В последние годы отмечены изменения сроков промыслового вылова рыб в сравнении с ожидаемой динамикой уловов на основе ее среднемноголетних значений (рис. 3). Наиболее заметны эти изменения на восточном побережье Сахалина, где уловы рыб в конце июля стали сопоставимыми по величине с уловами в середине августа. На южных Курильских островах также отмечено увеличение уловов в начале промысла, но оно не сопоставимо по величине с их уменьшением в середине и в конце промысла. Эти изменения вполне соответствуют наметившейся в начале века тенденции, связанной с ростом численности летней горбуши при одновременном сокращении запаса осенней горбуши (Каев, Чупахин, 2003- Каев и др., 2004). На восточном Сахалине доля летней горбуши в общем запасе рыб этого вида выше, в 1970-е гг. она формировала даже более половины уловов (Ефанов, 2003). Поэтому численность горбуши в последние годы на восточном Сахалине порой превышает, несмотря на сокращение запаса осенней формы, прогнозные ожидания. Напротив, на о. Итуруп (основной район промысла горбуши на южных Курильских островах) летняя форма представлена весьма слабо. Вследствие этого, увеличение ее численности в последние годы не могло компенсировать сокращения запаса осенней формы, в результате величина подхода горбуши к южным Курильским островам была постоянно ниже, чем определяемая в прогнозах (см. рис. 1).
В соответствии с принятой методикой прогнозирования, основанной на применении среднего значения коэффициента возврата для предыдущих цикличных по году нереста поколений, вероятный вылов горбуши на восточном побережье Сахалина в 2005 г. может составить 65 тыс. т, на южных Курильс-
4000 л 3000 —
g 2000 —
& gt-
1000 -I 0
л
1
2003-BC
? п
¦ ф
П- -
I I ill I ill I ill I I I r~
5.7 15.7 25.7 5.8 15.8 25.8 5.9 15.9 25. 9
800 600 —
i-
g& quot- 400 H
& gt-
200 0
2003-ЮК
? п ¦ ф
. 1
I
I I I I I III I I I I I I I I
5.7 15.7 25.7 5.8 15.8 25.8 5.9 15.9 25. 9
800
600
1-
m n 400

& gt-
200
0
2004-BC? п ¦ ф
La
-1−1 i i i i i i i i i i i i-1−1-r
5.7 15.7 25.7 5.8 15.8 25.8 5.9 15.9 25. 9
Рис. 3. Прогнозируемые (П) и фактические (Ф) среднесуточные уловы горбуши на восточном побережье о. Сахалин (ВС) и южных Курильских островах (ЮК) в отдельные пятидневки 2003, 2004 гг.
Fig. 3. Forecast (П) and real (Ф) average daily pink salmon catches at the eastern Sakhalin coast (ВС) and southern Kuril Islands (ЮК) in individual five-day periods of 2003 and 2004
ких островах — 20 тыс. т, т. е. превысит среднемноголетний уровень в этих районах. В то же время при анализе многолетней динамики уловов (см. рис. 2) видно, что определенным периодам присущ риск резкого сокращения запаса горбуши. Тенденция увеличения уловов, наметившаяся после глубокой депрессии на стыке 1950-х и 1960-х гг., нарушалась в основном в годы, следующие после повторяющихся через 11 лет максимумов солнечной активности. Наиболее характерные нарушения выделены на рис. 2 жирными линиями и крупными символами. На первый взгляд, такая периодика соответствует известным взглядам И. Б. Бирмана (2004) о сопряженности 11-летних солнечных циклов с динамикой численности лососей, статистически подтвержденной в последние годы на примере камчатских лососей (Суханов, Тиллер, 1998, 2000).
На восточном побережье Сахалина короткий спад уловов без смены доминанты между поколениями четных и нечетных лет произошел в начале 1970-х гг. При последующем более глубоком снижении запаса отмечены резкие сокращения уловов в 1979, 1982 гг. по сравнению с предыдущим цикличным годом, повлекшие в обоих случаях смену доминант, в первом случае — весьма кратковременную. Следующее резкое сокращение уловов произошло в 1993 г., но оно не повлияло на общий ход тенденции роста запаса и не привело к смене доминант, несмотря на увеличение вылова в 1994 г.
На о. Итуруп первый спад уловов проявился символически — в виде сдерживания в 1967—1968 гг. тенденции к их увеличению. До начала 1980-х гг. практически не наблюдалось доминирования по уловам поколений горбуши одной из генеративных линий, но после резкого сокращения запаса в 1982 г. уловы в нечетные годы стали ощутимо выше. Благодаря им в динамике уловов не последовало депрессии в 1980-е гг., однако из-за относительно слабого вылова в четные годы общий прирост уловов сдерживался до конца 1980-х гг. При этом тенденция к общему росту уловов не нарушилась даже после резкого сокращения запаса в 1993 г. и последовавшей смены доминанты.
На о. Кунашир заметное увеличение уловов так же, как и на о. Итуруп, началось с 1969 г., после которого уже к началу 1980-х гг. наступил период депрессии. За все эти годы не было выраженного доминирования по уловам одной из генеративных линий горбуши. В отличие от рассмотренных выше районов, в 1993 г. здесь не наблюдалось выраженного снижения запаса. Однако именно с этого года по линии нечетных лет произошло резкое сокращение подходов поздней по срокам нереста горбуши (Каев, Струков, 1999), вследствие чего поколения горбуши четных лет, начиная с 1994 г., стали доминантными по уловам. Общая тенденция к росту уловов с конца 1980-х гг. сохранилась. Однако, судя по некоторым показателям, характеризующим динамику стада горбуши о. Кунашир, по линии четных лет появились в 2000 г. и усилились в 2002 г. признаки снижения в уловах доли поздней горбуши (Kaev, Romasenko, 2003), а в 2004 г. произошло резкое сокращение запаса. Одновременно наметилось увеличение уловов по линии нечетных лет.
Судя по прибрежным уловам горбуши в Японии, их динамика почти совпадает с таковой на о. Кунашир с той разницей, что раньше на год (1992, 2003 гг.) наблюдалось значительное увеличение запаса поколений смежных лет при появлении в динамике стада в отдельные годы аномальных отклонений.
Таким образом, с начала 1960-х гг. прослеживаются две волны в динамике уловов, спад между которыми пришелся в основном на первую половину 1980-х гг. Изменения в величине уловов, происходившие при попадании лет с высокой солнечной активностью на фазы роста запаса, сводились к кратковременному снижению уловов или к смене доминирующих по численности поколений, не затрагивая существенно тенденцию повышения запаса. Напротив, если такие годы попадали на фазу снижения запаса, то процессы изменений в динамике уловов были более глубокими. К сожалению, имеющимися данными досто-
верно возможно проиллюстрировать ход только двух рассматриваемых волн, так как предыдущая волна включает в себя & quot-проблемные"- годы, на которые пришлись война, смена экономических систем в связи с изменением государственных границ (южная часть Сахалина и южные Курильские острова) и послевоенное восстановление промыслов. Однако в 1950-е гг. на восточном побережье Сахалина и о. Итуруп отмечались по два аномальных снижения уловов горбуши, приведших к кратковременному в середине 1950-х гг. доминированию по уловам поколений четных лет (Рухлов, 1974). Примечательно, что этот & quot-сбой"- в динамике стада горбуши пришелся как раз на годы, в которые должна была протекать фаза снижения запаса предполагаемой предыдущей волны.
В соответствии с такой периодичностью прохождения волн численности горбуши в 2005 г. вероятен спад ее уловов на восточном побережье о. Сахалин и на о. Итуруп, возможно, со сменой, по крайней мере кратковременной, доминирующего по численности поколения. По-видимому, это уменьшение уловов будет сопоставимо по длительности с таковым в первой половине 1980-х гг., однако запас должен сохраниться на более высоком уровне. Основанием для этого служат следующие посылки.
Во-первых, сравнительно высокая численность сеголеток горбуши в южной части Охотского моря. Так, по устному сообщению В. П. Шунтова, при траловой съемке в 2004 г., проведенной НИС & quot-Профессор Кагановский& quot-, учтено 1556 млн сеголеток горбуши. Эта величина близка к среднемноголетнему уровню этого показателя и примерно соответствует количеству сеголеток, учтенных в цикличном 2002 г. Заметим при этом, что нагульное скопление молоди в 2002 г. было представлено в основном особями восточно-сахалинского и южно-курильского происхождения (вылов горбуши в 2003 г. в этих районах составил 105 тыс. т, или 86% ее общего российского вылова в бассейне Охотского моря). Напротив, в 2004 г., судя по соотношению численности рыб на нерестилищах в 2003 г., вероятно значительное увеличение среди этой молоди доли особей западнокам-чатского происхождения, что должно привести к соответствующему снижению вылова горбуши на восточном Сахалине и южных Курильских островах.
Во-вторых, начавшееся снижение уловов вполне соответствует ожидаемой (Klyashtorin, 2001) многолетней тенденции к сокращению запаса лососей после достижения его рекордно высокого уровня в конце XX в. Если исходить из существования полувековой периодики, или, по образному выражению В.П. Шун-това (2000), & quot-малой эпохи& quot- в динамике численности многих видов рыб, то эта тенденция должна прослеживаться ориентировочно до середины 2020-х гг. В этом случае представляется маловероятным катастрофическое снижение численности уже в начальной части процесса. Пример тому произошедшее как предвестник ожидаемому значительное, но не катастрофическое снижение уловов горбуши в 2004 г. на о-вах Кунашир и Хоккайдо (рис. 2). Тем не менее это ожидаемое снижение уловов горбуши если и не будет чрезмерно глубоким, то по длительности может быть сопоставимым с таковым в первой половине 1980-х гг., так как приходится на фазу снижения запаса горбуши в цикле 22-летней периодичности.
Литература
Бирман И. Б. Морской период жизни и вопросы динамики стада тихоокеанских лососей. — М.: Изд-во ФГУП & quot-Национальные рыбные ресурсы& quot-, 2004. — 172 с.
Гриценко О. Ф. О популяционной структуре горбуши Oncorhynchus gorbuscha (Walbaum) // Вопр. ихтиол. — 1981. — Т. 21, вып. 5. — С. 787−799.
Ефанов В. Н. Организация мониторинга и моделирование запасов популяций рыб (на примере горбуши Oncorhynchus gorbuscha Walb.). — Южно-Сахалинск: Изд-во СахГУ, 2003. — 134 с.
Каев А. М., Антонов A.A., Руднев В. А. Необычный характер промысла горбуши в Сахалинской области в 2003 г. // Рыб. хоз-во. — 2004. — № 2. — С. 23−25.
Каев А. М., Струков Д. А. Некоторые параметры воспроизводства горбуши Oncor-hynchus gorbuscha и кеты Oncorhynchus keta острова Кунашир // Рыбохозяйственные исследования в Сахалино-Курильском районе и сопредельных акваториях. — Южно-Сахалинск: СахНИРО, 1999. — Т. 2. — С. 38−51.
Каев А. М., Чупахин В. М. Некоторые вопросы динамики стада горбуши Oncorhynchus gorbuscha о. Итуруп (Курильские острова) // Вопр. ихтиол. — 2003. — Т. 43, № 6. — С. 801−811.
Рухлов Ф. Н. Некоторые особенности динамики численности сахалинской горбуши // Изв. ТИНРО. — 1974. — Т. 93. — С. 7−13.
Суханов В. В., Тиллер И. В. Уловы в камчатских популяциях лососей: спектральный анализ колебаний // Изв. ТИНРО. — 1998. — Т. 124. — С. 814−824.
Суханов В. В., Тиллер И. В. Спектральный анализ колебаний уловов лососевых рыб Камчатки // Вопр. ихтиол. — 2000. — Т. 40, № 2. — С. 241−246.
Шунтов В. П. Результаты изучения макроэкосистем дальневосточных морей России: задачи, итоги, сомнения // Вестн. ДВО РАН. — 2000. — № 1. — С. 19−29.
Шунтов В. П., Радченко В. И., Дулепова Е. П., Темных О. С. Биологические ресурсы дальневосточной российской экономической зоны: структура пелагических и донных сообществ, современный статус, тенденции многолетней динамики // Изв. ТИН-РО. — 1997. — Т. 122. — С. 3−15.
Kaev A.M., Romasenko L.V. Some results of studying the Kunashir Island pink salmon (Kuril Islands): NPAFC. — 2003. — Doc. 671. — 16 p.
Klyashtorin L.B. Climate change and long-term fluctuations of commercial catches: the possibility of forecasting: FAO Fisheries Technical Paper. — Rome: FAO, 2001. — № 410. — 86 p.
The working group on stock assessment. A provisional report on the 2004 salmon season: NPAFC. — 2004. — Doc. 828. — 18 p.
Поступила в редакцию 18. 01. 05 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой