О значении решений Европейского суда по правам человека для правовой системы Российской Федерации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Юридические науки
Ю. В. Анохин, О. С. Черепанова,
доктор юридических наук, доцент, кандидат юридических наук, доцент
Барнаульский юридический институт Барнаульский юридический институт
МВД России МВД России
О ЗНАЧЕНИИ РЕШЕНИЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ДЛЯ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ON THE IMPORTANCE OF THE DECISIONS OF THE EUROPEAN COURT OF THE HUMAN RIGHTS FOR THE LEGAL SYSTEM OF THE RUSSIAN FEDERATION
В статье проведен краткий анализ обращений граждан Российской Федерации в Европейский суд по правам человека о нарушениях их прав. Изложены подходы, определяющие влияние решений Европейского суда по правам человека на совершенствование правовой системы России.
The article gives a brief overview of addresses of citizensfrom the Russian Federation to the European Court of Human Rights on the breach of their rights. It presents approaches that determine the influence of the decisions of the European Court of human rights on improvement of the legal system of Russia.
В условиях наличия множества нерешенных проблем, связанных с нарушением прав и свобод, у граждан Российской Федерации, исчерпавших все внутренние средства правовой защиты и не добившихся восстановления своих прав, есть предоставленная ч. 3 ст. 46 Конституции Р Ф возможность обратиться в межгосударственные правозащитные органы. Таким органом в первую очередь выступает Европейский суд по правам человека (далее — Суд, Европейский суд, Страсбургский суд, ЕСПЧ).
5 мая 1998 г. вступила в силу для России Конвенция о защите прав человека и основных свобод [1] (далее — Конвенция, Европейская конвенция). При ратификации Конвенции Россия заявила, что «признает ipsofacto и без
специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации» [2].
Данное установление означает, что для правовой системы Российской Федерации обязательны не только нормы Конвенции, но и прецеденты Европейского суда по правам человека — конкретные решения по вопросам толкования и применения ее положений. Несмотря на общий принцип связанности
128
Вестник Воронежского института МВД России № 1 / 2015
судебным решением сторон спора, а не третьих
лиц, обязательный характер имеют все
постановления Европейского суда, как
адресованные непосредственно РФ, так и
вынесенные в адрес иных государств, поскольку «значение прецедентов, создаваемых в рамках Совета Европы, состоит в том, что они являются образцом толкования норм Конвенции» [3. — С. 86]. И хотя Россия юридически не связана решениями суда по другим делам, «применение исключительно „своего“, основанного на национальном законодательстве и сложившейся практике, подхода к пониманию положений Конвенции, без учета толкований Европейского суда, может привести к ее нарушению и, как следствие, к ответственности государства» [4. — С. 84]. Эта позиция поддерживается и высшими судебными инстанциями [5−7].
Н. С. Бондарь отмечает необходимость учета двуединой юридической природы судебных актов Европейского суда по правам человека: во-первых, как казуальных решений конкретных дел, находящихся в сфере юрисдикции европейского судебного органа- во-вторых, с точки зрения содержащегося в них официального толкования положений Конвенции, имеющих значение не только для разрешения данного конкретного спора, но и в силу сложившегося общеевропейского правового обыкновения — прецедентное значение для разрешения последующих аналогичных споров [8. — С. 115].
Сходное мнение высказывал Н. В. Витрук, утверждая, что при отнесении решений ЕСПЧ к источникам национальной правовой системы имеются в виду не решения как правоприменительные акты, констатирующие факт нарушения Конвенции и определяющие санкции в виде компенсации жертве — потерпевшему от правонарушения, а содержащиеся в них правовые позиции Суда, на основе которых были вынесены соответствующие решения. При этом данные правовые позиции не действуют автоматически. Необходимо их глубокое понимание, раскрытие смысла и включение в процесс аргументации и принятия решения по конкретному делу [9].
Действительно, вынося конкретное решение по жалобам против Российской Федерации, Европейский суд ссылается на свои решения по делам против других государств, т. е. руководствуется своей прецедентной практикой, и не связан субъектным составом прецедента. Следовательно, акты, адресованные другим государствам — участникам Конвенции, обязательны для РФ в той части, в которой содержат толкование норм Европейской конвен-
ции, приобретающие значение правовых позиций Европейского суда.
Применение в российском праве решений Европейского суда по правам человека способствует не только уяснению и едино -образному применению на всей территории России правовых норм, но и самое главное — обеспечивает их соответствие европейским стандартам в области прав человека. Подобное значение правовых позиций Страсбургского суда предполагает их знание как правоприменителями, так и частными лицами, что является достаточно проблематичным ввиду объема прецедентной практики Суда и ее качественного разнообразия, не говоря уже о недостаточном объеме информации о деятельности Европейского суда, а также об отсутствии источника официального опубликования его решений.
Постановления Европейского суда по правам человека находятся в открытом доступе в сети Интернет на официальных языках Конвенции — английском и французском. Но, как верно отмечает А. Р. Султанов, применение судами решений Европейского суда по правам человека, не опубликованных на русском языке, может противоречить Конституции Р Ф, устанавливающей право индивида знать свое правовое положение [3. — С. 86]. Кроме того, отсутствие порядка официального опубликования решений ЕСПЧ не только нарушает принцип правовой определенности, но и оставляет неизвестными для большинства граждан уровень и порядок защиты своих нарушенных прав, предо -ставляемых и гарантируемых Конвенцией.
Изложенное подтверждает тот факт, что на настоящий момент большинство жалоб россиян признаются Европейским судом неприемлемыми для рассмотрения ввиду нарушения предусмотренных Конвенцией требований к форме жалобы и ее содержанию. Так, за период с 1998 по 2010 год из общего количества поступивших жалоб (84 775) на действия российских властей 42 990 признаны неприемлемыми [10].
Ввиду сказанного представляется обоснованным предложение ряда исследователей о принятии Федерального закона «О порядке опубликования решений Европейского суда по правам человека» [11. — С. 27- 12. — С. 119], что обеспечит их доступность, единое понимание, возможность изучения и практического применения.
Европейский суд является уникальным органом, вырабатывающим стандарты защиты прав человека, которые воздействуют на правовые системы практически всех государств Европы, и оказывает решающее влияние на национальное законодательство и практику в самых различных
129
Юридические науки
областях, таких как уголовный и гражданский процесс, гражданское и административное право, семейное право, положение иностранцев, права прессы и др. [13. — С. 14−19].
При этом Европейский суд не подменяет собой национальной юрисдикции государства. Его работа построена на принципе субсидиарности, выраженном в ст. 35 Конвенции, согласно которой Суд принимает дело к рассмотрению только в том случае, если были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, т. е. государству предоставляется первоочередная возможность исправить предполагаемые нарушения прав и свобод. Первоначальную ответственность за обеспечение и защиту прав и свобод, перечисленных в Конвенции, несут национальные власти, в первую очередь, суды.
Следовательно, недопустимо перекладывать на Европейский суд ответственность за наведение порядка в государствах — участниках Конвенции в области соблюдения прав человека. Деятельность Европейского суда является вспомогательным механизмом Конвенции, применимым только тогда, когда участвующие государства не выполняют обязанности гарантировать и защищать права и свободы человека. При этом с помощью данного механизма обеспечивается международная реализация и контроль за соблюдением принципа взаимной ответственности государств — участников Конвенции и граждан, находящихся под их юрисдикцией.
К настоящему времени сложилась обширная практика Европейского суда по рассмотрению исков, обращенных против России, свидетельствующая о достаточно частых нарушениях прав граждан, допускаемых органами власти. Данные статистики свидетельствуют о том, что поток жалоб в ЕСПЧ против Российской Федерации составляет 28,9% от общего количества и постоянно увеличивается. За период с 1998 по 2010 г. Судом вынесено 1 079 постановлений в отношении России. Из 217 постановлений, вынесенных в 2010 г., в 204 установлено нарушение хотя бы одной из статей Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Всего на 1 января 2011 г. на рассмотрении в ЕСПЧ находилось 40 300 жалоб против России [10].
В статье 46 Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусмотрена обязанность государств, подписавших Конвенцию, исполнять окончательные постановления Суда по делам, в которых они являются сторонами. Эта обязанность возлагается на все органы государственной власти, органы местного самоуправления и их должностных лиц
[14. — С. 24]. Из этого следует, что
установленное Европейским судом нарушение Конвенции налагает на государство-ответчика четкие и определенные обязательства, которые выражаются в принятии мер индивидуального и общего характера.
Меры индивидуального характера касаются частной ситуации заявителя и призваны, выражаясь словами самого Суда, «положить конец нарушению и устранить его последствия с целью восстановления, насколько это возможно, ситуации, существовавшей до нарушения» [15]. Необходимость принятия таких мер и их характер, безусловно, зависят от фактических обстоятельств дела и характера допущенного нарушения Конвенции. На практике основной мерой частного характера выступает выплата заявителю денежной компенсации.
Как правило, с исполнением решений ЕСПЧ в этой части особых проблем в РФ не возникает, поскольку ежегодно в расходную часть федерального бюджета включаются денежные суммы, специально предусмотренные для этих целей. Так, в законе о федеральном бюджете на 2011 г. для выплат денежных компенсаций истцам в случае вынесения соответствующих решений Европейским судом по правам человека предусмотрена денежная сумма в размере 97 239,8 тыс. рублей [16].
Целью мер общего характера является принятие «действенных мер для предотвращения новых нарушений Конвенции, подобных нарушениям, выявленным решениями Суда» [17. — С. 14]. Принятие государством-ответчиком таких мер подразумевает, прежде всего, анализ причин, которые привели к нарушению Конвенции в конкретном деле. Если это нарушение произошло в результате несоответствия Конвенции внутреннему законодательству, то его изменение становится необходимым в процессе исполнения данного решения Суда. При этом Суд указывает, что «государства в принципе свободны в выборе средств, которые ими будут использоваться для выполнения этих обязательств», однако эти средства должны «находиться в соответствии с выводами, содержащимися в решении Суда» [18. — С. 24].
В выносимых постановлениях Суд лишь констатирует нарушение положений Конвенции по правам человека, не имея права обязать государство изменить или отменить действующее законодательство, пересмотреть решение, поскольку это явилось бы попыткой нарушить суверенитет государства, вмешаться в осуществление правосудия. Государство-нарушитель имеет самостоятельность и широкое
130
Вестник Воронежского института МВД России № 1 / 2015
усмотрение в путях, способах, порядке и сроках принятия общих мер по устранению выявленных Судом нарушений.
Но вместе с тем Конвенция предусматривает надзор за исполнением каждого судебного решения, который согласно ст. 46 Конвенции осуществляет Комитет Министров Совета Европы. По смыслу Конвенции, этот надзор осуществляется не только за своевременной выплатой денежной компенсации, но и за тем, как государство — участник Конвенции исправляет ставшие очевидными в свете решения Суда расхождения норм его внутреннего права или позиции судебной практики со стандартами Совета Европы.
Таким образом, механизм Конвенции на сегодняшний день состоит, с одной стороны, из Европейского суда, который выносит обязательные решения, и, с другой стороны, Комитета Министров, который следит за исполнением этих решений. В этом плане Конвенция является уникальным договором в современном международном праве, потому как предусматривает систематический контроль за исполнением решений международного судебного органа [19].
Следует согласиться с мнением М. Б. Лобова, согласно которому осуществление мер общего характера позволяет Конвенции выполнить свое главное предназначение — поддержание в европейских государствах единых минимальных стандартов в области основных прав и свобод человека. Именно обязательство принимать меры общего характера превращает Конвенцию в «конституционный инструмент европейского правопорядка, от которого зависит демократическая стабильность континента». Изменение практики государственных органов, особенно судов, является наиболее частой мерой общего характера, принимаемой с целью предотвращения новых нарушений Конвенции [20].
Между тем, как показывает практика, исполнение решений Европейского суда в части принятия мер общего характера вызывает у Российской Федерации серьезные затруднения. Как отмечает В. А. Давыдов, «проблемы исполнения решения Суда кроются в отсутствии реакции либо эффективной реакции со стороны государства на констатированные Судом нарушения Конвенции, вследствие чего они продолжаются» [21. — С. 14].
Проанализировав постановления Суда, в которых установлены нарушения российскими властями положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, можно выделить ряд проблем, носящих для России системный характер, основной причиной которых выступает несовершенство дей-
ствующего законодательства либо сложившейся правоприменительной практики.
Так, в числе главных недостатков российской правовой системы Европейским судом отмечено фактическое отсутствие внутригосударственных средств правовой защиты от неисполнения или задержки исполнения вступивших в законную силу судебных актов, от нарушений разумных сроков судебных разбирательств в национальных судах. В этих случаях нарушается ст. 6 Конвенции «Право на справедливое судебное разбирательство».
Дела, связанные с длительным исполнением вступивших в законную силу судебных актов, составляют четвертую часть всех жалоб, коммуницированных властям Российской Федерации [22. — С. 6]. При этом особое беспокойство вызывает тот факт, что основную массу неисполняемых решений составляют вынесенные в отношении социально незащищенных слоев населения: о взыскании пенсий, пособий, субсидий, выплат «боевых» за выполнение воинского долга и т. д.
Примером этого могут послужить следующие дела: «Александр Попов против России», связанное с неисполнением 8 судебных решений по искам пострадавшего вследствие чернобыльской катастрофы гражданина [23. — С. 84−93]- «Вершинина против России», связанное с длительным неисполнением решения суда о компенсации матери погибшего в Чечне военнослужащего [24. — С. 77−81]- «Безбородов против России», связанное с неисполнением решения суда о взыскании причитающегося ему денежного довольствия [25] и др.
Другим типичным нарушением Конвенции российским государством выступает длительность судебного разбирательства, что не менее негативно сказывается на действенности процесса обеспечения прав и свобод граждан.
Так, по делу «Кудинова против Российской Федерации» заявительница жаловалась на длительность срока рассмотрения дела, составившего 7 лет и 2 месяца [26. — С. 94−99]- по делу «Романенко и Романенко против Российской Федерации» заявители жаловались на длительность рассмотрения дела, указывая, что срок судебного разбирательства составил 10 лет и 9 месяцев [27. — С. 121−125]- по делу «Глазков против Российской Федерации» заявитель жаловался на длительность судебного разбирательства, указывая, что дело рассматривалось судами двух инстанций в течение 7 лет и 1 месяца [28. — С. 109−114]- по делу «Коломиец и Коломиец против Российской Федерации» заявители жаловались на длительность судебного разбирательства, которое
131
Юридические науки
продолжалось в течение 8 лет и 8 месяцев [29. — С. 67−72] и др.
В основном судебная волокита отмечается в гражданском процессе, однако имеются примеры и чрезмерно длительной процедуры производства по уголовным делам. Так, например, в деле «Кри-воносов против России» заявитель жаловался на рассмотрение в течение 6 лет в двух инстанциях дела по обвинению в мошенничестве [30. — С. 133−138], в деле «Зементова против Российской Федерации» заявительница жаловалась на рассмотрение в течение более 6 лет дела по обвинению во взяточничестве, окончившегося оправдательным приговором [31. — С. 102−111].
Как отмечалось ранее, одним из компонентов принципа взаимной ответственности государства и личности выступает социальное назначение государства, реализующееся в его обязанности обеспечивать и эффективно защищать права личности. При этом главной гарантией прав человека является именно судебная власть. Выявленные Европейским судом по правам человека системные проблемы неисполнения судебных решений и длительности судебных разбирательств подрывают саму основу правовой государственности, сводя на нет требования принципа взаимной ответственности власти и личности.
Необходимо признать, что нарушение права на справедливое судебное разбирательство — не единственная системная проблема России. По числу нарушений ст. 5 Конвенции «Право на свободу и личную неприкосновенность» Россия, наряду с Турцией и Польшей, входит в тройку «чемпионов» [32. — С. 11]. Прежде всего эти нарушения касаются незаконного либо необоснованного применения меры пресечения в виде заключения под стражу, равно как и чрезмерно длительного ее применения. Так, в ряде дел заявители содержались в следственном изоляторе под стражей более двух лет (дела «Соловьев против России» [33. — С. 107−134], «Игнатов против России» [34. — С. 98−118]). В деле «Шухардин против России» срок предварительного заключения превышал три года [35. — С. 101−128].
ЕСПЧ в ряде своих решений констатировал, что государство обязано так организовать свою судебную систему, чтобы любое уголовное обвинение могло быть рассмотрено в разумные сроки, а национальные судебные власти призваны следить за тем, чтобы длительность предварительного заключения обвиняемого не превышала разумных пределов.
Правовая позиция ЕСПЧ по рассматриваемой категории жалоб сводится к тому, что
наличие обоснованного подозрения в совершении задержанным лицом преступления является обязательным условием для законности продления срока содержания его под стражей, но после истечения определенного срока оно перестает быть достаточным.
По мнению Суда, любая система автоматического помещения лица под стражу сама по себе несовместима с требованиями п. 3 ст. 5 Конвенции, поскольку власти государства-ответчика должны установить и продемонстрировать наличие конкретных фактов, перевешивающих правило об уважении свободы личности [36. — С. 133−145].
Нередко одновременно с констатацией нарушения ст. 5 Конвенции устанавливается и нарушение ст. 3 Конвенции, запрещающей пытки, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение. Как правило, это касается условий содержания в следственных изоляторах и изоляторах временного содержания: антисанитария, отсутствие необходимой медицинской помощи, некачественное питание, переполненность камер и т. д. (например, дела «Худоеров против Российской Федерации» [37. — С. 57−99], «Лабзов против Российской Федерации» [38. — С. 66−76], «Новоселов против Российской Федерации» [39. — С. 77−87], «Полуфа-кин и Чернышев против Российской Федерации» [40. — С. 126−156] и др.).
Мерой общего характера, направленной на устранение данного нарушения Конвенции, является принятие постановления Правительства Р Ф «О федеральной целевой программе «Развитие уголовно-исполнительной системы» [41]. В нем, с одной стороны, признается, что приведение условий содержания подследственных и осужденных в соответствие с законодательством Российской Федерации остается острейшей проблемой уголовно-исполнительной системы, а с другой — определяется, что отсутствие достаточного количества ресурсов для достойного содержания заключенных не может являться оправданием нарушения их человеческих прав. Также в постановлении запланирован ряд программных мероприятий, итогом которых должно стать соответствие к 2017 г. условий содержания подследственных законодательству Российской Федерации и международным стандартам.
Следующей проблемой, выявленной ЕСПЧ, является нарушение принципа правовой определенности в результате пересмотра вступивших в законную силу решений в порядке надзора. Свою правовую позицию в отношении данного института Европейский суд обозначил в деле «Рябых против России» [42. — С. 110−119]. В нем
132
Вестник Воронежского института МВД России № 1 / 2015
ЕСПЧ отметил, что одним из основополагающих аспектов принципа господства права является принцип правовой определенности, который предполагает принцип окончательности судебных решений, выражающийся в невозможности оспорить или подвергнуть сомнению вступившее в законную силу решение суда. Это означает, что ни одна из сторон в деле не может требовать пересмотра данного решения лишь с целью инициирования нового процесса по делу и получения нового устраивающего ее вердикта. Полномочие судов высших инстанций по пересмотру таких судебных решений должно использоваться с целью исправления судебных ошибок и не должно превращаться в еще одну завуалированную апелляцию. Наличие двух разных позиций по делу не является достаточным основанием для использования этого полномочия. Пересмотр законных решений возможен лишь в исключительных случаях при наличии существенных для этого обстоятельств.
Судом было рекомендовано российским властям изменить нормы, регламентирующие порядок надзорного производства, чтобы пересмотр вступивших в законную силу судебных актов допускался только в исключительных случаях, а не на основании фактически любого нарушения норм материального или процессуального права, как это имеет место в российской судебной практике. При этом выражено понимание того, что эти меры невозможны без реформирования процедур апелляционного и кассационного производства, т.к. большинство судебных ошибок должно исправляться именно этими инстанциями, а также без совершенствования в целом судебной системы и повышения качества правосудия [43. — С. 61−68].
Таким образом, Европейским судом по правам человека регулярно констатируются нарушения российским государством прав и свобод частных лиц, находящихся под юрисдикцией РФ, и отсутствие внутригосударственных средств эффективной защиты от этих нарушений.
Ответственность за приведение законодательства и правоприменительной практики в соответствие с требованиями Конвенции возлагается на Российскую Федерацию в лице всех органов государственной власти: законодательной, исполнительной, судебной. При этом некоторые исследователи высказывают суждение о том, что решения Европейского суда по правам человека не обеспечены необходимой правовой охраной и гарантиями их исполнения на законодательном уровне, противопоставляя им решения Конституционного Суда Р Ф,
порядок исполнения и ответственность за неисполнение которых установлены федеральным конституционным законом. По их мнению, такая ситуация может в ближайшей перспективе привести к снижению эффективности защиты прав и свобод граждан РФ в Европейском суде по правам человека [14. — С. 23].
Позволим себе не согласиться с данным мнением по следующим причинам.
Во-первых, присоединившись к Конвенции, Россия приняла на себя обязательство в соответствии со ст. 46 Конвенции исполнять окончательные постановления Суда по делам, где она выступает стороной, при этом надзор за исполнением осуществляет Комитет министров. Это, по нашему мнению, само по себе выступает достаточно результативной гарантией исполнения решений Суда, поскольку нормы Европейской конвенции являются непосредственно действующими на территории РФ.
Во-вторых, учитывая качественное разнообразие прецедентов ЕСПЧ, достаточно сложно во внутреннем праве выработать единые гарантии их исполнения. Представляется, что правотворческий процесс должен быть ориентирован в первую очередь на принятие законодательных мер по устранению конкретных выявленных Судом нарушений Конвенции, а не на создание абстрактных гарантий исполнения всех решений ЕСПЧ.
В-третьих, проведенное исследование позволяет констатировать, что в настоящее время российскими властями предпринят комплекс взаимосогласованных мер, направленных на разрешение главных системных проблем, лежащих в основе выявленных Судом нарушений Конвенции.
Под влиянием прецедентной практики Европейского суда по правам человека в России происходит комплексное реформирование действующего законодательства, ориентированное на создание действенных механизмов осуществления и развития прав и свобод человека, способствующее реализации принципа взаимной ответственности власти и личности. В этих условиях нет оснований утверждать о снижении эффективности защиты прав и свобод граждан РФ в ЕСПЧ.
Европейский суд по правам человека сегодня — это наиболее перспективный и активно действующий международный судебный орган, оказывающий серьезное влияние на процесс совершенствования правосудия, механизма обеспечения прав и свобод граждан. Имея юрисдикцию, направленную на защиту прав граждан, против злоупотреблений власти, Европейский суд является действенным средством обеспечения прин-
133
Юридические науки
ципа взаимной ответственности государства и личности.
ЛИТЕРАТУРА
1. Конвенция о защите прав человека и основных свобод // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2001. — № 2. — Ст. 163.
2. О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней: Федеральный закон от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1998. — № 14. — Ст. 1514.
3. Султанов А. Р. Влияние на право России Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод» и прецедентов Европейского суда по правам человека, взгляд практика // Журнал российского права. — 2007. — № 12.
— С. 85−92.
4. Кучин М. В. Права человека и проблема применения в Российской Федерации прецедентного права Совета Европы // Российский юридический журнал. — 1998. — № 4. — С. 84.
5. О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ: постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 10 октября 2003 года № 5 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2003. — № 12. — С. 3−7.
6. О судебном решении: постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 19 декабря 2003 года № 23 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2004. — № 2. — С. 3−8.
7. Об основных положениях, применяемых
Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие: информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Р Ф от 20 декабря 1999 года № С1−7/СМП-1341 // URL:
http: //www. lawmix. ru/prof/21 707 (дата обращения: 10. 11. 2014).
8. Бондарь Н. С. Конвенционная юрисдикция Европейского суда по правам человека в соотношении с компетенцией Конституционного Cуда РФ // Журнал российского права. — 2006.
— № 6. — С. 113−127.
9. Витрук Н. В. О некоторых особенностях использования решений Европейского суда по правам человека в практике Конституционного Суда Российской Федерации и иных судов // Имплементация решений Европейского суда по правам человека в практике конституционных судов стран Европы: сборник докладов. — М., 2006. — С. 183−193.
10. Европейский суд по правам человека. Справочно-информационный центр // URL: http: //europeancourt. ru (дата обращения:
15. 05. 2011).
11. Копылова Е. Ю. Проблемы имплементации норм международного частного права во внутреннее право иностранных государств // Международное публичное и частное право. -
2008. — № 4. — С. 24−28.
12. Воронцова И. В. Значение постановлений Европейского суда по правам человека // Современное право. — 2009. — № 8. — С. 117−121.
13. Чернышева О. С. Жалобы против России в Европейском суде // Российская юстиция. — 2002. — № 4. — С. 14−19.
14. Едидин Б. А. Исполнение решений Европейского суда по правам человека: современные проблемы теории и практики // Арбитражный и гражданский процесс. — 2004. — № 11. — С. 22−25.
15. Papamichalopoulos v. Greece: решение от 31 октября 1995 г. // URL: http: //litigation. by/evropejskij-sud-po-pravam-cheloveka (дата обращения: 11. 11. 2014).
16. О федеральном бюджете на 2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов: Федеральный закон от 13 декабря 2010 года № 357-ФЗ (ред. от
06. 11. 2011) // Российская газета. — 2010. — 17 дек.
17. Зорькин В. Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. — 2004. — № 12. — С. 14.
18. Осман-заде С. Европейская конвенция по правам человека и национальные правовые системы стран — членов совета Европы. Роль Комитета Министров // Юрист-международник. — 2005. — № 2. — С. 21−30.
19. Лобов М. Б. Интернет-конференция Совета Европы и Европейского Суда по правам человека «Европейские стандарты защиты прав человека. Обеспечение доступа в Российской Федерации» / 12 февраля 2002 года Москва, ЦИТ МГУ // URL: http: //www. garweb. ru/conf (дата обращения: 14. 05. 2010).
20. Лобов М. Б. Исполнение решения Европейского суда по правам человека: возможные правовые последствия для Российской Федерации // Конституционное право. Восточноевропейское обозрение. — 2001. — № 3(36). — С. 89−96.
21. Давыдов В. А. Некоторые проблемы исполнения судебных актов в свете решений Европейского суда по правам человека // Юстиция. -
2009. — № 4. — С. 13−18.
22. Матюшкин Г. О. Правоприменительная практика России в контексте положений Европейского суда по правам человека // Юстиция. — 2009. — № 4. — С. 5−12.
134
Вестник Воронежского института МВД России № 1 / 2015
23. Дело «Александр Попов против Российской Федерации»: постановление Европейского суда по правам человека от 5 апреля 2007 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. — 2008. — № 9. — С. 84−93.
24. Дело «Вершинина против Российской Федерации»: постановление Европейского суда по правам человека от 26 июля 2007 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. — 2009. — № 1. — С. 77- 81.
25. Обзор постановлений и решений Европейского суда по правам человека по российским жалобам за ноябрь 2008 года // СПС «Гарант» (дата обращения: 27. 03. 2010).
26. Дело «Кудинова против Российской Федерации»: постановление Европейского суда по правам человека от 2 ноября 2006 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. — 2008. — № 3. — С. 94−99.
27. Дело «Романенко и Романенко против Российской Федерации»: постановление Европейского суда по правам человека от 19 октября 2006 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. — 2007. — № 2. — С. 121- 125.
28. Дело «Глазков против Российской Федерации»: постановление Европейского суда по правам человека от 12 октября 2006 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. — 2007. — № 6. — С. 109−114.
29. Дело «Коломиец и Коломиец против Российской Федерации»: постановление Европейского суда по правам человека от 22 февраля 2007 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. — 2008. — № 8. — С. 67−72.
30. Дело «Кривоносов против Российской Федерации»: постановление Европейского суда по правам человека от 27 ноября 2008 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. — 2009. — № 11. — С. 133−138.
31. Дело «Зементова против Российской Федерации»: постановление Европейского суда по правам человека от 27 сентября 2007 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. — 2008. — № 7. — С. 102 -111.
32. Тезисы выступления А. И. Ковлера, судьи Европейского суда по правам человека, избранного от России, на заседании Совета при Президенте Р Ф по вопросам совершенствования правосудия «Российские дела в Европейском суде по правам человека (1998−2008 годы)» 21 февраля 2008 года // Права человека. Практика Европейского суда по правам человека. — 2008. — № 5.
33. Дело «Владимир Соловьев против Российской Федерации»: постановление Европейского
суда по правам человека от 24 мая 2007 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. — 2007. — № 12. — С. 107- 134.
34. Дело «Игнатов против Российской Федерации»: постановление Европейского суда по правам человека от 24 мая 2007 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. — 2007. — № 10. — С. 98- 118.
35. Дело «Шухардин против Российской Федерации»: постановление Европейского суда по правам человека от 28 июня 2007 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. — 2008. — № 5. — С. 101- 128.
36. Дело «Коршунов против Российской Федерации»: постановление Европейского суда по правам человека от 25 октября 2007 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. — 2008. — № 4. — C. 133- 145.
37. Дело «Худоеров против Российской Федерации»: постановление Европейского суда по правам человека от 8 ноября 2005 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. — 2006. — № 7. — С. 57−99.
38. Дело «Лабзов против Российской Федерации»: постановление Европейского суда по правам человека от 16 июня 2005 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. — 2005. — № 10. — С. 66−76.
39. Дело «Новоселов против Российской Федерации»: постановление Европейского суда по правам человека от 2 июня 2005 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. — 2005. — № 10. — С. 77−87.
40. Дело «Полуфакин и Чернышев против Российской Федерации»: постановление Европейского суда по правам человека от 25 сентября 2008 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. — 2009. — № 7. — 126−156.
41. О федеральной целевой программе «Развитие уголовно-исполнительной системы» на 2007−2016 гг.: постановление Правительства Р Ф от 5 сентября 2006 года № 540 (ред. от 25. 12. 2009) // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2006. — № 39. — Ст. 4075.
42. Дело «Рябых против Российской Федерации»: постановление Европейского суда по правам человека от 24 июля 2003 года // Журнал российского права. — 2004. — № 5. — С. 110- 119.
135
Юридические науки
43. Дело «Нелюбин против Российской Федерации»: постановление Европейского суда по правам человека от 2 ноября 2006 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. — 2007. — № 8. — С. 61−68.
REFERENCES
1. Konventsiya o zaschite prav cheloveka i os-novnyih svobod // Sobranie zakonodatelstva Ros-siyskoy Federatsii. — 2001. — # 2. — St. 163.
2. O ratifikatsii Konventsii o zaschite prav che-loveka i osnovnyih svobod i Protokolov k ney: Fed-eralnyiy zakon ot 30 marta 1998 goda # 54-FZ // Sobranie zakonodatelstva Rossiyskoy Federatsii. — 1998. — # 14. — St. 1514.
3. Sultanov A. R. Vliyanie na pravo Rossii Evropeyskoy konventsii «O zaschite prav cheloveka i osnovnyih svobod» i pretsedentov Evro-peyskogo suda po pravam cheloveka, vzglyad prak-tika // Zhurnal rossiyskogo prava. — 2007. — # 12. — S. 85−92.
4. Kuchin M. V. Prava cheloveka i problema primeneniya v Rossiyskoy Federatsii pretse-dentnogo prava Soveta Evropyi // Rossiyskiy yuridicheskiy zhurnal. — 1998. — # 4. — S. 84.
5. O primenenii sudami obschey yurisdiktsii ob-schepriznannyih printsipov i norm mezhdunarodnogo prava i mezhdunarodnyih dogovorov RF: post-anovlenie Plenuma Verhovnogo Suda RF ot 10 ok-tyabrya 2003 goda # 5 // Byulleten Verhovnogo Suda Rossiyskoy Federatsii. — 2003. — # 12. — S. 3−7.
6. O sudebnom reshenii: postanovlenie Plenuma Verhovnogo Suda RF ot 19 dekabrya 2003 goda #23 // Byulleten Verhovnogo Suda Rossiyskoy Feder-atsii. — 2004. — # 2. — S. 3−8.
7. Ob osnovnyih polozheniyah, primenyaemyih Evropeyskim sudom po pravam cheloveka pri zaschite imuschestvennyih prav i prava na pravo-sudie: informatsionnoe pismo Prezidiuma Vyisshego Arbitrazhnogo Suda RF ot 20 dekabrya 1999 goda # S1−7/SMP-1341 // URL: http: //www. lawmix. ru/prof/ 21 707 (data obrasche-niya: 10. 11. 2014).
8. Bondar N. S. Konventsionnaya yurisdik-tsiya Evropeyskogo suda po pravam cheloveka v soot-noshenii s kompetentsiey Konstitutsionnogo Cuda RF // Zhurnal rossiyskogo prava. — 2006. — # 6. — S. 113−127.
9. Vitruk N. V. O nekotoryih osobennostyah ispolzovaniya resheniy Evropeyskogo suda po pra-vam cheloveka v praktike Konstitutsionnogo Suda Rossiyskoy Federatsii i inyih sudov // Imple-mentatsiya resheniy Evropeyskogo suda po pravam cheloveka v praktike konstitutsionnyih sudov stran Evropyi: sbornik dokladov. — M., 2006. — S. 183−193.
10. Evropeyskiy sud po pravam cheloveka. Spravochno-informatsionnyiy tsentr // URL: http: //europeancourt. ru (data obrascheniya:
15. 05. 2011).
11. Kopyilova E. Yu. Problemyi implementatsii norm mezhdunarodnogo chastnogo prava vo vnu-trennee pravo inostrannyih gosudarstv // Mezhdu-narodnoe publichnoe i chastnoe pravo. — 2008. — #
4. — S. 24−28.
12. Vorontsova I. V. Znachenie postanovleniy Evropeyskogo suda po pravam cheloveka // Sov-remennoe pravo. — 2009. — # 8. — S. 117−121.
13. Chernyisheva O. S. Zhalobyi protiv Rossii v Evropeyskom sude // Rossiyskaya yustitsiya. — 2002. — # 4. — S. 14−19.
14. Edidin B. A. Ispolnenie resheniy Evropey-skogo suda po pravam cheloveka: sovremennyie problemyi teorii i praktiki // Arbitrazhnyiy i gra-zhdanskiy protsess. — 2004. — # 11. — S. 22−25.
15. Papamichalopoulos v. Greece: reshenie ot 31
oktyabrya 1995 g. // URL: http: //litigation.
by/evropejskij-sud-po-pravam-cheloveka (data obrascheniya: 11. 11. 2014).
16. O federalnom byudzhete na 2011 god i na planovyiy period 2012 i 2013 godov: Federalnyiy zakon ot 13 dekabrya 2010 goda # 357-FZ (red. ot
06. 11. 2011) // Rossiyskaya gazeta. — 2010. — 17 dek.
17. Zorkin V. D. Pretsedentnyiy harakter resh-eniy Konstitutsionnogo Suda Rossiyskoy Federatsii // Zhurnal rossiyskogo prava. — 2004. — # 12. -
5. 14.
18. Osman-zade S. Evropeyskaya konventsiya po pravam cheloveka i natsionalnyie pravovyie sis-temyi stran — chlenov soveta Evropyi. Rol Komiteta Ministrov // Yurist-mezhdunarodnik. — 2005. — # 2. — S. 21−30.
19. Lobov M. B. Internet-konferentsiya Soveta Evropyi i Evropeyskogo Suda po pravam cheloveka «Evropeyskie standartyi zaschityi prav cheloveka. Obespechenie dostupa v Rossiyskoy Federatsii» / 12 fevralya 2002 goda Moskva, TsIT MGU // URL: http: //www. garweb. ru/conf (data obrascheniya: 14. 05. 2010).
20. Lobov M. B. Ispolnenie resheniya Evro-peyskogo suda po pravam cheloveka: vozmozhnyie pravovyie posledstviya dlya Rossiyskoy Federatsii // Konstitutsionnoe pravo. Vostochnoevropeyskoe obozrenie. — 2001. — # 3(36). — S. 89−96.
21. Davyidov V. A. Nekotoryie problemyi is-polneniya sudebnyih aktov v svete resheniy Ev-ropeyskogo suda po pravam cheloveka // Yustitsiya. — 2009. — # 4. — S. 13−18.
22. Matyushkin G. O. Pravoprimenitelnaya praktika Rossii v kontekste polozheniy Evro-
136
Вестник Воронежского института МВД России № 1 / 2015
peyskogo suda po pravam cheloveka // Yustitsiya. — 2009. — # 4. — S. 5−12.
23. Delo «Aleksandr Popov protiv Rossiyskoy Federatsii»: postanovlenie Evropeyskogo suda po pravam cheloveka ot 5 aprelya 2007 goda // Byullet-en Evropeyskogo suda po pravam cheloveka. Ros-siyskoe izdanie. — 2008. — # 9. — S. 84−93.
24. Delo «Vershinina protiv Rossiyskoy Feder-atsii»: postanovlenie Evropeyskogo suda po pravam cheloveka ot 26 iyulya 2007 goda // Byulleten Evropeyskogo suda po pravam chelo-veka. Ros-siyskoe izdanie. — 2009. — # 1. — S. 77−81.
25. Obzor postanovleniy i resheniy Evropeyskogo suda po pravam cheloveka po rossiyskim zhalobam za noyabr 2008 goda // SPS «Garant» (data obrascheniya: 27. 03. 2010).
26. Delo «Kudinova protiv Rossiyskoy Feder-atsii»: postanovlenie Evropeyskogo suda po pravam cheloveka ot 2 noyabrya 2006 goda // Byulleten Evropeyskogo suda po pravam cheloveka. Ros-siyskoe izdanie. — 2008. — # 3. — S. 94−99.
27. Delo «Romanenko i Romanenko protiv Rossiyskoy Federatsii»: postanovlenie Evropeyskogo suda po pravam cheloveka ot 19 oktyabrya 2006 goda // Byulleten Evropeyskogo suda po pravam cheloveka. Rossiyskoe izdanie. — 2007. — # 2. — S. 121−125.
28. Delo «Glazkov protiv Rossiyskoy Federatsii»: postanovlenie Evropeyskogo suda po pravam chelove-ka ot 12 oktyabrya 2006 goda // Byulleten Evrop-eyskogo suda po pravam cheloveka. Rossiyskoe izdanie. — 2007. — # 6. — S. 109−114.
29. Delo «Kolomiets i Kolomiets protiv Ros-siyskoy Federatsii»: postanovlenie Evropeyskogo suda po pravam cheloveka ot 22 fevralya 2007 goda // Byulleten Evropeyskogo suda po pravam cheloveka. Rossiyskoe izdanie. — 2008. — # 8. — S. 67−72.
30. Delo «Krivonosov protiv Rossiyskoy Federatsii»: postanovlenie Evropeyskogo suda po pravam cheloveka ot 27 noyabrya 2008 goda // Byulleten Evropeyskogo suda po pravam cheloveka. Rossiyskoe izdanie. — 2009. — # 11. — S. 133−138.
31. Delo «Zementova protiv Rossiyskoy Federatsii»: postanovlenie Evropeyskogo suda po pravam cheloveka ot 27 sentyabrya 2007 goda // Byulleten Evropeyskogo suda po pravam cheloveka. Rossiyskoe izdanie. — 2008. — # 7. — S. 102−111.
32. Tezisyi vyistupleniya A.I. Kovlera, sudi Evropeyskogo suda po pravam cheloveka, izbran-nogo ot Rossii, na zasedanii Soveta pri Prezidente RF po voprosam sovershenstvovaniya pravosudiya «Rossiyskie dela v Evropeyskom sude po pravam cheloveka (1998−2008 godyi)» 21 fevralya 2008 goda // Prava cheloveka. Praktika Evropeyskogo suda po pravam cheloveka. — 2008. — # 5.
33. Delo «Vladimir Solovev protiv Rossiyskoy Federatsii»: postanovlenie Evropeyskogo suda po
pravam cheloveka ot 24 maya 2007 goda // Byullet-en Evropeyskogo suda po pravam cheloveka. Ros-siyskoe izdanie. — 2007. — # 12. — S. 107−134.
34. Delo «Ignatov protiv Rossiyskoy Federatsii»: postanovlenie Evropeyskogo suda po pra-vam cheloveka ot 24 maya 2007 goda // Byulleten Evropeyskogo suda po pravam cheloveka. Rossiyskoe izdanie. — 2007. — # 10. — S. 98−118.
35. Delo «Shuhardin protiv Rossiyskoy Federatsii»: postanovlenie Evropeyskogo suda po pravam cheloveka ot 28 iyunya 2007 goda // Byulleten Evropeyskogo suda po pravam cheloveka. Rossiyskoe izdanie. — 2008. — # 5. — S. 101−128.
36. Delo «Korshunov protiv Rossiyskoy Feder-atsii»: postanovlenie Evropeyskogo suda po pravam cheloveka ot 25 oktyabrya 2007 goda // Byulleten Evropeyskogo suda po pravam cheloveka. Rossiyskoe izdanie. — 2008. — # 4. — C. 133−145.
37. Delo «Hudoerov protiv Rossiyskoy Feder-atsii»: postanovlenie Evropeyskogo suda po pravam cheloveka ot 8 noyabrya 2005 goda // Byulleten Evropeyskogo suda po pravam cheloveka. Rossiyskoe izdanie. — 2006. — # 7. — S. 57−99.
38. Delo «Labzov protiv Rossiyskoy Federatsii»: postanovlenie Evropeyskogo suda po pravam cheloveka ot 16 iyunya 2005 goda // Byulleten Evropeyskogo suda po pravam cheloveka. Rossiyskoe izdanie. — 2005. — # 10. — S. 66−76.
39. Delo «Novoselov protiv Rossiyskoy Federatsii»: postanovlenie Evropeyskogo suda po pravam cheloveka ot 2 iyunya 2005 goda // Byulleten Evropeyskogo suda po pravam cheloveka. Rossiyskoe izdanie. — 2005. — # 10. — S. 77−87.
40. Delo «Polufakin i Chernyishev protiv
Rossiyskoy Federatsii»: postanovlenie Evro-
peyskogo suda po pravam cheloveka ot 25 sen-tyabrya 2008 goda // Byulleten Evropeyskogo suda po pravam cheloveka. Rossiyskoe izdanie. — 2009. — # 7. — 126−156.
41. O federalnoy tselevoy programme «Razvitie ugolovno-ispolnitelnoy sistemyi» na 2007−2016 gg.: postanovlenie Pravitelstva RF ot 5 sentyabrya 2006 goda # 540 (red. ot 25. 12. 2009) // Sobranie za-konodatelstva Rossiyskoy Federatsii. — 2006. — # 39. — St. 4075.
42. Delo «Ryabyih protiv Rossiyskoy Federatsii»: postanovlenie Evropeyskogo suda po pravam cheloveka ot 24 iyulya 2003 goda // Zhurnal ros-siyskogo prava. — 2004. — # 5. — S. 110−119.
43. Delo «Nelyubin protiv Rossiyskoy Fe-deratsii»: postanovlenie Evropeyskogo suda po pravam cheloveka ot 2 noyabrya 2006 goda // Byulleten Evropeyskogo suda po pravam cheloveka. Rossiyskoe izdanie. — 2007. — # 8. — S. 61−68.
137
Юридические науки
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ
Анохин Юрий Васильевич. Заместитель начальника института по научной работе. Доктор юридических наук, доцент.
Барнаульский юридический институт МВД России.
E-mail: anohinuv@buimvd. ru
Россия, 656 038, Барнаул, ул. Чкалова, 49. Тел. (3852) 379−102.
Черепанова Ольга Сергеевна. Старший преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин. Кандидат юридических наук.
Барнаульский юридический институт МВД России.
E-mail: ocherepanova@buimvd. ru
Россия, 656 038, Барнаул, ул. Чкалова, 49. Тел. (3852) 379−394.
Anokhin YuryVasilevich. Deputy Head of Institute on scientific work. Doctor of Law, Assistant Professor.
Barnaul Law Institute of the Ministry of the Interior of Russia.
E-mail: anohinuv@buimvd. ru
Work address: Russia, 656 038, Barnaul, Chkalov Str., 49. Tel. (3852) 379−102.
Cherepanova Olga Sergeevna. Senior lecturer of the chair of Civil Law Disciplines. Candidate of Law. Barnaul Law Institute of the Ministry of the Interior of the Russian Federation.
E-mail: ocherepanova@buimvd. ru
Work address: Russia, 656 038, Barnaul, Chkalov Str., 49. Tel. (3852) 379−394.
Ключевые слова: Европейский суд по правам человека- жалоба- нарушение прав человека.
Key words: European Court of human rights- complaint- breach of human rights.
УДК 341. 231. 14
ИЗДАНИЯ ВОРОНЕЖСКОГО ИНСТИТУТА МВД РОССИИ
уголовно —
ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ОХРАНА ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ
НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ МЕЖВЕДОМСТВЕННОГО КРУГЛОГО СТОЛА
Уголовно-процессуальная охрана прав и законных интересов несовершеннолетних: сборник материалов межведомственного круглого стола. — Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2015. — 132 с.
В сборнике представлены материалы межведомственного круглого стола «Уголовнопроцессуальная охрана прав и законных интересов несовершеннолетних», проведенного 27 ноября 2014 года кафедрой уголовного процесса Воронежского института МВД России. Предназначен для преподавателей, адъюнктов, сотрудников правоохранительных органов.
ВОРОНЕЖ
2014
I
138

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой