Паломники из России у шиитских святынь Ирака.
Конец XIX века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А.Д. Васильев
ПАЛОМНИКИ ИЗ РОССИИ У ШИИТСКИХ СВЯТЫНЬ ИРАКА
Конец XIX века
В Российском государственном военно-
Реляция на полях: «Надо сообщить начальнику Закаспийской области"4
историческом архиве хранится докладная записка русского консула в Багдаде П. Па-нафидина о хадже «русско-подданных му-сульман-шиитов с Кавказа в Ирак, к шиитским святыням в Эн-Наджафе, Кербеле и Казмейне"1. Документ представляет немалый интерес ввиду того, что его автор привел достаточно подробные сведения о данном социальном явлении. Консул сообщал такие интересные и важные сведения, как количество паломников в разные периоды года, зависимость хаджа от сезона, примерные суммы, расходуемые паломником на путешествие, и т. п. Документ содержит интересные сведения о маршрутах хаджа, о составе караванов паломников, о состоянии русско-персидской границы в конце XIX в. и способах ее перехода паломниками.
Публикуемая докладная записка важна еще и потому, что впоследствии, при выработке решений о регулировании хаджа, на нее как на основной аналитический документ
о паломничестве российских шиитов ссылались сотрудники Азиатского департамента МИД и Военного министерства Российской империи2. К сожалению, подготовка документа к публикации совпала по времени с закрытием на ремонт Архива внешней политики Российской империи и установить биографические данные автора, коллежского советника Панафидина, пока не удалось.
***
Главный штаб, 12 533/126.
Получено 12 февраля 1892 г.
Министерство иностранных дел, Департамент Азиатский
Января 24 дня 1892 г.
№ 393.
Господину военному министру3
Консул наш в Багдаде представил в МИД копию с донесения своего послу нашему в Константинополе вместе с запискою, разбирающей вопрос об упорядочивании паломничества наших подданных мусульман, в значительном количестве отправляющихся ежегодно в Турецкую Аравию для поклонения священным местам шиитов.
Полнота доставленных по сему предмету коллежским советником Панафидиным сведений, в связи с обстоятельной разработкой самого вопроса и ясностью конечных выводов, не могли не обратить на представленную консулом нашим записку внимание Министерства и[ностранных] д[ел], вследствие сего оно считает долгом препроводить у сего на благоусмотрение Вашего Высокопревосходительства копии с донесения консула нашего в Багдаде послу в Константинополе от 19 ноября минувшего года за № 426 и следующей к оному записки, и присовокупить, что одновременно с СИМ копии с этих же бумаг препровождены к министру внутренних дел и главноначальствующему гражданской властью на Кавказе.
Товарищ министра (подпись)
Н.П. Шишкин5
Директор:
Граф Дмитрий [Алексеевич] Капнист6
Копия с донесения консула в Багдаде господину Российскому императорскому послу в Константинополе от 19 ноября 1890 г. за Л» 426
Турецкая Аравия, как известно, является местом поклонения для мусульман шиитского толка. Из 100 ООО паломников, прибы-
вающих сюда ежегодно со всех концов мира, около 13. 500 падают на долю российско-
чества в сентябре месяце прибыло 1 037 человек, а в октябре 611. А между тем паломнические караваны, как я имел честь доно-
подданных и преимущественно жителей Кавказского края.
Из всех прибывающих сюда русско-подданных ни один не бывает снабжен не только заграничным, но и каким бы то ни было видом- естественным последствием такого положения дела является то, что в случае смерти кого бы то ни было из них, затем в случае преступлений, убийств, грабежей, увода лошадей (последнее составляет заурядное явление) вверенное мне консульство бывает поставлено в затруднение отправлять свои функции, так как лишено всякой возможности проверить сами личности жертв преступления или потерпевших.
Независимо от того, как персидские, так и в особенности турецкие власти, пользуясь тем, что паломники наши не используют никаких видов, чинят на глазах консульства такие злоупотребления, которые не могут быть допущены без ущерба его авторитету. А между тем, по необходимости, нужно мириться с этим, так как оказывать содействие паломникам при настоящем положении этого вопроса значило бы только увеличить наплыв беспаспортных и этим усугубить тот убыток, который причиняют паломники, унося ежегодно от народного оборота более 2. 000. 000 рублей, расходуемых ими по караван-сараям Турции и Персии, и нанося прямой ущерб казне в 170. 000 рублей ежегодно, из каковой суммы 13. 500 рублей золотом падают лишь на долю вверенного мне консульства, канцелярский сбор которого представляет ныне ничтожную цифру в 20 рублей в год.
Это, впрочем, лишь одна сторона вопроса. Правда, важнее по своим последствиям может быть тот неизмеримый вред, который беспаспортные паломники могут нанести всему отечеству в те годы, когда, по санитарным соображениям, паломничество бывает воспрещено и когда, несмотря на то, наши паломники не только являются сюда тысячами, но даже привозят с собой и трупы. Так, в минувшем году с началом периода паломни-
сить во время эпидемии прошлого года, служат одним из распространителей инфекционных болезней на всей линии их движения, и, принимая во внимание, что следование наших паломников совершается … (слово не читается. — A.B.) различными путями, ведущими из Турецкой Аравии в различные местности Кавказского края, как упомянуто в записке, зараза может быть перенесена ими одновременно в различные пункты империи.
Такое поистине ненормальное положение дела по необходимости должно было быть терпимо первоначально, вследствие неимения в Багдаде русского консульства и затем за недостатком кадров. Ныне обстоятельства изменились. Консульство, получив возможность иметь агентов в различных местностях Турецкой Аравии и, между прочим, в Казмейне, Кербеле и Неджефе, главных местах поклонения, вместе с тем имеет в руках, как показал опыт, предпринятый мной в течение сентября и октября месяцев, и средства контроля над паломниками. Дальнейшая успешность деятельности консульства в этом направлении будет, конечно, зависеть от тех мер, кои будут приняты надлежащими властями для упорядочения настоящего вопроса.
Так как из всех пограничных консульств Персии и Турции только одно багдадское консульство имеет возможность полного ознакомления с вопросом о паломниках, увы, то посему я и почел себя обязанным, для всестороннего освещения этого дела, составить подробную записку, основанную как на личных моих наблюдениях во время пребывания в Персии и последнего путешествия в Кербелу, так и на расспросах паломников, прибывших сюда из разных мест Кавказа. Помянутую записку при сем имею честь представить на благоусмотрение Вашего превосходительства на тот конец, если бы Вы изволили возможным дать ей дальнейший ход.
К сему имею честь присовокупить, что копии с настоящего донесения и приложен-
ной к нему записки представляются на благоусмотрение господина начальника Азиатского департамента и российского посланника в Тегеране.
Записка о паломничестве жителей Кавказа в священные места шиитов, находящиеся в Турецкой Аравии
Места поклонения в Турецкой Аравии и их значение для шиитов В Турецкой Аравии, как известно, находятся священные места шиитов, стекающихся ежегодно со всех концов мира на поклонение гробницам Алия в Неджефе и Хусейна в Кербеле. Сюда же свозятся на погребение и трупы, вследствие установившегося у помянутой мусульманской секты убеждения, получившего с течением времени значение догмата, в том, что погребение в этих священных городах споспешествует достижению рая. Но кроме этих главных центров поклонения, существуют и второстепенные. Казмейн, в 7 верстах от Багдада, с могилами двух братьев Кадмов, Куфа с развалинами мечети, в которой был убит Али, Сулейман-Пак, в пяти часах расстояния от Багдада, где, по преданию, находится могила Сулеймана, брадобрея Магомета, Самарра с могилами имамов Али-Хади, Хасана Аскери, Мехти Сехаби-Земан и другие места.
Все эти места в период паломничества представляют собой пеструю амальгаму различных национальностей, связанных лишь общим религиозным чувством. Наряду с нашими кавказскими жителями здесь можно встретить арабов, суданцев, сирийцев, албанцев, индийцев, белуджей, персиян и даже китайцев.
Наибольший контингент паломников дает Индия, насчитывающая среди своего многоплеменного населения до 5. 000. 000 мусульман шиитского толка, затем Персия, побережье Персидского и Аравийского заливов и, наконец, наше отечество и преимущественно Кавказ, паломники же из Закаспийской области и Туркестанского края немногочисленны.
Ежегодное количество паломников русско-подданных и периоды паломничества
Количество паломников, прибывающих с Кавказа, за отсутствием статистических данных, не может быть с точностью определено. По словам же проживающих в Каз-мейне и Кербеле старожилов, знакомых с положением дела, оно колеблется от 12 до 15 тысяч человек в год, следовательно, за среднюю цифру можно принять 13. 500 человек в год.
Вообще же, как кажется, количество паломников находится в прямой зависимости от того, на какие месяцы солнечного года придутся наиболее чтимые мусульманские праздники в течение месяца Мухаррема, -праздники, к которым паломники стараются попасть в Кербелу, а именно первые десять дней Мухаррема, известные под именем «Ашура» и посвященные воспоминанию битвы, в которой погиб Хусейн в 61 году хиджры (680 г. по Р.Х.) на равнине Кербелы- в это время обыкновенно бывает наибольший наплыв паломников. Не попавшие же к Ашуре стараются прибыть в «Арбаин», 40-й день после 10-го мухаррема, посвященный также памяти Хусейна. Если Ашура приходится на осенние и зимние месяцы или же раннюю весну, то паломников больше- если же эти дни приходятся на жаркие месяцы, совпадающие вместе с тем со временем полевых работ, то паломников меньше. Исключение составляют лишь жители Баку и северной части Бакинской губернии, а также Дагестанской области (Петровска, Дербента и др.), прибывающие в Казмейн всегда по окончании навигации, в декабре и январе месяцах. Так как в течение 34 солнечных лет каждый лунный месяц, а следовательно, и два вышеупомянутые периода последовательно обойдут все 12 месяцев солнечного года, то, принимая во внимание вышеупомянутые соображения, можно наперед вычислить периоды наибольшего наплыва паломников.
Затем второстепенными периодами времени паломничества являются 1 и 15 числа месяца Реджеба в память имама Хусейна,
ников обыкновенно совершается следую щим образом.
27-е того же месяца в память Алия, 17-е Раби уль-Эввеля, день рождения Мухаммада, 15 Шабана в память имама Хусейна и, наконец, 21, 22 и 23 дни Рамазана, «Лейлет-эль-Кадри», ночь неизменных определений, в которую, по мнению мусульман, Коран был открыт Мухаммеду- в эту ночь отверзаются врата неба и всякая молитва и просьба бывает услышана. Шииты наверно не знают, когда именно открывается это время. После многих споров между богословами решено было, что ночь эта должна быть 21, 22 или 23 числа Рамазана, а поэтому, чтобы не впасть в заблуждение, празднуются все три помянутые ночи.
Организация паломничества, чауши.
Количество потребных для паломников расходов
Паломничество на Кавказе имеет свою организацию, довольно прочно поставленную благодаря особому классу людей, известных под именем «чаушей». занимающихся исключительно организацией караванов и служащих проводниками их. Хорошие и опытные чауши пользуются известностью во всем округе и уважением местных жителей. Это занятие является часто наследственным, переходя от отца к сыну, в течение поколений. Во все время данного пути чауши являются тем, чем является капитан на судне. Они одни знают наперед станцию, достоинства или неудобства того или иного пути в данное время- они же разбирают возникающие по дороге недоразумения между членами каравана и вообще пользуются авторитетом. На станциях содержатели караван-сараев не взимают платы с чауша, так что в течение всего пути он ничего не тратит ни на себя, ни на своего коня. Вознаграждение чауш получает от членов каравана добровольное, в несколько приемов: по отправлении, по прибытии в первый пограничный персидский город, затем в Кирманшахе и, наконец, в Казмейне, Кербеле и Неджефе. Обыкновенно он расстилает на земле платок, в который каждый член каравана кладет деньги в количестве, сообразном с его средствами. Сбор палом-
Месяца за два до наступления Мухарре-ма по деревням кавказского края начинают разъезжать чауши, приглашая желающих отправиться на поклонение священным местам. Затем назначаются сборные пункты, в которые к назначенному сроку и стекаются все пилигримы, выбравшие себе того или иного чауша, который и проводит их через границу, как кажется, без особых затруднений, судя по тому, что паломники проходят иногда партиями в 70 человек или более всадников. Каждый паломник едет на своей лошади, имея за седлом переметную суму (хурджилы), в которую складываются запасные пара платья, белье и дорожные припасы. Большинство паломников вооружается охотничьими ружьями, револьверами и кинжалами, некоторые же и скорострельным оружием (карабинами Винчестера, берданками и Пибоди). Люди не достаточные, не имеющие лошади, идут пешком, присоединяясь к караванам. Впрочем, пешие паломники составляют, быть может, 1/20 часть всего количества пилигримов. Минимум расходов на путешествие в оба конца можно определить для конного паломника в 75 кредитных рублей и для пешего в 25.
Шесть главных путей, избираемых
паломниками, жителями Кавказа.
Значение Кирманшаха Сообразно своему местожительству, наши кавказские паломники избирают при следовании в Турецкую Аравию различные пути, причем жители одной и той же волости стараются, по заранее условленному плану, попасть в первый сборный пункт на персидской территории к одному и тому же времени. Таким сборным пунктом для жителей южной части Эриванской губернии является Тавриз, куда они прибывают по большой караванной дороге через Маранд и Со-фиан. Через этот же город следуют и жители южной части Елисаветпольской губернии (уездов Шушинского и Джебраильско-го), направляясь в Тавриз через Худаферин и персидскую провинцию Караджадаг (че-
рез селения Махрузлу, Мелекли-Кенди, Ту- Шахребан, Бакубу в Багдад или Казмейн,
хумдиль, Мехтарли, Серенда и Хадмие). Вторым сборным пунктом является Ар
дебиль, куда направляются жители горной части Бакинской губернии (уездов Пета-ринского, Ленкоранского, Геок-тепинского и Сальянского). Жители же города Баку и северных частей Бакинской и Елисавет-польской губернии, а также жители Дагестанской области (Петровска и Дербента) предпочитают отправляться морем и высаживаются в персидских портах Энзели или Барфуруш. Высадившиеся в Энзели избирают путь через Решт, Зенджан в Хамадан, а из Барфуруша следуют через Амоль в Тегеран. Наконец, для жителей западной части Эриваньской губернии и Карской области сборным пунктом служит город Хой, куда они прибывают через Макинское ханство. Из Хоя некоторые направляются на Тавриз, другие, меньшинство, избирают дорогу через Курдистан, Миандуаб, Сулейма-нию.
Таким образом, сборными пунктами на персидской территории служат Тавриз, Ар-дебиль, Хой, Решт и Барфуруш. Соответственно этому и дороги, по которым следуют паломники по Персии, распадаются на следующие 6 групп: 1) Тавриз — через Бинаб -Саин-Кала, в Кирманшах. 2) Ардебиль, Зенджан, Хамадан, Кирманшах. 3) Хой -Тавриз, Бинаб, Раин-Кала, Кирманшах. 4) Хой — через Курдистан. Впрочем, ныне дорога эта вследствие грабежей, чинимых турецкими и персидскими курдами, почти оставлена. 5) Решт — Зенджан — Хамадан -Кирманшах. 6) Барфуруш — Тегеран — Кум -Кирманшах. Из изложенного усматривается, какое важное значение не только для паломников, но и вообще имеет Кирманшах как узел пересечения всех важнейших дорог, ведущих из пределов Империи в Турецкую Аравию.
Из Кирманшаха все паломники следуют одной и той же дорогой, идущей из названного города через Макидешт, Гарун-Абад, Керинд, Серипуль, Касри-Ширин в Хане-кин, находящийся на турецко-персидской границе. Из Ханекина дорога идет через
находящийся в 7 верстах от этого города. Из Казмейна паломники уже расходятся в Кербелу, Неджеф и другие места.
Злоупотребления, чинимые персидскими и в особенности турецкими властями Таким образом, этими путями из года в год совершается паломничество наших кавказских жителей, привыкших смотреть на него как на выполнение одной из религиозных потребностей, как на нечто обязательное. При этом они едва ли сознают обязанность подчиняться общим узаконениям империи запасаться надлежащим заграничным или даже хотя каким бы то ни было видом. Естественным последствием такого взгляда на дело является то, что немедленно по переходе за пределы империи они отдают себя добровольно произволу сначала персидских, а засим турецких властей.
Впрочем, надо сознаться, что при проходе через Персию наши паломники не испытывают особых препятствий, находясь среди своих единоверцев, считающих грехом притеснение паломников — «зуввара». Если и встречаются злоупотребления, то они оканчиваются патриархально, миролюбиво, и притом злоупотребления эти возникали 3 или 4 года тому назад, когда персидское правительство воспретило паломничество своим подданным и вместе с тем довело до сведения Императорской миссии в Тегеране, что вследствие беспорядков на границе, в Курдистане, проезд паломников через Персию воспрещен. Распоряжение это, однако, как и большая часть мероприятий персидского правительства, осталось мертвою буквой и послужило лишь к тому, что дало источник лишнего дохода пограничным властям, которые в некоторых пунктах, под предлогом этого распоряжения, останавливают караваны паломников и после непродолжительного торга довольствуются сбором одного крана с головы и с лошади и пол-крана с пешего. На такие поборы конный странник истрачивает 4−5 кранов в течение всего пути по Персии. Случаи особых поборов, каковые некогда имели некоторые
миканские и караджадагские ханы, являются редким исключением.
Но с прибытием в Ханекин на турецкую границу обстоятельства круто меняются. Здесь уже паломники вступают в страну, преобладающим населением которой являются сунниты — исконные враги шиитов. Смотрящие на паломников исключительно с точки зрения дохода. Здесь уже нет той патриархальности, которую они встречали в Персии- здесь злоупотребления оформлены и, так сказать, освящены если не законом, то временными обязательными правилами.
Ханекин представляет собой турецкий пограничный карантинно-таможенный пост. Здесь беспаспортных русско- и персидско-подданных заставляют брать турецкие паспорта (тезкере), в которых прописываются и приметы, хотя турецкие власти лишены, за отсутствием всяких национальных видов, всякой возможности проверить главный вопрос о правильности показаний относительно подданства. Между тем многие персид-ско-подданные, не желая иметь дело с пребывающим в Багдаде персидским консульством, объясняются русско-подданными- с другой стороны, русско-подданные нередко выдают себя за персидско-подданных и непременно уроженцев Караджадагской провинции. Делается это исключительно потому, что караджадагцы являются храбрыми и арабы избегают нападать на караваны ка-раджадагских жителей. Иногда караван в 100, в 150 человек караджадагцев по ближайшем рассмотрении оказывается в действительности караваном, состоящим из нахичеванских или ордубадских жителей. Вообще разобраться при определении национальности среди паломников возможно лишь при больших навыках и еще большем терпении и настойчивости, турецкие же тезкере могут только ввести в заблуждение. Да и сами турецкие власти установили эти тезкере только с точки зрения дохода, так как за каждое тезкере положено взыскивать 21А крана и сверх того в пользу карантина 4 крана. Не говоря уже о сомнительности права турецкого правительства выдавать подобные
тезкере, турецкие чиновники взыскивают более, да кроме того требуют уплаты денег не кранами, а турецкою монетой, которой у паломников нет, почему они и вынуждены обращаться к находящемуся тут же меняле (серрафу). Этот последний представляет собой негласного компаньона чиновника, выдающего паспорта, и принимает в обмен персидскую монету по им же самим устанавливаемому курсу. В Казмейне злоупотреблений не чинится из боязни заступничества консульства, которое с начала паломничества в нынешнем году стало ежедневно посылать в этот город каввасов. В Кербеле же турецкие тезкере визируются местными властями, причем за визу взимается два гу-руша.
Кроме того, в минувшем году здешний генеральный губернатор поставил вверенное мне консульство в известность, что на основании распоряжения военного начальства и МВД, основанного на существующих в Турецкой империи узаконениях, огнестрельное оружие с казенными клеймами (разумеются скорострельные ружья) будут отбираться у паломников при вступлении их в пределы Турции и засим выдаваться владельцам лишь при обратном их следовании через границу.
Так как это мероприятие имело общий характер, касаясь всех многочисленных по-клонников-мусульман, прибывающих как из империи, так и из других стран, то посему вверенное мне консульство представило изложенное на благоусмотрение императорского посольства, в видах постановления в известность кого следует для объявления паломникам российского подданства.
Изложенная мера являлась сама по себе вполне понятной, так как нельзя отрицать права турецкого правительства принимать меры к прекращению доступа скорострельного оружия через посредство паломников к арабским кочевым племенам. Однако на самом деле местные власти не остановились на этом и, вопреки заявлению, стали взимать поборы за право иметь гладкоствольные охотничьи ружья, заряжающиеся с дула, а также за револьверы, пистолеты и даже
кинжалы. Именно за право иметь при себе охотничье ружье и револьвер или пистолет взимается 10 курушей и за кинжал 5 курушей- при этом обыкновенно выдается расписка в том, что оружие оплачено сбором. Разумеется, и здесь не обходится без злоупотреблений, и случаи взыскания двойного или тройного сбора составляют обычное явление. Таким образом, мероприятие, вначале вполне допустимое, в очень скором времени послужило источником незаконных поборов. То же самое наблюдается и при сборе установленной в Турции пошлины за проход через мосты: паломники в некоторых местах должны платить втрое, а иногда и вчетверо больше положенного.
Роль консульства по отношению к паломникам
До учреждения Российского консульства в Багдаде российско-подданные, пребывающие в Турецкую Аравию, находились под покровительством французских консулов, которые не имели возможности ознакомиться с вопросом о паломничестве и часто находились в затруднении оказывать содействие паломникам, не будучи уверены в правильности их показаний о подданстве. Мало-помалу паломники свыкались с неизбежностью такого положения дел и лишь в случае убийства и грабежей обращались в консульство, и то не во время пребывания своего в Багдаде, а по прибытии в Россию, посылая прошения с места своего жительства. Такой крайне ненормальный порядок продолжался до последнего времени, когда Багдадское консульство получило возможность и средства иметь агентов в главных пунктах Турецкой Аравии и, между прочим, в Казмейне, Кербеле и Неджефе.
Таким образом, ныне вверенное мне консульство имело бы возможным оказывать надлежащее содействие нашим паломникам, если бы только они снабжены были установленными видами, так как оказывать им покровительство при настоящем положении дела значило бы лишь увеличивать наплыв беспаспортных российско-подданных и тем усугублять и без того значительный
убыток, наносимый ими как всему Кавказскому краю, так, в частности, и казне.
Количество ежегодного убытка, наносимого паломниками
Чтобы не быть, однако, голословным, я сделал попытку определить, разумеется, приблизительно, тот убыток, который причиняет паломничество при настоящем его положении как Кавказскому краю, так и казне.
Принимая за среднегодовую цифру
13. 500 паломников в год и считая, как выше было указано, минимум расходов на конного паломника 75 рублей в оба конца, оказывается, что ими ежегодно уносится из народного оборота около 1 миллиона рублей, которые и расходуются по караван-сараям Персии и Турции. Правда же, в это число входит и около 675 пеших паломников, издерживающих около 25 рублей на каждого, однако при этом надо иметь в виду, что цифра в 75 рублей является минимальной и что люди эти постоянно издерживаются гораздо более этого.
Затем, следуя без паспорта, паломники наносят уже непосредственный ущерб казне, который выражается в следующих цифрах:
1) Плата за 13. 500 полугодовых паспортов, считая по 10 рублей за паспорт, всего 135. 000 рублей в год.
2) За гербовые марки в 80 коп., наложенные на прошениях к губернатору -10. 800 рублей.
3) То же на объявлениях в казначейство — 10. 800 рублей.
4) Явка паспортов при въезде и выезде из Багдада по 50 коп. за каждую — всего
13. 500 рублей.
Таким образом, огромный убыток, непосредственно наносимый казне паломниками, простирается от 170. 000 рублей.
Затем нельзя также упускать из виду и тот неизмеримый вред, который может быть
Разумеется, в крайних случаях, как например, в случае убийства, грабежа или увода лошади, консульство поставлено бывает в необходимость оказывать содействие и беспаспортным.
нанесен паломничеством при настоящем по-
все показывают, что не запасаются паспортом вследствие высокой их стоимости, а
ложении всему отечеству. Я разумею здесь те годы, в которые по санитарным соображениям паломничество воспрещается. Так, например, циркуляром от 23 сентября 1889 г. за № 2883 товарищем министра внутренних дел сообщено было, что для предупреждения занесения заразы в империю выдача заграничных паспортов мусульманам, отправляющимся на поклонение священным местам в Турцию и Персию, впредь до нового распоряжения воспрещена.
Между тем по наступлении времени паломничества стали прибывать с Кавказа беспаспортные «зуввары» караванами в сотни человек. Так, в сентябре месяце, как я имел честь доносить, таких паломников прибыло
1 037 человек, затем в октябре 611 человек.
К счастию и совершенно случайно, вопреки ожиданиям и примерам прежних эпидемий, холера в Ираке и Месопотамии не возобновилась ныне с наступлением времени наибольших жаров в августе, а появилась в апреле и мае и притом лишь в трех местах и после скоро кончилась. Если бы эпидемия совпала со временем паломничества, то она наверно занесена была бы опять в Персию и, быть может, проникла бы и в Россию, так как эпидемия прошлого года с удивительной правильностью следовала по дороге паломников, караваны которых при обратном следовании таяли весьма быстро, теряя на каждой станции по несколько человек и таким образом разнося заразу. Позволяю себе сослаться на одно из донесений моих по сему предмету, из которого усматривается, что в минувшую эпидемию караван в 400 человек русско-подданных во время следования из Казмейна в Кербелу и обратно в течение двух недель потерял 60 человек, умерших от холеры, и продолжал таять при обратном следовании в Ханекин, оставляя на каждой станции умерших.
Причины ненормального положения вопроса о паломниках
Причин настоящего нежелательного положения, в котором находится паломничество, несколько. Сами паломники при опросах
также и потому, что получение заграничных паспортов сопряжено с довольно сложными формальностями, выполнение коих для людей, незнакомых с ними, является затруднительным. Есть, однако, более веские причины, способствующие ненормальному положению этого вопроса, а именно естественный характер нашей персидско-кавказской границы. Пределы Персии отделяются от Закавказского края с северной своей стороны Араксом, легко переходимым вброд или в мелководье почти на всем его протяжении, затем с восточной стороны граница идет сначала Муганской степью, где охранение ее еще затруднительнее, далее лесистыми горными кряжами Ленкоранского и Пета-ринского уездов, и наконец… (одно слово неразборчиво. — A.B.) горною речкой Пета-рою, извивающейся так, что, следуя однажды по дороге из Ардебиля в Петару, я должен был несколько раз, не оставляя дороги, переехать из персидских владений в российские и обратно. Такие условия границы, конечно, способствуют тайному переходу ее. Кроме этой главной причины, существует и второстепенная — это неимение до 1885 г. русского консульства в Багдаде, которое только одно может собрать все данные по вопросу о паломниках, а вместе с этим следить за тем, чтобы прибывающие сюда паломники были снабжены установленными паспортами. Опыт, предпринятый вверенным мне консульством в течение наступления периода паломничества в этом году, показал, что с назначением агентов имеется возможность контроля над зувварами. Успешность дальнейшей деятельности консульства в этом направлении будет, конечно, зависеть от принятия соответствующих мер нашими подлежащими властями к тому, чтобы положить конец этому ненормальному положению настоящего вопроса. Обсуждение этих мер выходит из пределов компетенции вверенного мне консульства, однако, при всем том, мне кажется, что я не исполнил бы своей обязанности, если бы обошел молчанием те выводы, к которым привело
меня внимательное изучение настоящего вопроса.
Меры, могущие споспешествовать упорядочению вопроса о паломничестве
Было бы, кажется, односторонне обусловливать упорядочение вопроса о паломничестве исключительно принятием мер на границе к воспрепятствованию тайного перехода ее. Как сказано было выше, естественные условия нашей персидско-кавказской границы благоприятствуют тайному переходу ее, если только к воспрепятствованию такого перехода не будут приняты какие-либо особые меры, как усиление кордонов и т. п. Но меры эти потребуют и особых расходов, между тем, как кажется, есть возможность достигнуть этой же цели без особых затрат, другим путем, именно: сделать ответственными сельские общества под круговую поруку за каждого члена их, отлучившегося без узаконенного вида, а также обязать чаушей брать самим заграничные паспорта и не принимать, под личною ответственностью, в свои караваны беспаспортные лица. Облегчение формальностей при выдаче паспортов также, быть может, принесло бы свою пользу.
Разумеется, пройдут, быть может, года, прежде чем удастся искоренить нараставшее в течение столь длительного времени среди кавказских жителей убеждение в ненужности запасаться паспортами при отправлении в паломничество. Но, как бы то ни было, настает ныне надобность изменить старый порядок, который представляется совершенно анормальным явлением и не может не быть признан отжившим, если не в действительности, то в теории. Обязанность для «зувва-ров» запасаться паспортами имела бы за собою и ту хорошую сторону, что количество паломников сократилось бы значительно, это не преминуло бы в свою очередь отозваться на ослаблении религиозного фанатизма среди мусульманского населения Кавказа и принесло бы свою долю пользы и с точки зрения народного хозяйства.
Коллежский советник (подпись)
Панафидин
Публикуемый документ свидетельствует о том интересе и внимании, которое правительство уделяло вопросу регулирования и контроля хаджа. Привлекает внимание и тот факт, что целью составителя не являлось запрещение хаджа под предлогом предотвращения развития эпидемий, а акцент был сделан именно на правильную организацию паломничества. Предлагаемые в заключение записки меры, несмотря на несколько подозрительное отношение автора документа к хаджу как к источнику радикальных идей для шиитов Кавказа, можно охарактеризовать все же не как запретительные. Это, скорее, попытка легализовать сложившуюся ситуацию путем как строгого регулирования паспортного режима, так и упрощения визовых процедур Российской империи и сделать тем самым официальную политику в отношении российских мусульман-шиитов более действенной. Документ является одним из немногих свидетельств того малоисследованного внимания, которое российские власти уделяли именно паломникам-шии-там.
Примечания
1 Российский государственный военноисторический архив (РГВИА). Ф. 400. Оп. 1. Д. 1552. JL 1−19 об. Дело по вопросу об упорядочивании паломничества наших мусульман в Мекку. О принятии под наше покровительство бухарско-подданных в Турции.
2 См., например, РГВИА. Ф. 400. Оп.1. Д. 3494, 3390, 3104 и др.
3 С 1882 по 1897 г. Военным министерством руководил П. С. Ванновский (1822−1904).
4 С 1890 по 1898 г. начальником Закаспий-
ской области являлся H.A. Куропаткин (1848- 1925). '
5 С 1891 по январь 1895 г. Н. П. Шишкин (1827−1902) занимал должность товарища министра иностранных дел. С 1896 г. — министр иностранных дел.
6 С 1891 по 1896 г. ДА. Капнист (1837−1904) являлся директором Азиатского департамента МИД.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой