Мемориал в Церенсдорфе – памятник Первой мировой войны

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА. PHILOLOGY AND CULTURE. 2012. № 3(29)
УДК 94(100)& quot-1914/19 725. 945(430)
МЕМОРИАЛ В ЦЕРЕНСДОРФЕ — ПАМЯТНИК ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
© И.А. Гилязов
В статье рассматривается малоизвестный сюжет из истории Первой мировой войны. Автор анализирует попытки Германии привлечь на свою сторону представителей мусульманских народов, организацию пропаганды среди мусульманских военнопленных. История кладбища мусульманских военнопленных в Церенсдорфе со времени Первой мировой войны до настоящего времени представлена как часть исторической памяти — если во второй половине ХХ века оно оказалось полностью заброшенным, то сегодня усилиями, в первую очередь, историков и дипломатов оно стало мемориалом, напоминающим об ужасах военного времени.
Ключевые слова: Первая мировая война, мусульманские военнопленные, специальные лагеря для мусульманских военнопленных, пропаганда, историческая память, мемориал.
В ходе Первой мировой войны в германском плену оказались многие солдаты русской армии, а также выходцы из африканских и азиатских колоний Англии и Франции, воевавшие на стороне Антанты. Зимой 1914 — 1915 г. по указанию императора Вильгельма II недалеко от Берлина между небольшими городками Цоссен и Вюнс-дорф были созданы два специальных лагеря для военнопленных мусульман — «Лагерь на виноградной горе» ^етЬе^^ег) и «Лагерь полумесяца» (На1ЬтоМ^ег) [1]. В первом лагере, большем по численности военнопленных, находились представители российских мусульман, в первую очередь татары и башкиры. Во втором -он был более малочисленным по составу — бывшие солдаты армий Франции и Великобритании: арабы, африканцы, индусы и пр. Основания для создания таких специфических лагерей были понятными. Официально была объявлена и пропагандировалась следующая причина создания лагерей: император Вильгельм II с симпатией относился к мусульманам, несмотря на то, что они с оружием в руках сражались против Германии. При этом уточнялось, что Германия желает убедить всех мусульман, которые еще сражаются на стороне Антанты, в своих бескорыстных дружеских чувствах к исламу. Очевидно, что Германия в данном случае не пылала альтруистическими чувствами по отношению к мусульманам, стратегия ее была довольно прозрачной: через пропаганду привлечь представителей мусульманского мира на свою сторону, чтобы в итоге бывшие военнопленные могли быть использованы в боевых действиях против стран Антанты. А далее планировалась «революционизация» всего исламского мира, и бывшие военнопленные предполагались в качестве арьергарда этой «революцио-низации». Германия при этом очень рассчитыва-
ла на Османскую империю, объявившую «джихад» странам Антанты в ноябре 1914 г. В ее замыслах турецкая сторона должна была стать для всех мусульман объединяющей силой в борьбе против «угнетателей».
В первом из лагерей для молений был возведен минарет, а во втором — большая деревянная мечеть. Церемонию освящения мечети 13 июля 1915 г. в присутствии многочисленных дипломатов, чиновников из МИДа и других германских официальных учреждений провел турецкий посол Ибрагим Хакки-паша [2].
Лагеря для военнопленных являли собой довольно любопытное образование. Они были не такими большими по площади: в годы Первой мировой войны в двух лагерях находилось около 15 000 мусульманских военнопленных (из них около 4000 — в «Лагере полумесяца»). Среди военнопленных преобладали татары, арабы, индийцы. Жизнь мусульман в Вюнсдорфе вообще не очень походила на известные нам представления о тяготах плена. Здесь, кроме мечети, была довольно богатая библиотека, имелся оркестр народных инструментов, выходили газеты: на немецком языке издавалась общелагерная газета, газета «Кавказ» — одновременно на нескольких кавказских языках, газета «Эль-Джихад» — на татарском, арабском и русском языках, газеты «Яна тормыш» и «Татар иле» — на татарском языке [3], «Индостан» — на хинди, «Картвели» -на грузинском. С 1916 г. фактическое руководство лагерем по поручению германского военного министерства начал осуществлять Алимд-жан Идриси [4]. Он же стал и имамом мечети. При А. Идриси «первую скрипку» в жизни лагеря и мечети начали, безусловно, «играть» казанские татары, которых он всячески поддерживал. А Вюнсдорфская мечеть с этого времени стала
И.А. ГИЛЯЗОВ
практически главным центром ислама в Германии, являясь единственной мечетью в этой стране и привлекая не только проживающих здесь верующих, но и различных мусульманских беженцев, эмигрантов.
Совсем недалеко от Вюнсдорфа, в Церенс-дорфе, располагалось и мусульманское солдатское кладбище с небольшим молельным домом посередине и с четким подразделением на части
— татарскую, индийскую, африканскую и др. [5] По данным Альберта-Халида Зайлер-Хана, на этом кладбище было захоронено около 2700 солдат: из них 1100 российских мусульман, 700 африканцев, 600 индийцев и др. [6]. Хотя А. -Х. Зай-лер-Хан, как и некоторые другие авторы, придерживался идеи, что это кладбище было мусульманским, а мнение Герхарда Хеппа о том, что его следует рассматривать как «мультикон-фессиональный» феномен, представляется более правильным [7].
Об этом удивительном памятнике истории можно сказать чуть более подробно. Когда были созданы лагеря для военнопленных из армий стран Антанты, германское военное и политическое руководство, конечно, должно было позаботиться о погребении скончавшихся в плену военнопленных. Поэтому идея создания военного кладбища для мусульман и представителей иных нехристианских религий возникла уже осенью
1914 г. Первым мусульманином, похороненным на этом кладбище 14 октября 1914 г., был Сады-ки из Северной Африки. Первым татарским солдатом из русской армии, погребенным 20 марта
1915 г. в Церенсдорфе, стал Мударрис Мухам-метгиреев [8]. Последнее захоронение татарского солдата — им был Абдулманнаб Абдрашитов -было осуществлено 3 ноября 1920 г. [9]. Обратим внимание, что это произошло через два года после окончания Первой мировой войны. Всего же, если судить по архивным данным, на этом кладбище за годы войны было похоронено 362 му-сульман-татар (из официально зарегистрированных 969 погребений).
В татарской части кладбища 31 июля 1916 г. был торжественно открыт мемориальный памятник, надпись на котором гласила: «Могилы му-сульман-казанских татар, которые погибли в плену во время мировой войны при императоре Вильгельме II». Памятники были возведены и в английской, и французской частях кладбища.
Кладбище в Церенсдорфе существовало до начала Второй мировой войны и содержалось мусульманской общиной Берлина в надлежащем порядке. Приведем один красноречивый пример. 22 августа 1937 г. Немецко-Мусульманское Общество устроило для всех желающих экскурсию
на автомобилях «По следам ислама в Берлине и окрестностях». Участники экскурсии почтили память павших мусульман на кладбище в Хазен-хайде, затем посетили место лагеря в Вюнсдорфе и солдатское кладбище в Церенсдорфе [10].
После окончания Великой Отечественной войны кладбище оказалось в расположении Группы советских войск в Германии. За ним не было ухода, и оно пришло в полное запустение, хотя некоторые намогильные памятники сохранились. Более того, территория кладбища фактически была превращена в военный полигон, на остатках могильных плит были видны следы пуль или же нацарапанные надписи на русском языке. Такова ирония судьбы — возможно, внуки солдат Первой мировой войны по своему незнанию и невежеству проявляли открытое неуважение к памяти предков.
Только в 90-е гг. ХХ века, после объединения Германии, благодаря усилиям историка Герхарда Хеппа начали вновь вспоминать об этом удивительном памятнике времен Первой мировой войны. Здесь были проведены реставрационные работы, поставлена новая ограда, приведены в порядок могилы и памятники на них. Теперь это кладбище является настоящим мемориалом, напоминающим о попытках использования Германией в период Первой мировой войны мусульманского фактора, чтобы каким-то образом повернуть антиколониальные движения в Европе, Азии и Африке против стран Антанты, тем самым добиться благоприятного для себя исхода войны.
1. Сюжет об истории лагерей мусульманских военнопленных в Германии в годы Первой мировой войны подробно рассмотрен в исследованиях: Hopp, Gerhard. Muslime in der Mark: als Kriegsgefangene und Internierte in Wunsdorf und Zossen, 1914−1924. — Berlin 1997- Kahleyss, Margot. Muslime in Brandendurg — Kriegsgefangene im 1. Weltkrieg. Ansichten und AbsichtenVeroffentlichungen des Museum fur Volkerkunde. Neue Folge 66). -Berlin, 1998.
2. Seiler-Chan, Albert-Chalid. Der Islam in Berlin und anderwarts in Deutschland, in: Moslemische Revue 10(4) 1934. — S. 53. Наиболее подробно об истории Вюнсдорфской мечети см.: Hopp G. Muslime in markischer Heide: Die Wunsdorfer Moschee 19 151 924, in: Moslemische Revue, 9 (Januar-Marz) 1989.
— S. 21−28- Hopp G. Die Moschee in Wunsdorf, in: Die Mark Brandenburg, Heft 19. Berlin 1996. -
S. 32−35- Hopp G. Die Wunsdorfer Moschee: Eine Episode islamischen Lebens in Deutschland, in: Die Welt des Islams, Bd. XXXVI, 2. — 1996. — S. 204 -218.
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ. КУЛЬТУРОЛОГИЯ
4. Об А. Идриси см.: Гилязов И. А. Судьба Алимджа-на Идриси // Гасырлар авазы — Эхо веков. — 1999.
— № ¾. — С. 158 — 172.
5. Hopp, G. Zehrensdorf — ein islamischer Friedhof? -in: Moslemische Revue, 1993. — 14 (OktoberDezember). — S. 215 — 223.
6. Seiler-Chan, A. Der Islam in Berlin und anderwarts in Deutschland. — S. 55.
7. Hopp G. Muslime in der Mark. — S. 131.
8. Brandenburgisches Landeshauptarchiv, Rep. 2a, I SW, Nr. 1465, Bl. 208.
9. Ibid., Bl. 188.
10. См. материалы хроники в журнале & quot-Moslemische Revue& quot- 13(3) 1937. — S. 70.
THE MEMORIAL IN ZEHRENSDORF — A WORLD WAR I MONUMENT
I.A. Gilyazov
This article deals with a little-known story from the history of World War I. The author analyzes the attempts of Germany to win the representatives of the Muslim peoples over to their side and spread propaganda among the Muslim prisoners of war. The history of the cemetery of the Muslim prisoners of war is presented as a part of historical memory. In the second half of the 20th century the cemetery was absolutely neglected, but nowadays by common efforts of historians and diplomats it has become a memorial reminding us of the horrors of wartime.
Key words: World War I, Muslim prisoners of war, special camps for the Muslim prisoners of war, propaganda, historical memory, memorial.
Гилязов Искандер Аязович — доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории татарского народа Института истории Казанского федерального университета.
E-mail: gilyazov1958@mail. ru
Поступила в редакцию 15. 08. 2012
3. Сведения о газете & quot-Эль-джихад"- см.: Heine, Peter. Al-Gihad — eine deutsche Propagandazeitung im 1. Weltkrieg, in: Die Welt des Islams. Leiden 20(1987), S. 197−199- Hopp, G. Arabische und islamische Periodika in Berlin und Brandenburg 1915 bis 1945. Berlin 1994, S. 8−11, 60−61- Гатауллина Л. Р. «Да будет дарована великая победа мусульманской армии и ее союзникам (Газета «Эль-Джихад» как средство пропаганды панисламизма среди татарских военнопленных в Германии во время I-й мировой войны) // Гасырлар авазы — Эхо веков. -2009. — № ½. — C. 172 — 185.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой