Государственные стратегии в области информационной политики

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы


сю
ISSN 1997−0803 ¦ Вестник МГУКИ ¦ 2013 ¦ 2 (52) март-апрель ^
ОСУДАРСТВЕННЫЕ СТРАТЕГИИ В ОБЛАСТИ ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ
УДК 008: 002. 6- 351. 85 С. А. Чазова
Московский государственный университет культуры и искусств
Статья посвящена государственным стратегиям в области информационной политики в странах Азиатского региона. Определена корреляция развития информационной политики государства и уровня информационной грамотности населения. Даны рекомендации по развитию общего образования в области информационной грамотности.
Ключевые слова: информационная политика, информационно-коммуникационные технологии, информационная грамотность.
The article contains the materials devoted to the state strategy in the field of information policy in the Asian region countries. The correlation of information policy development of the state and level of information literacy of the population is defined. Recommendations about development of the general education in the field of information literacy are made.
Keywords: Information policy, information and communication technologies, information literacy.
Рост привлекательности и международной конкурентоспособности регионов необратимо зависит от развития знаниевого потенциала и реализуемых инноваций. Подобное мнение высказывается большинством специалистов. Государственные структуры многих стран уже не одно десятилетие не только обращают внимание на возрастающее значение знания, но и стратегически ориентированы на формирование и реализацию национальной информационной политики, играющей первостепенную роль в развитии региона. В свою очередь благодаря этому увеличение инновационности становится главным направлением политики их хозяйственного развития. Регионы, располагающие соответствующими ресурсами знания и принимающие организационные решения, которые более эффективно конвертируют информацию в продукцию, пользующуюся большим спросом на рынке, уже в большей степени
(и чаще) преуспевают, чем регионы с менее конкурентными технологиями, менее качественным человеческим и социальным капиталом [1].
Среди факторов, позволяющих укрепить конкурентоспособность государства, некоторые относятся к экономике знания: способность впитывать инновации- наличие адаптационной системы образования, позволяющей повышать квалификацию кадров, и мобильность людей и капиталов (причем к капиталу уже традиционно добавляется зна-ниевый, трактуемый как нематериальный актив).
Современные институты образования испытывают воздействие не столько тенденции глобализации, сколько тенденции превращения образования в социально-экономическую подсистему общества. Этому способствуют сложные и противоречивые процессы, происходящие как в каждом госу-
58 1997−0803 ВЕСТНИК МГУКИ 2 (52) март-апрель 2013 58−62


^ Теория и история культуры
дарстве, так и на межгосударственном уровне. Высказывается ряд мнений, что в эпоху экономики знания образование играет совершенно особую роль в определении перспектив развития общества (обращаем внимание: общества, ориентированного на знания), и внутри этих институтов растет доминанта мысли о том, что смысл человеческой жизни отнюдь не сводится к потреблению продуктов технологических достижений [5]. В аспекте определения современных проблем сущности образования это означает, что и в обществе знания процессы обучения не могут основываться лишь на прагматических мотивациях. Предполагается, что ценностные мотивации создают единство когнитивных и этико-нравственных установок образовательного процесса.
Ценностные основы современного общества знания, не знающего границ, возникают не просто как плод желаний исключительно компаний высокоинтеллектуального производства. Они способны не только привнести добрые начала в жизнь людей, облагодетель-Ф ствовать их, но и заинтересовать их новы-
ми формами социальных отношений (социальный альтруизм, «экономика дара» и т. п.). Так рождается качественно новый созидательный коммуникационный ресурс, способствующий взаимоузнаванию культур и объединению обществ, ранее подчас выступавших в качестве оппонентов по отношению друг к другу.
На протяжении последнего десятилетия в международном сообществе активно обсуждаются возможности создания нового межгосударственного союза для обеспечения экономического и/или военно-политического суверенитета Большого евразийского пространства. Большой потенциал информационно-коммуникационных технологий данного конгломерата необходимо рассматривать как платформу для интенсификации экономических и культурных интеграционных процессов.
Обращая взгляд в сторону Востока, хочется отметить, что здесь находятся самые признанные и передовые в мире с
точки зрения знаний и информационно-коммуникационных технологий страны — Япония и Южная Корея, и в то же время присутствуют те страны, которые находятся на начальном этапе процесса перехода к обществу, основанному на знаниях. Подобная диспропорция оказала существенное влияние на инициацию ЮНЕСКО исследования, посвященного национальным информационным политикам [2]. Целеполаганием исследования стало обеспечение возможности странам учиться друг у друга в сфере управления процессами национальной информационной политики.
Не ставя цели пересказа результатов данного исследования, позволим лишь обобщить некоторые тезисы, отражающие, на наш взгляд, специфику культурных традиций и ментальность социума азиатского региона.
Небольшое количество стран можно определить как полностью функциональные информационные общества. Значительно большая группа стран находится на очень раннем этапе процесса преобразования в информационные общества. Между этими двумя группами находятся страны с различным уровнем развития.
Япония — единственная страна, где информационная политика имеет статус государственного закона (стратегия информационного общества и экономики знаний упоминается в материалах японского правительства еще в 1960 году).
По мнению специалистов, наиболее разработанные программы информационной политики представлены правительствами Южной Кореи и Сингапура. Программы имеют сложную структуру и являются «далеко идущими», охватывающими социальные, культурные и экономические вопросы. Они являют собой более совершенные версии современной политики информационного общества и используются для определения курса национального развития. Подчеркивается, что программы информационной политики постепенно менялись в ходе развития самого общества и динами-
$
59


ISSN 1997−0803 ¦ Вестник МГУКИ ¦ 2013 ¦ 2 (52) март-апрель ^

ки целеполагания, видения и обстоятельств, которые сопутствовали процессу разработок новых вариантов информационной политики.
В Сингапуре программа (One Network for Everyone — «Одна сеть для всех») представляет собой национальную инициативу, которая отражает обновленную концепцию интерактивных, мультимедийных сервисов, предоставляемых гражданам, образовательным учреждениям и коммерческим структурам по всему Сингапуру.
Наиболее распространенной практикой является такая, когда политические направления имеют общую основу, но акцент делается непосредственно на телекоммуникации или еще шире — на информационных и коммуникационных технологиях. В качестве примера приводятся такие страны, как Афганистан, Бангладеш, Камбоджа, Индия, Индонезия, Иран, Монголия, Мьянма, Непал, Пакистан, Филиппины, Таиланд, Узбекистан и Вьетнам.
Проработанность информационной политики Южной Кореи предопределила создание агентства, специально предназначенного для преодоления цифрового неравенства. Императивом своей деятельности Корейское Агентство обеспечения и продвижения цифровых возможностей выдвинуло устранение национального и международного цифрового неравенства.
Резюмируя представленные результаты, можно определить направления повышения информационной грамотности и ликвидации цифрового неравенства:
• снятие экономических барьеров в системах предоставления информации и обеспечение комфортного доступа к данным и средствам их передачи-
• развитие навыков и компетенций пользователей в рамках оперирования контентом любого уровня сложности-
• пропаганда международного культурного сотрудничества для ликвидации глобального цифрового неравенства-
• развитие образовательной государственной системы в аспекте повышения ИТ-
грамотности граждан-
• публичное информирование о цифровом неравенстве-
• поощрение эффективного использования информационных ресурсов-
• проведение комплекса научных исследований, разработки в области цифрового неравенства, а также разработки стратегий для его преодоления.
Всем необходим базовый уровень информационной грамотности. Это включает (но не ограничивается им) наиболее распространенное понимание вопроса грамотности в области информационных технологий, что касается навыков, необходимых людям для эффективного использования этих технологий. Информационная грамотность предполагает и нечто большее: она предполагает способность определять информационные потребности, искать и собирать информацию, оценивать качественно и количественно полученные данные и использовать их для достижения определенных целей.
Навыки такого рода необходимы каждому живущему в информационном обществе. И по мере того, как общество становится все более информационно емким, отсутствие информационной грамотности оказывается очень серьезным недостатком, ведущим к социальной изоляции и подчас культурной ограниченности. Так, на смену информационной грамотности, предполагающей свободную ориентацию в методических подходах оперирования информацией, пришел феномен «информационной культуры личности», предложенный Ю. С. Зубовым, профессором Московского государственного университета культуры и искусств, в начале 90-х годов ХХ века. Научная школа Ю. С. Зубова продолжает развивать идеи на международном цивилизационном уровне. Проводятся не только научные мероприятия, в рамках стратегии преодоления цифрового неравенства многие образовательные стандарты дополнены обязательными курсами, формирующими навыки и компетенции в сфере информационно-коммуникационной деятельности. Многие страны разработали
$
00


^ Теория и история культуры

проекты, в рамках которых предпринимаются шаги по обеспечению базового уровня информационной грамотности в обществе. Весьма спорным остается вопрос о специальных информационных навыках для определенных профессиональных групп. Нам кажется, что каждый член общества, вольно или невольно включенный в процесс информационных коммуникаций различного уровня, должен быть человеком высокой информационной культуры, трактуемой гораздо глубже, чем информационная грамотность.
Сегодня информационно-коммуникационные технологии становятся также феноменом культуры и неотъемлемым атрибутом социальных, экономических и производственных отношений. По уровню воздействия на человеческую цивилизацию в ее технологическом, культурном, социальном компонентах внедрение и развитие информационных технологий сравнивают с «неолитической революцией», с началом использования огня, изобретением колеса и письменности. Последствием внедрения таких «инноваций» стало коренное изменение образа жизни человека. Человек физиологически почти не изменился — изменилась среда его обитания. Он сам стал по-другому организовывать среду вокруг себя. Сегодня с появлением Интернета человек формирует другую информационную, социальную, психологическую среду. Это новая реальность, которую человеку необходимо осваивать, поскольку любые проявления информационного воздействия включаются в повседневную жизнь. И в этом освоении перед образовательными системами встают проблемы формирования методологических ресурсов по определению базовых информационно-коммуникационных компетенций, создания образовательных траекторий с учетом данных технологий и организации профес-сиограммы специалиста сферы социально-
информационных технологий.
Перед лицом вызовов, обусловленных бурным развитием цифровых технологий, каждое государство вынуждено разрабатывать определенные социально-культурные проекты национального уровня, которые позволят им максимально использовать преимущества, предлагаемые современными информационными технологиями, и одновременно уменьшить существующие потенциальные недостатки.
Тенденция усугубления цифрового неравенства между странами в будущем, возможно, будет усиливаться, особенно в отсутствие продуманной информационной политики, что характерно, например, для стран евразийского ареала. Однако показатели роста данного сегмента национальных экономик уже сейчас оказывают большое влияние на общие показатели рейтинга стран. Поэтому члены евразийского сообщества уже сейчас должны работать над тем, чтобы избежать информационной экспансии, исходящей из более развитых в информационном отношении стран. Иначе вероятность ситуации, когда они будут зависеть от импорта, достаточно высока.
Сегодня существует потребность сместить акценты в понятии «информационно-коммуникационные технологии» с «технологии» на «информационные». Грамотность в области информационных технологий необходимо расширить до информационной грамотности. Этому может способствовать развитие гуманитарного базового образования. Стратегии образовательной системы должны быть ориентированы на поддержку общего образования в области информационной грамотности и профессиональную подготовку информационных специалистов, качественно отличающихся от специалистов в сфере информационно-коммуникационных технологий.
Примечания
1. Доманьский, Р. Экономическая география: динамический аспект: пер. с пол. / Р. Доманьский. — Москва: Новый хронограф, 2010. — 374 с.
2. Информационная политика в Азии: Обзор информационных и коммуникационных стратегий в Азиатском регионе / Ник Моор- ЮНЕСКО. — Бангкок, 2005. — 140 с.
$
61

ф
ГИЛ
ISSN 1997−0803 ¦ Вестник МГУКИ ¦ 2013 ¦ 2 (52) март-апрель ^
3. Пилясов, А. Географическая экономика знания: время собирать камни / А. Пилясов // Мировая экономика и международные отношения. — 2012. — № 11. — с. 110−120.
4. Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года // Российская газета. — 2012. — 3 янв.
5. Филонов, Г. Н. Герменевтический ресурс рефлексии в современном образовании / Г. Н. Филонов // Вопросы философии. — 2012. — № 11. — с. 158−162.
Р,
ОЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОЙ КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В УПРАВЛЕНИИ МЕЖКУЛЬТУРНЫМИ КОММУНИКАЦИЯМИ

УДК 351. 85
А. Н. Смирнов
Московский государственный университет культуры и искусств
В статье рассматриваются роль государственной культурной политики в управлении межкультурными коммуникациями и современные проблемы межкультурных отношений в России.
Ключевые слова: межкультурная коммуникация, управление, государственная культурная политика.
The role of the state cultural policy in management of intercultural communications and modern problems of the intercultural relations in Russia are considered in article.
Keywords: intercultural communication, management, state cultural policy.
$
Понятие «коммуникация» относится к одним из фундаментальных понятий, рассматриваемых в теории и практике менеджмента. Налаживание эффективной коммуникации — одна из важнейших функций управления, поскольку именно с ее помощью достигается единство субъекта и объекта управления в достижении общей цели, взаимопонимание с партнерами, покупателями и поставщиками. Её главная цель — обмен сообщениями различного рода, осуществляемый при помощи языка, а также дополнительных средств общения и передачи информации.
Латинский термин «коммуникация» означает: сообщение, передача, беседа, разговор- в риторике «коммуникация» — это фигу-
ра обращения к слушателям с приглашением принять участие в обсуждении вопросов. В русском языке наиболее близким к нему по значению является слово «общение».
По мнению американских исследователей Р. Акоффа и Ф. Эмери, коммуникацию по типу производимых ею изменений можно разделить на три группы:
• информация — сообщение, продуцирующее изменение какой-либо вероятности выбора получателя-
• инструкция — сообщение, продуцирующее изменения в эффективности какого-либо способа действия получателя-
• мотивация — сообщение, продуцирующее изменения в каких-либо удельных ценностях, которые получатель приписывает
62
1997−0803 ВЕСТНИК МГУКИ 2 (52) март-апрель 2013 62−66

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой