Градация одиночества в контексте современных исследований

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 316. 6
Романова Нелли Петровна
Nelly Romanova
ГРАДАЦИЯ ОДИНОЧЕСТВА В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
GRADATION OF LONELINESS WITHIN THE CONTEMPORARY RESEARCH
Представлены различные типологии и школы Different categorizations of loneliness and ар-одиночества. Рассматриваются когнитивная, proaches to it are viewed in the article. Cognitive, emo-эмоциональная и поведенческая составляющие tional and behavioral parts of the loneliness phenome-феномена одиночества. Дано определение поня- non are considered. The notion of the & quot-lonely person" is тия одинокой личности given
Ключевые слова: временное одиночество, ситуатив- Key words: temporary loneliness, situational loneliness, de-
ное одиночество, депрессивное состояние, синдром pression, disquietude syndrome
обеспокоенности
Современные эмпирические исследования феномена одиночества сводятся к изучению черт характера и личностных качеств одиноких людей, возрастных особенностей и атрибутивных моделей одиночества- к выделению составляющих феномена (например, когнитивной, эмоциональной и поведенческой), сопутствующих состоянию одиночества переменных, к определению степени его тяжести, а также к составлению различных типологий и шкал одиночества. Например, И. С. Кон [1] приводит следующую градацию одиночества.
Во-первых, временное, преходящее чувство одиночества и сопутствующее ему грустное и подавленное настроение — нормальное явление человеческой жизни, которого никто не может избежать.
Во-вторых, ситуативное одиночество, порожденное особыми жизненными обстоятельствами: резкой переменой условий жизни и круга общения (перемена места жительства, учебы или работы), кризисными точками инди-
видуального развития (например, появлением неудовлетворенной потребности в любви), потерей близких, охлаждением или распадом некогда значимых личных отношений и т. д. Каким бы острым ни было это одиночество, с течением времени оно обычно проходит, уступая место новым отношениям и эмоциональным привязанностям.
В-третьих, хроническое одиночество, преследующее человека постоянно и воспринимаемое им самим как неустранимое свойство собственной натуры: & quot-Одиночество — моя судьба& quot-.
Американский психолог Д. Янг [2], автор распространенного теста и метода психотерапии депрессивных состояний, различает 12 синдромов одиночества, каждый из которых имеет специфические эмоциональные, когнитивные и поведенческие признаки.
1. Недовольство одиночеством, неспособность к уединению- оставшись один, человек теряется, не знает, что с собой делать, испытывает мучительную скуку и пустоту.
2. Низкое самоуважение, выражающееся в заниженных самооценках («меня не любят», «я скучен» и т. п.), которое побуждает личность избегать человеческих контактов, в результате чего у нее появляется хроническая печаль и ощущение безнадежности. Это состояние бывает и у людей в высшей степени интересных и значительных.
3. Социальная тревожность, неуверенность в общении, застенчивость, постоянное ожидание насмешек или осуждения со стороны окружающих, так что единственным спасением кажется уход в себя.
4. Коммуникативная неуклюжесть, отсутствие необходимых навыков общения, неумение правильно вести себя в сложных межличностных ситуациях (знакомство, ухаживание), часто сочетаемое с низкой эмпатией, результатом чего бывают разочарование и обманутые ожидания.
5. Трудности выбора партнера («негде встретить подходящего человека», «никто мне не нравится»), неспособность завязать интимные личные отношения или постоянный выбор неподходящих партнеров, в результате чего возникает чувство бессилия и обреченности.
6. Внутренняя скованность, немота, неспособность к самораскрытию, чувство своей абсолютной психической «герметичности» и непонятости, заставляющее личность постоянно разыгрывать чьи-то чужие роли.
7. Недоверие к людям, которые кажутся враждебными и эгоистичными- такой человек не просто избегает людей, но испытывает по отношению к ним озлобление и чувство горечи.
8. Страх оказаться отвергнутым, связанный с пониженным самоуважением и неудачным прошлым опытом, боязнь новых разочарований, усугубляемый безотчетным чувством вины и сознанием своей малоценности.
9. Сексуальная тревожность, сознание (часто ложное) своей внешней непривлекательности или беспомощности, которое нередко усугубляется стыдом и затрудняет все прочие личные отношения.
10. Боязнь эмоциональной близости («он
хочет больше, чем я могу ему дать»), побуждающая человека избегать углубления дружеских отношений, которые предполагают взаимное самораскрытие.
11. Неуверенная пассивность, постоянные колебания, неопределенность в оценке собственных чувств («сам не знаю, что я чувствую и чего хочу»), отсутствие настойчивости, инициативы в развитии личных отношений и настороженность к попыткам такого рода со стороны партнера.
12. Нереалистические ожидания, ориентация на слишком жесткие нормы и требования («все или ничего»), нетерпимость и нетерпеливость, в результате чего личные отношения не могут обрести устойчивость и часто разрываются без достаточно веских причин.
Хотя все эти синдромы описательны, а соотношение их компонентов многовариантно, их перечень показывает, что одиночество многообразно и от него нет универсальных рецептов.
Современные ученые различают периоды эпизодического одиночества и длительного. Первый — нормальное состояние, если данный процесс не повторяется непомерно интенсивно, второй — психопатологическое. Человеку необходимы периоды уединения, и он будет их искать. Однако уединение должно уравновешиваться общением. Недостаток общения расценивается как одиночество.
Одинокие люди пытаются систематизировать собственные объяснения их неудовлетворительной социальной жизни. Анализ объяснений одиночества, осуществленный Вайнером, показал, что причинные объяснения могут быть классифицированы по трем первичным измерениям [3]:
— местоположению причинности (внутренняя, личностная либо внешняя, ситуативная причинность) —
— стабильности (постоянная либо изменяющаяся во времени) —
— контролируемости (способность человека контролировать свое поведение).
Причинные объяснения одиночества, как
правило, оказывают доминирующее влияние на эмоции и поведение человека. От собственных объяснений одиночества зависит реакция индивидов на это состояние: депрессия и пассивный уход в него или активная борьба за избавление.
Янофф-Бульман выделил два типа самообвинения. Поведенческое самообвинение есть результат объяснения одиночества изменчивыми характеристиками поведения индивида, такими, как недостаток прилагаемых усилий или использование неэффективных форм и способов поведения. Эти объяснения должны способствовать формированию убеждения, что в будущем можно достичь лучших результатов, если изменить свое поведение.
Характерологическое обвинение, напротив, объясняет одиночество неизменными чертами личности, такими, как способности и индивидуальность.
Ученый-исследователь Йоркского университета Джозеф Мур в своей докторской диссертации выделил два доминирующих личностных качества, которые существенным образом соотносятся с одиночеством. Это враждебность и пассивность, или покорность. Им была установлена следующая корреляция [4]: люди, считающие себя очень одинокими, обладали меньшей способностью сдерживать гнев, меньшей спонтанностью и недостаточно развитым умением устанавливать межличностные отношения.
Враждебность и пассивность могут быть результатом прежних неудовлетворительных контактов, а отсутствие ощущения надежности и теплоты в отношениях родителей с детьми вполне может вызвать у человека склонность закрепить свою отчужденность от общества и одиночество как норму последующего образа жизни. Однако с возрастом оценки индивидом одиночества претерпевают вполне оправданные изменения и нет оснований считать его устойчивой чертой характера у большинства людей.
Понятие одинокой личности определено наукой пока недостаточно. Рассуждая об оди-
ночестве, люди используют различные стандарты. Новейшие исследования в этой области акцентированы на & quot-прототипе"-. Прототип -это теоретическое обоснование наиболее отличительных, часто повторяющихся характеристик индивидов данной категории, т. е. прототип — есть теоретический идеал.
Вероятность диагноза & quot-одинокий"- тем выше, чем больше прототипических признаков можно отнести к индивиду. Прототип позволяет делать научные прогнозы и облегчает задачу идентификации индивидов, которые считают себя одинокими. Однако прототип одинокой личности — нечто большее, чем набор индивидуальных признаков, это некая организованная совокупность, поэтому определить уникальное значение такого комплексного явления, как одиночество, для каждого индивида в отдельности ученым пока не удалось. Они предложили несколько типологий одиночества [5]. Различия заключаются в оценке индивидом его социального положения, типа испытуемого им дефицита социальных отношений и временной перспективы, связанной с оди-
ночеством& quot-.
Исследование природы дефицита социальных отношений позволило разработать некоторые типологии. Первостепенное значение здесь имеет семейное положение индивида. Отсутствие по каким-либо причинам постоянного жизненного партнера — одна из важнейших причин одиночества. Как будет показано нами далее, этот признак является одним из определяющих при характеристике социальной группы «одинокие женщины».
Временная перспектива — это измерение также положено в основу типологий. Дж. Янг, например, различает три типа одиночества [6] хроническое, ситуативное и преходящее.
Авторы названных типологий в качестве доминирующего принципа выставляют какой-то один из перечисленных ранее аспектов. Нам представляется, что такой подход при типизации одиночества является упрощенным, он не в состоянии всесторонне описать существо явления.
В исследуемой сфере несколько особняком стоит проблема одиночества пожилых и старых людей. Его нюансы существенно различаются по отношению к мужчинам и женщинам. По-разному относится общество к позиции тех и других, что тоже определенным образом отражается на психологическом состоянии одиноких пожилых людей. О разведенном мужчине полагают, что он был неверен, жесток и безразличен к своей жене, скуп и эгоистичен. Не обращая внимания на детали, к женщине, в общем-то, относятся с пониманием, в общем и целом на нее смотрят как на страдалицу. Но, несмотря на неодобрение общества, одинокие пожилые мужчины пользуются успехом у женщин, чего нельзя сказать об их бывших женах. Исследуя случаи вдовства, применительно к пожилым людям, пережившим распад брака, Гуик [7] адаптировал следующие существенные «процессы»:
— горевать, найти новых товарищей, которые примут в свой круг-
— научиться решать проблемы самому-
— узнать, когда и чьих слушаться советов, и снова вступить в брак, включая установления отношений, важных для здоровья.
Перечисленные рекомендации способны помочь предотвратить превращение одиночества в отчаяние и депрессию.
У большинства людей со старостью приходит одиночество, которое в значительной степени является результатом дефицита социальных связей. Для пожилых людей на социальные связи влияет набор таких существенных факторов, как здоровье, место жительства, транспортные средства, уровень дохода, психологическая обстановка в доме. Согласно некоторым предположениям, пожилые женщины проявляют больше силы воли в преодолении одиночества, чем пожилые мужчины.
Не существует универсальной проблемы, которая приводила бы к одиночеству. Дефицит социальных связей может быть вызван многими потенциальными трудностями, к примеру, трудностями, связанными с установлением новых отношений, сохранением прино-
сящих удовлетворение отношений и распадом отношений.
В конечном итоге все социальные отношения имеют свое завершение. Когда отношениям приходит конец, люди испытывают не только одиночество, но часто — горе. Р. Вейс усматривает при этом два вида переживаний: горе — это синдром шока, протеста, гнева, боли, обжигающей печали, вызванной травмирующей утратой- одиночество — это реакция на отсутствие любимого человека, а не на его потерю.
Многообразию факторов, которые приводят к одиночеству, должно соответствовать многообразие стратегий, различного рода вмешательств. Способы ослабления одиночества базируются главным образом на наличии социальных контактов. Так как одиночество часто представляет собой несоответствие между личностью и средой, помощь одиноким людям в некоторых случаях может заключаться в изменении ситуации, а не личности.
В отечественной науке, в сравнении с западной, проблема одиночества как самостоятельная затрагивалась сравнительно редко, обычно лишь в контексте общения людей. Изучая проблему общения людей в современном обществе, российские исследователи К.А. Абульханова-Славская, И. С. Кон, А.Г. Амбру-мова, А. Н. Леонтьев делают вывод о частичной деформации общения, о потере им своего нравственного содержания [8].
Современный человек ощущает себя потерянным в огромном мире, нарушается контекст сложных духовных связей, объединяющих его с социальным окружением. Поэтому особенно остро одиночество ощущается в ситуациях интенсивного, а подчас принудительного общения — в городской толпе, на работе, в семье. Социальные связи в большинстве случаев уже не являются для человека формой единения с другими людьми. Увеличение контактов составляет лишь внешнюю сторону общения. Внутренняя, содержательная, качественная сторона общения оказывается нереализованной. А отсутствие эмоцио-
нального отклика в процессе общения ведет к неизбежному одиночеству.
Среди авторов, рассматривающих одиночество как философскую категорию и философски осмысливающих этот феномен, следует назвать М. С. Кагана, Л. Н. Когана, Н.С. Муд-рагея, Р. Г. Апресяна, В. Ф. Шаповалова.
В проблеме одиночества они увидели всю трагичность существования человека в этом мире, диалектическое противоречие между сущностью человека и способом его жизнедеятельности [9]. Рассматривая одиночество как сложный феномен, они выделили объективную и субъективную стороны одиночества. Объективная сторона одиночества — это реальные общественные отношения, принимающие в определенных условиях деформированный характер. Субъективная сторона проявляется в психологическом состоянии личности, осознающей в общественных отношениях враждебное начало.
Эти авторы выделили проявления одиночества на уровне отдельной личности, не только ее субъективного самоощущения и социального поведения, но также указывали, что одиночество не только разрушающее, но и творческое начало, дающее возможность для самосовершенствования и саморазвития личности. В такой трактовке одиночества заметна преемственность взглядов ранних исследователей этой проблемы — американских транс-цеденталистов, среди русских философов — Н. Бердяева.
Последнее десятилетие прошлого столетия дало еще один весьма ощутимый импульс интереса к проблеме одиночества отечественных исследователей. Это в основном диссертационные работы, касающиеся фило-софско-социального аспекта проблемы одиночества. Следует отметить, что в них не прослеживается взгляд на одиночество как позитивное состояние человека.
Практически во всех работах подчеркивается, что в современных условиях возникновению одиночества людей значительно способствуют социально-экономические процессы
рыночных отношений. Процесс обнищания народа, появление массовой безработицы, рост преступности в России в сочетании с общим падением нравственности служат источником отчаяния и одиночества людей. Человек не просто отчуждается от человека, от общества, он ищет спасения в одиночестве от трудностей жизни. Идет процесс, который философы называют болезнью нашего времени [10]: это процесс тотального отчуждения и «атомиза-ции» индивидов, когда каждый живет и умирает в одиночку. Этот процесс не является характерным только для России. Он, как показывает видный исследователь этой проблемы
Э. Фромм, характерен для условий господства рыночных отношений вообще и всегда сопровождается появлением «тотально отчужденных» людей.
В последней трети прошлого века сформировалось достаточно влиятельное направление общественной мысли, которое принято называть философией глобальных проблем. Это философское направление, несмотря на предельно широкое рассмотрение мировых проблем, в центр внимания все же ставит человека, его настоящее и будущее.
Все глобальные проблемы имеют соци-оприродный характер, т.к. они одновременно фиксируют противоречия как между человеком и обществом, так и противоречия между человеком и окружающей природной средой. Обычно их делят на три группы: интерсоциальные, проблемы системы & quot-общество-природа"-, проблемы системы & quot-человек-общество"-. Последние — это противоречия собственно самой общественной жизни человека на современном этапе функционирования и развития общества, к которым с полным правом можно отнести рассматриваемую проблему одиночества. Эти глобальные проблемы в современном мире решаются наиболее сложно.
Существует еще одна проблема современного общества [11], укладывающаяся в русло проблемы системы & quot-человек-общество"- и принимающая характер глобальной проблемы — социальная аномия.
В конце XIX в. и особенно в начале XX в. по мере становления социальной теории и эмпирической социологии возникли объективные предпосылки для научного анализа деструктивных процессов в обществе. Это позволило существенно расширить фронт изучения болезней социальной структуры, в целом драматично отзывающихся в конкретных индивидах и группах. Эта условная болезнь социальной структуры, обнаруженная социологами и характеризующаяся нарушением социальных связей, и получила название «аномия».
Практически во всех социологических работах рассматривается проблема состояния социальных связей и социальной структуры. При этом наиболее значимо, как нам представляется, эта проблема получила свое развитие в концепциях К. Маркса, Э. Дюркгейма и Р. Мертона. В работах К. Маркса, хотя и не присутствует сам термин «аномия», рассматривается практически идентичная проблема социального отчуждения. Действие механизмов отчуждения проявляется не только на уровне индивидуального бытия. Оно приводит к изменениям принципов функционирования всей социальной системы.
Дюркгейму и Мертону было присуще известное стремление сосредоточить внимание на теневых, отклоняющихся аспектах социальной среды. При этом существуют две группы общих проблем, коренящихся в концепции аномии: во-первых, вопрос о происхождении и методах обнаружения аномии и, во-вторых, вопрос о механизме взаимосвязи между аномией и социальной структурой общества.
Говоря о причинах обострения социальной аномии, нужно обратить внимание на то, что на человека в социуме оказывают действие три сферы: экономическая, социальнополитическая и духовная. Причём эти три сферы влияют на каждого человека с различной силой. Исследования современных социологов (Н. Пассаса, Р. Джеколла) говорят о доминирующем влиянии экономической сферы в современном обществе.
Аномия заявляет о себе присутствием,
прежде всего, разнообразного и постоянно расширяющегося спектра социальных девиаций. К числу легко наблюдаемых «индикаторов» аномии можно отнести рост преступности, социальный хаос, неясность жизненных целей, возрастание значимости материальных ориентаций, как противоположность нравственным и духовным.
Сегодня социальная аномия — стремительно развивающийся недуг, охватывающий различные структуры общества и социальные группы. Она постоянно напоминает о себе многочисленными фактами неопределённости и шаткости нравственных норм и ценностей, неясностью целей, духовной апатией различных социальных групп и общества в целом.
Как будет показано далее, женское одиночество характеризует практически весь спектр признаков, только что приведенных нами при описании социальной аномии. Нарастание темпов социального развития ведёт к утрате способности ясно видеть и отражать будущее, перспективу, цель движения. Поэтому современного человека характеризуют сосредоточенность на сиюминутном, установка на выживаемость. С одной стороны, человек сживается с этим, а с другой, находится в состоянии тревоги, ощущения изоляции. Это и заставляет искать выход из сложившейся ситуации.
В российском обществознании многие десятилетия господствовал тезис о том, что одиночество присуще только западному миру, тогда как у нас в силу гуманистического характера социалистического общества одиночества быть не может. Однако последние десятилетия разрушили это представление, и проблематика одиночества во всех его проявлениях привлекает внимание исследователей самых различных направлений. Одиночество вошло в нашу повседневную жизнь, и если ранее его осознавали только отдельные индивиды, представители определенных групп населения, то сейчас наступил качественно новый этап. Одиночество — тот феномен, который, являясь нашей обыденностью, не стал более понятен.
Анализируя характер исследований проблемы одиночества в российской и зарубежной науке, следует отметить два аспекта исследования, выдвигающихся на передний план: теоретико-методологический и прагматико-практический.
Первый аспект, теоретико-методологический, связан с парадоксальным казалось бы фактом. В российских исследованиях, да и в большинстве западных исследований, одиночество чаще всего предстает как проблема одной из отраслей знаний об обществе, иными словами, приобретает узкоотраслевой характер. Несмотря на прокламируемые исследователями принципы комплексности и системности подхода к проблеме, одиночество у большинства из них не выступает как целостный предмет анализа.
Западная мысль ушла дальше в изучении данной проблематики [12], поскольку одиночество — явление, проявляющееся в модернизированном западном обществе практически во всех социальных группах. Соответственно, объектом исследования данного феномена на Западе стали практически все возрастные, этнические и другие категории населения.
Второй аспект, прагматико-практический, также неудовлетворительно исследован в российской литературе. Гораздо дальше продвинулись в этом отношении западные исследователи, чему, несомненно, способствовала и распространенность прагматизма как методологической базы исследования. Однако и здесь остается много нерешенных проблем, поскольку прагматически ориентированные исследователи не учитывают синергетических моментов в развитии феномена, делают ак-
1. Кон И. С. Дружба: этико-психологический очерк / И. С. Кон. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Политиздат, 1987. — 350 с.
2. Young J. Loneliness, depression and cognitive therape: Theory and application. — In: Peplau L.A. and Perlman D. (Eds.). Loneliness. 1978, p. 379−405.
3. Weiner В, Russell D. & amp- Lei-man D. (1978).
цент на узкоотраслевом подходе, что имеет свои преимущества, но не позволяет увидеть масштабность, глобальность проблемы.
В заключение следует сказать, что круг точек зрения на проблемы одиночества достаточно широк. Однако за всей пестротой позиций и подходов стоит тревожное состояние все более и более интенсивного наступления одиночества на внутренний мир современного человека.
Рассмотрев существующие подходы к исследованию одиночества, можно отметить следующее. На современном этапе ослабевает роль тесных межличностных контактов, отношения все больше деперсонализируются, формализуются. Ослабевают связи в первичной группе, растет семейная лабильность. В растущем темпе общественной жизни люди превращаются в направленные вовне, постоянно адаптирующиеся. Люди обособляются от самих себя, не понимают своих собственных желаний. Все это порождает синдром обеспокоенности, к которому добавляется также потребность в постоянном внимании других людей к себе, которая никогда полностью не удовлетворяется. Потребности личности в общении, сопричастности и зависимости, в доверии к другому и со стороны другого недостижимы в современном обществе. Это порождает защитные механизмы в виде стремления отвергнуть реальность человеческой взаимозависимости. Таким образом, все люди в современном обществе так или иначе, в большей или меньшей степени невротизированы.
Одним из симптомов этого является одиночество.
_________________________________Литература
Affective consegiences of causal a scriptio ns. — In: J. Harvey, W. J. Ickes & amp- R. F. Kidd (Eds). New directions in attribution research (vol. 2). Hillsdale, N.J.: Eribaum.
4. Moore J. A. Loneliness: Personality, Selfdiscrepancy and demographic variables. Unpublished doctoral dissertation. — York University, 1972.
5. Farber ML. Theory of suicide. New York: Funk & amp- Wagnalls, 1978.
6. Young J. E. Loneliness in college students- A cognitive approach. Unpublished doctoral dissertation. University of Pennsylvania, 1978.
7. Huyck M. H. Growing older. Englewood Cliffs, N. J.: Prentice — Hall, 1974.
8. Абульханова-Славская К. А. Стратегия жизни / К.А. Абульханова-Славская. — М., 1981- Амбрумова А. Г. Мотивы самоубийства / А.Г. Ам-брумова, Л. И. Постовалова // СОЦИС. — № 6. -1987- Кон И. С. Открытие «Я» / И. С. Кон. — М., 1978- В поисках себя. Личность и самосознание. -М., 1984- Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики /А.Н. Леонтьев. — М., 1988.
9. Каган М. С. Мир общения / М. С. Каган. -М., 1988- Человеческая деятельность: опыт системного анализа. — М., 1974- Коган Л. Н. Цель и смысл жизни человека /Л.Н. Коган. — М., 1984- Человек и его судьба. — М., 1988- Мудрагей И. С. Рациональное и иррациональное: историко-теоретический очерк /И.С. Мудрагей. — М., 1985- Апресян Р. Г. Первичные детерминанты нравственного опыта / Р. Г. Апресян // Вопр. философии. — № 8. — 1993- Шаповалов В. Ф. Творчество. Борьба. Духовное одиночество / В. Ф. Шаповалов // Вест. Моск. у-та. Сер. Философия. — № 6. — 1992.
10. Тихонов Г. М. Феномен одиночества:
Романова Н. П., д-р социол. наук, профессор, Читинский государственный университет (ЧитГУ) rik-romanova-chita@mail. ru
Научные интересы: философия одиночества, гендерные исследования, деловые коммуникации
опыт философско-социологического анализа: автореф. дис. … канд. филос. наук/ Г. М. Тихонов / Екатеринбург, 1992- Тулина Н. В. Одиночество: социально-политический аспект / Н. В. Тулина. -Вест. МГУ. Сер. 12- Социально-политические исследования. — 1992. — № 3- Пузанова Ж. В. Одиночество и общение: философско-социологический аспект: автореф. дис. … канд. филос. наук /Ж.В. Пузанова. — Рос. ун-т Дружбы народов. — М., 1995- Куртиян С. В. Одиночество как социальное явление: автореф. дис. … канд. социол. наук / С. В. Куртиян //Ин-т молодежи. — М., 1995- Старовойтова Л. И. Одиночество: социально-философский анализ: автореф. дис. … канд. филос. наук /Л.И. Старовойтова / Моск. гос. социал. ун-т. — М., 1995- Черепухин Ю. М. Социальные проблемы мужского одиночества в условиях крупного города: автореф. дисс. канд. соиол. наук / Ю. М. Черепухин //Ин-т социологии РАН. — М., 1995- Романова Н. П. Одинокие женщины / Н. П. Романова, И. И. Осинский. — Чита: ЧитГУ, 2000. — 231 с.
11. Концепция преодоления социальной аномии [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //soc. rsuh. ru/index. php7option=content&-task=view & amp-id=224&-Itemid=35.
12. Лабиринты одиночества / Пер. с англ. Под. ред. Н. Е. Покровского. — М.: Прогресс, 1989.
Briefly about the author
N. Romanova, Dr. Sc. (Sociology), Professor, Chita State University (ChSU)
Areas of expertise: phylosophy of loneliness, gender research, buisness communications
Коротко об авторе

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой