Дедерер Х.- г. Новые виды технологий как вызов праву - на примере нанотехнологий.
Dederer H.- G. neuartige Technologien als Herausforderung an das Recht - dargestellt Am Beispiel der Nanotechnologie // aktuelle Herausforderungen der Life Sciences / Hrsg.
Von Spranger T. M. - B.: lit, 2010. - S. 71-9

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

а, следовательно, обозримым для пользователей и адресатов данных норм.
А.А. Рёрихт
2012. 03. 039. ДЕДЕРЕР Х. -Г. НОВЫЕ ВИДЫ ТЕХНОЛОГИЙ КАК ВЫЗОВ ПРАВУ — НА ПРИМЕРЕ НАНОТЕХНОЛОГИЙ. DEDERER H. -G. Neuartige Technologien als Herausforderung an das Recht — dargestellt am Beispiel der Nanotechnologie // Aktuelle Herausforderungen der Life Sciences / Hrsg. von Spranger T.M. — B.: LIT, 2010. — S. 71−94. — (Recht der Lebenswissenschaften Life Sciences and Law- Vol. 1).
Профессор, доктор права Университета г. Пассау (кафедра государственного и административного права, международного публичного права, европейского и международного экономического права) Ханс-Георг Дедерер посвятил реферируемую статью аргументированному ответу на вопрос: нужен ли Германии закон о нанотехнологиях? Исходя из истории экологического права Германии, на этот вопрос можно ответить утвердительно. Так, мирное использование атомной энергии потребовало в 1959 г. принятия Закона «О мирном использовании атомной энергии и защите от связанных с ней опасностей» (Gesetz uber die friedliche Verwendung der Kernenergie und den Schutz gegen ihre Gefahren (Atomgesetz)), а применение генной инженерии — Закона «О генной инженерии» (Gesetz zur Regelung der Gentechnik) в 1990 г. Автор придерживается мнения, что исторических параллелей недостаточно, аргументация должна быть построена следующим образом: применение на-нотехнологий связано с особыми новыми рисками. Однако с точки зрения правовой политики принятие нового закона необходимо только тогда, когда существующие нормативные акты не могут в полной мере урегулировать новое правоотношение. Поэтому необходимо проанализировать действующее экологическое законодательство на предмет его соответствия новым рискам и угрозам, связанным с применением нанотехнологий, для здоровья человека и состояния окружающей среды (с. 71).
Префикс «нано» используется для обозначения одной миллиардной части. Нанотехнологии — это технологии для работы с объектами, чья величина не превышает ста нанометров, т. е. ста миллиардных частей метра. Нанотехнологии находят применение в
медицине и охране окружающей среды, например, наночастицы могу быть использованы для улучшения качества фильтров в очистных сооружениях (с. 72−74). Наноматериалы по своим механическим, оптическим, химическим свойствам отличаются от тех же материалов в обычных величинах. При этом поверхность конструкций из наноматериалов может быть очень большой. Реакции наночастиц с окружающей средой и являются потенциальным источником новых рисков. На данный момент научных знаний о рисках, связанных с нанотехнологиями, недостаточно. Нет однозначной позиции по поводу последствий попадания наночастиц в организм человека. Известно, что чем меньше частица, тем глубже она может проникнуть в организм человека, но информация о конкретных материалах пока очень разрозненна. Например, в ходе экспериментов с животными ученые пришли к выводу, что ультратонкая пыль двуокиси титана провоцирует возникновение раковых опухолей у крыс. Однако пока не доказано, что пыль двуокиси титана связана с повышенным риском возникновения раковых опухолей у человека. Следовательно, делает вывод автор, нанотехно-логии — это источник неизвестных, а потому и не поддающихся сдерживанию угроз и рисков (с. 77).
Необходимо законодательное регулирование рисков, возникающих на любом этапе цикла существования продукта — от его производства до утилизации отходов. Двуокись титана существует в природе, но с примесями других химических элементов. Поэтому сначала из двуокиси титана при 900 °C с добавлением хлора и углерода получают четыреххлористый титан и очищают его от примесей металлов. Затем четыреххлористый титан высокой степени очистки вновь под действием высоких температур окисляют до двуокиси, из которой и делают наночастицы, входящие в состав кремов для защиты от солнца. Наночастицы могут попасть в организм человека как в процессе производства, так и при использовании крема. Кроме того, крем, нанесенный на кожу, вступает в контакт с водой, когда человек купается, а не до конца использованный тюбик может быть выброшен на помойку. На этом примере становится ясен перечень правовых отраслей, которые необходимо исследовать на предмет наличия в них предписаний, касающихся защиты от угрозы и рисков, связанных с нанотехнологиями. К таким отраслям относятся: право защиты от имиссий, охрана здоровья
работников в трудовом праве, правовое регулирование обращения с химическими веществами, правовое регулирование производства товаров (с. 77−78).
Федеральный закон «О защите от имиссий» (Gesetz zum Schutz vor schadlichen Umwelteinwirkungen durch Luftverunreinigungen, Gerausche, Erschutterungen und ahnliche Vorgange) служит защите от вредных химических веществ и тем самым защите здоровья граждан. В соответствии с законом установки, выбрасывающие вредные вещества, разделяются на требующие разрешения и не требующие разрешения. В § 4 Закона закреплен перечень установок, требующих разрешения. В этот перечень вошли установки по производству двуокиси титана, но не вошли установки по получению фуллеренов. Однако установки по получению фуллеренов подпадают под обобщающее определение «установки для получения веществ путем синтеза… в промышленных масштабах» и, следовательно, также являются установками, требующими разрешения. Разрешение на строительство и соответствующую эксплуатацию установки — это основной инструмент интегрированной охраны окружающей среды, так как разрешительная система позволяет регулировать эмиссии1 вредных веществ через установление предельно допустимых значений. Предельно допустимые значения эмиссий установлены в Технической инструкции по воздуху (Technische Anleitung zur Reinhaltung der Luft (TA Luft). Однако Техническая инструкция не содержит специальных предельно допустимых значений для наночастиц, так как современное состояние научного знания не располагает обоснованными данными для их установления. В таких случаях действует требование минимизации эмиссии, конкретизирующее общий принцип предусмотрительности. В соответствии с этим требованием должны быть сведены к возможному
1 Федеральный закон «О защите от имиссий» регулирует эмиссии и имис-сии вредных веществ. «Имиссии — это загрязнения воздуха, шумы, колебания, тепло, излучение и прочие воздействия окружающей среды, оказываемые на людей, животных, растения, почвы, воды, атмосферный воздух, культурные и иные ценности» (ч. 2 § 3 Закона). «Эмиссии — это производимые установками загрязнения воздуха, шумы, колебания, тепло, излучение и прочие воздействия» (ч. 3 § 3), т. е. понятие «имиссия» привязывается к вредному воздействию на людей, животных и растения (другими словами, к объектам, на которые оказывается воздействие), а понятие «эмиссия» — к самому процессу «производства» таких вредных воздействий. — Прим. реф.
минимуму эмиссии особо опасных для здоровья веществ, под которыми понимаются, например, канцерогенные вещества, химические мутагены, тератогены, трудно расщепляемые вещества, высокотоксичные органические вещества (п. 5.2.7 Технической инструкции). На основании требования минимизации эмиссии компетентные органы, выдающие разрешение на эксплуатацию установки, должны разработать критерии для проверки объема допустимых эмиссий наночастиц (с. 78−80).
В 2003 г. Федеральный административный суд Германии вынес решение по так называемому «Делу наноматериалов». На предприятии (установке) по получению ультратонких частиц никеля и кобальта началось производство наночастиц этих металлов, которые являются более токсичными, чем твердые частицы в отработанных газах дизельного топлива. При этом твердые частицы в отработанных газах дизельного топлива считаются канцерогенными. Поэтому компетентные органы при выдаче разрешения на эксплуатацию установки ориентировались на предельно допустимые значения, установленные для твердых частиц в отработанных газах дизельного топлива. С учетом того что наночастицы никеля и кобальта токсичнее, чем твердые частицы в отработанных газах дизельного топлива, органы ужесточили предельно допустимые значения имиссии на 0,2%. По мнению Федерального административного суда такое решение компетентных органов соответствовало требованию минимизации эмиссии. При этом установленные предельно допустимые значения имиссий суд посчитал достигающими «границы иррелевантности», т. е. границы, по другую сторону которой располагается «область неизбежного риска». В связи с тем что законодательство не требовало полностью прекратить эмиссии, больше, чем компетентные органы уже сделали для уменьшения эмиссий и связанных с ними угроз для здоровья человека, сделать было невозможно. В данном случае Федеральный административный суд пришел к выводу, что «предписания Федерального закона „О защите от имиссий“ достаточны для обеспечения безопасности здоровья человека и состояния окружающей среды», поэтому нет необходимости в том, чтобы установка для производства нанома-териалов проходила разрешительную процедуру по специальном закону, регулирующему применение нанотехнологий.
Автор придерживается мнения, что это решение Федерального административного суда, несмотря на абстрактность формулировки, касается только конкретного случая и должно трактоваться как признание необходимости принятия решения о допустимости эксплуатации установки с использованием нанотехнологий по каждому конкретному случаю (case-by-case) в соответствии с Федеральным законом «О защите от имиссий» (с. 80−81).
Несмотря на то что обычно производство наночастиц происходит в закрытых системах, например, как при синтезе фуллеренов из графита, работники могут контактировать с наночастицами в процессе забора проб, чистки и т. д. В данном случае применяется Положение «О защите от опасных веществ» (Die Verordnung zum Schutz vor gefahrlichen Stoffen), принятое в целях охраны здоровья работников и состояния окружающей среды. В соответствии с § 7 и след. указанного Положения работодатель должен обеспечить работникам необходимую защиту на рабочем месте. Основанием для мероприятий по защите является оценка опасности, которая, в свою очередь, основывается на информации о рисках. Однако именно в случае наночастиц риски пока недостаточно изучены, поэтому, как и в праве защиты от имиссий, действует требование минимизации контактов с химическими веществами (с. 82−83).
Регламент Е С от 18 декабря 2006 г. «О регистрации, оценке, допуске и ограничении химических веществ» (Verordnung (EG) Nr. 1907/2006 des Europaischen Parlaments und des Rates от 18. 12. 06. zur Registrierung, Bewertung, Zulassung und Beschrankung chemischer Stoffe (REACH) (далее — REACH) нацелен на защиту здоровья человека и состояния окружающей среды в ситуациях недостаточности информации о возможных рисках и опасностях. REACH обязывает производителя регистрировать химические вещества перед их продвижением на рынок и предусматривает целевое распространение информации о необходимых мерах предосторожности. Вопрос, подпадают ли наноматериалы под действие REACH, зависит от их определения как «вещества». В соответствии с § 1 ст. 3 REACH «вещества» — это химические элементы и их соединения, при этом не имеет значения, существуют ли они в природе или были синтезированы. Под это определение подпадают, например, двуокись титана и фуллерены. При этом REACH разделяет все вещества на две группы: поэтапно регистрируемые вещества (Phase-in-Stoffe) и
непоэтапно регистрируемые вещества (Nicht-Phase-in-Stoffe). Поэтапно регистрируемые вещества — это «старые вещества», т. е. вещества, которые находились на европейском рынке до сентября 1981 г. и внесенные в европейский Реестр старых веществ. Для таких веществ регистрация обязательна только по истечении переходного периода, установленного в ст. 23 REACH. Обязательная регистрация непоэтапно регистрируемых веществ началась 1 июля 2008 г. Таким образом, европейский законодатель предоставил поэтапно регистрируемым веществам «кредит доверия». По мнению автора, именно наночастицам такой кредит доверия предоставлять не следовало (с. 85). «Европейское химическое агентство придерживается другого мнения. В соответствии с его позицией вещество в нановеличинах приравнивается к веществу в нормальных величинах. Для двуокиси титана, внесенного в Реестр старых веществ, это означает, что и наночастицы двуокиси титана относятся к поэтапно регистрируемым веществам», — пишет Х. -Г. Дедерер (с. 85).
Иначе обстоит дело с правовым регулированием фуллеренов. В Реестр старых веществ внесены углерод и графит. Графит, как и фуллерены, является аллотропной модификацией углерода. Однако фуллерены были открыты в 1985 г. и не могли быть внесены в Реестр старых веществ. Следовательно, фуллерены относятся к непоэтапно регистрируемым веществам (с. 86).
Вторая проблема, связанная с регистрацией веществ в соответствии с REACH, — это объем производства регистрируемого вещества. Согласно ст. 5 и 6 REACH, тот, кто производит менее одной тонны вещества в год, не должен проходить процедуру регистрации. Предполагается, что производство веществ нанораз-мера, скорее всего, не будет превышать этого объема. Позиция Европейского химического агентства такова: в случае, если общий объем производимого вещества превышает одну тонну в год, для процедуры регистрации производитель должен описать опасные свойства вещества отдельно для разных размеров частиц (в том числе и для наночастиц этого вещества). Однако в целом, по мнению автора, право обращения с химическими веществами не содержит достаточного регулирования обращения с наночастицами (с. 86−87).
К целям правового регулирования производства товаров относятся защита потребителя и окружающей среды. В сфере произ-
водства косметики основополагающим документом является Положение «О косметических средствах» (Verordnung uber kosmetische Mittel (Kosmetik-Verordnung), которое запрещает использование определенных веществ для производства косметики. В приложении 7 к этому Положению закреплен список веществ, которые могут применяться для производства косметики в качестве фильтров ультрафиолетового излучения, к которым относится и двуокись титана. Положение «О косметических средствах» также не содержит норм о величине частиц используемого вещества. Поэтому необходимо анализировать каждый конкретный случай. Например, наночастицы двуокиси титана используются в кремах для загара в форме стабильных соединений, которые превышают нано-размеры (с. 87−88).
Далее автор статьи задается вопросом: как вообще возможно правовое регулирование рисков в условиях очень скудных знаний о возможных рисках. В идеальной ситуации регулирование рисков включает в себя три элемента: информацию о рисках, оценку рисков и управление рисками. Необходимость получения информации о возможных рисках не является мораторием на использование технологий до момента, пока необходимая информация о рисках будет собрана. Основной Закон опосредованно гарантирует «свободу техники», которая складывается из свободы исследований (ст. 5) и свободы профессии (ст. 12), считает автор статьи (с. 89). Эти права могут быть ограничены государством, если их исполнение посягает на иные основные права (право на жизнь и здоровье, право собственности, защита естественных основ жизни). Однако для такого ограничения государство должно на конституционно-правовом уровне доказать наличие рисков для жизни и здоровья человека и состояния окружающей среды. Простой ссылки на принцип предусмотрительности в данном случае будет недостаточно, так как принцип предусмотрительности основывается на научных знаниях. Если нет определенных научных знаний о возможных рисках, то принцип предусмотрительности не может быть применен «в общем» ко всем нанотехнологиям, должен рассматриваться каждый конкретный случай, отмечает Х. -Г. Дедерер (с. 89−90).
На основании проведенного исследования автор приходит к следующему выводу: необходимо правовое регулирование получения информации о рисках, связанных с нанотехнологиями. Соот-
ветствующие правовые положения могут быть приняты на основе и в развитие REACH (с. 92).
В.Н. Гиряева
2012. 03. 040. ГЕНТ М., ШТРАУС Л. ФЕДЕРАЛЬНОЕ И ЗЕМЕЛЬНОЕ ПРАВО ОХОТЫ — ОТДЕЛЬНЫЕ РАЗДЕЛЫ ЗАКОНОВ ОБ ОХОТЕ БРАНДЕНБУРГА, МЕКЛЕНБУРГА — ПЕРЕДНЕЙ ПОМЕРАНИИ И САКСОНИИ-АНХАЛЬТ ПОД ЛУПОЙ. GENTH M., STRAU? L. Jagdrecht von Bund und Landern — Ausgewahlte Bereiche der Landesjagdgesetze Brandenburgs, MecklenburgVorpommerns und Sachsen-Anhalts unter der Lupe // Natur und Recht. -B., 2009. — H. 31. — S. 454−461.
В Германии в общей сложности существует 17 законов об охоте (один федеральный и 16 — субъектов Федерации). Кроме того, Федерация и земли принимают подзаконные нормативные акты. На практике такое регулирование может создавать некоторые проблемы, например, если частное охотничье угодье находится на территории двух прилегающих друг к другу земель, правила охоты которых отличаются друг от друга. В реферируемой статье авторы рассматривают регулирование сроков охоты и запрещенного для охоты времени, нейтральных территорий, подкормки и наживки по законодательству трех земель, устанавливая различия в регулировании.
В соответствии с ч. 1 ст. 70 Основного закона Германии земли имеют право законодательства в той мере, в какой Основным законом законодательные полномочия не предоставлены Федерации. Согласно абз. 28 ч. 1 ст. 74 Основного закона регулирование охоты относится к конкурирующей законодательной компетенции Федерации и земель. Если Федерация, как в случае с правом охоты, воспользовалась своим правом, то земли также могут издать свои законы с отличающимся регулированием. Однако земли должны учитывать, что в праве охоты существует «неизменяемое ядро», например, регулирование выдачи «охотничьих билетов» находится вне компетенции земель.
«Дичь» и сроки охоты на нее. Согласно предл. 1 ч. 1 § 1 Федерального закона «Об охоте"1 «право охоты» включает в себя как
1 Bundesjagdgesetz // BGBI.I. — S. 2849.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой