Граф П. А. Гейден и общественно-политическая жизнь Псковской губернии в период думской монархии (1906-1907)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

С. Г Петров
ГРАФ П. А. ГЕЙДЕН И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ ПСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ В ПЕРИОД ДУМСКОЙ МОНАРХИИ (1906−1907)
В настоящей статье, ввиду имеющихся по данной теме публикаций1, нет смысла даже кратко говорить о биографии, деятельности, взглядах выдающегося деятеля России конца XIX — начала XX вв. графа Петра Александровича Гейдена (1840 -1907 гг.).
Отметим лишь, что после выхода в отставку в 1890 г. граф значительное время проводил в имении своей супруги — усадьбе Глубокое Опочецкого уезда Псковской губернии (в этом уезде графине Софье Михайловне Гейден принадлежало 9123 У десятины земли)2. Начиная с 1889 г., Петр Александрович постоянно избирался в гласные Псковского губернского земства, где преобладали сторонники умеренно-консервативных взглядов, среди которых он пользовался огромным авторитетом. Князь В. А. Оболенский, служивший в статистическом бюро этого земства в конце XIX — начале ХХ вв., позднее констатировал: «Псковское губернское земское собрание вообще было серым и тусклым. В прениях участвовало всего несколько человек. Руководил собранием граф Петр Александрович Гейден. Этот умный, образованный и благородный старик выделялся принципиальностью своих суждений и превосходным знанием земского дела. Он был блестящим оратором и в течение многих лет был полным хозяином дела… в губернском земстве. Председатель губернской управы Горбунов перед ним заискивал, а гласные боялись ему возражать, так как он умел двумя-тремя саркастическими словами совершенно обезоружить своих противников"3.
В 1895 г. он стал уездным предводителем дворянства Опочецкого уезда и занимал эту должность до самой смерти4. Князь Б. А. Васильчиков, ставший Псковским губернатором в 1900 г., вспоминал: «…Опочецкий уезд ходил у него (графа Гейдена. — С. П.) по струнке, и он был там в полном смысле слова «хозяином», и все дела решались так, как хотел «Граф». Надо отдать ему справедливость, что это он достигал не только своим бесспорным авторитетом, но и примерной служебной добросовестностью"5. «Либеральный консерватор» П. А. Гейден принимал активное участие в общественно-политическом движении страны конца XIX- начала XX вв. и заслуженно завоевал этим всероссийскую известность6.
Став одним из основателей «Союза 17 октября», членом его ЦК (до июля 1906 г.)7, граф принял непосредственное и активное участие в организации Псковского губернского и Опочецкого уездного отделов «Союза», которая проходила в нелегких условиях: здешний губернатор запретил государственным служащим членство в «Союзе 17 октября», а представляемые октябристами заявки на проведение в уездных городах предвыборных собраний постоянно отклонялись8. (Очень ярко и живо описал в своих воспоминаниях деятельность П. А. Гейдена по организации отдела «Союза» в Опочке В. В. Бартенев9.)
По инициативе графа, октябристами на Псковщине были проведены сходки в волостях в честь манифеста 17 октября, пропагандировалась мысль (в том числе и через свои газеты — сначала «Псковский телеграф», затем «Псковская газета») об единстве интересов крупных землевладельцев и крестьян в условиях внутреннего разлада в стране и внешних опасностей, о необходимости «достойного представительства» в Думе. Другим мотивом
© С. Г. Петров, 2008
октябристской пропаганды был призыв к крестьянам защищать «не узкоклассовые, а общегосударственные интересы"10, а также, под девизом: «Не республика, а конституционная монархия», добиваться созыва народного представительства вместе с «Союзом 17 октября» и против кадетов (ибо крайне правые хотят сохранить в незыблемости самодержавие, а крайне левые добиваются путем вооруженного восстания республики)11.
Как известно, Петр Александрович принял решение баллотироваться в выборщики губернского избирательного собрания от съезда городских избирателей города Опочка (участие в котором имели право принять 867 лиц)12. Необходимо подчеркнуть, что из-за участия в предвыборной борьбе графа к Опочке было приковано внимание и властей, и прессы, и общественности. К тому же здесь, на собраниях избирателей, развернулась острая борьба между октябристами и левыми. Первое из этих собраний после возвращения П. А. Гейдена в Опочку было назначено на 4 февраля 1906 г., но администрация его запретила. Оно смогло состояться только 17 февраля, после жалобы графа губернатору- на нем «ряд ораторов заговорил о том, что выборы в Думу будут происходить под штыками…». Тщетно граф убеждал, что «надо стоять на легальной почве, надо пользоваться хоть существующей свободой, надо что-нибудь делать», тщетно он говорил о конституционности программы ««Союза 17 октября», которая притом достаточно широка и для России смогла бы дать очень много весьма существенного. Но ему возражали, что эта программа неопределенна и слишком узка, что не того хочет народ и не октябристам бороться… «13.
Последнее предвыборное собрание состоялось 12 марта 1906 г. Согласно рапорта исполняющего дела опочецкого исправника В. Холостова Псковскому губернатору, оно «было бурное ввиду разногласия между членами «Союза 17 октября», стремящимися провести своего кандидата графа Гейдена, и левой партией, преимущественно служащие в земстве, стоящих за врача Ладыгина. Обе партии пред собранием вели усиленную агитацию, но цель собрания — наметить основательно кандидата — достигнута не была, так как каждая партия стойко стояла за своего. Предварительной баллотировки вследствие несогласия левой партии, боящейся подавления большинством голосов своего кандидата членами «Союза 17 октября», устроено не было, и собрание разошлось, не наметив кандидата.
Определить в настоящее время, кто из вышеупомянутых кандидатов получит большинство голосов, вследствие неучастия на предвыборных собраниях многих выборщиков из уезда, затруднительно"14.
На съезде городских избирателей, в котором приняло участие 390 лиц из 867, имеющих на это право, победил граф П. А. Гейден. Он получил 233 голоса, его оппонент Н. А. Ладыгин — 144. «Выборы происходили весь день, — по мнению и. д. исправника В. Холостова, — при весьма усиленной предвыборной агитации, и закончились совершенно благополучно в 9 часов вечера"15.
Оппоненты графа подали жалобу в Опочецкую уездную по выборам в Государственную Думу комиссию по поводу «неправильностей» при избрании П. А. Гейдена выборщиком. Комиссия оставила эту жалобу без последствий16. Это не помешало псковским кадетам утверждать, что граф избран в Опочке как известное лицо, а не октябрист17.
«Выборное производство по Псковской губернии» свидетельствует о том, что 26 марта 1906 г. на губернском избирательном собрании, где присутствовали все выборщики — 61 человек, шла довольно ожесточенная борьба, и победа графу далась нелегко.
Так, на общем собрании, где происходили выборы трех членов Государственной думы, в первом туре, когда баллотировалось 38 кандидатов, П. А. Гейден получил лишь 25 голосов «за» (при 35 «против»), и был избран один депутат — крестьянин Опочецкого
уезда Федот Максимов. Только второй тур (при четырех кандидатах) принес графу победу (38 голосов «за» и 21 «против»)18.
Впрочем, на наш взгляд, результаты данного голосования были вполне прогнозируемыми и ожидаемыми. Несмотря на то, что в Псковском губернском избирательном собрании крестьянские выборщики составляли 68,85% (42 из 61), «партия власти» (правые и октябристы) располагала 35 голосами, а оппозиция — 2619.
Левая оппозиция объясняла успех графа случайными факторами: мол, председательствовавший на избирательном собрании губернский предводитель дворянства В. В. Философов произнес перед выборщиками из крестьян пламенную речь в поддержку П. А. Гейдена. Мол, «не доверяя «барам», они (крестьяне-выборщики. — С. П.) сговорились избрать в Думу крестьян, но для «языка» выбрали и одного барина. Выбор пал на графа Гейдена, как человека солидных лет, умеющего хорошо говорить, а, главное, способного постоять за крестьян, при решении вопроса о земле. Успеху Гейдена способствовал его провал на земском собрании, где его забаллотировали в члены Государственного Совета. Благодаря этому, среди крестьян составилось мнение, что против графа настроены помещики, за склонность его к решению земельного вопроса в пользу крестьян, и успех его был обеспечен"20.
Думается, что поддержка большинством выборщиков умеренных кандидатов — графа П. А. Гейдена и трех крестьян — объясняется следующими причинами:
1) политической аморфностью псковского крестьянства-
2) традиционной консервативностью большинства уездных земств губернии-
3) слабостью левой (и прежде всего, кадетской) агитации среди крестьянства-
4) охранительными мерами властей на местах.
Однако подчеркнем: крестьянские голоса в пользу умеренных кандидатов (и П. А. Гейдена в их числе) на выборах в Думу в действительности абсолютно не означали хоть какого-нибудь отказа от аграрных притязаний.
Известно, что П. А. Гейден стал, пожалуй, самой заметной фигурой в I Думе: состоял в пяти думских комиссиях и выступал с ее трибуны 192 раза, высказывая свой взгляд как по регламенту, так и практически по каждому вопросу, обсуждаемому депута-тами21. Однако граф и его немногочисленные сторонники из «Союза 17 октября» сделались, — совершенно справедливо отмечает В. М. Шевырин, — как это ни парадоксально, самыми большими консерваторами в лево-радикальной, кадетской Думе22. Большинство населения ждало немедленных перемен, а крестьянство, конечно же, радикального решения аграрного вопроса, поэтому к призывам П. А. Гейдена о «мирном законодательном пути» и «спокойной, планомерной работе» они отнеслись резко отрицательно.
Псковская же деревня встретила начало работы I Государственной Думы принятием приговоров депутатам с требованием «бороться неотступно за отчуждение всех кабинетских, казенных, удельных, церковных и монастырских земель, а также принудительное отчуждение всех частнособственнических земель без выкупа"23, что противоречило выступлениям по земельной проблеме графа в Думе, поэтому и осуждали крестьяне подобные выступления, как сделали это на своем сходе жители Логазовской волости Псковского уезда24.
Еще весной 1906 г. П. А. Гейден, выйдя из «Союза 17 октября», начал формировать партию мирного обновления, куда вошли правые кадеты, левые октябристы, члены партии демократических реформ, беспартийные. Будучи умеренными либералами, мирнообновленцы выражали недовольство проправительственным курсом «Союза
17 октября» и «левым» уклоном конституционно-демократической партии в программных (особенно аграрном) и тактическом вопросах, считая, что это обостряет внутреннее положение в стране25.
Таким образом граф и его сторонники стремились создать партию центра, выступающую за мирное, поэтапное развитие России, нейтрализующую при этом и силы реакции, и силы революции. Главным для обеспечения социально-экономического прогресса мир-нообновленцы считали разумное решение аграрного вопроса. Они предлагали наделить землей малоземельных и безземельных крестьян, с использованием земель казенных, удельных, кабинетских, монастырских, предусматривалось и принудительное отчуждение частновладельческих земель (за выкуп)26.
В Псковской губернии на инициативу П. А. Гейдена местный отдел «Союза 17 октября» отреагировал тем, что еще до официальной регистрации партии мирного обновления фактически объявил себя ее частью, а их печатный орган — «Псковская газета» — продолжил критиковать левых и особенно кадетов, выдвигая в качестве примера настоящего и ответственного политика графа П. А. Гейдена27.
Разумеется, политические силы губернии ощущали «момент истины» — ожидаемый роспуск I Думы. «Псковская газета» писала: «Государственная Дума в опасности. Ее собираются распустить. Ее желают разогнать. & lt-… >- Это принесет отечеству много, много горя"28. А после ее роспуска наступила пора предвыборной кампании во II Государственную Думу. Печатный орган мирнообновленцев губернии публикует на своих страницах адрес граждан города Опочки и его уезда П. А. Гейдену, в котором констатируется: «вы явились истинным нашим представителем и в полной мере оправдали наши ожидания"29, давая понять, что граф нужен псковичам как депутат Думы следующего созыва.
Однако стать им было далеко не просто — и граф это хорошо понимал. Во-первых, произошло заметное полевение крестьянства и горожан Псковщины (напомним, что П. А. Гейден стал выборщиком губернского избирательного собрания от горожан Опочки). Во-вторых, поправение Псковского земства (впрочем, Петр Александрович мог рассчитывать на поддержку значительной, но уже не абсолютной, как раньше, части губернского земства). В-третьих, все левые силы края были готовы бороться против кандидатуры графа. Несмотря на это, маститый общественный деятель решил идти до конца.
Свою предвыборную кампанию он начал 8 ноября 1906 г. выступлением в помещении Псковского соединенного общества, где сделал доклад о работе I Государственной Думы и о целях и задачах партии мирного обновления30.
«Псковитянин» — печатный орган мирнообновленцев, пришедший на смену «Псковской газете», поддерживал кандидатуру своего лидера, публикуя корреспонденции о нем, поскольку «граф Гейден нужен России как член Государственной Думы, и Опочка должна провести его в выборщики"31.
Чтобы привлечь внимание городских избирателей Опочки, по инициативе графа 11 января 1907 г. здесь было организовано в зале местного музыкально-драматического кружка их предвыборное собрание. Собралось около 200 человек. Выступивший перед ними П. А. Гейден отметил, что «Дума должна быть работоспособным, прочным и долговечным органом для устройства России». Затем состоялась предварительная баллотировка кандидатов в выборщики от съезда городских избирателей, в которой участвовало 143 человека. Граф получил 85 голосов, его оппонент (левый кадет) земский врач Н. А. Ладыгин — 38, остальные кандидаты вместе — 2032.
Надо признать, что это, учитывая систематическую критику П. А. Гейдена на страницах газеты Псковского отдела партии народной свободы «Псковский голос», результат неплохой. А ведь печатный орган кадетов еще в сентябре 1906 г. опубликовал серию статей, направленных лично против лидера мирнообновленцев и не соответствующих действительности (эти материалы использовали в отдельных публикациях советского периода33). Вот что поведал автор, спрятавшийся под псевдонимом «Старожилка», читателям «Псковского голоса»: «Во все время освободительного движения в Опочецком уезде было относительно спокойно. & lt-. >- Но у помещиков, у которых отношения с крестьянами натянутые, страх был довольно силен. Они принимали меры к охранению себя от мерещившихся крестьянских волнений. Так, граф П. А. Гейден устроил в своем селе Глубоком дружину из служащих и вооружил ее английскими ружьями и ручными пулеметами"34. В этой же корреспонденции сообщается, что близкие к графу люди — А. П. Львов и П. Ф. Карпов — замечены в неблаговидных поступках: мол, первый пригласил в свое имение Крулихино стражников, а второй — председатель Опочецкой уездной земской управы — «изводит народных учителей"35.
В своем «Письме в редакцию» граф П. А. Гейден отметил: «Побудительная причина к сочинению такой статьи ясна — это предстоящая избирательная кампания. Неправда и клевета были всегда излюбленным орудием низменных душ и — увы! — часто употреблялись с успехом. & lt-. >- Отношения мои к окрестному населению и его ко мне — наилучшие- страх перед чем бы то ни было мне совершенно чужд, а дружина с английскими ружьями и ручными пулеметами — бабьи сказки, к созданию которых, мне кажется, не чужда старушка Старожилка. & lt-. >- Не менее пылко воображение почтенной старушки при рассказе о скорби и страданиях в учительской среде и о триумвирате (имеются в виду сам Гейден, Львов и Карпов. — С. П.). «36.
На письмо графа П. А. Гейдена «Старожилка» ответила, что она права. И все. Эти публикации (и последнюю, в частности) граф справедливо окрестил в «Письме в редакцию» «новой против меня избирательной вылазкой"37.
А в очень резком по форме и содержанию фельетоне «Навозная куча», направленном против публикаций «Псковитянина» (рупор местных мирнообновленцев), неофициальной части «Псковских губернских ведомостей», «Псковского городского листка» (издатель — доктор К. Раух, человек консервативных взглядов), говорится: «При помощи этих средств (публикаций в газетах. — С. П.) вы создаете Государственную Думу из мирнообнов-ленцев, октябристов и правопорядцев. При помощи этих средств вы доставите депутатские полномочия Зубчаниновым, Томилиным, Черновым, Гейденам, Красовым. Но доставите ли вы успокоение стране? Дадите ли народу хлеб, свет и свободу? Конечно, нет. «38.
Итак, основная предвыборная борьба на Псковщине шла между кадетами и мирно-обновленцами. Борьба грубая, порой грязная, переходящая в донос, шла и на страницах «Псковского голоса» (кадеты) и «Псковитянина» (мирнообновленцы).
В статье «Люди и партии» редакция «Псковского голоса» сообщала: «Черная банда под предводительством [господ] Крейтера и Зубчанинова. Помните же, господа избиратели, что партия, приютившая в своих рядах [господ] Крейтеров и Зубчаниновых, есть партия мирного обновления"39. А двумя месяцами позже (6 февраля 1907 г.) Крейтер и Зубчанинов названы «двумя столпами реакции», и в этой же передовице содержатся нападки на графа П. А. Гейдена40.
Впрочем, и «Псковитянин» не оставался в долгу. Редактор этой газеты даже издал брошюру, объединив в ней свои полемические статьи: «Клеветники и пасквилянты
«Псковского голоса». Ответ Н. А. Томилина на статьи и заметки революционного подголоска. Высылается по требованию бесплатно"41.
Так оказалось, что в фокусе предвыборной борьбы кадетов и мирнообновленцев Псковщины очутился граф П. А. Гейден. Если «Псковитянин» вел избирательную кампанию под двумя лозунгами: «Победа должна быть вырвана из рук революционеров (то есть кадетов. — С. П.)"42 и «Граф Гейден нужен России как член Государственной Думы, и Опочка должна провести его в выборщики"43, то «Псковский голос» делал все возможное, чтобы кандидатура графа не прошла на съезде городских избирателей Опочки, как минимум, и П. А. Гейдена не избрали во II Государственную Думу, как максимум.
Итак, «Псковитянин» призывал избирателей отдать голоса за графа. Более того, от имени группы избирателей города Опочки была издана брошюра «Кого в Государственную Думу выбирать», где сначала разъяснялось, что налицо «выбор между существующими в России партиями трех групп». С одной стороны, крайне правыми, стоящими «за сохранение старого порядка», и крайне левыми, ратующими за реформы неосуществимые, фантастические, «при помощи призыва народных масс к бунту». С другой стороны, середина — «Союз 17 октября», «Партия мирного обновления» и огромная масса беспартийных, желающих идти по пути практически осуществимых реформ. Сторонником этого пути и является граф П. А. Гейден. Он был за реформы: «Стоял за увеличение крестьянского землевладения», не останавливаясь даже перед принудительным отчуждением частновладельческих земель и т. п. Но в то же время он ясно понимал, что не следует зарываться. «.В программу графа Гейдена входит уничтожение привилегий дворян и равноправие сословий». И делается вывод: «Мы имеем кандидата, давно известного всей России своей государственной опытностью, образованием и тактом. На прошлых выборах у нас прошел граф П. А. Гейден, и мы убеждены, что лучшего выбора мы не можем сделать и теперь"44.
Однако, «чем более приближалось время выборов, — вспоминал В. Бартенев, — тем более выяснялось, что шансы графа в городе сравнительно с прошлым слабее"45. Каковы же причины? Резкое полевение, пожалуй, даже, радикализация «низших слоев городского населения». Их убеждение, что «надо выбирать своего человека, который попроще, который сам из народа вышел и нашу нужду знает и будет за наши права стоять, а не за дворян». Это во-первых. Резкое неприятие графа земскими служащими, особенно учителями. Это во-вторых. Поведение самого маститого кандидата: П. А. Гейден «совершенно не мог выносить, когда какой-нибудь юнец на собрании кричал ему: «да ну вас к черту!». Подобный тон раздражал старого графа, разумеется, совсем к этому не привыкшего, и он сам становился иногда резок, а порой, быть может, и несправедлив». Это в-третьих. Кстати, мемуарист замечает, что «многие относились к графу Гейдену совершенно так же, как будто это был какой-нибудь Пуришкевич или Шульгин. Агитация против графа порой производила крайне тяжелое впечатление"46. Были случаи жалоб в Опочецкую уездную по выборам в Государственную думу комиссию как со стороны мирнообновленцев, так и кадетов, «но жалобы были неосновательные, которые при разборе их в комиссии оставались без последствий"47.
Гвоздем предвыборных прений был вопрос: какова должна быть новая Дума? «Граф проводил ту мысль, что она должна быть работоспособным, прочным и долговечным органом для устройства России», для этого она, конечно, не должна идти на буксире данного министерства, но, с другой стороны, она не должна предъявлять правительству невыполнимых требований, не должна обращать парламент в митинг, должна сосредоточить свое внимание
на терпеливой, обдуманной обработке законов». А в ответ он слышал: мол, граф Гейден — дворянин, он виновен в высоком обложении городских имуществ земством, напрасно переводит учителей из одной школы в другую. «На возражения графа, что он никогда не отстаивал дворянских привилегий, публика отвечала злобно-скептическим фырканьем.».
В общем, по ходу прений на предвыборных собраниях «можно было предвидеть, что граф Гейден не пройдет от города. К тому же многие решили голосовать против него, так как выяснилось, что все равно может пройти от съезда землевладельцев (Опочецкого уезда. — С. П.), где должны были пройти теперь одни помещики, и явилось желание, чтоб от города прошел демократический выборщик"48.
20 сентября 1907 г. в Опочке прошел съезд городских избирателей, на который прибыло 583 человека из 965, имеющих на это право49. Как и ожидали, граф не прошел: он получил 280 голосов, а его оппонент — земский врач Нил Андреевич Ладыгин, кадет50 — 290. Бюллетеней в пользу других кандидатов не было ни одного. (Прогнозировали, что граф будет забаллотирован значительным большинством, но оказалось, что Н. А. Ладыгин победил с перевесом всего в десять голосов51.)
23 января 1907 г. на съезде землевладельцев Опочецкого уезда 66 избирателей из 94, включая 18 уполномоченных от предварительных съездов, избрали двух выборщиков. Первый: граф П. А. Гейден, за него отдали голоса 40 участников съезда, против — 25. Второй: земледелец Э. А. Тимме, левый (окончил реальное училище) — 34 голоса «за», 31 — «против"52.
На избрание П. А. Гейдена псковские кадеты откликнулись так: «Кандидатура графа от землевладельцев не может не компрометировать графа». И немного позднее: «Он будет баллотироваться в Государственную Думу. Но кто за него? Зарин, Голенищев-Кутузов, Арбузов («породистые» представители «благородного сословия»). Даже А. Н. Брянчанинов — заклятый враг графа П. А. Гейдена — «за». А какая агитация ведется за графа «Псковитянином""53.
6 февраля 1907 г. в губернском избирательном собрании (г. Псков) происходили выборы членов II Государственной Думы. Для графа прогноз был малоутешительным, поскольку среди 24 выборщиков от надельных крестьян преобладало убеждение, «что в Думу следовало бы выбирать не таких, как граф Гейден, а кого-нибудь из бойких, грамотных, своих, но таких, которые, по их словам, «сами ели, да и другим давали кусить""54, или же представителя партии кадетов.
При предварительном, рейтинговом голосовании П. А. Гейден получил лишь 16 голосов «за» при 41 «против», значительно уступив лидерам — кадету Н. Н. Рокотову («за» — 25, «против» — 32) и правому А. Н. Ткачеву («за» — 23, «против» — 34).
На следующий день, при первой баллотировке, победу одержал Н. Н. Рокотов («за» — 29, «против» — 28). Результат графа: «за» — 15, «против» — 42. Вечером этого же дня избрали еще двух членов Думы — крестьян П. Н. Никитина («за» — 29, «против» — 27) и В. Г. Федоров (Федулов) («за» — 29, «против» — 27). П. А. Гейден потерпел поражение: «за» — 23, «против» — 3 3 55.
Кадеты, которые добились желаемого — неизбрания графа во II Думу, оценили итоги выборов следующим образом: с одной стороны, «.в Псковской губернии настроение населения подвинулось влево, а с другой — «население отнеслось более сознательно к выборам и освоились с ними». «Забаллотированием графа Гейдена и выбором кандидатов оппозиции — г. Рокотова и крестьян Герасимова и Федорова — Псковская губерния ответила бюрократии, распустившей Думу"56.
После кончины П. А. Гейдена в газете «Товарищ» были напечатаны такие строки: «. Во II Думу он не попал, оказавшись между левыми и правыми. Но его провалу мало радовались даже противники, многие из которых чувствовали себя как-то сконфуженными. Теперь в III Думу он прошел бы наверное. И как жаль, что он умер именно теперь, когда был бы всего полезнее. Теперь он боролся бы с крайними правыми, развертывая лучшие стороны своей души, отстаивая конституционные начала со всей свойственной ему находчивостью и энергией"57. Согласимся и мы с этими строками.
1 См.: ДедковН. Гейден П. А. Политические партии России. Конец XIX — первая треть XX века: Энциклопедия. М., 1996. С. 146−147- Барышников М. Н. Петр Гейден: драма консерватора и либерала // Личность и власть в истории России XIX—XX вв.: Материалы научной конференции. СПб., 1997. С. 25−28- Груздева Т. Н. Граф П. А. Гейден и усадьба Глубокое. Псков, 2001. № 14. С. 86−90- Груздева Т. Н. Владельцы именья Глубокое. Псков, 2004. № 21. С. 81−87.
2 Государственный архив в г. Великие Луки. Ф. 154. Оп. 1. Д. 13. Л. 12.
3 Дедков Н. Указ. соч. С. 146- Королева Н. Г. Земство на переломе (1905−1907 гг.). М., 1995. С. 85- Оболенский В. А. Моя жизнь, мои современники. Paris, 1988. С. 170.
4 Дедков Н. Указ. соч. С. 146.
5 Васильчиков Б. А. Воспоминания. М., 2003. С. 146.
6 Барышников М. Н. Указ. соч. С. 25.
7 Дедков Н. Указ. соч. С. 146.
8 Emmons T. The formation of political parties and the first elections in Russia. Cambridge (Mas.) — London, 1983. P. 223.
9 Бартенев В. В. Опочецкие воспоминания о графе П. А. Гейдене // Русская мысль. 1907. № 11. С. 73−74- № 12. С. 46−47- см. также: Псковский голос. 1906. № 18. 19 февраля. С. 3. (Несколько слов о Викторе Викторовиче Бартеневе. По сведениям Псковского Истпарта, он «был в ссылке в Нарымском крае несколько лет за принадлежность к кружку не то народовольцев, не то чернопередельцев. Приехал в Опочку в 1904 году. Служил чиновником винного склада. Путал марксизм с Михайловским. «Путаный марксист» помогал [местной] социал-демократической группе деньгами. Скрывал у себя приезжающих нелегальных товарищей». См.: Государственный архив Псковской области (далее — ГАПО). Ф. Р-590. Оп. 2. Д. 99. Л. 3. По мнению князя В. А. Оболенского, «[Бартенев] был одним из первых русских марксистов еще ранее основания социал-демократической партии… В ссылке он не изменил своих социалистических убеждений марксистского толка. «, см.: Оболенский В. А. Указ. соч. С. 175−176. Просто удивительно, что политический оппонент графа написал объективные, основанные на фактах, воспоминания!
10 Кузнецов А. А. Крестьяне Новгородской и Псковской губернии на выборах в I Государственную Думу // Северо-Запад в аграрной истории России. Калининград, 1984. С. 95- Петров С. Г. В борьбе за избирателей (Власть и политические партии Псковской губернии перед выборами в I Государственную Думу). СПб., 2005. С. 15−18.
11 Псковский телеграф. 1906. № 1. 1 января. С. 1- № 4. 5 января. С. 1.
12 ГАПО. Ф. 79. Оп. 2. Д. 741. Л. 28.
13 Бартенев В. В. Указ. соч. С. 46−47.
14 ГАПО. Ф. 79. Оп. 2. Д. 741. Л. 31.
15 Там же. Л. 29, 32−32 об.
16 Псковский голос. 1906. № 31. 26 марта. С. 2−3.
17 Там же. № 32. 30 марта. С. 1.
18 Российский государственный исторический архив. Ф. 1278. Оп. 1. Д. 69 (1906 г.). Л. 9−14 об. См. также: Петров С. Г. Выборы депутатов в I Государственную Думу в Псковской губернии (Псковское губернское избирательное собрание. Оценка выборов властями и партиями). СПб., 2005. С. 4−5.
19 Там же.
20 Пчела. 1906. № 2. 4 мая. С. 1.
21 Государственная Дума. Стенографические отчеты. 1906 год. Сессия первая. Т. 1. Заседания 1−18 (с 27 апреля по 30 мая) — Т. 2. Заседания 19−38 (с 1 июня по 4 июля) — заседания 39 и 40 (6 и 7 июля). СПб., 1906.
22 Шевырин В. М. Граф П. А. Гейден // Наше либеральное наследие. М., 2004. Вып. 1. С 121.
23 Крестьянский депутат. 1906. № 5. 30 июня. С. 3.
24 Брамсон Л. М. К истории трудовой партии. Трудовая группа I Государственной Думы: 2-е изд. Пг., 1917. С. 71.
25 Шевырин В. М. Партия мирного обновления // Политические партии России. Конец XIX — первая треть XX века: Энциклопедия. М., 1996. С. 424- см. также: Шевырин В. М. Мирнообновленцы: в поисках «третьей силы» // Полис. 1993. № 4. С. 165−168.
26 Шевырин В. М. Партия мирного обновления // Политические партии России. Конец XIX — первая треть XX века: Энциклопедия. М., 1996. С. 424.
27 Псковская газета. 1906. № 24. 2 апреля- № 25. 8 апреля- № 26. 12 апреля- № 27. 15 апреля. Особый интерес представляет статья «Наши левые противники» на с. 2.
28 Там же. № 44. 7 июня. С. 1.
29 Там же. № 47. 28 июня. С. 3.
30 Псковские губернские ведомости (часть неофициальная) (далее — ПТВ). 1906. № 3. 15 ноября. С. 4.
31 Псковитянин. 1907. № 4. 14 января. С. 1.
32 Там же. С. 4.
33 См., например: Революционное движение в период первой русской революции // Псковская область в истории СССР: Учеб. пос. Л., 1985. С. 30.
34 Псковский голос. 1907. № 12. 6 февраля. С. 1.
35 Там же. 1906. № 123. 30 декабря. С. 1.
36 Там же. 1907. № 5. 16 января. С. 2.
37 Псковитянин. 1907. № 5. 17 января. С. 4.
38 Псковский голос. 1906. № 113. 24 ноября. С. 1.
39 Там же. № 114. 28 ноября. С. 1.
40 Там же. 1907. № 12. 6 февраля. С. 1.
41 Псковитянин. 1907. № 5. 17 января. С. 4.
42 Там же. № 1. 3 января. С. 1.
43 Там же. № 4. 14 января. С. 1.
44 Кого в Государственную Думу выбирать. Псков, 1906. С. 1−4.
45 Бартенев В. В. Указ. соч. С. 54.
46 Там же. С. 54−57.
47 ГАПО. Ф. 79. Оп. 2. Д. 737. Л. 429.
48 Бартенев В. В. Указ. соч. С. 56−57.
49 ГАПО. Ф. 79. Оп. 2. Д. 737. Л. 23.
50 Вестник партии народной свободы. 1907. Прибавление к № 6.
51 Бартенев В. В. Указ. соч. С. 57.
52 ГАПО. Ф. 79. Оп. 2. Д. 737. Л. 458 об. — 459- Д. 739. Л. 19- ПГВ (часть официальная). 1907. № 9. 3 февраля. С. 1.
53 Псковский голос. 1907. № 9. 26 января. С. 1- № 10. 30 января. С. 1.
54 Там же. 1906. № 108. 7 ноября. С. 3.
55 ГАПО. Ф. 366. Оп. 1. Д. 1019. Л. 19−24.
56 Псковский голос. 1907. № 14. 13 февраля. С. 1- № 13. 9 февраля. С. 1.
57 Труды императорского Вольного экономического общества. 1907. № 6. С. 36−37.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой