Грамматическая выраженность текстовых единиц с семантикой «Цвет» в произведениях Т. Толстой и Л. Улицкой

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК Sll. l6l. l'37
ГРАММАТИЧЕСКАЯ ВЫРАЖЕННОСТЬ ТЕКСТОВЫХ ЕДИНИЦ С СЕМАНТИКОЙ «ЦВЕТ» В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ Т. ТОЛСТОЙ И Л. УЛИЦКОЙ
© Анастасия Михайловна ТОВТ
Тамбовский государственный технический университет, г. Тамбов,
Российская Федерация, кандидат филологических наук, ассистент кафедры русской филологии,
e-mail: Tovt_tasya@mail. ru © Елена Валерьевна ЛЮБЕЗНАЯ Тамбовский государственный технический университет, г. Тамбов,
Российская Федерация, кандидат филологических наук, доцент кафедры русской филологии,
e-mail: evl@cityadm. tambov. gov. ru
Статья посвящена анализу грамматических форм выражения колоризмов в художественных текстах Т. Толстой и Л. Улицкой. Проанализировано употребление различных частей речи, шифрующих изобразительную семантику данных слов. На основе языкового материала была установлена иерархия грамматических форм и сделан вывод о преимущественном употреблении прилагательного, в т. ч. его краткой и сложной форм. Наименее продуктивными для выражения авторской семантики является существительное и субстантивные формы с семантикой «цвет», имеющие свою классификацию, а также глагол и его мимикрические формы. Особое место в качестве единиц с семантикой «цвет» в исследуемых текстах занимают сравнительные конструкции, представляющие собой оппозиционную модель.
Ключевые слова: текстовая единица- колоризм- авторская семантика- грамматическая форма.
Структурная организация семантики выявляется в анализе грамматических форм и лексических средств языка, шифрующих изобразительную сущность. Под грамматическими формами мы понимаем способ выражения в широком смысле данного понятия,
т. е. не только морфологические свойства, но и синтаксические, и собственно текстовые [1, с. 189].
В прозе Т. Толстой и Л. Улицкой значительное место при обозначении колоризмов, что вполне естественно, занимают прилага-
тельные. Полные прилагательные употребляются авторами для передачи описательного и констатирующего характера: Когда их венчали, здешние старухи исплакались от умиления: молодые, красивые, свои, церковные, она в белом платье и фате, а он в черном костюме, на голову выше, волосы цыганскими кольцами, длинные и, как у попа, резиночкой схвачены (Л. Улицкая «Певчая Маша»).
Использованные краткие формы вносят в текст определенную стилистическую экспрессивность, модальную окрашенность, оценочное значение: Он был ростом мал, остро-худ и серо-сед и не привлек бы внимания Сони, если бы не спросил ее, где находится каталог книг на французском языке (Л. Улицкая «Сонечка»).
Особый интерес представляют сложные прилагательные, подчеркивающие индивидуальность авторского стиля через разнообразие лексического значения их составляющих. Основываясь на данных различиях, выделим несколько групп сложных прилагательных.
1. Текстовые единицы с корневыми морфемами, которые передают семантику по разным цветовым группам, где обе морфемы выражают цвет эксплицитно: серо-желтый, серо-зеленый, желтовато-серый, синечерный, бело-розовый, бело-синий (Т. Толстая) — буро-зеленый, желто-зеленый, розовобелый, бело-зеленый, желтовато-белый, черно-бурый, серо-коричневый, розовожелтый, сине-красный, красно-желтый, сине-белый, бело-рыжий, черно-белый, сероголубой, оранжево-лиловый (Л. Улицкая).
Например: Тогда Виктория представила его совсем маленьким, розовым, похожим на не обросшего еще шерсткой котенка от коммунальной кошки Маруси, но только с ручками и ножками вместо лапок и со Славиными розово-желтыми волосиками (Л. Улицкая «Подкидыш»). Славик — это кукла девочки. Однако, как и всем детям, ей (девочке) свойственно очеловечивать любимую игрушку на основании внешнего сходства. Розовый и желтый относятся к разным цветовым группам, если розовый — это смешанный цвет, то желтый — один из основных цветов спектра. Однако, как известно, у новорожденных младенцев цвет кожи обычно розоватый, а на голове выступает светлый
пушок с желтым оттенком, поэтому в данном контексте эти цвета дополняют друг друга, создавая живой образ ребенка.
2. Сложные слова, содержащие традиционные форманты -ярко, -темно, -бледно. -густо, -светло: ярко-желтый, ярко-розовый, тускло-черный, темно-синий (Т. Толстая) — ярко-синий, ярко-черный, ярко-желтый, яркокоричневый, ярко-красный, темно-рыжий, темно-золотой, темно-синий, темно-розовый, темно-зеленый, бледно-серый, бледнотабачный, густо-русый, густо-желтый, светло-серый, жгуче-розовый (Л. Улицкая).
3. Компоненты, с корневыми морфемами, противопоставленными друг другу по значению черно-белый, красно-черный (Т. Толстая, Л. Улицкая).
4. Корневые морфемы, относящиеся к разным цветовым полям, в которых одна морфема выражает цвет имплицитно: виноцветной, хлебно-желтоватый, розоватопесочный (Т. Толстая) — яично-белый, туманно-черный, небесно-синий, огненно-желтый, морковно-желтый, снежно-серый, янтарнозеленоватый, пыльно-серый, чернильно-лиловый, карамельно-розовый, слоново-серый, дымчато-голубой (Л. Улицкая).
Например: Там было множество кимоно, но они были помпезные, слащавые, на мой взгляд, пошлые, сплошь карамельно-розовые, а если и белые, то непременно с большими жирными цветами (Л. Улицкая «Кимоно»). Л. Улицкая сама дает описание данной текстовой единице. Карамельно-розовый у нее — это слащавый, пошлый цвет. Одежда такой цветовой гаммы помпезная, лишенная стиля и вкуса и вызывает у автора негативные эмоции.
5. Сложные прилагательные с корневыми морфемами, в которых одна из них имеет значение материи: шелково-зеленый (Т. Толстая) — угольно-блестящий, драгоценно-зеленый, жестяно-синий (Л. Улицкая).
Например: У него были жестяно-синие глаза и лицо без подробностей (Л. Улицкая «Второго марта того же года… «). Глаза у героя были холодные, как сталь, с оттенком серого, прозрачного, ничего не выражающие. Определение лицо без подробностей подчеркивает, что персонаж являлся малопривлекательным и незапоминающимся для окружающих.
6. Сочетания, относящиеся к одной цветовой группе: желто-оранжевый, желторыжий (Л. Улицкая).
7. Авторские форманты: радужно-розовый, серовато-весенний- мусорно-аленький, развязно-желтый (Т. Толстая) — закатно-малиновый, печально-умбристый, ржаво-железный, противно-коричневый, сладко-розовый, вечно-лиловый, вечно-белый, воспаленно-красный, образцово-синий (Л. Улицкая).
Например, описание главной героини повести «Сонечка»: А пока она писала неловкие буквы чернильным карандашом, мелко крутящимся в штоптанных шерстяных перчатках, он смотрел на ее чистый лоб и внутренне улыбался ее чудному сходству с молодым верблюдом, терпеливым и нежным животным, и думал: «…И даже колорит: смуглое, печально-умбристое и розоватое, теплое» (Л. Улицкая «Сонечка»). Смуглое — печально-умбристое — контекстуальные синонимы, нейтрализующиеся коричневым цветом, поскольку Л. Улицкая не использует прямо коричневый цвет, а передает его через лексему умбристый. Данная текстовая единица по своему звуковому составу напоминает что-то шершавое, курчавое, ребристое, ассоциирующееся с описанием верблюда. Адъективное прилагательное розоватый с суффиксом -оват, указывающим на слабое проявление признака, в этом контексте подчеркивает психологические особенности Сони: наивный взгляд на все, что окружает ее, не примирение с реальным миром, а предпочтение ему выдуманного, взятого из романтических книг. Так, используя цветоприлагательные, автор дает нам совокупность особенностей внешности героини и ее внутреннего состояния.
8. Адъективные лексемы, мотивированные прилагательным со значением слабой степени проявления признака (цвета): беловатый, синевытый, розоватый (Т. Толстая) — янтарно-зеленоватый, серебристо-курчавый, зеленовато-пестрый, желтовато-белый, серовато-белый, синевато-белый (Л. Улицкая).
Кроме большого пласта сложных прилагательных существуют и субстантивные формы, омонимичные исходным существительным с семантикой цвета, имеющие следующую классификацию:
1) название окружающего мира и природных явлений: ночь, море, зима, туман,
небо, метель, снег, солнце (Т. Толстая) — горы, море, небо, солнце, луна, облака, звезды, дождь (Л. Улицкая) —
2) название красящих веществ: тушь (устойчивая краска для черчения, рисования, письма) (Т. Толстая) — масляная краска, чернила- синька (синяя краска для подкрашивания ткани), чернила, сепия (светло-коричневая краска, используемая для рисования) (Л. Улицкая) —
3) название камней и минералов: аметист, сердолик (полудрагоценный камень красного или оранжевого цвета), горный хрусталь, аквамарин, мрамор (разнообразен по окраске), нефрит (минерал зеленого, серовато-белого или белого цвета), алмаз, мел (Л. Улицкая) —
4) название продуктов: салат (зеленый), перец (зеленый и красный), вино (белое, красное, розовое) (Т. Толстая) — икра, крабы, салат, капуста, гранат, грибной суп, зелень, мушмула (деревья и кустарники из семейства розовоцветных) (Л. Улицкая) —
5. Название тканей: бархат (с помощью названия ткани цвету придается мягкий, гладкий, тонкий тон), атлас (добавляет цвету блеск и мягкость) (Т. Толстая) — крепдешин (тонкая ткань из натурального шелка), шелк (с помощью названия ткани цвету передается гладкий блестящий тон), бархат (цвет приобретает мягкий, нежный, теплый оттенок), вельвет (плотная рубчатая ткань, создает ощущение жесткости ребристости цвета), ситец (настраивает на легкие яркие цвета), габардин (шерстяная ткань с мелкими наклонными рубчиками), штапель (ткань из вискозного или синтетического волокна) (Л. Улицкая).
В текстах авторов достаточно широки ряды т. н. ассоциативных слов:
1) растительный мир, представленный наименованием деревьев, цветов, трав, большая часть которых несет цветовую нагрузку: карельские ели, бальзамин, какао, мимоза, редька, цукаты, лук, роза, полынь, кленовые листья, березовые сережки, валериана (Т. Толстая) — глициния (вьющееся декоративное растение — лиана), тамариск (небольшое дерево или кустарник), магнолия (вечнозеленое дерево), дрок (степное растение с желтыми цветками), гиацинт (луковичное садовое растение), гвоздика, астра, хризантема, шалфей, сирень, чабрец, горная
мята, барбарис, шиповник, цикорий (травянистое растение), флоксы, олива, олеандр (вечнозеленый кустарник с красными, розовыми или белыми цветками), пальма, фиалка, асфодель (растение семейства лилейных) (Л. Улицкая) —
2) окружающий мир: море, ночь, небо, земля, горы (Т. Толстая, Л. Улицкая) —
3) слова, вызывающие цветовые ассоциации: песок, старое золото, сливочный, верблюжья шерсть, ржавчина, млеко и мед, кровавый, траурный, валенки (Т. Толстая) — золото, медь, молоко, гроб, могила, трава, земля, вдовство, слоновая кость, печенье «безе», закат, восток, чернила, синька, мел, молодой верблюд, блондин, фарфоровая сахарница, побелка, керосиновая лампа, очаг, мед (Л. Улицкая).
Авторы, используя указанные субстантивные формы, достаточно полно передают всю гамму оттенков и значений слов с семантикой «цвет», что еще раз подтверждает широкие возможности цветолексики представлять нестандартное восприятие и выражение слова в условиях текста.
Интересным представляется рассмотрение глагольных форм актуализирующихся в тексте с функцией цветообозначения.
Анализ глагольных форм позволяет выделить следующие группы:
1) адъективные стативные глаголы, обозначающие восприятие цветовых объектов: На востоке мутно синеют Моавские горы, там — другая страна (Т. Толстая «Туристы и паломники») —
2) интродуктивный глагол, т. е. глагол «входа в состояние»: Но здесь иной мир, и белые одежды обагряются здесь кровью и блевотиной: «доярка-киллер забила жертву поленом» (Т. Толстая «Я планов наших люблю гламурье») —
3) атрибутивные глагольные формы (причастие и деепричастие): Плотная пожелтевшая бумага, черно-белые картинки, каждая страница в прихотливой рамке: модерн (Т. Толстая «Переводные картинки»).
Большинство глаголов в текстах Л. Улиц-кой употребляются в форме прошедшего времени — это указывает на явление, которое прошло, но его результат сохранился в настоящем: Она говорила очень быстро, чуть-чуть пришепетывая, и розовела на глазах («Медея и ее дети»).
Глагол в текстах данного автора выполняет функцию компенсирующего описания, т. е. он позволяет не прописывать все детали, например, наступающей весны: Зато в десятых числах марта солнце, показавшись, уже не пропускало ни часу, и сразу все пошло зеленеть («Медея и ее дети»). Показана нако-пительность цветового признака в динамике.
Если рассматривать глагольные формы как единую систему, то можно выделить ядерный глагол (статальный) и его фазовые формы (интродуктивную — «вход в состояние» и ликвидаторную — «выход из состояния» [2, 3]. В примерах: Все обернулись в ее сторону — она багровела на глазах, как индикаторная бумага при химической реакции, но тут же села на корточки и вставила кассету в магнитофон, который, как всегда, стоял на полу (Л. Улицкая «Веселые похороны»). У Гены застучало в висках, он побагровел и, оставив в растерянности Леонида Сергеевича, пронесся в конец коридора, судорожно сжимая ключ от своей комнаты (Л. Улицкая «Великий учитель») — лексема багровела относится к статальному глаголу, показывающему эволюцию, интенсивность цвета, а на «вход в состояние» в глаголе совершенного вида побагровел указывает приставка по-, выражающая значение окончания действия в течение короткого периода времени.
В группу глагольных форм, передающих цветовую характеристику предметов и явлений окружающего мира, входят адъективные формы глагола — причастия и деепричастия. Адъективные формы глагола по своей семантике занимают как бы промежуточную зону между глаголами и прилагательными, обозначая признак в его становлении, придавая тем самым определенную динамику тексту: Опустив покрасневшие глаза, зажав лоб широкими кистями, которые еще несколько лет будут издавать военный запах металлической гари, он молча сидел у окна (Л. Улиц-кая «Чужие дети»).
Употребление деепричастий в произведениях Л. Улицкой обусловлено подчеркнуть эмоциональное состояние героя (негодование, смущение): Это она отрицала твердо, с возмущением, краснея темным цветом, как это водится у брюнеток. (Л. Улицкая
«Большая дама с маленькой собачкой»).
Употребление глагольных форм не так частотно, как, например, прилагательных, однако предикат играет важную роль в расширении границ художественного текста при определении лексического значения коло-ризмов.
В качестве единиц с семантикой «цвет» выступают также сравнительные конструкции. Сравнение по своей природе представляет оппозиционную модель. Определение сравнения как стилистической фигуры переосмысления, переносящей традиционные наименования в иную предметную область, является достаточно широким, что вносит в исходное значение новое авторское содержание.
Выразительность сравнений зависит от степени их необычности и удачного подбора объекта для создания образа [4, с. 29].
Разнообразие структурных способов взаимодействия данных единиц позволяет увидеть актуальное членение предложения.
1. Первый элемент сравнения находится в позиции темы [5, с. 639]:
И в море — острова, такие розоватые, как пенка какао (Т. Толстая «Нехоженая Греция») —
У обочины дороги — небольшие каменные столбы, желтовато-серые, как и все вокруг («Нехоженая Греция»).
2. Первый элемент сравнения изначально помещен автором в рематическую часть:
В углу, за дальним столом, сидели очень бледные, как мука, отец… с сыном, в одинаковых черных водолазках (Т. Толстая «Частная годовщина»).
Интересен следующий пример: Произошла заминка, и несшим гроб пришлось сойти на обочину, чтобы дать проехать открытому автомобилю, на заднем сиденье которого восседала, как муха в сметане, чернявая испуганная невеста в белейшем облаке свадебного наряда, а рядом с ней ее лысеющий жених (Л. Улицкая «Медея и ее дети»).
Данная конструкция строится на отношениях антонимии чернявая невеста — белейшее облако свадебного наряда. Автор использует стилистически сниженное определение с негативной окраской чернявая, противопоставленное прилагательному в форме превосходной степени белейший, где суффикс -ейш указывает на насыщенность цвета, а в сочетании с лексемой облако соз-
дается ощущение воздушности, легкости. В этом фрагменте, где первый элемент сравнения помещен в рематическую часть, автор использует прием депоэтизации текста.
Многочисленны сравнительные конструкции фразеологического характера с нераспространенной сравнительной частью: Саша стояла белая и неподвижная, как стена (Л. Улицкая «Писательская дочь»).
В сравнительных конструкциях наименования цвета может и не быть, но через авторские единицы понятно, что текстовая конструкция построена на сравнении цвета: У подъезда она остановилась пораженная. Ей казалось, что кругом должен лежать снег, — а на улице клубилась, кудрявилась разноцветно-зеленая майская зелень, и зеленым цветом отзывались длинные трамвайные трели (Л. Улицкая «Сонечка»).
Так, сравнение используется в качестве текстовой единицы, обладающей многоаспектной образной семантикой. Данная категория в их произведениях может терять или увеличивать силу подвижности в зависимости от порядка расположения компонентов в тексте, а также от качественного состава лексической наполняемости единиц с семантикой «цвет».
Таким образом, в прозе Т. Толстой и Л. Улицкой значительную часть цветообо-значений занимают прилагательные как полные, употребленные для передачи описательного и констатирующего характера, так и краткие, которые вносят в текст определенную стилистическую экспрессивность.
В семантической структуре текстов выделяются компоненты (грамматические формы), свидетельствующие о динамических преобразованиях в системе языка на базе традиционных форм и определенном новаторстве.
1. Пискунова С. В. Тайны поэтической речи (грамматическая форма и семантика текста): монография. Тамбов, 2002.
2. Руделев В. Г. Слово в лексической системе языка. Тамбов, 1984.
3. Шарандин А. Л. Курс лекций по лексической грамматике русского языка: морфология. Тамбов, 2001.
4. Мазилова А. Ю. Лингвистический анализ художественного текста. Ярославль, 1988.
5. Шведова Н. Ю. Русская грамматика. М., 1980. Поступила в редакцию 31. 10. 2011 г.
UDC 811. 161. 1' 37
GRAMMATICAL EXPRESSIVENESS OF TEXT UNITS WITH SEMANTICS «COLOR» IN PRODUCTS T. TOLSTOY AND L. ULITSKOY
Anastasiya Mikhailovna TOVT, Tambov State Technical University, Tambov, Russian Federation, Candidate of Philology, Assistant of Russian Philology Department, e-mail: Tovt_tasya@mail. ru
Elena Valeryevna LUBEZNAYA, Tambov State Technical University, Tambov, Russian Federation, Candidate of Philology, Associate Professor of Russian Philology Department, e-mail: evl@cityadm. tambov. gov. ru
The article is devoted to the analysis of grammatical forms of expression colorisms in art texts T. Tolstoy and L. Ulits-koy. The use of the various parts of speech ciphering graphic semantics of given words is analyzed. On the basis of a language material the hierarchy of grammatical forms has been installed and the conclusion is drawn on the primary use of an adjective, including its short and complex forms. The least productive for expression of author’s semantics is the noun and substantive forms with semantics the «color», having the classification, and also a verb and it imitating forms. The special place as units with semantics «color» in investigated texts is borrowed with the comparative designs representing oppositional model.
Key words: text unit- colorism- author’s semantics- grammatical form.
26Q

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой