Паремии как отличительная черта творчества А. Свидницкого

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 161. 2'-373. 7:821. 161. 2С1/7. 08
ПАРЕМИИ КАК ОТЛИЧИТЕЛЬНАЯ ЧЕРТА ТВОРЧЕСТВА А. СВИДНИЦКОГО
Б. А. Коваленко
PAROEMIAS AS A SPECIFIC FEATURE OF ASVYDNYTSKIY'-S WORKS OF ART
B.A. Kovalenko
Каменец-Подольский национальный университет имени Ивана Огиенко, Украина, kovalenko. bor@gmail. com
В статье исследуются паремии, которые использует в своём творчестве А. Свидницкий — представитель шестидесятников Х1Х в., автор этнографических очерков и рассказов, романа «Люборацкие». Язык произведений писателя отличается богатством пословиц и поговорок, как известных давно, так и созданных самим автором. Ключевые слова: паремии, пословицы, поговорки, языкотворчество, А. Свидницкий
In this article the authors research the paroemias used in works by A. Svydnytskiy — the representative of poets of the 60s of the 19th century, the author of ethnographic essays and stories and the novel & quot-Liuboratskie"-. The language of the writer'-s texts is distinguished for richness of proverbs and sayings both well known and created by the author himself. Keywords: paroemias, proverbs, sayings, language features, A. Svydnytskiy
Анатолий Патрикиевич Свидницкий ро- минал в фольклорно-этнографической работе
дился 13 сентября 1834 г. в Маньковцах Гайсин- «Ведьмы, волшебницы и упыри… «: «Колись я
ского уезда в Подолии в патриархальной семье мав щастя жити лице в лице з простим людом
сельского священника. Детство будущего писа — украшським — колись i я був щасливий… Кожне
теля прошло среди простых людей и было озаре- словечко того часу незабутньо глибоко запало
но красотой народных обычаев и обрядов. О сво- меш в душу, пройшло всю мою постать… То для
их впечатлениях от односельчан писатель вспо- мене школа правди i любов^» [1].
171
Годы учёбы в Крутянской бурсе (1843−1851) и Каменец-Подольской духовной семинарии (1851- 1856) были тяжёлыми в жизни писателя. Назвав их чёрными, А. Свидницкий детально описывает бурсацкий та семинарский периоды своей жизни в романе «Люборацкие».
В 1857 г. А. Свидницкий стал студентом Киевского университета — вначале медицинского, а потом историко-филологического факультета. Здесь он близко сошелся с представителями национально сознательной студенческой молодёжи, которая работала по культурнической общинной программе: распространение книг-«бабочек», открытие воскресных школ (с его участием в Киеве были открыты две такие школы), популяризация украинских народных песен). К сожалению, закончить университетский курс А. Свидницкому не удалось. С 1860 г., сдав экзамен на звание учителя русской словесности, он полностью отдается учительской работе в Миргородском уездном училище. Миргородский период писателя отмечен также активной общественной деятельностью — открытие воскресной школы, общественной библиотеки, написание методической статьи «Произношение наше украинское и потребности орфографо-вания». В Миргороде А. Свидницкий написал роман «Люборацкие» (первую часть полностью, а вторую завершил в г. Козелец). Здесь он живо интересовался фольклором и этнографией, что реализовалось в написании фольклорно-этнографических очерков («Злой дух», «Ведьмы, волшебницы и упыри… «), научно-этнографического исследования «Пасха у подолян». Эти глубокие фольклорно-этнографические труды и цикл «Народные рассказы» писатель отправил в журнал «Основа». Напечатан был лишь фольк-лорно-этнографический очерк «Пасха у подолян» (1861, № 10, с. 43−64 — № 11−12, с. 26−71), который задумывался автором как рецензия на труд К. Шейковского «Быт у подолян». В процессе работы очерк перерос рамки обычной рецензии и стал ценным этнографическим исследованием. А. Свидницкий подробно прокомментировал обычаи, традиции празднования Пасхальных праздников на Подолии, используя собственные наблюдения над бытом и народной поэзией подолян, попытался показать органическую связь местных народных обычаев с годовым календарным циклом первобытной религии. Другие работы не были опубликованы в «Основе» (некоторые из рассказов были напечатаны в газетах 1869- 1872 г.), а их автографы, к сожалению, почти не сохранились.
В 1862 г. А. Свидницкий в связи с преследованиями, которые были связаны еще с киевским периодом общественной деятельности, вынужден покинуть Миргород. Он поселился в Козельце, заняв здесь должность старшего помощника надзирателя акцизных сборов Козелецко-Остерского уезда Черниговской губернии.
1863−1869 гг. — перерыв в творческой жизни писателя. Он был обусловлен наступлением реакции и личными неудачами. Произведений его не печатали (в том числе не был напечатан роман «Люборацкие»), не сложилась семейная жизнь.
В 1869 г. А. Свидницкий переезжает в Киев, где устраивается помощником заведующего центрального архива. Он налаживает отношения с П. Чубинским, И. Рудченком, печатает свои рассказы и очерки в газетах «Одесский вестник» и «Киевлянин». Собственно это были последние произведения писателя. 30 июля 1871 г. он умер, похоронен на Байковом кладбище.
Творчество писателя в разные времена исследовали Е. Огоновский, С. Ефремов, Н. Зеров, Н. Хращевский, М. Бернштейн, В. Герасименко, Н. Сиваченко, Н. Жук и др. В разное время в соответствии с основными принципами определенных литературоведческих направлений и школ его творчество оценивали по-разному. Однако язык произведений писателя почти не исследовался, «це пряме i безпосередне завдання дослвдниюв-мовознавщв» — констатирует Н. Сиваченко в исследовании жизненного пути, общественно-политической и литературной деятельности писателя [2]. В монографии ученый посвятил отдельный раздел языку и стилю романа, где отмечает, что «пишучи свш роман & quot-ЛюборацькТ'-, Свидницький орieнтувався на живу народну мову, якою розмовляло населения центру Укра! ни. На мовi роману водночас позначився чималий вплив швденно-захщного (по-дшьського) дiалекту, що було зумовлено самим жит-тевим матерiалом, прагненням автора надати творовi мюцевого подшьського колориту, а героям — бшьшо! реалютично! конкретносп» [3]. В. Герасименко также лишь вскользь упоминает, что повесть «написана в основному мовою подшьсько! говiрки» [4], Н. Жук отмечает, что «чимало в мовi автора та дшових оаб характерних для Подшля дiалектних сл1в» [5]. П. Доценко, в разделе, вошедшем в «Курс истории украинского литературного языка», характеризует особенности индивидуального функционирования языка А. Свидницкого [6], правда, ссылаясь только на роман «Люборацкие». О том, как отражается подольский говор в языке произведений писателя, говорится в исследованиях И. Матвияса. Так, в своей монографии «Варианты украинского литературного языка» автор подчеркивает, что «найвиразшше в творах А. Свидницького вшбип лексичш дiалектизми» [7]. Исследователь выделяет ряд лексических региона-лизмов, используемых писателем, отмечая, что в «у мовi його творiв воображений рiвень нормування литературно! мови вшповшного перюду та живомовна стихiя Подшля, що виражаеться в активному викори-станш фонетичних, граматичних i лексичних говiрко-вих рис» [8]. Среди различных лингвостилистических средств всей творческой палитры автора «Люборац-ких», определяющих его идиостиль, особенно выделяются фразеологические единицы. О. Муромцева констатирует, что «найвиразнiшою прикметою авто-рського стилю А. Свидницького е майстерне користу-вання фразеологiчним багатством народно! мови» [9].
Продолжая традиции своих предшественников, особенно Т. Шевченко, А. Свидницкий весомым компонентом своего повествования делает фолькльоризм в широком смысле — как специальную стилевую категорию. Он проявляется не только во введении в текст народных песен, поговорок, пословиц, элементов народной образности и т. д., но и в глубоком проникновении писателя в состав народного мировос-
приятия, народного мышления, следствием чего является органичность, естественность самого способа воспроизведения мыслей и чувств простых людей. А. Свидницкий даже эпиграфом к своим произведениям подбирал поговорки. Например, к роману «Любо-рацкие» он подобрал поговорку Людей слухай, а свш розум май, а к своим рассказам «Попался впросак» и «За год до холеры» поговорки: Дере коза лозу, а вовк козу, вовка мужык, мужыка пан, пана юрыста, а юрысту чортив трыста и Подоля, Подоля! Прикра твоя доля… Хороший край та лыха годына. Даже некоторые рассказы, написанные по-русски, писатель озаглавил паремиями, например: проти сили не по-преш: з чим родився з тим i вмреш и хоч з мосту та в воду. Все произведения писателя, даже те, которые написаны русским языком, наполнены фразеологизмами и паремиями.
Заметим также, что народно-разговорный язык и фольклор были основой художественной речи и других писателей — как предшественников, так и современников А. Свидницкого. Различия заключаются, по мнению О. Муромцевой, в характере использования, степени органичности этих источников, а также степени достоверности их как средства изображения социальных типов и картин социальной действительности. Именно в этом А. Свидницкий в значительной степени был первопроходцем в украинской прозе, поскольку до него упомянутые источники использовались в основном для описания крестьянства. А. Свидницкий же изобразил близкий к народу по быту, национальным мировосприятиям слой подольского православного духовенства, которое, как и его паства, испытывало национальное унижения со стороны представителей католичества.
Пословицы в романе — это те центры, на которые опирается или от которых отталкивается авторское повествование, они всегда к месту и на месте, щедро насыщены ими речи персонажей, они также выступают опорными моментами, неоспоримыми истинами: Хiба вш [Бог] знае, куди до раю навпро-стець?- Кому що, а курщ просо!- Не вернеться, що минулось- Над сиротою Бог з калитою- Не вiдхрестишся, т вiдмолишся^- Поминай же як звали, Паню видно по носц що рилась в горосГ- Рила моркву з петрушкою i вдавилась галушкою- Рада б мама за пана, так пан не бере.
Автор романа не только использовал народную мудрость, но и по ее образцу создавал свои афоризмы, например: Вiрив у пана, як турчин у мЬсяць- Не знав бтьше свШа, що у вшт- Пройшла еси вогонь, i мiднi труби, i пляшки, й келшки- Лиха доля лиху дорогу показала.
Среди паремий, которые использует автор в своих произведениях, мы можем выделить такие основные тематические группы:
1. Пословицы, характеризующие человека: Те-пер вона звелась: I мову свою шляхетську забула, I вгри вгдцуралась — словом, як там кажуть, та ж свита, та не так зшита- Нема в свт бшьш празно-го люду, як деяш панотщ: ш за холодну воду не в1зьметься- Люборацька за п '-ять лт з гожоХ молодиц1, повновидог, рум '-яног — такою шкорбою
стала, що якби не шкура, то й тстки розсипались би.
2. Паремии поучительного характера: Нехай свиня знае свое стiйло- № до кого не пристае так ота приповють «знайся кшь з конем, вт з волом», як до подолян: там як 1здять в гостину, то тп до попа, дяк до дяка, пан до пана- Язиком мели, що хоч, а рукам волi не давай!- Воловi дай полови та жени повол^ а коневi вiвса, та жени, як пса и т. д. Бывает, что в одной синтаксической конструкции А. Свидницкий употребляет и две пословицы, заключающие в себе мораль, например: Чолом муру не проб'-еш! Воля владики, як смерть — н вiдпросишся, т вiдмолишся.
3. Пословицы и поговорки, в которых кроется мудрость народа: З таким бшетом до кожного батька приступиш, а в т1м I вся штука, щоб, батьковI подобатись, бо на д1вчат ргдко хто зважа: i дикий кшь приручаеться, а жгнка присмирiе- Та плач, хоч I цтий океан-море наплач, а лиха не обшдеш, т обЧдеш- Лучалось, що кляла гх, — та й свое лихо забуваеться, а чуже й голови не держиться.
Следует также отметить, что в творческом наследии А. Свидницкого очень много пословиц и поговорок с компонентом Бог, например: Добра дитина! та коли б гй дав Бог розум добрий- Бог бере мене з цього свгга- Над сиротою, кажуть люди, Бог з калитою- Не тужить! молиъся, — може, дасть Бог, що й куца вивезе- Отже добре покшш татуньо кажуть було, що як бог дасть, то i в вжно подасть- Дарем-не, мовляв циган, у Бога хлiб гсть- Не плач, доню! Бог не без милосердая, козак не без долЬ- Кому Бог не годить, то i в печi не горить.
Можно допустить, что собственно паремии могли вдохновить писателя на определенные сюжеты, истории, небольшие зарисовки. В текстах произведений поговорка может обобщать определенное описанное событие, выполнять роль «морали» (как в басне), например: Доки ж був його дядько на архирейств?, то брались — I руками не здвигали: — Що ж, кажуть, архирей йому дядько, то ще нам б1да буде. Проти втру попелом не кидати- Да, мова мовиться, а хлiб гсться — наш пан не дуже багато й добра сподгвався, а так лиш, як то припов1дають, надвое бабi ворожили — як не вмре, то буде жити… — Що ж, сестро! не штука випросити в архирея богослова, та силою ко-лодязь копавши, не пить води з його.
О том, что А. Свидницкий особо интересовался и собирал языковые формулы поучительного содержания, свидетельствуют и его фольклорно-этнографические записи, в которых автор будто от своего имени дает поучительные наставления: Не спешите же, неопытные, не л1зьте в воду, не спи-тавши броду- Не до того майора я це кажу, бог з ним, хай би був не л1з з паршивою головою в дух, а так-таки загалом, бо вс1, кого не пече, той не знае, що то боляче…
Собирая и изучая устойчивые народные выражения, писатель понимал их определяющие черты с точки зрения менталитета нации, особенностей осознания себя как личности, своего места в этом мире, понимания построения и законов окружающего мира.
А. Свидницкому было интересно изучать черты национального характера, поэтому в записях он подает материал со славянских языков, которые соответствуют украинским паремиям, например: Употребительна также и следующая фраза… нема гоя в головi — то же, что по -польски: on ma fixa w glowie- Ziarnko do ziarnka — bcdzie miarka (зернятко до зер-нятка — буде мiрка). Курка no зернг клюе, i то на'-1'-даеться- «Терять время» по-украински — гайпи час, терять время попусту — дарма (под. даремне, или на дурницю) час гати.
Устойчивые словосочетания, которые А. Свидницкий черпал из народа, которые создавал сам, стали ценным источником для изучения истории языка в целом и паремиологии в частности. Образ -ность и выразительность языка художественных про -изведений писателя в большой мере обусловлены широким использованием пословиц и поговорок.
1. Свидницький А. П. Роман. Оповщання. Нариси. Киев, 1985. С. 479.
2. Сиваченко М.€. Анатолш Свидницький [ зародження сощального роману в украшськш л1тератур1. Киев, 1962. С. 289.
3. Сиваченко М.€. Анатолш Свидницький [ зародження сощального роману в украшськш л1тератур1. Киев, 1962. С. 288.
4. Герасименко В. Я. Анатолш Свидницький. Л1тературний портрет. Киев, 1959. С. 114.
5. Жук Н. Й. Анатолш Свидницький: Нарис життя 1 творчосп. Киев, 1987. С. 115.
6. Доценко П. П. Мова TBopiB А. Свидницького // Курс юторп украшсько! л^ературно! мови / За ред. ГК. Бшодща. Киев, 1958. С. 413−423.
7. Матвiяс 1.Г. BapiaHrn укра! нсько! лгтературно! мови. Киев, 1998. С. 84.
8. Матвiяс 1.Г. BapiaHrn украшсько! лгтературно! мови. Киев, 1998. С. 85.
9. Муромцева О. Мова роману «Люборацью» Анатол1я Свидницького // З ктори украшсько! л^ературно! мови. Вибраш пращ. Харюв, 2008. С. 73.
References
1. Svidnits'-kii A.P. Roman. Opovidannia. Narisi [Novel. Story. Essay]. Foreword by P.P. Khropko, Kev, 1985, р. 479.
2. Sivachenko M. €. Anatolii Svidnits'-kii i zarodzhennia sotsial'-nogo romanu v ukra! ns'-kii literaturi [Anatoliy Svyd-nytskiy and the origin of a social novel in the Ukrainian literature],ev, 1962, р. 289.
3. Ibid, р. 288.
4. Gerasimenko V. Ia. Anatolii Svidnits'-kii. Literaturnii portret [Anatoliy Svydnytskiy. Character sketch]. Mev, 1959, р. 114.
5. Zhuk N.I. Anatolii Svidnits'-kii: Naris zhittia i tvorchosti [Anatoliy Svydnytskiy: studying the life and work]. Kev, 1987, р. 115.
6. Dotsenko P.P. Mova tvoriv A. Svidnits'-kogo [The language of the works by A. Svydnytskiy]. Kurs istori! ukra! ns'-ko! literaturno! movi [Course of the Ukrainian literary language history]. Ed. By LKBilodid, Vol. 1: Pre-October period. Kev, 1958, pp. 413−423.
7. Matviias I.G. Varianti ukra! ns'-ko! literaturno! movi [Variants of the Ukrainian literary language]. Kev, 1998, p. 84.
8. Ibid, 1998, p. 85.
9. Muromtseva O. Mova romanu & quot-Liuborats'-ki"- Anatoliia Svid-nits'-kogo [The language of the novel & quot-L'-uboratski"- by Anatoliy Svydnytskiy]. Z istori! ukra! ns'-ko! literaturno! movi. Vibrani pratsi [Glimpses of history of the Ukrainian literary language. Selected works]. Kharkiv, 2008, p. 73.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой