Паремиологическая теория В. П. Жукова и семантическая классификация пословиц

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 808. 2
ПАРЕМИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ В.П. ЖУКОВА И СЕМАНТИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ПОСЛОВИЦ
А. В. Жуков, К.А. Жуков
V.P. ZHUKOV'-S PAREMIOLOGICAL THEORY OF THE SEMANTIC CLASSIFICATION OF PROVERBS
A.V. Zhukov, K.A. Zhukov
Гуманитарный институт НовГУ, anatolij. zhukov@novsu. ru-konstantin. zhukov@novsu. ru
На материале пословиц и поговорок показаны универсальность, исследовательский потенциал и практическая значимость метода аппликации проф. В. П. Жукова. С опорой на этот метод авторами разработана семантическая классификация пословично-поговорочного фонда русского языка.
Ключевые слова: метод аппликации, пословица и поговорка, семантическая классификация
The analyzed proverbial material is used to show universal usability, research potential and practical importance of Vlas Zhukov'-s method of application. The authors applied this method to develop the semantic classification of the Russian proverbs and proverbial expressions.
Keywords: method of application, the proverb and the saying, the semantic classification
Паремиологическая концепция В. П. Жукова является органической составной частью его фразеологической теории в целом, в основании которой лежит ряд фундаментальных общелингвистических идей. К ним следует отнести положение о неравномерности деактуализации компонентов в составе идиоматических образований и своеобразии плана содержания и плана выражения идиом разного типа, вывод о влиянии фактора оценочности на изменение категориальных свойств фразеологических единиц, положение о роли внутренней формы (образности) в формировании целостного значения и др. Центральное место при этом отводится методу фразеологической аппликации, обладающему значительной объяснительной силой и классифицирующим потенциалом.
Пословицы и пословично-поговорочные выражения во многих отношениях сближаются, как известно, с собственно фразеологизмами, что послужило объективным основанием для включения и тех и других в единый корпус русской идиоматики сторонниками широкого взгляда на фразеологию. Такой подход уже достаточно ясно просматривался в классификации академика В. В. Виноградова, отмечавшего, в частности, что «к области фразеологических единств относятся и многие фразовые штампы, клише, типичные для разных литературных стилей, и литературные цитаты, и крылатые выражения, и народные пословицы, и поговорки» [1].
Примечательно, что в рамках узкого подхода в свою очередь были предприняты попытки «расширения» традиционной классификации, состоящей из фразеологических сращений и единств. В. П. Жуков, применив прием фразеологической аппликации (т.е. структурно-семантического нало-
жения фразеологизма на словосочетание или предложение такого же лексического состава), выделил пять основных типов фразеологических единиц: исторически налагаемые фразеологизмы, обладающие целостным немотивированным значением (бить баклуши, благим матом, козел отпущения и под.) — налагаемые обороты с целостным немотивированным значением (перемывать косточки, подложить свинью, куда Макар телят не гонял и под.) — налагаемые фразеологизмы с целостным мотивированным значением (лежать на боку, мало каши ел, под самым носом и под.) — неналагаемые обороты со «смысловым центром», т. е. наделенные мотивированным, частично целостным значением (под веселую руку, с молодых ногтей) и, наконец, неналагаемые, мотивированные фразеологизмы с общим аналитическим значением (поднимать голос, находить общий язык) [2].
Семантическая классификация В. П. Жукова, таким образом, строится с учетом признаков налагае-мости, мотивированности, выводимости и идиома-тичности. Положив в основу эту типологию, авторы настоящей статьи в свою очередь предложили обновленный её вариант, увеличив общее количество выделяемых единиц до восьми [3].
Метод аппликации, разработанный профессором В. П. Жуковым почти полвека тому назад на материале фразеологии, был не менее успешно применён им при классификации пословиц и поговорок русского языка. Тогда же названный метод прошел проверку при подготовке двух принципиально новых словарей — словаря русских пословиц и поговорок и академического фразеологического словаря. Тем самым
Семантическая классификация пословиц и пословично-поговорочных выражений русского языка
п/п Примеры пословиц и по- словично-поговорочных выражений Налагаемые Мотивированные Выводимые Мера идио-матич-ности Тип паремии
1 В ногах правды нет- В огороде бузина, а в Киеве дядька- В одном кармане смеркается, (а) в другом заря занимается Сильно идиоматичные Паремиологи-ческие сращения
2 На воре шапка горит- * Не сули журавля в небе, & lt-а>- дай синицу в руки +
3 С суконным рылом & lt-да>- в калачный ряд- Чёрного кобеля не отмоешь добела- И у стен бывают уши + Средне идио-матичные Паремиологи-ческие единства
4 Из песни слова не выкинешь- Нашла коса на камень- В семье не без урода + +
5 В городе (в Москве) толсто звонят, да тонко едят- Быль молодцу не укор- Наша горница с богом не спорится + Пословично-поговорочные выражения

6 * Лучше синица в руки, чем журавль в небе + - +
7 Горбатого (одна) могила исправит- Брань на вороту не виснет- Чужая душа — потёмки + + Слабо идио матич ные
8 В чужой монастырь со своим уставом не ходят- В Тулу со своим самоваром не ездят- Суженого и конем (на коне) не объедешь + + +
уже в середине 60-х годов прошлого века были убедительно продемонстрированы универсальность метода, его широкий исследовательский потенциал и практическое значение.
Метод аппликации, как известно, основан на противопоставлении и одновременном совмещении прямого (буквального) и переносного (образного) содержательных планов той или иной языковой единицы (слова, словосочетания, фразеологизма, пословицы и т. д.). Ср.: и сестра с сестрою говорит — И звезда с звездою говорит- обдать кипятком — обдать презрением- засидеться в гостях — засидеться в девках- намеренно наступать на пятки кому — наступать на пятки кому '-преследуя, догонять кого-либо& quot- - купить всем сёстрам по серьгам — Всем сестрам по серьгам. 41. Каждому своё. 2. Каждый будет наказан, каждому достанется (и правому и виноватому)& quot-. В ходе наложения и сопоставления буквального и переносного планов, этимологического и актуального значений
определяется самая возможность такого соположения, мера семантической неразложимости или, напротив, ос-таточности составной единицы в целом и отдельных её компонентов, характер образности и мотивировки и мн. др. [4]. Именно последовательное применение этого метода позволило В. П. Жукову достаточно четко и непротиворечиво развести, отграничив их друг от друга, пословицы и поговорки и дополнительно выделить особый класс промежуточных образований — пословично-поговорочных выражений. «Эти выражения характеризуются тем, что часть слов в их составе сближается или совпадает со словами свободного употребления, а другая часть (нередко реальные или потенциальные фразеологизмы) имеет фигуральное, переносное значение» [5]. Именно наличие смыслообразующих слов-компонентов в структуре пословично-поговорочных выражений определяет их особое, промежуточное положение в паремио-логическом пространстве. Критерий выводимости, т. е. способности отдельных компонентов употребляться в
прямом, буквальном значении, учитывает в своей паре-миологической классификации и Г. Л. Пермяков [6].
В свою очередь, опять-таки в опоре на аппликационный метод, пословично-поговорочные выражения могут быть подразделены далее на два относительно самостоятельных разряда — пословичные выражения и поговорочные выражения в прямой зависимости от увеличения в их составе количества семантически маркированных компонентов (В тихом омуте (болоте) черти водятся '-Тихий, скрытный человек способен на поступки, которых от него, казалось бы, нельзя было ожидать& quot-- Знает (чует) кошка, чьё мясо съела '-Понимает, что виноват. Говорится о том, кто чувствуя свою вину и возможность расплаты, своим поведением выдает себя& quot-- Большому кораблю большое и плавание '-Незаурядному человеку предстоит и большая плодотворная деятельность. Говорится как напутствие, пожелание тому, кто заслуженно получает возможность проявить свои большие способности& quot-) [7].
Аппликационная методика, усиленная комплексным учетом критериев налагаемости, мотивировки, выводимости и идиоматичности, как показал проведенный нами анализ «Словаря русских пословиц и поговорок» [8], работает и при классификации паремиологического материала, что можно обобщить в виде таблицы (см.).
П е р в у ю, достаточно замкнутую группу образуют паремии, лишенные аналогов среди свободных предложений, немотивированные с точки зрения современного русского языка и не имеющие в своем составе смыслообразующих слов-компонентов (типа В ногах правды нет).
В т о р, а я группа также представлена единичными экземплярами паремий, отличающимися от единиц первой разновидности только наличием формальной налагаемости (типа На воре шапка горит).
В т р е т ь ю группу входят неапплицируемые пословично-поговорочные выражения, в составе которых нет смыслообразующих компонентов, но которые обладают мотивированной внутренней формой (типа И у стен бывают уши).
Ч е т в ё р т, а я группа паремий является самой многочисленной: это налагаемые, мотивированные и невыводимые идиоматичные выражения (типа Нашла коса на камень): Быть бычку на верёвочке- В дождь избы не кроют, а в вёдро и сама не каплет- Обжёгся на молоке, дует и на воду- Москва от копеечной свечки (свечи) сгорела (загорелась) — С лихой (с паршивой) собаки хоть шерсти клок- Яблоко от яблони недалеко падает- У семи нянек дитя без глазу- Сухая ложка рот дерёт и многие другие.
П я т у ю группу образуют неналагаемые, немотивированные паремии со смысловым центром (типа Наша горница с богом не спорится).
Ш е с т, а я группа представлена единичными примерами налагаемых немотивированных выражений, отдельные компоненты которых явно «просвечивают» на общем фоне паремиологического содержания (типа Лучше синица в руки, чем журавль в небе).
С е д ь м у ю группу составляют неналагаемые пословично-поговорочные выражения, мотивировка
которых поддерживается наличием одного-двух семантически маркированных компонентов (типа Горбатого (одна) могила исправит): Будь жена хоть коза (коса), лишь бы золотые рога- В чужом глазу сучок видим, а в своём & lt-и>- бревна не замечаем- В чужую жену чёрт ложку меду кладёт (положил) и под.
В о с ь м, а я группа, как и четвертая, достаточно репрезентативна. Её образуют налагаемые, мотивированные и выводимые пословично-поговорочные выражения, входящие в паремиологическое ядро русского языка (типа В чужой монастырь со своим уставом не ходят): Залетела ворона в высокие (в боярские) хоромы- Без меня меня женили- Баба с возу — кобыле легче- Бодливой корове бог рог не даёт- Была бы шея, (а) хомут найдется- В пустой бочке звону больше- Пустили козла в огород- Тихие воды глубоки- и многие др.
Паремиологические единицы, входящие соответственно в группы с пятой по восьмую, образуют множество пословично-поговорочных выражений. От того, насколько представлены в паремии свойства налагаемости, мотивированности и выводимости, в конечном счете зависят и идиоматические качества конкретного пословично-поговорочного выражения и его место в общей классификации.
В связи с рассматриваемым кругом вопросов важным представляется следующее замечание. Идиоматичность языкового знака (слова, словосочетания, фразеологизма, пословицы, поговорки и т. д.) состоит в том, что его реальное содержание всегда шире, богаче того, которое ассоциируется с суммарным содержанием исходных составных частей (морфем, словоформ, компонентов и т. п.), «выводится» из них. Чем очевиднее отрыв от исходных значений и соответствующей реальной действительности, тем выше степень идиоматичности, и наоборот. Вместе с тем следует помнить, что «на каждом языковом уровне идиоматичность проявляется своеобразно» [9].
Таким образом, фразеологическая теория В. П. Жукова и паремиологическая концепция как её неотъемлемая составная часть обладают свойством внутренней системности, так как подчинены единому методологическому принципу, обладающему большой эвристической силой. Метод аппликации, открытый выдающимся ученым и надёжно проверенный им и его последователями в фундаментальных теоретических штудиях, а также в серии фразеологических и паремиологических словарей, лишний раз доказал мудрость чеканного афоризма Ф. Ларошфуко: «Нет ничего практичнее хорошей теории». Новаторские паремиологические идеи В. П. Жукова нашли последователей не только среди представителей созданной им школы, но и в лице его опосредствованных учеников. Ср., например [10- 11].
1. Виноградов В. В. Основные понятия русской фразеологии как лингвистической дисциплины // Избранные труды. Лексикология и лексикография. М., 1977. С. 133.
2. Жуков В. П. Русская фразеология. М., 1986. С. 89.
3. Жуков А. В., Жуков К. А. К вопросу о существенных свойствах и семантической классификации фразеологизмов // Вестник Новгородского государственного университета. 2006. № 36. С. 55−58.
4. Жуков В. П. Семантика фразеологических оборотов. М., 1978. С. 12−13.
5. Жуков В. П. О словаре пословиц и поговорок // Словарь русских пословиц и поговорок. М., 1991. С. 12.
6. Пермяков Г. Л. Основы структурной паремиологии. М., 1988. С. 37, 39.
7. Жуков К. А Пословично-поговорочные выражения в семанти-ко-тииологическом аспекте II Вестник Новгородского государственного университета. 2000. № 21. С. 61−65.
8. Жуков В. П. Словарь русских пословиц и поговорок. М., 1991. 536 с.
9. Жуков В. П. Идиоматичность фразеологизма в сопоставлении с идиоматичностью слова // Избранные работы по рус -скому языку / Литературная и диалектная фразеология: история и развитие. Пятые Жуковские чтения. Т. 2. Великий Новгород, 2011. С. 297.
10. Лепешау 1.Я. Парэм1ялог1я як асобны раздзел мовазнауства. Гродна, 2006. 279 с.
11. Савенкова Л. Б. Русская паремиология: семантический и лингвокультурологический аспекты. Ростов-н/Д, 2002. 239 с.
References
1. Vinogradov V.V. Osnovnye ponyatiya russkoy frazeologii kak lingvisticheskoy distsipliny [Basics of Russian phraseology as a linguistic discipline]. Izbrannye trudy. Leksikologiya i leksikografiya [Selected papers. Lexicology and lexicography]. Moscow, 1977, p. 133.
2. Zhukov V.P. Russkaya frazeologiya [The Russian phraseology]. Moscow, 1986, p. 89.
3. Zhukov A.V., Zhukov K.A. K voprosu o sushchestven-nykh svoystvakh i semanticheskoy klassifikatsii frazeolo-gizmov [To essential properties and semantic classifica-
tion of idioms]. Vestnik of NovSU, 2006, no. 36, pp. 5558.
4. Zhukov V.P. Semantika frazeologicheskikh oborotov [Semantics of idioms], Moscow, 1978, pp. 12−13.
5. Zhukov V.P. O slovare poslovits i pogovorok [About the dictionary of proverbs and sayings]. Slovar'- russkikh poslovits i pogovorok [Dictionary of Russian proverbs and sayings]. Moscow, 1991, p. 12.
6. Permyakov G.L. Osnovy strukturnoy paremiologii [Basics of structural paremiology], Moscow, 1988, pp. 37, 39.
7. Zhukov K.A. Poslovichno-pogovorochnye vyrazheniya v semantiko-tipologicheskom aspekte [Semantics and typology of paremias]. Vestnik of NovSU, 2000, no. 21, pp. 61−65.
8. Zhukov V.P. Slovar'- russkikh poslovits i pogovorok [Dictionary of Russian proverbs and sayings]. Moscow, 1991. 536 p.
9. Zhukov V.P. Idiomatichnost'- frazeologizma v sopostavlenii s idiomatichnost'-yu slova [Idiomaticity of an idiom and idiomaticity of a word], Izbrannye raboty po russkomu yazyku I Literaturnaya i dialektnaya frazeologiya: istoriya i razvitie. Pyatye Zhukovskie chteniya [Selected works in the Russian language. Literal and dialect phraseology: history and development. Zhukov readings 2011]. Velikiy Novgorod, 2011. Vol. 2, p. 297.
10. Lepeshay I. Ya. Paremiyalogiya yak asobny razdzel movaznaystva [Paremiology as special discipline of linguistics]. Grodna, 2006. 279 p.
11. Savenkova L.B. Russkaya paremiologiya: seman-ticheskiy i lingvokul'-turologicheskiy aspekty [Russian paremiology in semantic and cultural aspects]. Rostov-on-Don, 2002. 239 p.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой