Гражданское общество и общественная жизнь Приморья в оценках его жителей: ресурс или проблема для интеграции России в АТР (по итогам опроса 2014 г.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Социология
Вестник ДВО РАН. 2014. № 6
УДК 316. 4(571. 63)
В.Л. ЛАРИН, Л.Л. ЛАРИНА
Гражданское общество и общественная жизнь Приморья в оценках его жителей: ресурс или проблема для интеграции России в АТР (по итогам опроса 2014 г.)
Анализируются результаты опроса населения Приморского края на предмет оценки им состояния гражданского общества и состояния общественных и социально-экономических процессов в крае. Материалы опроса доказывают заинтересованность приморцев в развитии гражданского общества в России, и в то же время их психологическую неготовность к активному участию в его строительстве.
Ключевые слова: гражданское общество, общественная жизнь, Приморский край, интеграция.
Civil society and civil activities of Primorye in estimations of its inhabitants: source or problem for the integration of Russia into the Asia-Pacific Region (based on the results of inquiry in 2014). V.L. LARIN, L.L. LARINA (Institute of History, Archaeology and Ethnography of the Peoples of the Far East, FEB RAS, Vladivostok).
The article analyses the results ofpublic opinion polls in Primorsky Territory to see their estimation of civil society condition and condition of social and economic processes in the Territory. Materials on poll opinion proves interest of Primorians in the development of civil society in Russia while also their psychological unpreparedness to active participation in its construction.
Key words: civil society, civil activities, Primorsky Territory, integration.
Решение стратегической для России задачи интеграции в Азиатско-Тихоокеанский регион увязывается преимущественно с экономическими, иногда политическими и очень редко — с гуманитарными проблемами. Между тем взаимодействие России с Востоком в сфере общественных, гуманитарных связей — это важнейший и во многом недооцененный канал и ресурс такой интеграции. Отношения на уровне человеческих сообществ (назовем их «гражданским взаимодействием», допуская использование этого термина в том числе в отношении монархических по своему политическому строю государств) являются в современном глобальном мире важнейшим каналом и ресурсом международной политики.
Территория Тихоокеанской России является не только зоной активного международного и межцивилизационного взаимодействия России с восточно-азиатским и тихоокеанским миром, но и своеобразным полигоном для выстраивания отношений между народами. Тихоокеанская Россия, оставаясь задворками Европы, для жителей Азии является
* ЛАРИН Виктор Лаврентьевич — доктор исторических наук, директор, ЛАРИНА Лилия Львовна — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник (Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока, Владивосток). *Е-таП: victorlar@mail. ru
Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РНФ № 14−18−161 «Дальневосточный ресурс интеграции России в АТР: опыт и потенциал регионального и приграничного взаимодействия».
фасадом и лицом всей России. Достоинства и недостатки политической, экономической и общественной жизни региона — так как они представляются нашим соседям — экстраполируются ими на всю страну.
Прежде всего это касается отношений России с Китаем. Миллионы людей ежегодно пересекают российско-китайскую границу и путешествуют преимущественно в пределах соседних территорий двух государств. По данным китайской статистики, 2,19 млн россиян побывали в КНР в 2013 г. Из них воспользовались автомобильным и водным транспортом, а также пересекали границу «пешком» 1,6 млн чел. (73%) [9]. Очевидно, что таким образом могли добраться до Китая только жители граничащих с ним территорий. Аналогичной была пропорция в предшествующие годы. Не удивительно, что в 2012 г. власти трех пограничных с Россией территорий (пров. Хэйлунцзян, Цзилинь и автономный район Внутренняя Монголия) зафиксировали посещение их 2,4 млн россиян (соответственно 1,53- 0,32 и 0,56 млн чел.) [5, 7, 8], что почти совпадает с общекитайской статистикой о численности граждан России, посетивших в этом году Китай (2,43 млн чел.).
Обратное движение имеет не меньший размах. В 2011 г. из общего числа китайских туристов, посетивших Россию (234 тыс. чел.), на Дальний Восток и в Забайкалье въехали 90 тыс. (38%). Эти территории также посетила четверть (26%) японских (около 10 тыс. чел.) и пятая часть (21%) южнокорейских (10 тыс. чел.) туристов в России. Таким образом, понимание России у значительной части жителей восточноазиатских государств и, соответственно, имидж самой России в этих странах формируются на основе впечатлений, сформировавшихся в ходе таких поездок, либо на основе представлений о россиянах, встреченных в собственных префектурах и провинциях [4].
С другой стороны, представления россиян о внешнем мире, полученные в ходе интенсивных обменов, накладывают свой отпечаток на их мысли и действия в своей стране. Длительная отгороженность России от мирового сообщества и контроль государства над общественной жизнью — не только поступками, но и сознанием людей — серьезно ослабили потенциал гражданского общества России и как движущей силы развития государства, и как фактора глобальной политики. Однако два с половиной десятилетия интенсивного экономического и гуманитарного обмена с соседями, возникновение информационного сообщества не могли не сказаться на взглядах даже тех людей, кто сформировался в закрытом пространстве СССР.
Состояние гражданского общества в России эксперты оценивают по-разному, от его полного отрицания до чрезмерно приподнятых оценок типа «суверенной демократии». Вместе с тем возможность раскрытия потенциала «гражданского общества» в немалой степени зависит от уровня самооценки самих граждан: в какой степени они ощущают себя частью общества, насколько готовы содействовать его развитию и какими средствами и путями для этого готовы воспользоваться. Выявить данную оценку позволяют социологические исследования.
Летом в начале осени 2014 г. группой изучения общественного мнения ИИАЭ ДВО РАН проведен опрос населения Приморского края1, целью которого и было выяснить, в каком свете жители Приморья видят и оценивают гражданское общество в России и его состояние на территории края. Результаты опроса, сопоставленные с предыдущими исследованиями, посвященными представлениям жителей Тихоокеанской России об окружающих их странах и народах [1−3], дают богатую пищу для размышлений не только о современном состоянии российского общества, но и о потенциальных путях его социального
1 Опросом были охвачены 512 чел., в том числе 39% мужчин и 56% женщин (5% респондентов не указали свой пол). По возрасту респонденты распределились следующим образом: 18−24 года — 28%, 25−34 года — 17%, 35−44 года — 15%, 45−54 года — 16%, 55−65 лет — 15%, 66 лет и старше — 6%. Без малого половину опрошенных (49%) составили лица с высшим и четверть (21%) с незаконченным высшим (преимущественно студенты) образованием. Самые большие группы населения представлены служащими (26%), интеллигенцией и студентами (по 24%). Более половины (56%) респондентов проживает во Владивостоке, 15% - в Уссурийске, по 2% - в Артеме и Находке, 7% - в других городах края и 17% - в его деревнях и поселках.
развития и возможностях его взаимодействии с народами и культурами тихоокеанской Азии.
Поскольку понятие «гражданское общество» многогранно и по-разному толкуется как исследователями, так и гражданами, то в процессе составления анкеты авторы отталкивались от собственного видения этого общественного института. Под «гражданским обществом» мы подразумеваем ту часть общественной жизни России, которая прямо не управляется государством, хотя, безусловно, в той или иной степени регулируется как законами, правилами и нормами, так и моральными принципами, сформировавшимися за длительную историю существования российской государственности.
Гражданское общество
Результаты опроса свидетельствуют, что жители края в целом считают себя достаточно осведомленными, чтобы судить о природе гражданского общества и его критериях: 44% сообщили, что они «знают хорошо, что такое гражданское общество», еще 45% - что «знают приблизительно». Только 5% ушли от ответа на этот вопрос. Однако при этом почти половина тех, кто знает (и 46% от общего числа опрошенных), все же затруднились идентифицировать признаки гражданского общества в Приморье, по крайней мере выбрать их из числа тех, что были предложены в анкете: 27% не обнаружили в крае «ни одну из» перечисленных в списке черт, присущих гражданскому обществу, 17% затруднились с ответом, а 8 человек (2%) вообще не заполнили эту графу. И все же 54% респондентов определились с оценками. Их ответы позволили ранжировать отмеченные респондентами черты гражданского общества в Приморье в следующем порядке (в % от числа нашедших в Приморье элементы гражданского общества): развитая система общественных организаций, политических партий — 43- плюрализм мнений и свобода в их высказывании — 26- развитая система местного самоуправления — 26- высокая сознательность людей и готовность объединяться для решения общих проблем — 23- обеспечение прав и свобод граждан, равенство всех перед законом — 22%- обеспечение участия граждан в управлении краем — 21- равноправие и защищенность всех форм собственности — 12- подконтрольность государственной власти гражданам — 9.
Поскольку число ответов на этот вопрос не ограничивалось, полученные результаты свидетельствуют о скептической оценке жителями Приморья степени развитости элементов гражданского общества в крае. Обращает на себя внимание низкая самооценка собственно гражданского фактора (только 12% от общего числа опрошенных и 23% от числа обнаруживших элементы гражданского общества в Приморском крае уверены в своей «высокой сознательности») и относительно большой (на фоне остальных параметров) рейтинг общественных организаций. Эти особенности взглядов приморцев подтверждаются и объясняются ответами на другие вопросы анкеты.
Не находя многих черт гражданского общества в крае, подавляющее большинство его жителей все же уверены, что такое общество России необходимо. На вопрос «Необходимо ли России гражданское общество?» положительный ответ дали три четверти (76%) респондентов. Не видят в нем нужды только 1% охваченных опросом приморцев. Четвертая часть (23%) затруднилась с ответом.
Очевидно, что за столь уничижительной оценкой российского общества должны последовать ответы на два классических для России вопроса: кто виноват и что делать?
Знаменательно, что ответственность за низкий уровень развития гражданского общества в крае респонденты в равной степени делят между властью и самими собой: 55% опрошенных согласились, что развитию гражданского общества в России мешает «незаинтересованность властей" — ровно столько же отметили «низкий уровень общественной активности граждан» (число ответов на этот вопрос не ограничивалось). Не обнаружили никаких помех для развития гражданского общества в России только 3% респондентов,
еще 7% затруднились с ответом. Вопреки заявлениям некоторых экспертов о неготовности России к демократии лишь каждый десятый опрошенный (9% от числа респондентов) сделал вывод, что развитию гражданского общества препятствуют «общественные традиции».
Условия, необходимые для развития гражданского общества в России, большинству респондентов также понятны. Только 9% из них не смогли ответить на этот вопрос. Главным ответом, образно говоря, стало предложение «начать с себя»: 59% опрошенных выразили мнение, что в ближайшие годы особого внимания и развития в Приморье требует «повышение гражданской культуры». На втором месте стоит «обеспечение прав и свобод граждан» (50%). 41% респондентов считают необходимым условием для этого «развитие среднего класса». Остальные предложенные в анкете средства набрали значительно меньше голосов: усиление роли общественных организаций — 23%- свободная конкуренция — 7- многоукладная экономика — 17- самоуправление — 12- плюрализм мнений — 6%.
Обращает на себя внимание то факт, что большинству приморцев «плюрализм мнений» не кажется критически важным признаком демократии.
Общественная жизнь и общественные организации
Следующие два вопроса анкеты ставили целью выявить, как жители края оценивают свою возможность влиять на политические и общественные процессы в крае и какие видят для этого средства. Вопрос в прямой постановке — «Можете ли вы влиять на принятие решений?» — принес негативный результат: две третьих респондентов вообще не верят в свою способность воздействовать на власть при принятии ею каких-либо решений (табл. 1).
Таблица 1
Ответы на вопрос «Можете ли вы влиять на принятие решений?», % от числа опрошенных
Ответ В своем городе (поселке) В крае
Да, в полной мере 3 2
Скорее, да, чем нет 17 9
Нет 64 65
Затрудняюсь ответить 14 14
Конкретизация вопроса — предложение выбрать средства воздействия на события в месте своего проживания — показала, что реальных скептиков все же меньше. Только 22% пессимистов полагают, что они «никак не могут» влиять на власть. Большинство тешит себя надеждами. Самым реальным средством такого воздействия жители края считают участие в выборах (45%). Остальные каналы представляются им куда менее эффективными, в том числе и публичные протестные действия (митинги, забастовки и т. д.), прибегать к которым считает целесообразным лишь каждый десятый (11%) житель края. Средства массовой информации как инструмент влияния на ход событий представляются жителям края в 4 раза более эффективными, чем деятельность политических партий, и заметно более действенными, чем обращение к органам власти всех уровней. Опять же отметим более высокий — на фоне различных институтов власти — рейтинг общественных организаций.
Ответы на вопрос «Каким образом Вы можете повлиять на развитие событий в вашем городе, крае?» (не более трех ответов) распределились следующим образом (% от числа опрошенных): участвовать в выборах — 45- участвовать в деятельности общественных организаций, инициативных групп — 25- обратиться в СМИ — 18- обратиться в суд — 14- обратиться к федеральным властям — 11- обратиться в органы местного самоуправления — 11- участвовать в акциях протеста, митингах, забастовках — 11- обратиться к президенту — 10-
обратиться к своему депутату — 7- обратиться в краевые органы власти — 6- участвовать в деятельности политических партий — 4- затрудняюсь ответить — 9.
Ответы этот и ряд других вопросов анкеты показали, что респонденты достаточно высоко оценивают потенциал общественных организаций как элемента гражданского общества. На прямой вопрос о возможности влияния общественных организаций на принятие решений («Способны ли общественные организации влиять на деятельность местной власти»?) были получены преимущественно оптимистические ответы. Однако треть населения (32%) оценивает этот ресурс скептически: скорее да — 46%- точно да — 12- скорее нет — 27- точно нет — 5- затрудняюсь ответить — 9%.
Таким образом, 58% приморцев в той или иной степени убеждены в способности общественных организаций играть важную роль в жизни края. Но готовы ли они сами отдать часть своего времени и ради общественного блага? Ответы на вопросы анкеты демонстрируют высокую, по крайней мере на словах, степень их готовности к такой деятельности.
Только каждый десятый респондент (11%) категорически заявил, что «не будет вступать в общественную организацию, так как считает это бесполезным делом». Такое же число респондентов затруднилось с выбором ответа на данный вопрос. Это означает, что в той или иной степени участвовать в работе таких организаций готовы 78%, т. е. три четверти населения края.
Основным посылом для подключения к работе общественной организации более половины приморцев назвали ее нацеленность на решение актуальных и важных для населения вопросов. Личные меркантильные интересы являются значимым фактором для незначительной части из них, по крайней мере, только 14% признались в этом открыто. В целом же «принять участие в деятельности общественной организации, инициативной группы» жители края готовы при следующих условиях: если ее деятельность будет нацелена на решение значимых для жителей вопросов — 54%- это будет единственной возможностью повлиять на ситуацию — 23- ее возглавит пользующийся вашим доверием человек — 21- это будет способствовать решению ваших личных проблем — 14- у нее уже есть опыт успешных действий — 14%.
Столь же высокий процент опрошенных жителей Приморья выразил готовность участвовать в общественной жизни своей территории. Отвечая на вопрос «Готовы ли вы участвовать в общественной жизни своего города?» почти две трети респондентов ответили положительно («точно да» — 18%, «скорее да» — 46%). Категорически против такого участия только 5% опрошенных, четвертая их часть (24%) «скорее не готова» к этой деятельности. Крайне любопытны аргументы сторонников неучастия (в % от числа не желающих участвовать в общественной деятельности): не верю в результаты — 50- отсутствие свободного времени — 23- нет интереса — 18- не знаю, где могу приложить свои силы, — 9- не хочу неприятностей — 5- затруднились с ответом — 5.
Отвечая на вопрос о сферах жизни, где может приложить свои усилия общественность, только 3% опрошенных затруднились с ответом. Наиболее важными для края и его жителей видами общественной деятельности респонденты считают благотворительность и общественный контроль за деятельностью власти. Ответы на вопрос «Какой вид общественной деятельности, по вашему мнению, наиболее важен для края и его жителей» (не более трех ответов) распределились следующим образом: помощь социально уязвимым слоям (инвалидам, сиротам) — 43%- обеспечение общественного контроля за деятельностью органов власти — 39- защита трудовых прав граждан — 27- защита прав и свобод граждан — 26- благоустройство жилья, дворов, улиц — 25- профилактика преступности и правонарушений — 21- патриотическое воспитание — 20- содействие в решении экологических проблем — 16- содействие в решении проблем в сфере ЖКХ — 16- проведение культурно-просветительской работы — 13%.
Реальная картина вовлечения граждан в общественную жизнь края, естественно, отличается от их желаний. Реально в работу общественных организаций вовлечено значительно меньше людей. Грань между теоретическим «хотел бы» и практическим «буду»
для многих остается непреодолимой. Более половины (55%) респондентов сообщили, что за последние два года не принимали участия в работе общественных организаций и инициативных групп. В «общественных мероприятиях», под которыми понимаются как выборы, так и субботники, не участвовали только 15% респондентов, однако в реальную общественную деятельность было вовлечено значительно меньше людей. За последние два года, по признанию самих респондентов, они участвовали: в праздничных мероприятиях — 45%, в субботниках — 41- в выборах — 38- в благоустройстве своего двора, подъезда — 28, оказывал благотворительную помощь — 19- в митингах, акциях протеста, забастовках — 13- в сходах, собраниях жителей — 13- был волонтером — 12- в общественных слушаниях — 10%.
Обратим внимание на то, что институт общественных слушаний, способный быть мощным инструментом вовлечения граждан в реальное управление социально-экономическими процессами в крае, пока не получил своего развития.
Проблемы края и пути их решения
Выполнение поставленной руководством страны задачи по превращению Приморского края в платформу интеграции России в АТР нашло свое выражение не только в проведении саммита АТЭС во Владивостоке, масштабном строительстве в столице Приморья, существенном увеличении объема федеральных инвестиций в экономику края, но и в смене настроения людей. Пессимизм и апатия уступили место надежде. Это обстоятельство нашло отражение и в ответах на вопросы анкеты.
На вопрос «Как изменилась Ваша жизнь за последние пять лет?» тревожный ответ -«В худшую сторону» — дали только 12% опрошенных. Треть респондентов (31%) изменений в своей жизни не обнаружили. В то же время почти половина (46%) жителей края уверены, что их жизнь поменялась «В лучшую сторону». Существуют определенные различия во взглядах на этот вопрос мужчин и женщин, лиц разных возрастов и занятий, жителей разных территорий. Молодежь, как всегда, более оптимистична, в то время как около половины респондентов старше 55 лет не заметили в своей жизни каких-либо изменений (табл. 2).
Таблица 2
Ответы на вопрос «Как изменилась Ваша жизнь за последние 5 лет?», % от числа опрошенных
Респонденты В лучшую сторону В худшую сторону Ничего не изменилось Затруднились ответить
Мужчины 50 8 34 7
Женщины 44 14 30 10
По возрасту респондентов, лет:
18−24 53 8 20 18
25−34 58 6 27 8
35−44 52 12 31 5
45−54 42 19 33 6
55−65 32 16 47 3
старше 65 24 18 48 9
По виду деятельности
студенты 53 9 19 19
служащие 45 14 32 11
интеллигенция 50 11 33 6
рабочие 35 11 46 8
пенсионеры 14 20 54 12
По территориям
Владивосток 49 10 32 8
города края 47 14 23 15
сельская местность 34 16 40 8
Тем не менее жизнь в крае, по мнению большинства его жителей, далека от идеальной. Главными проблемами, которые сегодня беспокоят приморцев, являются «Рост цен» (его упомянули более половины — 53% респондентов), «Жилищная проблема» (42%) и «Некачественное медицинское обслуживание» (37%), т. е. вопросы сугубо материальные и социальные. То, как эти проблемы видят мужчины, женщины, молодежь и жители Владивостока, представлено в табл. 3 (по частоте их упоминания).
Таблица 3
Ответы на вопрос «Какие основные социально-экономические проблемы города, края беспокоят Вас больше всего?», % от числа опрошенных
Проблема Мужчины Женщины Молодежь (18−24 года) Владивосток
Рост цен 49 55 64 52
Жилищная проблема 42 44 55 41
Некачественное медицинское обслуживание 34 42 31 36
Неразвитость производства 38 30 26 36
Коррупция во власти 29 21 27 28
Безработица 20 23 31 12
Экологические проблемы 17 23 22 22
Несознательность, равнодушие жителей 17 14 20 16
Образование 13 18 20 17
Правовая незащищенность 14 16 20 15
Преступность 13 13 14 13
Неподконтрольность власти населению 12 9 20 11
Отсутствие перспектив развития города (края) 6 6 6 5
Межнациональные отношения 4 4 7 6
Примечание. Не более трех ответов.
Как свидетельствуют ответы на этот вопрос, относительное единодушие приморцы демонстрируют в отношении роста цен и жилья. В то же время весьма незначительное их число относит к числу основных проблем межнациональные отношения и развитие институтов гражданского общества (подконтрольность власти населению, правовая защищенность, общественная активность населения), хотя для молодежи эти вопросы более актуальны, чем для других групп населения.
Как следует из первой части нашего анализа, свои возможности участвовать в решении проблем края его жители считают достаточно ограниченными, хотя и выделяют при этом следующие пути: 1. Формирование адекватных органов власти посредством своего участия в выборах- 2. Повышение активности и влияния общественных организаций, в том числе через усиление общественного контроля за действиями властей. Существует еще одна возможность избавиться от местных проблем, которая широко используется в регионе с начала 1990-х годов: выезд с территории Дальнего Востока в более комфортные для жизни и благоприятные для самореализации районы России и страны мира. Этот путь, как свидетельствуют результаты опроса, по-прежнему остается очень популярным.
Миграционные настроения
Население Приморского края за последнюю четверть века сократилось на 320 тыс. чел. (14%) и продолжает сокращаться. За 2013 г. оно уменьшилось еще на 8,8 тыс. чел., причем на 82% - по причине миграционного оттока [5]. В какой-то степени этот отток компенсируется мигрантами из Центральной Азии, но только количественно, а не качественно. Безусловно, миграционные настроения всегда были характерны для жителей Приморья, как и всего Дальнего Востока, которые в подавляющем большинстве своем
являются мигрантами в первом-пятом поколениях, однако в последние десятилетия эти настроения приобрели весьма тревожный характер.
Результаты опроса лета 2014 г. показали, что выражают желание и дальше проживать на территории края менее половины его жителей (46%). При этом потенциальные мигранты почти поровну делят свои симпатии между территорией России (25% хотели бы переехать в другой район страны) и зарубежьем (29%). Гендерный, возрастной и территориальный анализ миграционных настроений приморцев выявляет определенные различия в этих настроениях (табл. 4), которые в наибольшей степени определяются возрастом респондентов. Интересно также, что мужчины в большей степени настроены на то, чтобы остаться в крае (54% респондентов), чем женщины (46%).
Таблица 4
Миграционные настроения жителей Приморского края, % от категорий респондентов
Респонденты Направления миграции Намерены остаться в крае
Москва Европейская часть России Сибирь За пределы страны
Все респонденты 7 14 4 29 46
Мужчины 5 10 5 26 54
Женщины 8 16 3 30 41
По возрасту, лет:
18−24 5 17 4 48 25
25−34 8 12 3 33 40
35−44 9 13 5 16 57
45−54 6 11 4 16 63
55−65 5 13 3 25 52
старше 65 6 9 3 9 70
По территориям
Владивосток 6 11 2 32 46
города края 10 14 5 27 44
сельская местность 2 23 7 18 48
Особо тревожат настроения молодежи в возрасте 18- 25 лет. По результатам опроса 2014 г., остаться в крае хотели бы только 25% от опрошенных жителей края в этом возрасте, в то время как 48% готовы покинуть страну, а 26% - переехать в другой район России.
Сопоставление данных опроса 2014 г. с результатами, полученными в ходе предшествующих исследований [3, с. 87−96], выявляет наличие нескольких тенденций в настроениях жителей края (табл. 5). Во-первых, хотя и медленно, растет процент жителей, не намеренных уезжать из края, преимущественно за счет сокращения числа приморцев, желающих перебраться на жительство в европейскую часть страны. Особенно это заметно во Владивостоке, что, очевидно, связано с бурными положительными изменениями в жизни города в последние 5 лет. Во-вторых, остается стабильной доля желающих покинуть Россию (25−29%), меняясь в пределах допустимой погрешности.
Таблица 5
Динамика миграционных настроений жителей Приморского края, % от числа опрошенных
Реципиенты Приморский край (100%) Владивосток (100%)
2003 г. 2010 г. 2014 г. 2003 г. 2010 г. 2014 г.
Намерены остаться в крае («патриоты») 34 42 46 17 36 46
Готовы переехать в пределах России («мигранты») 35 29 25 46 31 19
в том числе:
в Европейскую часть России 18 18 14 25 21 11
в Москву 12 7 7 18 7 6
в районы Сибири и Дальнего Востока 5 4 4 3 3 2
Готовы выехать за пределы России («эмигранты») 25 29 29 28 33 32
Главными причинами сегодняшних миграционных настроений (табл. 6) приморцы называют высокую стоимость жизни в крае (вспомним их обеспокоенность ростом цен) и стремление полнее реализовать свой потенциал. Уверенность в том, что у них есть возможность проявить себя в своем крае, высказали только 36% опрошенных. Чуть меньший процент (33%) не видит таких перспектив. Оставшиеся (31%) не смогли определиться.
Таблица 6
Причины миграционных настроений жителей Приморского края, % от категорий респондентов
Причина «Мигранты» По возрасту Владивосток
В Россию Эмигранты 18−24 35−44 55−65
Высокие цены 50 33 41 45 34 39
Стремление реализовать себя 26 44 56 21 14 41
Отсутствие перспектив в крае 31 41 34 36 43 36
Неблагоприятный климат 17 10 11 15 11 14
Воссоединение с родственниками 14 3 7 9 14 7
Не нравится мой город (поселок) 5 7 8 6 9 5
Подобных настроений нет 2 5 2 0 6 3
Затруднились с ответом 7 7 6 12 9 5
Ушли от ответа 1 1 1 9 1
Очевидно, что главным мотивом для тех, кто намерен уехать жить за границу, является стремление к самореализации, поиск более благоприятных и выгодных условий для профессиональной деятельности, в то время как нацеленных на миграцию внутри страны побуждают к этому прежде всего высокие цены. Стремление к самореализации является доминирующим мотивом для самых молодых, но для тех, кто в зрелом возрасте, главной побудительной причиной переезда становится уровень благосостояния (опять же цены), а для людей пенсионного возраста — поиск более комфортной территории внутри России.
Таким образом, предварительный анализ результатов опроса показывает высокий потенциал общественной активности жителей Приморского края, высокую оценку ими потенциала общественных организаций, их нацеленность на развитие гражданского общества и убежденность, что темпы развития этого общества и его состояние зависят от двух факторов: заинтересованности и политики властей и активности самих граждан.
Насколько эти представления способствуют или препятствуют решению задачи по интеграции России в Азиатско-Тихоокеанский регион? Неверие людей в свою способность влиять на развитие ситуации в России и в крае резко снижает их общественную и политическую активность, в том числе направленную вовне. Достаточно сильные миграционные настроения в крае подрывают интеллектуальный и трудовой потенциал восточных районов России. Однако присутствующее у значительной части приморцев понимание необходимости «повышения собственной гражданской культуры», «обеспечения прав и свобод граждан» и «развития среднего класса» свидетельствует, что развитие гражданского общества в Тихоокеанской России идет в правильном направлении, хотя и сдерживается немалым количеством объективных и субъективных факторов.
ЛИТЕРАТУРА
1. Ларин В. Л., Ларина Л. Л. Внешнее влияние и иностранное присутствие в Тихоокеанской России в восприятии ее жителей (по итогам опроса общественного мнения) // Россия и АТР. 2012. № 4. С. 16−28.
2. Ларин В. Л., Ларина Л. Л. Восточная Азия в общественном мнении Тихоокеанской России (по итогам опроса 2013 г.) // Россия и АТР 2014. № 2. С. 5−19.
3. Ларин В. Л., Ларина Л. Л. Окружающий мир глазами дальневосточников: эволюция взглядов и представлений на рубеже ХХ-ХХ1 веков. Владивосток: Дальнаука, 2011. 325 с.
4. Ларин В. Л. Тихоокеанская Россия в новой конфигурации интересов и политики государств Северной Па-цифики: между Москвой, Пекином, Сеулом и Токио // Китай на пути к возрождению. К 80-летию академика М. Л. Титаренко. М.: ИД «ФОРУМ», 2014. С. 260.
5. Нэй мэнгу тунцзи няньцзянь. Пекин: Чжунго тунцзи чубаньше, 2013. С. 430.
6. Приморье в цифрах: кр. стат. сб. Владивосток: Примкрайстат, 2014. С. 8.
7. Хэйлунцзян тунцзи няньцзянь. Пекин: Чжунго тунцзи чубаньше, 2013. С. 515.
8. Цзилинь тунцзи няньцзянь. Пекин: Чжунго тунцзи чубаньше, 2013. С. 424.
9. 20131 — = Количество иностранцев, посетивших Китай в январе-декабре 2013 г. (по способу пересечения границы. — http: //www. cnta. gov. cn/html/2014−1/2014−1-16−15−52−71 196. html.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой