Адаптация китайских студентов к обучению в российском вузе: лингводидактические задачи

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПРАКТИКА ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ
УДК37. 091. 2
Ли Минь Чанчунь, Китай
АДАПТАЦИЯ КИТАЙСКИХ СТУДЕНТОВ
К ОБУЧЕНИЮ В РОССИЙСКОМ ВУЗЕ: ЛИНГВОДИДАКТИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ
ГСНТИ 14. 35. 07 Код ВАК 13. 00. 02
КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: диалог культур- адаптация- коммуникация- лингводидактика- учебные комплексы- негативные этностереотипы.
АННОТАЦИЯ. Предлагается комплекс адаптационных барьеров и трудностей, с которыми сталкиваются китайские студенты, обучающиеся в России. Трудности коммуникативного характера, затрудняющие адаптациогенез, должны преодолеваться прежде всего средствами лингводидактики преподавания русского языка как иностранного.
Усиление двусторонней культурологической направленности в образовательном процессе способствует как элиминации негативных стереотипов, так и эффективному диалогу культур народов России и Китая.
Li Mihn
Changchun, China
ADAPTATION OF CHINESE STUDENTS TO THE STUDY AT RUSSIAN HIGHER EDUCATIONAL ESTABLISHMENT: LINGO-DIDACTIC TASKS
KEY WORDS: dialogue of cultures, communication, lingo didactics, textbook complexes, negative ethno-stereotypes.
ABSTRACT. The complex of adaptation barriers and difficulties which the Chinese students face in Russia is described. Difficulties of a communicative character, which hamper adaptation, should be eliminated, first of all, by means of lingo didactic teaching of Russian as a foreign language. Strengthening of bilateral culture direction in educational process contributes both to elimination of negative stereotypes and to establishment of effective dialogue between Russian and Chinese cultures.
Проблемам адаптации молоде- последние десятилетия уделяется серь-
жи, в том числе иностранных езное внимание. Адаптационные простудентов, к обучению в высшей школе в блемы отражены в работах российских
© Ли Минь, 2011
исследователей (В. Б. Антонова, Е. В. Виттенберг, Н. И. Гузарова, Т. Е. Петровская, М. А. Иванова, Н. А. Титкова, Л. В. Корель, Ю. А. Кравец, Е. А. Набивачева, А. А. Нал-чаджян, И. В. Ширяева, Г. Л. Щуревич,
А. В. Зинковский, П. И. Пономарев, Н. В. Янкина и др.), а также китайских специалистов (Цао Жуй, Лю Юнхэн, Юй Юнцзян, Ли Чжи, Вэнь Сюнь, Чжан Фань, Тань Бяо, Гу Хунся, Чжой Юйцзин, Хун Фан, Ван Шаоюй, Фэн Банься и др.). Адаптационные проблемы затрагиваются и в известных трудах по межкультурной коммуникации [3- 4- 12 и др.].
Общепризнанные представления об адаптации позволяют рассматривать ее не только как процесс приспособления организма к устойчивым и изменяющимся условиям среды, но и прежде всего как приспособление человека к жизни в обществе в соответствии с требованиями этого общества и с собственными потребностями, мотивами и интересами. Коммуникативный аспект в процессе адаптации занимает ведущее место.
Так, основные принципы активных методов взаимодействия с иностранными студентами — это принцип активной коммуникативности, принцип учета и развития социального интеллекта иностранных студентов, принцип самостоятельного выбора и возможной апробации выбранной стратегии, принцип комплексности [8. С. 47−48].
Коммуникативные адаптационные трудности проявляются на всех стадиях адапциогенеза: стадии социального шока, стадии мобилизации защитных сил и стадии ответа на вызовы среды [7. С. 310].
«На пути китайских студентов к российскому образованию лежат разного рода „барьеры“: значительные культурные и ментальные различия населения, ограниченные контакты с гражданами России, языковые различия, правовые, бюрократические сложности, недобро-
желательность населения», — считают Н. И. Гузарова и Т. С. Петровская [5. С. 27−28].
Кроме того, к основным адаптационным, культурным и коммуникативным трудностям и барьерам можно отнести:
— национальные установки, стереотипы поведения, степень сходства или различия между культурой страны студента и страны его пребывания-
— несовершенство системы образования: «Иным культурам вовсе не остается места в системе образования. Принципы ценностного сознания показывают неприемлемость такого положения в современном мире» [16. С. 16]-
— отличия китайского речевого поведения от российского: «Сегодня китайское речевое поведение также ориентировано на традицию и любовь к историческому прецеденту и строится на основе идеи иерархической организации семьи, коллектива и общества в целом» [5. С. 21]-
— необходимость быстрого включения иностранных студентов в сферу реального общения-
— необходимость быстрого включения в учебный процесс (освоение новых знаний большого объема) —
— закрытость сообщества китайских студентов: «Китайские студенты, как показали опросы, абсолютно не нацелены на интеграцию в российским социумом, на использование русского языка в долговременной перспективе. Зачастую они не хотят проживать вместе с русскими студентами. Сами сообщества иностранных студентов носят довольно закрытый характер» [Там же. С. 28].
Указанные барьеры и трудности адаптации китайских студентов к продолжению обучения в России лишь отчасти преодолеваются в процессе обучения в родной языковой среде, и это обусловлено спецификой лингводидактики.
Учебники и учебные комплексы по русскому языку для китайских студентов содержат достаточно широкий культурологический материал о России, и главным образом о Москве и москвичах, однако в них, по сути, не представлен материал на русском языке о Китае, о его традициях и культуре.
Так, в учебнике русского языка «Дорога в Россию» (часть 3) присутствует следующий текстовой материал: «Проблемы семьи», фрагмент биографии А. П. Чехова, «Открытие» (по рассказу
A. П. Чехова), фрагмент биографии
B. А. Гиляровского, биография А. П. Чехова, «Система образования в России», биография В. М. Шукшина, «Экзамен» (по рассказу В. М. Шукшина), «О языке», «Конкурс», «Татьянин день», «2005 год — 250 лет МГУ» и т. д. В свою очередь, в комплексе «Восток» большая часть текстового материала также сделана с опорой на российские реалии, ср., например, начало текста «Алексей у нас в гостях»:
Однажды вечером нам позвонил друг моего мужа Алексей. Он тоже журналист. Последние годы он работал в Китае. Теперь Алексей вернулся домой из-за границы. Мы не виделись лет пять. Алексей даже не был в нашей новой квартире.
Борис пригласил Алексея с женой в гости.
В субботу вечером друзья пришли к нам.
— Наташа, Алеша, как я рад вас видеть, — сказал Борис.
— Мы тоже рады тебя видеть.
— Раздевайтесь, проходите, пожалуйста, — сказала я.
Мужчины прошли в комнату, а Наташа предложила помочь на кухне. Но у меня уже все было готово.
Борис показал друзьям нашу квартиру.
В ней 4 комнаты, кухня, ванная и туалет. Большие окна выходят в парк.
Комнаты светлые, просторные.
Слева дверь в нашу спальню, она же кабинет Бориса. Раньше кабинет Бориса был в отдельной комнате, тогда дети были маленькие и жили вместе в детской. Теперь у Насти, как и у Кирилла, есть своя комната.
В комнате Кирилла стоят диван, письменный стол, кресло, на стене — полки для книг и для пластинок. И т. п. [Учебник русского языка «Восток», ч. 2].
Таким образом, сказанное определяет нашу мысль о том, что адаптация китайских студентов к условиям обучения в России и культурный диалог в целом будут эффективными не только на базе фоновых знаний китайцев о России, но и на базе двусторонней обиходнобытовой и культурологической тематики общения. Так, знания китайцев о русских писателях и даже умения воплотить фоновые знания в речи — это лишь одна сторона диалога (языковая компетенция, связанная с культурой-донором).
Другая сторона диалога — это знания о классической китайской литературе и умения рассказать о ней россиянам (языковая компетенция, связанная с культурой-реципиентом). Вторая сторона диалога формируется в образовательном процессе значительно менее активно, чем первая, и этот «перекос» определяет важнейшую задачу линдво-дидактики русского языка как иностранного — максимально диалогизировать китайско-российское общение, усилить не только во внеаудиторном, но и в аудиторном учебном процессе двустороннюю направленность общения. В противном случае китайские студенты, обучающиеся в России, будут восприниматься россиянами через призму негативных оценок и этностереотипов, и прежде всего через призму отношения к мигрантам и миграции.
Приведем данные ассоциативного эксперимента, проведенного с группой
респондентов разного возраста, социального статуса и образовательного ценза.
Смешанной группе респондентов был предложен ряд слов-стимулов, чтобы зафиксировать реакцию, позволяющую сформировать ассоциативное поле стимула. Реакции на слово «китайский» отразили ассоциации, преимущественно связанные с торговлей некачественным товаром: рынок, некачественный, небоскреб, чайник, мир, товар, хлам, плохой, шелк, подделка, дырявый, низкого качества, плохой, непонятный, многолюдный, многочисленный [15. С. 115]. Это лишний раз подтверждает следующее наблюдение: «Формирование нацио-
нальных стереотипов по отношению к студентам из Китая на фоне незнания истории, культуры и современных реалий соседнего китайского государства становится тревожной тенденцией, которая может привести к росту национальной напряженности даже на уровне университета в связи с увеличивающимся притоком китайских студентов» [9.
С. 13]. При подобной стереотипизации мышления, определяющей оценочный вектор в отношениях между людьми, включение китайских студентов в реальную сферу межнационального общения крайне затруднено.
Преодолеть сложившиеся стереотипы можно только с помощью активного межличностного общения, создания ре-
чевых ситуаций, когда люди разных национальностей, общаясь на интересные и значимые для обеих сторон темы, становятся ближе и понятнее друг другу. Сформированный навык передачи культурологической информации о своей стране способствует, как мы считаем, быстрейшей адаптации китайских студентов к условиям в жизни в России, где они учатся или заканчивают обучение, начатое в Китае- преодолению негативного отношения к китайцам как к носителям иной культуры, которая ничуть не менее значима для развития мировой цивилизации, чем культура западная- устранению нежелания россиян вникать в проблемы китайцев, получающих образование или работающих в России- преодолению фактов национализма, ксено- и этнофобии на бытовом уровне и на уровне СМИ- формированию толерантного, позитивного отношения россиян к «чужому».
От сложившегося в российском обществе негативного стереотипа восприятия китайцев (чаще всего через призму миграции) можно избавиться лишь посредством полноценного диалога культур. Только диалог (взаимный интерес, взаимопонимание, взаимодействие, сотрудничество) способен изменить достаточного устойчивую систему оценок «чужого» и решить многие социальные проблемы, в том числе проблему адаптации к жизни в чужой стране.
ЛИТЕРАТУРА
1. АНТОНОВА В. Б. Психологические особенности адаптации иностранных студентов к условиям жизни и обучения в Москве // Вестник ЦМО МГУ. 1998. № 1.
2. ВИТТЕНБЕРГ Е. В. Социально-психологические факторы адаптации к социальным и культурным изменениям: автореф. дис. … канд. психол. наук. СПб., 1994.
3. ГОЛОВЛЕВА Е. Л. Основы межкультурной коммуникации: учеб. пособие. Ростов н/Д: Феникс, 2008.
4. ГРИШАЕВА Л. И., ЦУРИКОВА Л. В. Введение в теорию межкультурной коммуникации / Воронеж. гос. ун-т. Воронеж, 2003.
5. ГУЗАРОВА Н. И., ПЕТРОВСКАЯ Т. С. К вопросу о повышении эффективности адаптации китайских студентов к академической и социально-культурной среде Сибирского университета
7-
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
(на материале Томского политехнического университета) // Русско-китайские языковые связи и проблемы межцивилизационной коммуникации в современном мире: мат-лы между-нар. науч. -практ. конф. (Омск, 18−19 нояб. 2009 г.) / ОмГПУ. Омск, 2009.
ИВАНОВА М. А., ТИТКОВА Н. А. Социально-психологическая адаптация иностранных студентов первого года обучения в вузе: метод. рекомендации преподавателям. СПб.: Изд-во СПбГТУ, 1993.
КОРЕЛЬ Л. В. Социология адаптации. Вопросы теории, методологии и методик. Новосибирск: Наука, 2005.
КРАВЕЦ Ю. Л. К вопросу о методах социальной адаптации иностранных студентов в условиях интеграции образовательных систем // Русско-китайские языковые связи и проблемы межцивилизационной коммуникации в современном мире: мат-лы междунар. науч. -практ. конф. / ОмГПУ. Омск, 2009.
ЛОСЕВ С. В., БОЖЕНКОВА С. В., СЯОФЭН ГО. Некоторые стереотипы в международном образовании (на примере взаимодействия российских и китайских студентов) // Русско-китайские языковые связи и проблемы межцивилизационной коммуникации в современном мире: мат-лы междунар. науч. практ. конф. / ОмГПУ. Омск, 2009.
НАБИВАЧЕВА Е. А. Адаптация студентов-иностранцев ДВГГУ. Из опыта работы // Русско-китайские языковые связи и проблемы межцивилизационной коммуникации в современном мире: мат-лы междунар. науч. практ. конф. / ОмГПУ. Омск, 2009.
НАЛЧАДЖЯН А. А. Социально-психологическая адаптация личности (формы, механизмы, стратегии). Ереван, 1988.
ТЕР-МИНАСОВА С. Г. Язык и межкультурная коммуникация: учеб. пособие. М.: Сло-во^1ото, 2000.
ШИРЯЕВА И. В. Особенности адаптации иностранных студентов к учебно-воспитательному процессу в советском вузе. Л.: Изд-во ЛГУ, 1980.
ЩУРЕВИЧ Г. Л., ЗИНКОВСКИЙ А. В., ПОНОМАРЕВ П. И. Адаптация молодежи к высшей школе. СПб.: Изд-во ВИФК, 1994.
ЯМБАРШЕВА Е. Г. Иностранец и иностранный в представлении россиян // Изучение русского языка и приобщение к русской культуре как путь адаптации мигрантов к проживанию в России: мат-лы междунар. науч. конф., Екатерин., 12−14 нояб. 2007 г. / Урал. гос. пед. ун-т. Екатеринбург, 2007.
ЯНКИНА Н. В. Формирование готовности студента университета к интеркультурной коммуникации: моногр. СПб.: Изд-во РГПУ, 2003.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой