Гражданско-правовые «Новеллы» в статусе кооперативов: per aspera ad Astra?

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

78
Юридическая наука. 2014. № 4
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ «НОВЕЛЛЫ» В СТАТУСЕ КООПЕРАТИВОВ: PER ASPERA AD ASTRA?
ВОРОНИНА Наталья Павловна
Аннотация. В настоящей статье рассмотрены актуальные вопросы определения правового положения кооперативов в условиях реформирования гражданского законодательства. Раскрыты изменения гл. 4 «Юридические лица», внесенные в ГК Р Ф Федеральным законом от 4 мая 2014 года. Проанализированы международные кооперативные нормы. Рассмотрены природа, признаки и виды кооперативов как организационно-правовой формы юридических лиц. Сформулированы авторские предложения по совершенствованию правового регулирования создания и деятельности кооперативов, в том числе и сельскохозяйственных.
Annotation. The current issues of the legal status of cooperatives under the reform of civil law have been considered in the article in question. The changes in Chapter 4 ''Entities «made to the Civil Code of the Russian Federation under Federal Law of May, 4th, 2014 have been revealed. International cooperative rules have been analyzed. The nature, characteristics and types of cooperatives as an organizational and legal form of entities have been examined. The author proposes how to improve legal regulation concerning the creation of cooperatives and their activities, agricultural cooperatives included.
Ключевые слова: кооператив, производственный кооператив, потребительский кооператив, сельскохозяйственный потребительский кооператив.
Key words: cooperative, production cooperative, consumer cooperative, agricultural consumer cooperative.
Федеральным законом «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» от 5 мая 2014 года № 99-ФЗ1 гл. 4 Гк Р Ф «Юридические лица» изложена в новой редакции. Изменения коснулись юридических лиц всех организационно-правовых форм. Не являются исключением нормы о производственных и потребительских кооперативах.
В Концепции развития гражданского законодательства (далее — Концепция) в качестве недостатков законодательства, определяющего правовое положение кооперативов, были отмечены «несогласованность ряда исходных положений, в частности отсутствие единого подхода ко всем кооперативам- наличие различных противоречий между отдельными законами и общими нормами ГК РФ- дублирование законодательных норм- чрезмерное количество законодательных актов о кооперации и иные"2. Поэтому разработчики Концепции
1 Собрание законодательства РФ. 2014. № 19. Ст. 2304.
2 Концепция развития гражданского законодательства // Вестн. ВАС РФ. 2009. № 11. С. 6−99.
полагали, что, вместо различных нормативных актов, определяющих правовое положение кооперативов в зависимости от их вида или отраслевой сферы деятельности, необходимо принять два нормативных правовых акта: федеральный закон «О производственных кооперативах» и федеральный закон «О потребительских кооперативах». Принятие последних повлекло бы отмену действующих федеральных законов о кооперации и кооперативах -Федерального закона «О жилищных накопительных кооперативах» от 30 декабря 2004 года № 215-ФЗ3, Федерального закона «О кредитной кооперации» от 18 июля 2009 года № 190-ФЗ4, Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации» от 8 декабря 1995 года № 193-ФЗ5, Закона Р Ф «О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации» от 19 июня 1992 года № 3085−16 — и изменения Федерального закона «О производ-
3 Собрание законодательства РФ. 2005. № 1 (ч. 1). Ст. 41.
4 Там же. 2009. № 29. Ст. 3627.
5 Там же. 1995. № 50. Ст. 4870.
6 Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 30. Ст. 1788.
Гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право 79
ственных кооперативах» от 8 мая 1996 года № 41-ФЗ7.
На наш взгляд, данная Концепция не только не лишена правовых недостатков8, но и свидетельствует о том, что среди представителей цивилистической науки так и не сложился единый концептуальный взгляд на природу кооперативных организаций. И это очень ярко выразилось в изменениях ГК РФ от 5 мая 2014 года.
Во-первых, так и не произошло объединения норм о производственных и потребительских кооперативах в единый параграф ГК РФ. По-прежнему ГК РФ стоит на позиции дифференциации правового регулирования создания и деятельности производственных кооперативов и правового регулирования потребительских кооперативов. Соглашаясь с постулатом о различиях в правовом статусе производственных и потребительских кооперативов, тем не менее, нельзя не отметить, что уже давно кооперативная теория и практика обосновали тезис о единой социальной сущности всех кооперативных организаций. Это позволяет отдельным ученым обосновывать тезис о необходимости принятия общего федерального закона о кооперации9. Некоторые идут еще дальше -предлагают Кооперативный кодекс РФ10. Основные аргументы в пользу принятия единого кооперативного закона — российский исторический опыт и современные тенденции формирования и развития кооперативного законодательства в зарубежных странах.
Что касается российских историко-правовых традиций, то наша страна знала и Положение Временного правительства «О кооперативных товариществах и их союзах» от 20 марта 1917 года11, и Закон СССР «О кооперации
7 Собрание законодательства РФ. 1996. № 20. Ст. 2321.
8 Критический анализ Концепции представлен автором настоящей статьи в работе: Шилова Н. П. Определение правового статуса сельскохозяйственных кооперативов в условиях реформирования законодательства о юридических лицах // Актуальные проблемы российского права. 2010. № 4. С. 120 127.
9 Быстров Г. Е. Актуальные проблемы развития законодательства о кооперации в России и зарубежных странах // Аграрное и земельное право. 2010. № 6. С. 4−12 — Иткулов С. Г. Кооперативное законодательство: состояние, проблемы, перспективы: моногр. Новосибирск: СибУПК, 2009. С. 39.
10 Тычинин С. В. Гражданско-правовое регулирование потребительской кооперации в России: дис. … д-ра юрид. наук. СПб., 2004. С. 65.
11 Собрание узаконений Временного правительства. 1917.
Отд. 1. № 72. Ст. 414.
в СССР» от 26 мая 1988 года12. К этим нормативным правовым актам российская общественность шла постепенно, через дискуссии и трудности. Мировой опыт знает две тенденции развития кооперативного движения: по инициативе самих кооператоров («снизу») и по инициативе государства («сверху»). Если первый нормативный правовой акт (Положение 1917 года) можно оценить как венец кооперативной самобытности, то Закон СССР 1988 года — это нормативный правовой акт, принятый без учета мнения теоретиков и практиков кооперации. Как итог — общесоюзный кооперативный закон не только не создал качественной правовой основы кооперативам, но и превратил кооперативное движение в псевдокооперативное и привел к появлению организаций, весьма далеких от кооперативных идеалов, что породило негативное отношение общества к кооперативам в целом. К сожалению, и сегодня законодатель совершил ту же самую ошибку — не прислушался к мнению кооператоров, а руководствовался исключительно мнением цивилистов, весьма далеких от кооперативного движения. Кстати, это признается и отечественными цивилистами. В частности,
Е. А. Суханов, исследуя правовую природу корпораций, отмечает, что изучение особенностей правового положения кооперативов, в том числе и в зарубежной практике (в частности, в англо-саксонской доктрине) является причиной «их почти полного забвения и в современной отечественной экономической и юридической литературе"13.
В мировой практике кооперативным движением охвачено более 1 млрд человек. В международной кооперативной доктрине сформулированы две точки зрения относительно модели правового регулирования кооперативных отношений: 1) правовое регулирование кооперации должно осуществляться общим законом о кооперации- 2) сочетание общего кооперативного закона со специальными законами об отдельных видах кооперативов.
Достоинства первой позиции обобщил эксперт МОТ Г. Хаген. В частности, он отмечает, что единый закон обеспечивает автономность кооперативов, уменьшает бюрократиче-
12 Ведомости Верховного Совета СССР. 1988. № 22. Ст. 355.
13 Суханов Е. А. Сравнительное корпоративное право. М.: Статут, 2014. С. 88.
80
Юридическая наука. 2014. № 4
ские барьеры, формирует единство кооперативного движения14. Однако в настоящее время в странах с давними кооперативными традициями все чаще высказывается мнение о дифференцированном правовом регулировании различных видов кооперативов. Данная дифференциация возможна либо в виде специального раздела общего закона, или в виде отдельных законов.
На наш взгляд, мнение отдельных цивилистов о необходимости отмены специальных законов весьма неоправданна. При современных конструкциях юридических лиц в законах о них весьма сложно будет отразить в ГК РФ необходимые специфические особенности того или иного предмета регулирования. Поэтому полагаем, что необходимо сохранить дифференциацию правового регулирования кооперативов в отдельных сферах экономической деятельности (в частности сельскохозяйственных) в виде специальных федеральных законов. Кстати, разработчики Концепции развития гражданского законодательства также стоят на позиции двучленного правового регулирования создания и деятельности юридических лиц — ГК РФ и специальные законы.
Юридическая конструкция норм ГК РФ о потребительских кооперативах свидетельствует о том, что необходимость дифференциации осознана и самим законодателем. В частности, п. 2 ст. 50 ГК РФ не предусматривает разновидностей производственных кооперативов, а п. 3 ст. 50 ГК РФ, наоборот, выделяет среди потребительских кооперативов жилищные, жилищно-строительные, гаражные, садоводческие, огороднические и дачные потребительские кооперативы, общества взаимного страхования, кредитные кооперативы, фонды проката, сельскохозяйственные потребительские кооперативы. При этом статус сельскохозяйственных потребительских кооперативов в ГК РФ как вид потребительских кооперативов не урегулирован. Очевидно, напрашивается вывод о том, что-либо должен быть общий федеральный закон о потребительских кооперативах (статус сельскохозяйственных потребительских кооперативов может быть предусмотрен в виде отдельной главы этого закона),
14 Hagen H. Guidelines for Cooperative Legislation. Geneva: International Labour Office, 2005. P. 15 — Idem. Guidelines for Cooperative Legislation third revised edition. Geneva: International Labour Office, 2012. Р. 59.
либо сохранен Федеральный закон «О сельскохозяйственной кооперации». И в этом проявляется непоследовательный характер внесенных в ГК РФ изменений. Первоначально разработчики Концепции, посетовав на то, что слишком много отдельных видов федеральных законов, определяющих особенности правового статуса юридических лиц отдельных организационно-правовых форм, думали об отмене ряда специальных законов. Но и в новой редакции п. 4 ст. 49 ГК РФ по-прежнему предусматривает правовую возможность принятия отдельных законов и иных нормативных правовых актов, определяющих гражданско-правовое положение юридических лиц отдельных организационно-правовых форм, видов и типов, а также юридических лиц, созданных для осуществления деятельности в определенных сферах. Относительно кооперативов правовая ситуация выглядит следующим образом. В частности, правовой статус производственных кооперативов будет урегулирован, помимо норм ГК РФ, отдельным федеральным законом о производственных кооперативах (этот вывод следует из ст. 106. 1−106.2 ГК РФ). Принятие данного закона планировалось разработчиками Концепции. Но что касается статуса потребительских кооперативов, то ни ст. 123.2 и 123.3 ГК РФ, ни п. 3 ст. 50 ГК РФ не предусматривают принятие единого федерального закона о потребительских кооперативах. Очевидно, будет сохранена дифференциация правового регулирования отдельных видов потребительских кооперативов. Но это не исключает того, что в ГК РФ по аналогии со структуризацией норм о хозяйственных товариществах и обществах следует выделить отдельный подпараграф в параграфе 2 гл. 4 и поименовать его «Общие положения о кооперативах». Прежде всего, ГК РФ должен содержать общее понятие кооператива. Данная потребность назрела уже давно. И говорят, и пишут об этом немало. Особенно актуализировалось внимание к кооперативам после прошедших в России в 2013 и 2014 годах двух общероссийских съездов сельских кооперативов и определенного поворота государственной власти лицом к сельскохозяйственным кооперативам и их проблемам, в том числе и в целях обеспечения агропродовольственной безопасности страны.
В международной кооперативной доктрине единое понятие кооператива, вне зависимости от их видового и отраслевого многообра-
Гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право 81
зия, сформулировано уже давно. В Декларации МКА «О кооперативной идентичности» (1995)15 под кооперативом понимается «автономная ассоциация людей, объединившихся добровольно для удовлетворения своих общественно-экономических, социальных и культурных потребностей посредством демократически управляемого предприятия, находящегося в совместном ведении его членов"16. Единое понятие кооператива сформулировано и в Модельном законе СНГ «О кооперативах и их объединениях (союзах)» от 6 декабря 1997 года17, в котором кооператив — добровольное объединение граждан на основе членства с целью удовлетворения материальных и иных потребностей путем организации на демократических началах совместной деятельности, предусмотренной уставом, и объединения его членами имущественных (паевых) взносов. Однако разработчики обсуждаемых в настоящей статье изменений в ГК РФ проигнорировали как сложившиеся мировые тенденции, так и мнения представителей отраслевых наук (в частности аграрного права) и практиков и по-видимому не нашли целесообразным разработать общее понятие кооператива.
Во-вторых, ГК РФ сохранил ничем не оправданное деление кооперативов на производственные как коммерческие корпоративные организации и потребительские кооперативы как некоммерческие корпоративные организации.
В течение многих лет в литературе активно обсуждается проблема двухчленной классификации, принятой в ГК РФ, юридических лиц на коммерческие и некоммерческие орга-низации18. Современными учеными высказано несогласие с такой классификацией и предложено законодательное выделение кооперативов в особый род юридических лиц, не относящихся ни к коммерческим, ни к некоммерческим организациям. Д. В. Новак опровергает это предложение, считая его необоснованным, поскольку такой подход «подрывает саму
15 Материалы Юбилейного XXXI конгресса МКА в Манчестере. М.: Центросоюз Р Ф, 1995.
16 Абова Т. Е. Производственные кооперативы в России: правовые проблемы теории и практики // Государство и право. 1998. № 8. С. 73−74.
17 Информационный бюллетень. 1998. № 16.
18 Абова Т. Е. Кооперативы как субъект гражданского пра-
ва // Субъекты гражданского права: сб. ст. / под ред. Т.Е. Або-
вой. М., 2000. С. 64−65.
классификацию, избранную российским законодателем в качестве базовой. Норма п. 1 ст. 50 ГК РФ о том, что основная цель деятельности коммерческих организаций — извлечение прибыли — не препятствует отнесению к ним кооперативов, поскольку данный признак не является определяющим для разграничения коммерческих и некоммерческих организаций». При этом Д. В. Новак приводит пример наиболее четкого проявления коммерческой сущности применительно к потребительским обществам, на что указано в цивилистической литературе, характеризуя потребительское общество, несмотря на его название как разновидность производственных кооперативов19.
Поддерживая позицию Т. Е. Абовой, полагаем, что доводы Д. В. Новак неубедительны, а вернее, спорны. Сошлемся на пример из кооперативной доктрины США, где кооперативы давно признавались корпорацией (российская наука и законодательство, наконец, сделали это), но корпорацией особого рода20. Так, в США корпорации подразделяются на три группы: 1) прибыльные, со стандартной ориентацией на инвестора- 2) кооперативы, ориентированные на получение экономии или клиента- 3) бесприбыльные корпорации.
Поскольку прибыльные и бесприбыльные предприятия имеют важные различия, постольку уместна определенная в США классификация частных предприятий по организационно-правовым формам: 1) индивидуальные (находящиеся в собственности одного физического лица или семьи) — 2) товарищества- 3) корпорации (акционерные общества) — 4) кооперативы21.
Российские цивилисты выделяют два критерия отграничения коммерческих организаций от некоммерческой: извлечение прибыли и возможность ее распределения между учредителями.
Д. В. Новак справедливо отмечает, что в правовой доктрине обоснованно обращается
19 Новак Д. В. К упорядочению системы некоммерческих организаций // Вестн. гражданского права. 2007. № 3. Т. 7. С. 74−75 — Гражданское право: учеб. Т. 1: Общая часть / отв. ред. Е. А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтер Клувер, 2004. С. 337, 278 (авт. гл. Е. А. Суханов, Н.В. Козлова).
20 Палладина М. И., Воронина Н. П. Сельскохозяйственные потребительские кооперативы: правовые вопросы // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2014. № 1. С. 53−58.
21 Шаарс Марвин А. Кооперативы: принципы и практика: пер. с англ. // Ун-т штата Висконсин: справ. -информ. программа. М., 1993. С. 6.
82
Юридическая наука. 2014. № 4
внимание на крайне слабую значимость для рассматриваемой классификации первой из указанных составляющих — признака основной цели деятельности организации22. Нередко юридические лица, созданные в формах коммерческих организаций, все полученные доходы расходуют на развитие материальной базы, совершенствование технологий либо вовсе не преследуют цели извлечения прибыли23. В то же время как некоммерческие организации не только фактически, но и юридически изначально, с момента их создания ориентированы на получение прибыли. Поэтому извлечение прибыли в качестве одного из критериев отграничения коммерческих от некоммерческих организаций является крайне слабым и вряд ли может претендовать на фундаментальность.
В результате анализа правовых и литературных источников Д. В. Новак приходит к выводу, что решение рассмотренной проблемы возможно двумя путями: 1) установление запрета на распределение прибыли между участниками определенной формы, для которых такой запрет отсутствует, с сохранением ее статуса как некоммерческой- 2) перевод такой организационно-правовой формы из разряда некоммерческих организаций в коммерческие с сохранением возможностей распределения прибыли между участниками. К сожалению, российский законодатель пошел по первому пути: оставил потребительские кооперативы, включая сельскохозяйственные потребительские кооперативы, в числе некоммерческих организаций, но запретил распределять полученную прибыль между своими членами (п. 1 ст. 50 ГК РФ). На наш взгляд, возможен и иной путь решения проблемы.
Для отграничения сельскохозяйственных потребительских кооперативов от сельскохозяйственных производственных кооперативов существуют два объективных (не норматив-
22 В. А. Рахмилович считает этот критерий весьма неопределенным, так как «отграничить основную цель деятельности от неосновной бывает затруднительно, поскольку здесь возможные обходные пути и камуфляж // Гражданское право России. Общая часть: курс лекций / отв. ред. О. Н. Садиков. М.: Юрист, 2001. С. 148. Примечание: здесь и далее цитирование осуществляется по: Новак Д. В. Указ. соч.
23 Басин Ю. Г. Юридические лица по гражданскому праву. Понятие и общая характеристика // Басин Ю. Г. Избранные труды по гражданскому праву. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 106 — Степанов Д. Формы реорганизации некоммерческих организаций // Хозяйство и право: прил. к журн. 2003. № 10. С. 6.
ных) взаимосвязанных критерия: а) вид и характер хозяйственной деятельности и б) субъектный состав членов кооператива по социальным признакам, что самое главное. Система потребительских кооперативов состоит из кооперативов: 1) перерабатывающих сельскохозяйственную продукцию- 2) закупочных- 3) сбытовых- 4) обслуживающих производственнотехнических- 5) кредитных- 6) страховых (в перспективе). По первому критерию все названные иные аналогичные потребительские кооперативы классифицируются как разные виды юридических лиц одной и той же организационно-правовой формы. Однако в тех же видах деятельности могут существовать и производственные кооперативы, которые во взаимоотношениях с сельскохозяйственными товаропроизводителями должны выступать как автономные юридические лица, как контрагенты, интересы которых не только не совпадают, но, наоборот, противоречат между собой.
Следовательно, данный критерий — вид деятельности — лишь предпосылка отнесения того или иного кооператива к соответствующей разновидности сельскохозяйственного потребительского кооператива. Главным же выступает второй критерий: в отличие от производственного кооператива, членами которого могут быть только физические лица, поскольку основа его — личный труд каждого члена, субъектами потребительского кооператива являются только юридические лица независимо от их организационно-правовой формы (колхозы, совхозы, фермерские хозяйства). Отсюда происходит производный от данного (второго) критерий — использование только наемного труда, вся деятельность осуществляется работниками на основе трудового договора. В производственном кооперативе кооперативная организация как самостоятельный субъект гражданских прав органично связана с кооперативом как предприятием, как имущественным комплексом, так как члены кооперативной организации создают живую субстанцию предприятия. В потребительском кооперативе как общественно-производственной организации, выступающей в качестве субъекта гражданских прав как объединения юридических лиц, кооперативное предприятие отделено (имущественно и организационно), выступает как юридическое лицо, права которого ограничены правами его создателя — кооперативного объединения. Как видим, сельскохо-
Гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право 83
зяйственный потребительский кооператив -весьма сложная конструкция, органично сочетающая в себе свободнотрудовые отношения кооператива как предприятия с членскими отношениями создававшей его организацией, иначе говоря, корпорация с подведомственной корпорацией.
В настоящее время названные выше потребительские кооперативы квалифицированы в налоговом и ином законодательстве как сельскохозяйственные на основании двух критериев:
а) их членами являются сельскохозяйственные товаропроизводители-
б) они являются составной частью производства сельскохозяйственной продукции до его конечного результата — поступления продовольствия в розничную продажу.
Сельскохозяйственные потребительские кооперативы ошибочно оставлены в числе некоммерческих организаций. Как и производственные кооперативы, сельскохозяйственные потребительские кооперативы ориентированы на улучшение условий труда и жизни своих членов, а сделать это возможно только путем извлечения прибыли, а, главное, распределением ее между своими членами, что после изменений от 5 мая 2014 года невозможно. Запрет распределения прибыли между членами сельскохозяйственных потребительских кооперативов подорвет и без того слабый уровень данного вида сельскохозяйственной кооперации.
Что касается применения термина «потребительский» к данному виду сельскохозяйственных кооперативов, следует отметить, что сельскохозяйственные потребительские кооперативы ничего общего с потребительскими кооперативами не имеют. Включение сельскохозяйственных потребительских кооперативов, сугубо автономных по всем экономическим и правовым признакам, в категорию «потребительские кооперативы» было грубейшей ошибкой. Поэтому сельскохозяйственные потребительские кооперативы должны быть переименованы в кооперативы производительного потребления, поскольку это название будет наиболее точно отражать содержание данного вида кооперативов и не позволит квалифицировать их в качестве некоммерческих организаций. Данные сельскохозяйственные кооперативы также можно объединить понятием «агросервисные кооперативы», так как по своей
природе они являются составной частью общего цикла сельскохозяйственного производства: от выращивания продукции до ее конечного потребления. В законодательстве ряда стран (в частности, Украины) эти кооперативы именуются как обслуживающие.
Сельскохозяйственные кооперативы могут быть и агропромышленными, то есть включать одновременно и производственные, и потребительские функции. Это обуславливает использование в этих юридических лицах труда (личного труда в производственном кооперативе и наемного труда в кооперативах производительного потребления). Кооперативное предприятие объединено вместе с управленческой структурой. В кооперативах производительного потребления кооперативное предприятие отделено от собственников, но при этом права предприятия ограничиваются, поскольку за его убытки ответственность несет кооператив.
В-третьих, вряд ли обоснована норма ГК РФ (п. 5 ст. 50) о том, что некоммерческая организация, уставом которой предусмотрено осуществление приносящей доход деятельности, за исключением казенного и частного учреждений, должна иметь достаточное для осуществления указанной деятельности имущество рыночной стоимостью не менее минимального размера уставного капитала, предусмотренного для ООО. Насколько это возможно для потребительских кооперативов? Один из признаков кооперативов, с которым соглашаются представители всех кооперативных школ, — это свободное членство, что означает право не только на вступление в кооперативов, но и право на выход из него с получением стоимости пая. Поэтому паевой капитал кооператива носит заранее неопределенный характер (в Положении о кооперативных товариществах и их союзах 1917 года капитал именовался термином «переменный»). При определении размера паевого фонда потребительского кооператива определенным минимумом при выходе члена кооператива из его состава он должен производить отчуждение или передачу своего пая другим членам или третьим лицам. А как быть с исключением из кооператива и возврате исключенному члену кооператива стоимости его пая? Закон на этот вопрос ответа не дает. Ограничить деятельность потребительских кооперативов исключительно некоммерческими видами деятельности не представ-
84
Юридическая наука. 2014. № 4
ляется возможным, особенно в сельскохозяйственных потребительских кооперативах, поскольку доход в потребительском кооперативе -это средство достижения основной цели -улучшение условий жизни своих членов.
В-четвертых, необоснованно в качестве синонима производственного кооператива сохранено использование термина «артель». В дореволюционной кооперативной теории ряд ученых придерживались мнения о кооперативной природе артели: А. А. Николаев связывал происхождение кооперации с артельной формой организации хозяйственной деятельности24, К. А. Пажитнов квалифицировал трудовые артели как кооперативы продавцов рабочей силы25, М.И. Туган-Барановский выделял среди кооперативов производственноподсобные, трудовые и производительные артели26. Однако есть и противоположная позиция — артели отличны от кооперативов тем, что артель представляет собой «промысловый вид экономической деятельности», основанный на «миграционной трудовой и предпринимательской деятельности"27. На наш взгляд, артель отлична от кооператива по другим признакам: временному характеру деятельности, отсутствию общего имущества, созданию по договору, а не в уставной форме. Термин «артель» крайне неудачно использовался в колхозном законодательстве СССР (в частности, понятие «сельскохозяйственная артель» использовалось в уставах 1930 и 1935 годов). Очевидно, современный законодатель отдает дань исторической традиции: термин «артель» исполь-
24 Хейсин М. Л. Потребительская кооперация в Великобритании. Пг., 1919. С. 63.
25 Пажитнов К. А. Основы кооператизма. Пг.: Мысль, 1917. С. 61.
26 Туган-Барановский М. И. Социальные основы кооперации. М.: Экономика, 1989. С. 94.
27 Ше С. Г. Артельный подход к организации предпринимательской деятельности // Изв. Иркут. гос. экон. акад. (Байкал. гос. ун-т экономики и права). 2012. № 3.
зуют и ГК РФ (ст. 106. 1), и Федеральный закон «О сельскохозяйственной кооперации» от 8 декабря 1995 года (п. 2 ст. 3), и Федеральный закон «О производственных кооперативах» от 8 мая 1996 года № 41-ФЗ (ст. 1). Мы полагаем, что термин «артель» должен быть исключен из норм ГК РФ и действующего законодательства о производственных кооперативах.
В-пятых, ГК РФ, лишив потребительские кооперативы права распределять доходы между своими членами, тем не менее, оставил норму о субсидиарной ответственности членов кооператива по обязательствам потребительского кооператива в пределах невнесенной части дополнительного взноса каждого из членов кооператива (п. 2 ст. 123. 3), что в большей степени характерно для коммерческих, а не для некоммерческих организаций.
Таким образом, изменения в правовом статусе кооперативных организаций, давно обоснованные кооперативной теорией и выстраданные практикой, так и не состоялись. Все «новеллы», внесенные в ГК РФ 5 мая 2014 года относительно кооперативов, носят непоследовательный характер, что не только не приведет к совершенствованию правового регулирования их создания и деятельности, но и будет иметь негативные правовые последствия для кооперативных организаций. Тем не менее, будем надеяться на то, что российские кооперативы, пройдя сквозь тернии, достигнут звезд, и их мнение будет воплощено в российском законодательстве.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой