Партизанская борьба с оккупантами на Брянщине в период с ноября 1941 по май 1942 года

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94. (470)
Абовян Елена Николаевна
Брянский государственный технический университет
mjordon@yandex. ru
ПАРТИЗАНСКАЯ БОРЬБА С ОККУПАНТАМИ НА БРЯНЩИНЕ В ПЕРИОД С НОЯБРЯ 1941 ПО МАЙ 1942 ГОДА
В статье описывается второй этап борьбы партизан с оккупантами на территории Брянщины, который ограничивается периодом с ноября 1941 по май 1942 гг.- рассматривается процесс централизации управления отрядами, организации штабов партизанской войны, партизанских краев и зон.
Ключевые слова: Великая Отечественная война, партизаны, партизанский отряд, подполье, диверсии, сопротивление, оккупация.
Поражение под Москвой и отступление от нее показало, что план немецкого командования «молниеносной» войны оказался несостоятельным. У противника появились новые задачи — надолго, во всяком случае на всю зиму, «обживать» оккупированную территорию, сквозь которую они стремительно прошли в конце лета и осенью. А это означало крайнюю необходимость сохранять инфраструктуру региона, опираясь на которую немецкое командование рассчитывало обеспечить содержание и снабжение своих войск, а в будущем, опираясь на нее, одержать победу на московском направлении. Германское руководство вынуждено было в корне пересмотреть свою «восточную политику». Это сформулировал Й. Геббельс в своем дневнике: «…мы должны коренным образом изменить нашу восточную политику. Мы можем значительно уменьшить партизанскую опасность, если завоюем доверие населения. будет целесообразно также создать в некоторых регионах марионеточные правительства, которые будут проводить нужные нам непопулярные меры. они будут служить удобным прикрытием для проведения нашей собственной политики» [7]. Основная цель -с помощью местных структур бороться с партизанами и тем самым создать себе возможность беспрепятственно осуществлять переброску войск вдоль линии фронта. Кроме этого, использовать местное население и ресурсы для содержания армии и, собственно, самой Германии.
В это же время советское руководство усилило работу по созданию новых партизанских отрядов и координации их боевых действий для срыва этих целей противника. Перед партизанами ставятся новые задачи. Кроме борьбы с оккупантами и срыва передислокации их частей, возникает необходимость борьбы со структурами «самоуправления», уничтожения предателей и подъема национально-освободительного движения местного населения. Продолжали формироваться партизанские отряды. К примеру, в конце 1941 г. на территории Жуковского района возник отряд военнослужащих во главе с капитаном И. И. Муралем и лейтенантом Кабановым. В Дятьковском районе — отряды старшего политрука Корягина, лейтенанта Куликова и старшего лейтенанта Г. И. Орлова.
По данным А. П. Горшкова, через полгода количество партизан увеличится в пять раз [3, д. 166, л. 11].
Началась концентрация партизанских сил в брянских лесах. По данным архива ФСБ по Брянской области, в первой половине января 1942 г. в лесном массиве Брянск — Жиздра — Дятьково -Жуковка активно действовали 11 партизанских отрядов. Из них первым отрядом, численностью 30 человек, командовал Шпадарев- вторым отрядом, численностью 26 человек, — Денисов, и третьим отрядом, численностью 22 человека, — Пу-клин [1, д. 208, л. 5−6]. К 14 января все 11 отрядов были объединены в партизанский батальон численностью 300 человек под общим командованием Виноградова [1, д. 208, л. 7].
К концу 1941 — началу 1942 гг. брянские леса стали местом сосредоточения не только местных, но и многих украинских партизан. Из Сумской области сюда переместился отряд С. А. Ковпака и С. В. Руднева, из Донбасса — отряд И. Ф. Боровика, из Харьковской области — отряды Н. О. Воронцова и К. И. Погорелова. Из открытых полустепных местностей, малопригодных для партизанских действий, они перебрались в лесную зону [1, д. 95, л. 1−12]. Так, в лесах на границе с Белоруссией и Украиной действовали Злынковский партизанский отряд под командованием Маркова, Новозыбковский — под командованием Чернобае-ва, Климовский — под командованием Варожева, Стародубский — под командованием Денисенко. Отряды действовали совместно с соединением черниговских партизан под командованием А. Ф. Федорова [1, д. 95, л. 1−12].
В целях повышения эффективности борьбы проводилась централизация управления отрядами, создавались штабы партизанской войны. Так, в середине марта был создан объединенный штаб партизанских отрядов зоны Хинельских лесов Орловской области под командованием капитана И. А. Гудзенко. 15 декабря 1941 г. на станции Нерусса (в Суземском районе) командиры и комиссары находившихся в южной части Брянских лесов партизанских отрядов, а также секретари нескольких подпольных райкомов партии приняли решение о координации своих действий и создали объединенный штаб (командир — А.Н. Сабуров) [6].
© Абовян Е. Н., 2014
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова № 4, 2014
79
Совместные действия нескольких отрядов позволили провести успешные операции против гарнизонов оккупантов в Суземке, Локте, а 2 февраля 1942 г. силами шести отрядов под общим руководством А. Н. Сабурова, И. С. Сенченкова и А.Д. Бон-даренко разгромить гарнизон коллаборационистов в Трубчевске [4, РХ 23−23, л. 11 об- 5].
Крупные неудачи заставили немецкое командование бросить на фронт тыловые резервы, и поэтому в ряде населенных пунктах в это время кадровых войск оккупантов не осталось, а численность оставленных гарнизонов в других была невелика. Это обстоятельство использовали партизаны. В декабре 1941 г. п. Жуковка был освобожден партизанским отрядом и несколько дней удерживался им [8- 9]. 4 февраля партизаны разгромили гарнизон на железнодорожной станции Палужье Выгоничского района.
11 апреля 1942 г. был создан единый Штаб южного массива брянских лесов, объединявший 48 отрядов. 23 апреля 1942 г. Орловским обкомом ВКП (б) и Военным Советом Брянского фронта было создано объединенное командование южной группировки партизанских отрядов — Штаб объединенных партизанских отрядов южных и юго-западных районов Орловской области.
На 15 марта 1942 г. на территории региона, согласно докладной записке начальника областного управления НКВД К. Ф. Фирсанова, «официально действовало 65 партизанских отрядов, оставленных в тылу или переброшенных через линию фронта, общей численностью 2 тыс. 959 чел., а также 236 истребительно-диверсионных разведывательных групп общей численностью 731 чел.». Согласно этой же записке, «количество партизан после пополнения их отрядов за счет населения достигало 5000−5500 чел» [2, д. 827, л. 147]. Через два с половиной месяца секретарь обкома А. П. Матвеев в своей докладной записке в ЦК ВКП (б) указывал, что «на территории области действуют 60 партизанских отрядов общей численностью 25 240 чел.» [2, д. 827, л. 147].
По мере роста партизанского движения возникла необходимость создания общего органа управления партизанскими отрядами. 16 марта 1942 г. секретарь обкома ВКП (б), член военного совета Брянского фронта А. П. Матвеев, заместитель начальника политуправления фронта С. С. Шатилов и начальник разведотдела штаба фронта Кочетков обратились в Военный Совет фронта с предложением о создании оперативного штаба по руководству партизанским движением. Вскоре штаб был создан. В его состав вошли секретарь Орловского обкома ВКП (б), член Военного Совета фронта ст. майор госбезопасности А. П. Матвеев, начальник Политуправления фронта генерал-майор А. П. Пигурнов, начальник УНКВД К. Ф. Фирсанов, секретарь обкома комсомола И. И. Борцов и началь-
ник разведотдела фронта М. А. Кочетков. Созданный штаб разработал план развития подпольных организаций, активизации деятельности партизанских отрядов в тылу врага и расширения радиосвязи с отрядами, усиления диверсионно-разведывательной деятельности.
В конце апреля 1942 г. в тыл была переброшена группа командиров и политработников 10-й армии в составе капитана А. Н. Галюги, батальонного комиссара Розина, передавшая решение политотдела армии о создании объединенных партизанских отрядов. Объединенные отряды и военные группы были сведены в 3-ю стрелковую партизанскую дивизию под командованием капитана А. Н. Галюги. По данным А. П. Горшкова, в мае 1942 г. эта дивизия насчитывала в своем составе 7 батальонов, численностью около 2 000 человек, и имела на вооружении 13 орудий, 24 миномета, 8 станковых и 74 ручных пулемета, 150 автомашин и 1500 винтовок [3, ф. 451, оп. 1, д. 166, л. 15].
Для установления прочной связи с партизанами и более глубокого изучения обстановки на оккупированной территории решением бюро Орловского обкома в ночь на 19 апреля 1942 г. «прибыла группа в составе Алешанского — зам. председателя облисполкома, М. А. Забельского — представителя УНКВД, И. Д. Калинина — представителя политуправления фронта и Вайнеровича — военного кинооператора». Группа на парашютах приземлилась в районе деревни Чернь. По поручению обкома и штаба фронта 15 мая в поселке Гавань группа провела совещание с секретарями подпольных райкомов и командным составом партизанских отрядов. Оно признало необходимым сформировать объединенный штаб партизанских отрядов. Его командиром был назначен Д. В. Емлютин, комиссаром — секретарь Трубчевского райкома ВКП (б)
A.Д. Бондаренко, начальником штаба — В.К. Гого-люк, заместителем комиссара — полковой комиссар
B.А. Андреев, редактором партизанской газеты -секретарь Трубчевского райкома ВКП (б) — Н.П. Ко-ротков [3, ф. 451, оп. 1, д. 166, л. 15].
Партизаны значительно расширяют подконтрольные территории и начинают создавать обширные партизанские края и зоны. Этот процесс начинается с декабря 1941 г. 14 февраля партизаны овладели Дятьковом [3, ф. 1650, оп. 1, д. 255, л. 3940]. 16 февраля на объединенном заседании Дять-ковского райкома партии и райисполкома было вынесено постановление о восстановлении Советской власти в районе [3, ф. 451, оп. 1, д. 194, л. 24]. Так образовался партизанский край на Брянщине, куда входили Дятьковский, часть Дубровского, Жуковского, Брянского районов, а также Людиновско-го и Жиздринского районов Калужской области [3, ф. 451, оп. 1, д. 194, л. 24].
К апрелю 1942 г. на юге Брянских лесов образовался еще один партизанский край. Его терри-
80
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова № 4, 2014
тория простиралась на 140 км с севера на юг и на 100 км с запада на восток, занимая большую часть Навлинского, Суземского, Трубчевского, некоторые территории Брасовского, Брянского, Выго-ничского, Комарического, Погарского, Почепского и Севского районов.
Активизировалась подпольная деятельность в населенных пунктах, остающихся под контролем у оккупантов. Так, в 1942 г. в Карачеве действовала подпольная группа под руководством учительницы А. В. Панкратовой, связанная с Брянским городским партизанским отрядом, куда подпольщики передавали разведданные. Активно действовали в 1942 г. подпольщики в Локте внутри «русского самоуправления», организованного германскими властями. Комаричскую подпольную группу возглавлял молодой врач П. Г. Незымаев, который срывал отправку молодежи в Германию — им было спасено более 300 человек.
К весне 1942 г. партизанские части насчитывали в своих рядах около 18 тыс. партизан и партизанок, имели на вооружении 13 танков, 5 бронемашин, 6 полковых, 13 батальонных и 117 ротных минометов, 12 станковых и 395 ручных пулеметов, 81 орудие разных калибров, 5000 снарядов и 7000 мин разных калибров, 5 млн. патронов. Согласно данным А. П. Горшкова, в мае 1942 г. партизаны удерживали в своих руках до 500 населенных пунктов с населением 150 тыс. чел. [3, ф. 451, оп. 1, д. 166, л. 12−13]. В. В. Крашенинников приводит несколько иные данные: в мае 1942 г. партизанами края контролировалось около 500 населенных пунктов, где проживало примерно 200 тыс. жителей. Территорию края обороняли около 8 тыс. партизан и примерно столько же из групп самообороны [10].
К маю 1942 г., помимо двух партизанских краев, образовалась обширная (до 200 селений) партизанская зона на территории Клетнянского и частично некоторых прилегающих (Жуковского, Дубровского, Мглинского, Суражского) районов.
По отчетным данным партизанских отрядов, на 14 мая 1942 г. орловскими партизанами было убито 19 845 вражеских солдат, 237 офицеров, один генерал, 2090 предателей. Сбито стрелковым оружием, уничтожено в эшелонах и на вражеских аэродромах 44 самолета, пущено под откос 32 вражеских эшелона, взорвано 125 различных мостов, подорвано и сожжено 42 танка и бронемашины и 418 автомашин [3, ф. 451, оп. 1, д. 166, л. 12−13].
Партизанские отряды, входящие в юго-западную группу региона, с октября 1941 г. по 15 мая 1942 г. выросли с 900 человек до 8 тыс. человек [1, д. 83, л. 2] партизан и бойцов групп самообороны.
Советское руководство, в связи с наступлением врага на юге СССР, поставило задачу усилить разрушение инфраструктуры противника, чтобы воспрепятствовать переброске войск из Восточной Пруссии, Польши, Прибалтики, из-под блокиро-
ванного Ленинграда. Ставились серьезные задачи по разрушению мостов, подрыву железнодорожных путей, организации налетов на станции для разрушения путевого хозяйства, подрыву путей во время движения составов, для чего необходимо было овладеть приемами сложного минирования и уничтожения рельсового полотна.
В конце весны 1942 г. партизаны провели ряд операций по дезорганизации железнодорожных перевозок на железнодорожных линиях Брянск -Гомель и Брянск — Льгов. Так, в ночь на 22 мая 1942 г. 7 партизанских отрядов Трубчевского и Вы-гоничского районов в результате одновременного нападения на участок между станциями Красный Рог и Выгоничи разрушили 7,5 км железнодорожного полотна, 4,5 км линий связи, пустили под откос бронепоезд, разгромили гарнизон станции Хмелево [2, д. 61, л. 173].
Первый партизанский аэродром был подготовлен в конце марта 1942 г. вблизи села Слобо-дище в Дятьковском районе. В мае аэродромы появились у партизан Навлинского района — вблизи сел Вздружное и Салтановка, а в июне крупный аэродром был оборудован близ деревни Смелиж Суземского района. Партизанам начали регулярно доставлять боеприпасы, взрывчатку, медикаменты, агитационно-пропагандистские материалы, а из партизанских краев вывозили раненых, членов семей партизан.
Таким образом, к лету 1942 г. партизаны Брян-щины добились заметных успехов, создав два обширных подконтрольных края и одну зону, проведя несколько крупных операций против оккупантов и их пособников. В одном из немецких февральских приказов 1942 г. отмечалось, что «в русских селах население сочувствует и помогает партизанам», а коллаборационистская газета «Голос народа», издававшаяся в п. Локоть, высказала аналогичную мысль более развернуто: «Население поддерживает партизан… Партизаны держатся по двум причинам: во-первых, — возможность прятаться в лесах и, во-вторых, — поддержка большинством населения, которое не желает выдавать их властям. В результате партизаны создали себе широкую экономическую базу и контролируют многие районы» [10].
Партизаны держали под контролем районы и населенные пункты, в основном примыкавшие к лесу. Они не могли контролировать Брасовский район, особенно Локоть, где германскими властями был создан центр коллаборационизма [3, д. 77, л. 79−89], а также те районы, где располагались усиленные воинские гарнизоны, военная «русская» полиция. Таким образом, задачи партизан в регионе резко усложнились в связи с тяжелым положением Красной армии. Не допустить переброску войск противника вдоль линии фронта с севера на юг — становилось главной задачей парти-
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова № 4, 2014
81
зан. С другой стороны, необходимость активного использования инфраструктуры региона германскими властями вынудило их опираться на местное население, усиливая различные формы коллаборационизма.
Библиографический список
1. АУФСББО (Архив Управления Федеральной службы безопасности РФ по Брянской области). -Открытый фонд. — Д. 83, 95, 059, 208.
2. РГАСПИ (Российский государственный архив социально-политической истории). — Ф. 69. -Оп. 1. — Д. 61, 827.
3. ЦНИБО (Центр новейшей истории Брянской области). — Ф. 1650. — Оп. 1. — Д. 77, 255- Ф. 451. -Оп. 1. — Д. 166, 194.
4. БА-МА, РХ (Bundesarchiv-MiИtararchiv (ВА-МА). — Федеральный архив — военный архив (БА-МА), 23−23. — Л. 11 об.
5. Анищенко Е. Н. Через толщу лет. — Тула, 1996. — С. 10−11.
6. Богатырь З. А. Борьба в тылу врага. — М., 1969. — С. 54−55.
7. Брамштедте Е., Френкель Г., Манвелл Р. Йозеф Геббельс — Мефистофель усмехается из прошлого. — Ростов н/Д, 2000. — С. 178−179.
8. Гаврилкин Г. А. Непокоренный Суземский край (хроники партизанской битвы) // Поклонимся великим тем годам… — М.- Суземка, 2005. — С. 2425.
9. Гогун А. Сталинские коммандос. Украинские партизанские формирования. Малоизученные страницы истории. 1941−1944. — М., 2008. — С. 197.
10. Горбачев О. В., Колосов Ю. Б., Крашенинников В. В., Лупоядов В. Н., Тришин А. Ф. История Брянского края. XX век. — Клинцы, 2003. — С. 275 277.
УДК 061. 2(470)
Лапин Денис Леонидович
Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова
denilapin@mail. ru
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КОСТРОМСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ РСМ ПО ПАТРИОТИЧЕСКОМУ ВОСПИТАНИЮ И ИЗУЧЕНИЮ ИСТОРИИ КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТИ НА РУБЕЖЕ XX-XXI ВЕКОВ
Автор раскрывает в статье специфику и формы изучения истории Костромской области КООО РСМ в 19 912 013 гг.
Ключевые слова: общественные объединения, молодежная политика, Российский Союз Молодежи.
В условиях реформирования общества возникает потребность исторической науки в новых знаниях об организации историко-краеведческой работы с молодежью, в ее осмыслении, в анализе организации деятельности государственных учреждений и общественных объединений по обучению и воспитанию молодежи с опорой на исторические знания. Кроме того, сложным в нынешнем российском обществе остается вопрос о социализации учащейся молодежи через историко-краеведческую работу, обусловленный формированием мировоззрения, патриотизма, любви к Родине, а также малой исследованностью проблемы. В статье дается анализ деятельности Костромского отделения «Российского Союза Молодежи» (далее — РСМ), действующего с 1991 г. [3, л. 5].
Актуальность вопроса объясняется тем, что, несмотря на большое количество опубликованных материалов, раскрывающих деятельность РСМ, фактически вне поля зрения историков остается именно ее патриотическая составляющая. Кроме того, последние два прошедших десятилетия — время во многом противоречивое, в том числе и в области краеведения. С одной стороны, интерес к краеведению значительно возрос, однако обострились проблемы взаимодействия федеральных
и региональных традиций, полиэтнического населения регионов страны, развития национальных культур в условиях полиэтнического государственного образования, изменилась идеологическая составляющая деятельности общественных объединений. С другой стороны, это время разрушения многих традиционных для всей России ценностей, составляющих основу мотивации позитивного социального поведения. Задачи исследования — раскрытие потенциала РСМ и анализ проводимых им историко-краеведческих мероприятий.
Исходя из того, что членами РСМ в Костромской области являются более 2 тыс. молодых людей и он объединяет под своим началом местные отделы в 17 муниципальных образованиях Костромской области, мы можем утверждать о его большом административном потенциале. Объединение тесно сотрудничает с Администрацией Костромской области, департаментами образования инауки, социальной защиты населения Костромской области, Комитетом образования, культуры, спорта и работы с молодёжью Администрации города Костромы, Управлением Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков по Костромской области, Общественной палатой Костромской области, областным и городским советом ветеранов, а также
Вестник КГУ им. H.A. Некрасова № 4, 2014
© Лапин Д. Л., 2014
82

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой