Гришина Наталия Владимировна

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ГРИШИНА НАТАЛИЯ ВЛАДИМИРОВНА
Родилась в 1947 г. в Ленинграде.
Защитила дипломную работу «К вопросу о влиянии индивидуального и группового характера труда на социально-психологические характеристики личности» (руководитель А. Л. Свенцицкий). В 1979 г. в ЛГУ защитила кандидатскую диссертацию «Закономерности возникновения межличностных производственных конфликтов» (специальность 19. 00. 05 — социальная психология- научный руководитель А. Л. Свенцицкий), в 1996 г. в Санкт-Петербургском государственном университете — докторскую диссертацию «Психология межличностного конфликта» (специальность 19. 00. 05 — социальная психология- без консультанта).
Основные места работы и должности: Институт комплексных социальных исследований Ленинградского (Санкт-Петербургского) государственного университета (по распределению), Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта (ныне ПГУПС), Государственный институт усовершенствования врачей (ГИДУВ, ныне МАДО), Ленинградский областной государственный университет, факультет психологии Санкт-Петербургского государственного университета (с 1996 г.). В настоящее время — профессор кафедры общей психологии.
Избранная область в психологии, научные интересы: психология конфликта, психология жизненного пространства, психология ситуаций, экзистенциальная психология. В практической психологии разработала теоретические и методические основания, принципы и технологии психологического посредничества в разрешении межличностных конфликтов.
Своим главным достижением в профессии считает неизменный интерес к психологической науке, книгам, исследованиям, чтению лекций студентам, а также работы в области психологии конфликта, в том числе многократно переиздававшуюся книгу «Психология конфликта», развитие идей ситуационного подхода, издание работ Курта Левина (написала для них биографическую статью о нем), научное редактирование книги С. Московичи.
Награды, знаки общественного признания:
1978 — Диплом лауреата Всесоюзного конкурса молодых ученых и специалистов по общественным наукам-
2003 — Грамота Санкт-Петербургского университета «За педагогическое мастерство" —
2005 — Диплом Лауреата университетской премии «За научные труды" —
2006 — Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации.
Опубликовала около 180 научных и научно-методических работ.
Воспоминания Н. В. Гришиной
Студенческие годы помнятся мне прежде всего как годы учебы. Безусловно, и мне, и моим товарищам есть, что вспомнить: это и вечера при свечах, беседы о Блоке и Достоевском, которые проводил сам Б. Г. Ананьев, участие в первых исследованиях, и, особенно, теплое внимание к нам наших преподавателей. Долгожданное открытие факультета, только что прошедший в Москве Международный психологический конгресс, счастливые и гордые первокурсники — все это создавало на факультете психологии особую атмосферу энтузиазма, какого-то приподнятого настроения и радостных ожиданий. Такой взгляд, возможно, типичен для первокурсника, но мне до сих пор кажется, что это в первую очередь шло от наших учителей. Несколько лет назад в связи с юбилеем нашего факультета мне пришлось отвечать на вопрос одного московского журнала о том, какое событие на факультете сыграло особенную роль в моей жизни. Трудно говорить обо всем этом периоде, но для меня, в моей жизни на факультете, таким событием были не защиты двух диссертаций, доклады на конференциях или полученные награды, а самая первая лекция на первом курсе. Эту лекцию читал Б. Г. Ананьев: он говорил о великом будущем психологии, о ее роли в развитии системы человекознания, и это преисполняло нас ожиданием приобщения к науке, прекрасней которой ничего быть не может. Б. Г. Ананьеву скорее была присуща сдержанность во внешних проявлениях, однако в тот день он не мог скрыть чувств радости и гордости, которые испытывал, обращаясь к своим студентам, студентам столь долгожданного только что открывшегося факультета. Наши учителя вообще были к нам очень внимательны, и что это были за учителя! Б. Г. Ананьев, Л. М. Веккер, И. М. Палей, Б. Ф. Ломов, В. Н. Мясищев, Н. А. Тих, А. В. Ярмоленко… Хочется думать, что мы хотя бы отчасти оправдали их ожидания. Теперь я уже сама читаю лекции в самой большой аудитории факультета, и — вы не поверите — заканчивая лекцию и уходя из аудитории, я оглядываюсь на висящие на стене портреты наших учителей Б. Г. Ананьева, Б. Ф. Ломова, В. Н. Мясищева и иногда думаю о том, что они сказали бы о сегодняшнем факультете. А еще к нам, студентам-первокурсникам и второкурсникам, приезжали ученые Московского факультета (тогда мы еще не знали зарубежных коллег): на этот день отменялись все занятия, и все мы, студенты и преподаватели, слушали лекции А. Н. Леонтьева, А. Р. Лурия, Б. В. Зейгарник и других ученых. Наверное, мы, начинающие психологи, понимали далеко не все, что они говорили, но их увлеченность наукой, интеллект, обаяние, логика покоряли и вдохновляли.
Наши учителя, ученые, которые создавали факультеты психологии в университетах Петербурга и Москвы, закладывали основы профессионального психологического образования в России, могли иметь и разные научные интересы, и отличающиеся позиции в науке, но всех их объединяла безусловная преданность науке. И еще одно выделяло их — масштаб личности! Это были настоящие университетские профессора.
Повторюсь, для меня студенческие годы — это в первую очередь годы учебы. Все было интересно, учились мы все, так по крайней мере мне казалось, с большим энтузиазмом. Б. Г. Ананьев запрещал нам пользоваться учебниками. Они, конечно, были малоудовлетворительны в то время, но почему-то мне кажется, что он и сегодня поступал бы так же. Вместо этого, без всякого снисхождения к уровням наших знаний на первом или втором курсах, от нас требовалось чтение оригинальных научных текстов, академических работ, научных монографий. Нужные нам книги были только в библиотеках,
как правило в единственном экземпляре, поэтому надо было ехать в читальный зал к открытию. Мы занимали очередь друг за другом, а если кому-то удавалось получить книгу на руки, передавали друг другу на ночь или на несколько часов. В выходные дни в студенческом зале Публичной (ныне Российской национальной) библиотеки можно было встретить едва ли не весь наш курс. Конечно, мы не были сухарями и жили нормальной студенческой жизнью, но все-таки сегодня я воспринимаю это время прежде всего как время учебы.
И еще одно. Наш факультет тогда был совсем небольшим, было мало и преподавателей, и студентов, но мы ощущали себя единым целым. Мы, студенты, посещали все научные мероприятия факультета, в том числе все защиты диссертаций, и в этом смысле принимали активное участие в научной жизни университета. А преподаватели, в свою очередь, принимали участие во всех наших студенческих мероприятиях и даже устраивали их для нас, например, многие из нас до сих пор помнят вечер, посвященный Достоевскому, который вел Б. Г. Ананьев.
Почему я выбрала психологию и поступила именно в Ленинградский университет? На вторую половину вопроса ответить легко: я родилась в Ленинграде, живу в Петербурге, и по сей день он для меня самый удивительный и экзистенциальный город мира. А вот почему психология, я вряд ли смогу точно ответить. Я окончила хорошую ленинградскую школу, имела неплохую подготовку, скорее, по гуманитарным наукам, понимала, что не стану физиком или химиком, а в остальном мне было немного все равно. Одно я знала твердо: я буду учиться только в Университете. Когда я услышала, что в университете открывается новый факультет — факультет психологии, то тут же решила, что это — мое. Почему — не знаю, в то время я не смогла бы даже ответить на вопрос, что такое психология. Но я была абсолютно уверена в своем выборе. Интуиция? Не знаю. Впрочем, в моем детстве был один забавный случай. Мама преподавала в Таллиннском педагогическом институте, она была филологом и однажды зачем-то взяла меня с собой на работу. Чтобы чем-то меня занять, меня посадили в аудиторию, где должна была быть лекция по психологии, и велели вести конспект. Писать я еще не умела, но что-то накарябала печатными буквами на выданных мне листочках. В конце лекции преподаватель Э. И. Матвилискер вызвала меня к доске и предложила прочесть мой конспект. Я послушно прочла несколько своих предложений, где была также фраза о том, что некий человек пришел домой и повесил пальто на гвоздик. Обращаясь к студентам, Э. И. Матвилискер сказала: «Смотрите, как интересно. В приведенном мной примере я упомянула о том, что вернувшийся домой человек повесил пальто на вешалку. А Наташа Гришина, видимо, свое пальто вешает дома на гвоздик, вот она поэтому так и написала». Я была совершенно поражена: откуда она знает? Может быть, этот случай и сыграл свою роль.
Практически всю свою профессиональную жизнь я связана с преподаванием и руководством научной работой студентов и молодых ученых. Поэтому мне часто приходится задумываться о сегодняшней психологии и нынешних поколениях психологов, в том числе о том, что можно было бы им пожелать. Мне и моим коллегам — первым выпускникам факультета психологии — приходилось постоянно отвечать на вопрос о том, кто такие психологи и зачем они нужны. Сегодня этот вопрос практически не возникает, и в этом немалую роль сыграли предыдущие поколения психологов, закладывавших основы психологии как науки и профессионального образования в нашей стране. Перемены, произошедшие за последние десятилетия, в том числе в стране в целом, мне
кажется, положительно сказались на психологии. Сегодня люди осознают свое право на полноценную и счастливую жизнь, воспринимают собственную жизнь как ценность, стремятся к подлинности своего существования. И психология должна им в этом помочь. По моему мнению, для психолога очень важны открытость разнообразному опыту, возможность ощущать жизнь во всей ее полноте, включенность в реальный контекст современной жизни. Я считаю, что психолог не может жить в башне из слоновой кости. Великие психологи — это всегда люди, жизнь которых активна и разнообразна, исполнена неожиданных поворотов и перемен. Знать надо много, а вот темы для научной работы и исследований надо искать, по моему убеждению, не в книгах, а в реальности. Психологии нужен действительный пульс жизни, она не может рождаться в закрытых университетских кабинетах. Вместе с тем очевидная практическая ориентированность современной отечественной психологии не должна умалять значения наших исследований и академической работы. Появление огромного числа популярных книг и брошюр по психологии, разнообразной учебной литературы с их упрощенным содержанием приучает к несложной умственной работе. А ведь психология по-прежнему остается не только самой прекрасной, но и самой сложной наукой. А это сулит как немалые трудности, так и радости для всех тех поколений психологов, которые вот уже почти полвека связывают свою жизнь с факультетом психологии нашего замечательного университета.
Основные публикации Н. В. Гришиной
Отдельные издания
Психология конфликта. СПб: Питер, 2000. (Серия «Мастера психологии»).
Хрестоматия: психология конфликта / сост. и общ. ред. СПб.: Питер, 2001.
Хрестоматия: психология социальных ситуаций / сост. и общ. ред. СПб.: Питер, 2001.
Психология ситуаций. СПб.: Изд-во С. -Петербургского ун-та, 2011. (в соавторстве)
Статьи
Обучение психологическому посредничеству в разрешении конфликтов // Московский психотерапевтический журнал. 1992. № 2. С. 145−160.
Психология социальных ситуаций // Вопросы психологии. 1997. № 1. С. 121−132.
Помогающие отношения: профессиональные и экзистенциальные проблемы // Психологические проблемы самореализации личности. СПб: Изд-во СПбГУ, 1997. С. 143−156.
«Нечестная игра» в межличностном взаимодействии // Общественные науки и современность. 1997.
Психологическая работа с конфликтами: три вида диалога // Психологические проблемы самореализации личности. СПб., 1999. С. 61−75.
Курт Левин: жизнь и судьба // Левин К. Разрешение социальных конфликтов. СПб.: Речь, 2000. С. 6−99.
«Жизненное пространство» в теории поля Курта Левина как пространство возможностей и самореализации человека // Психологические проблемы самореализации личности. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2000. Вып. 4. С. 134−146.
Психологические проблемы восприятия ситуаций // Вестн. С. -Петерб. ун-та. 2001.
Индивидуальность: человек как субъект жизни // Психологические проблемы самореализации личности. СПб: Изд-во С. -Петерб. ун-та, 2002. С. 15−63.
Психология жизненного пути // Психологический журнал. 2007. Т. 28, № 5. С. 81−88.
Развитие индивидуальности и формирование активных жизненных стратегий молодежи: материалы лонгитюдного исследования. СПб.: Издательский дом С. -Петерб. гос. ун-та, 2007.
Экзистенциальная психология: поиск смысла и самотрансценденция // Психологические проблемы самореализации личности. СПб.: Изд-во С. -Петерб. ун-та, 2008. Вып. 12. С. 15−28.
К «науке движения»: развитие социальной психологии // Константа в неопределенном и меняющемся мире. М.: МГУ, 2009. С. 229−241.
Человек как субъект жизни: ситуационный подход // Субъектный подход в психологии. М.: ИП РАН, 2009. С. 161−172.
Ценности студенческой молодежи: к открытости изменениям // Вестник практической психологии образования. 2010. № 4 (25). Октябрь-декабрь. С. 44−51.
Онтопсихология и психология человеческого бытия // Психология субъекта и психология человеческого бытия. Краснодар, 2010. С. 273−291.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой