Модель взаимодействия семьи и школы в воспитании и социализации детей в наследии Я. А. Коменского

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

13. Портнов, К. П. Н. В. Никольский — последователь идей и дел Н. И. Золот-ницкого [Текст] / К. П. Портнов // Сибирский педагогический журнал. — 2008. -№ 2. — С. 330−334.
14. Лубашов, В. А. Вопросы реформирования российского образования в материалах общепедагогической дискуссии конца 50-х гг. XIX в. [Текст] / В. А. Лубашов // Сибирский педагогический журнал. — 2008. — № 3. — С. 228−235.
15. Хайруллина, Э. Р. Краткий экскурс в историю технического образования в России [Текст] / Э. Р. Хайруллина // Сибирский педагогический журнал. — 2007. -№ 3. — С. 165−171.
УДК 371. 01
Татьяна Александровна Савченко
Кандидат педагогических наук, доцент, заведующая кафедрой Социальной педагогики Северо-Восточного государственного университета, tasav07@rambler. ru, Магадан
МОДЕЛЬ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СЕМЬИ И ШКОЛЫ В ВОСПИТАНИИ И СОЦИАЛИЗАЦИИ ДЕТЕЙ В НАСЛЕДИИ Я. А. КОМЕНСКОГО
Tatiana Aleksandrovna Savchenko
Сandidate ofpedagogical science, associate professor, head of the Social Pedagogics department, the North-Eastern state university, tasav07@rambler. ru, Magadan
MODEL INTERACTION OF FAMILY AND SCHOOL IN CHILDREN’S EDUCATION AND SOCIALIZATION IN HERITAGE OF YA. A. KOMENSKY
Педагогика как самостоятельная научная отрасль начинается в середине XII века. Её «рождение» связано с именем Я. А. Коменского (1592−1670 гг.). Именно он заложил и научные основы в решении проблемы взаимодействия семьи и школы. Педагог высказал исключительно важную в социальном плане мысль: воспитание имеет целью не только совершенствование человека самого по себе, но и подготовку его к усовершенствованию окружающей жизни, что составляет, на наш взгляд, одну из сущностных характеристик педагогики и имеет в своей основе один из её фундаментальных принципов — взаимодействие школы и семьи в воспитании и социализации учащихся, т. к. создание счастливой жизни на земле зависит от самих людей, их «силы разума». Великий педагог провозгласил тем самым: успешное воспитание молодёжи, качественная подготовка её к жизни не возможны без теснейшего взаимодействия семьи и школы.
Основное назначение незаконченного им труда «Всеобщий совет об исправлении дел человеческих» состояло в том, чтобы указать людям, как
следует готовить молодые поколения для перестройки существующего, весьма несовершенного человеческого общества [1, т. 1, с. 14, 23, 255- 2, с. 193].
Цель воспитания и образования, по определению педагога — подготовка человека к вечной загробной жизни (Я. А. Коменский, будучи философом, психологом и педагогом, дослужился до сана епископа). Человек, по его определению, есть «самое высшее, самое совершенное и превосходнейшее творение». При этом в своём земном существовании человек обязан быть разумным созданием. Он должен всё исследовать и давать «всему имена и всё исчислять», т. е. знать и иметь возможность понять, что находится в мире — понимать основы устройства всех вещей и мироздания в целом. Педагог сформулировал комплекс требований, предъявляемых к человеку. Ему должно: 1. знать все вещи- 2. быть владыкою всех вещей и самого себя-
3. себя и всё возводить к Богу — источнику всех вещей [1, т. 1, с. 249, 262−265- 2, с. 186].
Педагог создал принципиально новую парадигму взаимоотношений семьи и школы: они должны взаимодействовать друг с другом, не подменяя друг друга, а помогая и поддерживая друг друга. Попечение о детях есть дело родителей, на помощь им даются школьные учителя. Их взаимоотношение и взаимодействие происходит на основе главного закона мира — закона гармонии и эволюции, в основе которого лежат принципы народности, научности и религиозности. Природа не делает скачков, всё развивается постепенно. Человек способен улучшить окружающую жизнь на основе гармонии и порядка. Он также свято верует в возможность радикально изменить природу человека и мира в целом через воспитание, которое должно начинаться в раннем возрасте, «прежде чем порок овладеет душой». То, что заложено в детстве — прочно и устойчиво- в «нежном возрасте» всё легко усваивается и исправляется [1, т. 1, с. 276−278, 287−289, 407- 3, с. 173- 4, с. 21−22, 45−46, 55−56, 80−81].
Его социально-педагогические идеи и взгляды просты и понятны: для того чтобы человек стал человеком, ему необходимо воспитание- в воспитании нуждаются все люди «без исключения», т. к. оно раскрывает способности и возможности индивида, создавая тем самым главное условие для его самоутверждения и самореализации- воспитанный и образованный человек легче адаптируется в системе общественных отношений, регулирует свои отношения и взаимодействия с окружающей социоприродной средой. Им нигде не должно быть «терпимо дурное товарищество». Человек должен разумно строить свою социальную жизнь: почитать своих родителей и власть- служить народу и быть созидателем- вести себя с достоинством и святостью- понимать, где и до какого предела нужно уступать ближнему- управлять своими внутренними и внешними действиями. Для этого «никого не следует учить отдельно, но всех вместе». Этим великий педагог наносил сокрушительный (и упредительный) удар по всем педагогическим концеп-
циям и системам индивидуального (парного и т. п.) обучения и воспитания [1, т. 1, с. 285, 369- 2, с. 186- 4, с. 58].
«Человек должен быть воспитан для человечности!», — таков девиз педагогики Я. А. Коменского. Мудрым и полезным человек становится только тогда, когда цель своей жизни видит в «благополучии человеческого рода». Он разрабатывает универсальное воспитание как путь преобразования человечества. Он провозглашает основополагающие идеи: всеобщее образование народа- демократическая система образования, открытая для всех- трудовое воспитание молодёжи- приближение образования к потребностям общества- гуманистическое нравственное воспитание. Главным проводником этих идей становится школа. Образование в ней должно быть всеобщим и обязательным, на родном языке: оно будет вооружать народ знаниями, которые ему необходимы для материального и духовного благосостояния, поэтому школа должна быть «мастерской мудрости" — воспитание готовит к самостоятельной жизни и труду, поэтому школа должна быть «мастерской трудолюбия" — все образование направлено на воспитание «человека в человеке», поэтому школа должна быть «мастерской гуманности». Воспитание и образование создают людей, способных служить обществу и государству. Школа должна стать «лабораторией» подготовки гуманных людей, независимо от общественной, расовой, религиозной принадлежности [2, т. 1, с. 295, 299, 404- 3, с. 174−175, 177- 4, с. 9−10].
Школы должны быть повсюду, т. к. сами родители «очень редко обладают надлежащей способностью «обучать и наставлять своих детей, не имея при этом достаточного времени. Систему школ Я. А. Коменский соотносил с четырьмя основными периодами «восходящего возраста» — младенчество, отрочество, юность, зрелость: каждому периоду — своя школа: материнская (от рождения до 6 лет) — народная или школа родного языка (6−12 лет) — гимназия или латинская школа (12−18 лет) — университет или академия (18- 24года). Их главная задача — сделать из детей настоящих людей: воистину верующих, владеющих родным языком, искусными в работе, мудрых умом, образованными в правах и благочестивых. Дети в процессе школьного обучения должны получить реальное энциклопедическое образование, соответствующее уровню их понимания и развития. Этой схемой им были заложены и принципы преемственности и непрерывности воспитания, которые теснейшим образом взаимодействуют с принципом связи семьи и школы. В более поздних произведениях педагог говорил о школах зрелости и старости, в которых главным наставником и учебником является сама жизнь[4, с. 25, 87−88- 2, с. 184, 193].
В основе качественной работы школы лежит организованность — дисциплина и порядок: «Школа без дисциплины, что мельница без воды» (нар. поговорка) — кто будет расти без дисциплины, тот состарится без добродетелей. В основе разумно организованной школы лежит «надлежащее распределение труда и покоя, или занятий, досуга и отдыха». Дисциплина должна утверждаться разумно: без возбуждения, гнева, без ненависти, «но с такой
простотой и искренностью, чтобы сам подвергшийся наказанию понимал, что наказание назначается ему для его собственного блага и вытекает из отеческого участия руководителей». За поведение нужно наказывать строже, чем за учение, ибо это не возбуждает в умах любви к наукам. Я. А. Комен-ский допускал физические наказания, конкретно оговаривая за что — богохульство, прежде всего, дерзкое отношение к родителям, взрослым, товарищам и т. п. [1, т. 1, с. 230−231, 301, 312−315, 325- 4, с. 43−46, 83- 5, с. 108−110].
Ведущей идеей его педагогики является идея природосообразности. Человек есть часть природы и имеет свою, особую — человеческую природу. Природное в человеке обладает самодеятельной и самодвижущейся силой. Этим провозглашался принцип активности и самодеятельности в педагогике. Природосообразное воспитание означало и природное равенство людей, обучаемость всех детей — и мальчиков, и девочек. Их права на образование равны, что не отрицает наличия у каждого индивидуальных особенностей. При-родосообразность означает приведение законов воспитания и образования человека в соответствие с законами его природы. Для того, чтобы человек стал человеком, ему необходимо воспитание. В воспитании нуждаются все люди — богатые и бедные, и все дети — и тупые, и даровитые, за исключением детей, у которых «Бог отказал в разуме». Из каждого человека выходит человек, «если его не портить». Путём правильного воспитания ребёнок делается хорошим — «это в нашей власти». Разумно организованная школа требует от педагогов усилий на пределе их возможностей [1, т. 1, с. 271, 281- 285, 292−293- 5, с. 85−88- 4, с. 15, 19−20, 27, 34, 37, 42- 3, с. 176−177].
Школы должны быть преобразованы «к лучшему»: они должны быть открыты для всех- готовить к жизни и труду- в них не должно быть насилия и принуждения- они будут «воспламенять в детях горячее стремление к знанию и учению" — в них будут учить всему тому, что делает человека «мудрым, добродетельным, благочестивым" — они должны учить полезным вещам «как в настоящей, так и в будущей жизни». Плохую заботу проявляет к детям тот, кто «насильно вынуждает их учиться». Школы должны стремиться к тому, чтобы «научить смотреть чужими глазами, мыслить чужим умом». Однако «никого нельзя заставить поверить чужому свидетельству вопреки опыту собственного его ощущения. … чем более знание опирается на ощущение, тем более оно достовернее» [1, т. 1, с. 303- 3, с. 35, 61, 65, 69, 71].
Школы должны не только учить, а и воспитывать — готовить к более важным делам. Настоящая работа состоит в изучении мудрости, которая «делает нас возвышенными, мужественными и великодушными». В человеке должны быть воспитаны «кардинальные» добродетели: мудрость, умеренность, мужество и справедливость. Юношеству особенно необходимы виды мужества — «благородное прямодушие и выносливость в труде». Основанием готовности юноши к исполнению добродетели — «готовность услужить другим и охоту к этому». Поэтому «следует как можно более заботиться о том, чтобы искусство внедрять настоящим образом, нравс-
твенность и истинное благочестие было поставлено надлежащим образом в школах, чтобы школы вполне стали … «мастерскими людей» [2, с. 191, 404−405- 4, с. 77−79].
Всемирно известный труд Я. А. Коменского «Великая дидактика», содержащая универсальное искусство учить всех всему (искусство учить и учиться), открывается разъяснением пользы для всех людей, сословий и социальных групп, общества и государства, церкви и т. д. Но первыми, к кому обращается педагог — родители, которые узнают, что им «ждать от своих детей». Затем следуют ученики, учителя и школы, которые овладеют искусством учения без скуки, «одурения», окриков и побоев, напрасного труда овладевать «кратко, приятно и основательно», как бы играя, всей сложностью научных и общественных знаний. В этом предисловии и сформулирован принцип взаимодействия семьи и школы, в котором заинтересованы все вышеназванные объекты и субъекты воспитания и социализации молодых поколений [1, т. 1, с. 243, 245−246- 5, с. 84].
Родители должны способствовать развитию любознательности детей и укреплять их желание учиться. В присутствии детей они с похвалой должны отзываться «об учении и учёных людях», хвалить учителей, стимулировать детей к учёбе, прежде всего, своей любовью к учителю, восхищением его учёностью, его «гуманного отношения к детям», подарками детям за их прилежание и успехи. Наконец, если они «иногда пошлют детей к учителю с поручением или маленьким подарком., то легко достигнут того, что дети искренне полюбят и науку и самого учителя» [1, т. 1, с. 241- 4, с. 61]. Уже в этом фрагменте видно, что Я. А. Коменский не мыслил успешно решать задачи воспитания только усилиями школы, без её взаимодействия с родителями: между школой и семьёй должен быть дружественный союз.
Детям необходима помощь и поддержка со стороны взрослых. Родители и учителя, прежде всего, должны «сиять перед ними примерами порядочной жизни». Родители естественно становятся для детей «источником … разумной, нравственной и святой жизни». Эти примеры необходимо сопровождать наставлениями и правилами жизни. Дети — «это обезьяны»: они стремятся подражать хорошему и дурному без особых внешних побуждений и собственных размышлений. Поэтому следует «самым тщательным образом … оберегать детей от сообщества испорченных людей» [1, т. 1, с. 229 230, 288, 408- 4, с. 81].
Фундаментом его школьной системы является «Материнская школа» -первый в мире научно-педагогический труд для родителей по воспитанию ребенка от рождения до шести лет. Он был закончен примерно в одно и то же время с «Великой дидактикой» (1632 г.), в которой он коснулся идеи материнской школы (глава XXVIII). Книга предваряется словами, обращёнными ко всему миру: «Так как дети являются драгоценнейшим даром Божиим и ни с чем не сравнимым сокровищем, то к ним нужно относиться с величайшей заботливостью». Христианское юношество — «райские растеньица» — не могут расти «наподобие дикого леса», они нуждаются в родительском попе-
чении. Человеческий образ они обретают через воспитание добродетелей -мудрости, умеренности, мужества и справедливости. Человек — существо социальное: он рождается и развивается в социуме и предназначается для жизнедеятельности в нем. Следовательно, он «продукт» этого общества и должен «подходить» этому обществу: узнать и принять его требования, нормы и правила общественной жизни. Этому следует учить с детства, развивая ум, нравственность, чувства и волю ребенка [1, т. 1, с. 201, 207, 442−447- 4, с. 27- 5, с. 148−152].
Дети для родителей должны быть милее и дороже, чем золото и серебро, жемчуг и драгоценные камни. Родители и взрослые должны «попечительствовать» и любить детей: «…смотри не то, каковы они теперь, а на то, каковы они должны быть по начертанию Божию». Этим самым педагог кардинально развивал инновационную природу педагогики, обращая её к личности ребёнка и соотнося с развитием общества и его идеалом. Учить и воспитывать следует успешно, быстро, с удовольствием и основательно. Во главу угла Я. А. Коменский выносит два «золотых правила»: в обучении должны быть максимально задействованы все органы чувств- уважение к человеку начинается с уважения к ребенку [1, т. 1, с. 202−203, 218].
«Материнская школа» состоит из двенадцати глав и затрагивает все основные вопросы дошкольного воспитания: как «искусно» упражнять детей в обучении родному языку, чему и как учить ребенка, как развивать у него здоровье и силу, как приучать детей к деятельной жизни, как их упражнять в нравствен-ности и добродетелях, как формировать у них основы гражданственности. Педагог видел главную задачу воспитания детей этого возраста в развитии всех органов чувств, обогащении представлений об окружающем мире, в развитии речи и первоначальных умений самообслуживания, совместной жизни с людьми. Человек «с первого образования тела и души должен быть создан таким, каким он должен быть в течение всей жизни» [1, т. 1, с. 209].
Воспитание подрастающих поколений Я. А. Коменский рассматривал как центральную функцию семьи, закладывающую в ребёнке личностный базис: Всё легче всего «образуется в нежном возрасте». Так же как и будущая школа, семья должна представлять «мастерскую человечности». Ребенок должен воспитываться на благо Богу и людям, поэтому он должен быть воспитан «в благочестии, добрых нравах и полезных науках» и основания «этих трех условий родители должны закладывать в первом возрасте детей». Родители не могут ограничиваться тем, что кормят и одевают ребенка, учат его говорить. Это все забота о «жилище души», тогда как главная забота должна быть о «разумной душе» ребенка. Забота о духовном развитии ребёнка должна иметь «преимущественное попечение». В целом они должны заботиться о физическом, трудовом, нравственном, умственном и гражданском воспитании ребенка [1, т. 1, с. 287−288- 5, с. 88−89, 94−95- 1, т. 1, с. 205−206, 209, 229].
«Материнская школа» — это не образовательное учреждение, а форма организации семейного воспитания. В то же время, это школа, которой раньше не было, в которой не только воспитывают, а и учат. Педагог рассматривал эту ступень воспитания как первую и важнейшую часть социальной подготовки подрастающих поколений. Она — основа для всей последующей системы социального воспитания молодежи.
Пятая глава «Материнской школы» посвящена физическому воспитанию: первая забота родителей «оберегать здоровье детей». Развитие физических и духовных сил ребенка должно идти постепенно, но первой «материнской» задачей является забота о физическом здоровье ребенка. Об этом родители должны заботиться еще до его рождения: во время беременности женщинам следует соблюдать воздержание и умеренность, «чтобы объедением и опьянением или несвоевременным постом, … простудами … не изнурять себя и не подрывать своих сил», чтобы не губить и не ослаблять своего ребенка. Женщины, почувствовав беременность, должны соблюдать спокойствие, «воздержание и умеренность» [1, т. 1, с. 213−214, 232, 322−324].
В ней содержатся указания, не теряющие своей актуальности: даются рекомендации о питании, гигиене, одежде, режиме, кормлении малыша. Например, Я. А. Коменский резко осуждает тех матерей-женщин из аристократических кругов, которые считали зазорным кормить детей своей грудью. Уступку можно сделать в двух случаях: если мать больна или же отличается дурными качествами. Кроме здорового физиологического аспекта в этих рекомендациях присутствует идея демократизма воспитания детей, а, следовательно, и их социально-педагогическое звучание. Здоровый контакт родителей с ребёнком он ставил в основу их духовного и нравственного здоровья. Основные принципы — умеренность и целесообразность [1, т. 1, с. 214−217, 232].
Главное в семейном воспитании — взаимоотношения родителей с детьми. Родительский долг заключается в том, что они должны сделать все, чтобы «дети могли бы, выросши, стать мужами, мудро управлять своими делами, … проводить жизнь честно и разумно». Родители создают «первое основание счастливому развитию природных дарований, старательно заботясь, чтобы с детьми не приключилось чего-либо пагубного для их жизни, здоровья, чувств, нравов». Одна их главных задач семейного воспитания состоит в защите ребенка от вредных влияний окружающей среды. Педагог предупреждает родителей о губительной вредности крепких напитков, приводя в пример спартанцев, у которых государственными законами было запрещено молодежи употреблять до 25 лет вино. Здоровый образ жизни родителей порождает радостный тип их отношений с детьми, а весёлое настроение — половина здоровья (нар. посл.). Уже в первые годы жизни ребёнку следует предоставлять свободу движениям, проявлениям активности, интереса, самостоятельности [1, т. 1, с. 218−219].
Уже в дошкольном возрасте, особенно в связи с развитием речи, следует давать начатки знаний из всех областей, которые в дальнейшем преподносит
школа. В первые шесть лет ребенок должен знать, что такое воздух, вода, огонь, земля, дождь, снег, свинец, железо, небо, луна, звезды, гора, река, долина, город, деревня и т. д. Затем его знакомят с основами оптики, астрономии, географии, истории, экономики, геометрии и т. д. [1, т. 1, с. 211−213, 220−226- 4, с. 90−92, 95].
Социально-педагогический смысл этой части педагогики Я.А. Коменс-кого усиливается в связи с тем, что знакомство детей с окружающей жизнью он связывает с воспитанием у них «политического сознания». В программу материнской школы Я. А. Коменский включал ознакомление детей с явлениями общественной жизни. В доступной для них форме им следует сообщать некоторые сведения из истории, экономики, политики. Ребёнку следует знать, что произошло сегодня, в прошлом- он должен знать, кто он по национальности, в какой стране живёт, иметь представление о различных государственных учреждениях, должностных лицах- знать, кто составляет его семью, род. Дети этого возраста еще не могут постичь смысл и сущность деятельности государственных органов, официальных лиц (консул, претор, судья и т. д.). Однако все это можно изменить, если они постепенно будут приучаться к элементам «политического разговора», постигая правила поведения, почтения и уважения представителей власти [4, с. 93].
Я. А. Коменский рассматривает основные пути развития дошкольника, особенно нравственного и гражданского сознания и поведения. Он определяет, что уже в этом возрасте закладывается прочная основа «истинной человечности». Основными её качествами выступают: умеренность- опрятность (в еде, одежде и теле) — послушание, почтительность к старшим- правдивость- справедливость- благотворительность (щедрость и независт-ливость) — трудолюбие (праздность — подушка сатаны), терпение, к которому особенно необходимо приучать детей этого возраста, вежливость, приветливость и достоинство. Обладая такими качествами, «мальчик легко, по примеру Христа, приобретает себе расположение у Бога и у людей». Детей этого возраста следует приучать к постоянным трудам и постоянным занятиям, отучать от болтовни, учить их разумно молчать. Детей следует готовить к деятельной жизни [1, т. 1, с. 210−211, 234−236, 238- 4, с. 93−94].
Учение о нравственности (этике) в этом возрасте должно «получить в особенности твёрдое основание», если мы хотим, писал Я. А. Коменский, чтобы добродетели «срослись бы с хорошо воспитанным юношеством». Этот штрих также свидетельствует об утверждении Я. А. Коменским, во-первых, видение проблем нравственного воспитания как сквозных и непрерывных для всех возрастов и школ, во-вторых, изначальную и фундаментальную функцию в этом вопросе он отводит семье, в-третьих, здесь им вновь обозначено необходимое взаимодействие семьи и школы в воспитании и социализации учащихся.
Познание окружающего мира он связывал с игрой ребенка: «…пусть дети будут теми муравьями, которые всегда заняты, … нужно только помогать детям, чтобы все, что происходит, происходило разумно». Игра развивает
ребенка по всем направлениям. Особо он указывал на роль игр в деле сближения ребенка со сверстниками, получения опыта социального взаимодействия с ними и т. д. Родители не только должны поощрять игру детей, а и сами принимать в них участие. Игра и труд — главные факторы развития дошкольника [1, т. 1, с. 234].
Основные методы воспитания дошкольника — деятельная любовь, игра, пример родителей, дружеская беседа и поучение. В особых случаях полезны и физические наказания. По его мнению, могут быть две «ступени» наказания: словесное предупреждение (осуждение, угроза, окрик и т. п.) и телесное. Он особо указывает: наказание не должно травмировать ребенка ни физически, ни психически («рабский страх» и т. п.), ни социально (унижать и т. п.). Главные условия правильного воспитания — чистота, порядок и труд. Отношение родителей к ребенку должно быть искренним, объективным, сдержанным, принципиальным, строгим и справедливым. Этим основывается и их родительское счастье: «Ведь почему большая часть детей впоследствии становится неуступчивыми по отношению к родителям и всячески их огорчает, если не потому, что не привыкли их уважать с детства». Особой заботой родителей становится создание радостной атмосферы в семье: веселое настроение — половина здоровья (народная пословица) [1, т. 1, с. 219, 230].
Я. А. Коменский считал, что в материнской школе детей следует не только учить молиться, но и «действовать и говорить». Он выделял те умения, которые должен последовательно, год за годом, приобретать ребёнок. Детей следует упражнять «в быстроте и подвижности (расторопности)», как правильно сидеть, «прилично ходить» и т. п. Им была намечена первая в мире социально-педагогическая программа воспитания дошкольника. Учение чешского педагога о воспитании дошкольника носит целостный и системный характер, оно глубоко реалистично и основывается на животворных принципах гуманизма и народности. Главный социально-педагогический смысл этого учения состоит в том, что воспитание детей — это подготовка их к самостоятельной трудовой жизни в обществе [1, т. 1, с. 213, 236−237].
Таким образом, Я. А. Коменским была создана уникальная модель семейного воспитания и образования, в которой принцип взаимодействия семьи и школы присутствовал и реализовывался естественно и непрерывно. Родители выступают сразу в двух ипостасях — как родители и учителя-воспитатели- они активно участвуют в реализации содержания воспитания и социализации детей- наконец, структурно это был единый организм, естественно функционирующий в едином воспитательно-образовательном пространстве. Главным достоинством этой модели было то, что родители выполняли весь комплекс функций по воспитанию и обучению детей. Присутствие «настоящей» школы заключается в том, что родители пользовались учебно-методической литературой, созданной Я. А. Коменским, которого определяют как родоначальника воспитания и обучения детей дошкольного возраста [2, с. 187].
Будучи воспитателями и учителями своих детей, родители познавали основы и трудности этого процесса. Они лучше узнавали возможности и особенности своих детей. Наконец, при переходе их детей в настоящую школу, они осознавали всю сложность и ответственность учительского труда. В «Материнской школе» они проходили школу понимания необходимости взаимодействия семьи и школы в воспитании и обучении молодёжи. Уже на этом этапе Я. А. Коменский рекомендует родителям идти за советом к учителю: если у них ребёнок будет «более способный или более тупой" — насколько их ребёнок подготовлен к обучению в «школе родного языка» и др [1, т. 1, с. 238−239].
Заключительную главу «Материнской школы» он посвящает подготовке детей к начальной школе, что по тому времени было сверхинновационно. Их следует готовить к школе не только с точки зрения их умений и навыков, а и в психологическом и социальном аспектах. Родители должны это делать обдуманно, одновременно «открыть глаза детям», чтобы они поразмыслили о том же самом (выделено нами — Т. С.). Ребёнка нельзя отдавать в школу не подготовленным, родители и дети не должны бояться школы и учителя. Родители должны делать всё, чтобы у ребёнка возникало ощущение праздника и радости от школы: «какое это прекрасное дело посещать школу и учиться» — из неё выходят люди, к которым относятся с почтением. Родители должны «внедрять детям любовь и доверие к будущим преподавателям», сами при этом относясь к нему, как к родственнику и «вообще расхваливая его учёность и мудрость, его любезность и доброту». И, если он кого-то и наказывает, то только детей «безнравственных и непослушных». Соответственно, если ты будешь ему послушен, «знай, наверно, учитель тебя полюбит». Педагог рекомендовал своеобразный обмен сувенирами и подарками между семьёй и школой, родителями, учеником и учителем. Так между ними закладываются здоровые отношения — залог будущих успехов и радости для всех, особенно для ребёнка [1, т. 1, с. 240−241].
Всю молодежь следует посылать в «школу родного языка» (6−12 лет), чтобы все дети «научились тому, пользование чем простиралось бы на всю жизнь». Я. А. Коменский подробно говорит о целях и содержании образования в этой школе: в них заинтересованы родители, дети, общество и государство. Для родителей должно стать «самым наглядным доказательством, что в школе делается то, что должно делаться» [1, т. 1, с. 249−250, 453].
Такова была педагогическая «правда» середины XVII-го века: взаимодействие семьи и школы — объективная необходимость успешного и радостного обучения учащихся- родители первыми инициируют установление дружественных взаимоотношений со школой и будущим учителем их детей- высокий социальный и профессиональный статус учителя позволяет ему занимать преимущественное положение в системе отношений семья — школа- семья с радостью устанавливает взаимодействие со школой. Инновационным в утверждении и развитии этого принципа у Я. А. Коменского было и то, что сами дети — будущие школьники, занимают уже не пассивную и безразличную позицию в этом процессе: традиционно школа и родители полностью игнорировали интересы и возможности детей.
Утверждение принципа взаимодействия семьи и школы, а если шире — с обществом и государством, завершается в заключительной части «Великой дидактики», когда он обращается к родителям, учителям и воспитателям, к учёным и богословам, к государственным властям и «заклинает счастьем вашего потомства» не отказать ему в просьбе сделать всё возможное для проведение в жизнь его идей о воспитании и образовании юношества: не следует щадить никаких расходов ради правильного образования даже одного юноши. Таким образом, и здесь присутствует его идея о необходимости и согласованности действий всех субъектов воспитания и социализации молодёжи, но, прежде всего — семьи и школы. Следует особо отметить, что это взаимодействие определялось им как партнёрство и сотрудничество [1, т. 1, с. 471−476].
Итак, идея взаимодействия (единства) семьи и школы в условиях «Материнской школы» перерастает у Я. А. Коменского в идею взаимодействия семьи и школы, поддержки школой семьи учащихся в «школе родного языка» и утверждается как принцип связи семьи и школы в воспитании и социализации учащихся на всех ступенях школьного обучения.
Если учесть, что Я. А. Коменский был сыном человека — не рядового члена общины «чешских братьев» и сам он, будучи епископом, возглавлял одну из последних таких общин (они провозглашали всеобщее равенство людей, равноправие женщин, обучение на родном языке и т. п.) — что он изучил многие трактаты мыслителей древности и современников о воспитании и образовании молодёжи- что он побывал во многих европейских странах и был знаком с их воспитательно-образовательными учреждениями, с постановкой в них семейного воспитания, но остался при этом убеждённым сторонником единства воспитания и обучения детей и в семье, и в школе, закладывая тем самым в педагогике принцип взаимодействия семьи и школы в воспитании и социализации учащихся, о нём можно уверенно говорить как об основоположнике этого великого педагогического принципа [1, т. 1, с. 11−12].
Библиографический список
1. Коменский, Я. А. Избранные педагогические произведения [Текст] / Я. А. Коменский // Под ред. А. И. Пискунова. В 2-х т. — М.: Педагогика, 1982.
2. История педагогики и образования [Текст]: учебное пособие / Под ред. А. И. Пискунова. — 2-е изд. — М.: Т Ц Сфера, 2001.
3. Джуринский, А. Н. История педагогики [Текст]: учебное пособие для студентов педвузов. — М.: Владос, 1999.
4. Коменский, Я. А. Педагогическое наследие [Текст] / Я. А. Коменский, Д. Локк, Ж. -Ж. Руссо // Сост. В. М. Кларин, А. Н. Джуринский. — М.: Педагогика, 1987.
5. Хрестоматия по истории зарубежной педагогики [Текст]: учебное пособие для студудентов пединститутов / Сост. автор вводн. статей А. И. Пискунов. 2-е изд. — М.: Просвещение, 1981.
6. Карпова, Н. П. Потенциал сельского социума в формировании духовности школьников [Текст] / Н. П. Карпова // Сибирский педагогический журнал. -2007. — № 3. — С. 106−112.
7. Скрябина, И. Л. Система воспитательной работы городской школы по социально-педагогической адаптации сельских школьников [Текст] / И. Л. Скрябина // Сибирский педагогический журнал. — 2007. — № 3. — С. 112−126.
8. Сенина, О. И. Интеграционное образовательное пространство и творческая активность учащихся [Текст] / О. И. Сенина // Сибирский педагогический журнал. — 2007. — № 4. — С. 307−315.
УДК 377. 011. 33 (091) «19/20»
Наталья Эмильевна Касаткина
Доктор педагогических наук, профессор, заведующая межвузовской кафедрой общей и вузовской педагогики КемГУ, kasatkina@kemsu. ru, Кемерово
Татьяна Николаевна Рябченкова
Соискатель кафедры общей и вузовской педагогики КемГУ, начальник отделения дневного обучения Кемеровского филиала МЭСИ, tatyana-ryabchenkova@yandex. ru, Кемерово
Евгения Владимировна Фролова
Соискатель кафедры общей и вузовской педагогики КемГУ, преподаватель Кемеровского филиала МЭСИ, f. evgeniya@bk. ru, Кемерово
РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ ГУМАНИТАРНОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ В XX — НАЧАЛЕ XXI ВЕКА
Natalya Emilyevna Kasatkina
Doctor of Pedagogical Science, Professor, Head of Common Institutional Chair of general and high -educational pedagogy of Kemerovo State University, kasatkina@kemsu. ru, Kemerovo
Tatyana Nikolaevna Ryabchenkova
Applicant of Common Institutional Chair of general and high -educational pedagogy of Kemerovo State University, Head of the day department of Kemerovo branch of MESI, tatyana-ryabchenkova@yandex. ru., Kemerovo
Evgeniya Vladimirovna Frolova
Applicant of Common Institutional Chair of general and high -educational pedagogy of Kemerovo State University, teacher of Kemerovo branch of MESI, f. evgeniya@bk. ru, Kemerovo
RETROSPECTIVE ANALYSIS OF THE COMPONENT PERTAINING TO THE HUMANITIES IN SECONDARY PROFESSIONAL EDUCATION IN RUSSIA IN XX — EARLY XXI CENTURIES
Исторический путь среднего профессионального образования проходит через многие столетия, однако лишь в середине XIX в. оно принимает

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой