Модернизационная парадигма в исследовании генезиса научно-технической сферы жизнедеятельности общества

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 378: 316. 422
модернизационная парадигма в исследовании генезиса научно-технической сферы жизнедеятельности общества
А. В. Кузнецов (Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева),
В. Р. Горячева (Российский экономический университет им. Г. В. Плеханова)
В статье дается попытка объяснить исторический процесс с помощью модернизационной парадигмы. Приводится описание теории производственных революций применительно к движущим силам социально-экономической эволюции. Выделены три точки бифуркации в ходе индустриализации. Описываются изменения, происходящие в научно-техническом уровне общественного производства в каждой из точек и процесс распространения новых технологий и их приспособление к различным параметрам исторического процесса в период между ними.
Ключевые слова: модернизация- производственная революция- индустриализация- точки бифуркации- технический прогресс.
MODERNISATION PARADIGM IN THE STUDY OF THE GENESIS OF SCIENTIFIC AND TECHNICAL SPHERE OF SOCIETY
A. V. Kuznetsov (Ogarev Mordovia State University),
V. R. Goriacheva (Plekhanov Russian University of Economics)
The article attempts to explain the historical process using a modernisation paradigm. The theory of industrial revolutions is described in connection with the driving forces of social and economic evolution. There are identified three points of bifurcation in the course of industrialization. Changes of the scientific and technical level of social production in each of the points are highlighted. The proliferation of new technologies and their adaptation to various parameters of the historical process in between points of bifurcation is described. This article provides a formula of modernisation as a function of technical equipment, information and investment policy with description of influence of all the three factors on the process of industrialisation. There are given examples of application of this model to the development of technical and technological environment of humanity from Antiquity to Modern times.
Keywords: modernisation- industrial revolution- industrialisation- points of bifurcation- technical progress.
Исследования, появившиеся в период срочного развития Мир-Системы1. Про-
научно-технической революции, получили цесс этот идет в русле такого междисци-
очень важную, на наш взгляд, тенденцию, плинарного направления, как синергетика,
которая выражается в постепенном сближе- задача которой — изучение природных
нии методологии гуманитарных, естествен- явлений и процессов на основе принципов
ных и технических дисциплин. Данное самоорганизации систем [10]. Для исто-
явление объясняется усложнением системы риков это направление играет роль тео-
научного мировоззрения, стремлением ретической базы для построения моделей
при помощи трансдисциплинарных связей социально-исторических процессов [4−6].
«расширить горизонты» исследовательско- В свете вышеуказанных тенденций го процесса в целях достижения результата, в экономической истории развивается
в наибольшей степени отвечающего крите- такое направление научного поиска, как
риям истинности. модернизационная парадигма. Считается,
Одним из интереснейших экспери- что модернизационная парадигма была
ментов по созданию новейшего научного сформулирована в середине XX столетия в
знания является моделирование долго- условиях распада европейских колониаль-
1 Окружающий нас мир состоит из живой и неживой материи, он рассматривается как динамическая система с обратными связями. В такой системе среда воздействует на организм, в свою очередь оказывающий воздействие на окружающую его среду.
© Кузнецов А. В., Горячева В. Р., 2013
ных империй и появления большого количества «молодых наций» в Азии, Африке и Латинской Америке. Ее использование открывает большие перспективы для объяснения исторического прогресса нового и новейшего времени [19−22].
Определим сущность данной парадигмы, для чего нам необходимо рассмотреть сам термин «модернизация», что под ним подразумевает современная наука.
Согласно «Энциклопедии социологии» модернизация — это общественно-исторический процесс, в ходе которого традиционные общества становятся прогрессивными, индустриально развитыми [25]. В этой связи «Новейший философский словарь» выделяет концепцию модернизации, которая является одним из содержательных аспектов концепции индустриализации, а именно теоретической моделью семантических и аксиологических трансформаций сознания и культуры в контексте становления индустриального общества [18].
Однако с точки зрения технических наук все гораздо проще: модернизация (от франц. moderne — новейший, современный) — всякое изменение объекта в соответствии с новейшими, современными требованиями и нормами, например обновление технического оборудования, производственного процесса и т. п. [3].
Как пишет современный исследователь методологии социальных наук И. В. Забаев, проблема модернизации — это вопрос: что такое современное общество и как оно таковым стало [13, с. 229−230]. Притом становление это имеет свойство рефлексии.
В социальных науках данное понятие осмыслялось Э. Дюркгеймом [12] как процесс социальной дифференциации, посредством которого осуществлялось общественное разделение труда- М. Вебером [7] - как процесс рационализации, в ходе которого хозяйствующие субъекты стремились максимально повысить собственную экономическую отдачу- К. Марксом [16] - как процесс товаризации, в ходе которого товары и услуги все более и более производились для рынка.
В целом анализ вышеуказанных точек зрения подводит нас к тому, что модернизация с самого начала рассматривалась
прежде всего как рационализация всех направлений жизни человека и общества [13, с. 229−230].
Видный теоретик «Франкфуртской школы» Ю. Хабермас связывает генезис теории модернизации с социологией, настаивая на том, что последняя возникает как теория буржуазного общества, на долю которой выпадает задача объяснить протекание и анатомические формы проявления капиталистической модернизации добуржуазных обществ [24].
В конечном итоге мы видим, что теория модернизации — это условная совокупность разнородных концепций общественно-экономического и политического развития, объясняющих процесс перехода от одной модели социально-экономического развития к другой, более динамичной. В этой связи российской наукой все чаще рассматривается вопрос о так называемой Петровской модернизации. Эта концепция в большей степени коррелирует с технической интерпретацией данного термина, ведь реформы Петра I изменили не только внешнюю составляющую русского культурно-исторического типа — «фасад Империи», но и внутреннее устройство системы.
Использование модернизационных моделей открывает большие возможности для объяснения исторического процесса. Однако с концепцией модернизации неразрывно связан вопрос о принципах и структуре движущей силы социально-экономической эволюции.
Фазы технико-технологической модернизации, по нашему мнению, логически связаны с «теорией производственных революций», получившей наиболее обоснованную парадигму в работах современного ученого, автора теории «принципов производственных благ» Л. Е. Гринина [8- 23]. Производственную революцию он определил как коренной переворот в мировых производительных силах, связанный с переходом к новому принципу хозяйствования не только в технологиях, но и во взаимоотношениях общества и природы. Ученый полагает, что в отличие от различных технических переворотов производственная революция затрагивает не отдельные важные отрасли, а все хо-
зяйство в целом. В конечном счете новые направления хозяйствования становятся доминирующими [8, с. 214].
Всего насчитывается три производственных революции: аграрная, промышленная и научно-техническая. В данном случае нас интересует промышленная революция, или индустриализация, в ходе которой биологическая энергия, используемая в процессе производства, была заменена водой и паром. Это способствовало процессу трудосбережения не только в физическом труде, но также и в учете, контроле, управлении, обмене и т. д. [8, с. 215].
Впрочем, в ходе раскрытия темы мы постараемся отойти от термина «революция», так как он характеризует скачкообразный процесс глубоких, коренных изменений. Индустриализация — результат длительного накопления количественных и качественных модификаций, ведущих к нарастающему усложнению общественного разделения труда. Само общество является динамической системой, на которую действует закон, при котором оно переходит от одного состояния к другому. Согласно теории самоорганизации такой переход обусловлен флуктуациями и ограничивается точками бифуркации. Таким образом, бифуркация — это приобретение нового качества в движениях динамической системы. Например, в ходе индустриализации мы выделяем три бифуркации в процессе технико-технологической модернизации: замена ручного труда механическим при применении энергии воды, затем пара, а в дальнейшем — электроэнергии.
Обратим внимание на первую точку бифуркации. В этот период генерировался потенциал, включавший в себя совокупность материальных и духовных ресурсов, определяющих научно-технический уровень общественного производства в исторически определенных социально-экономических условиях. На уровне когнитивной дифференциации эксперименты по внедрению тех или иных устройств имеют достаточно древнюю историю и восходят к достижениям античной натурфилософии. Динамичное же сочетание реализуемых и еще не используемых научных и технических достижений
в области гидроэнергетики проявилось в Европе в XV—XVI вв.
Каждый период между бифуркациями связан с распространением новых технологий и их приспособлением к различным параметрам исторического процесса отдельно взятого элемента Мир-Системы, в результате чего создаются условия для следующего состояния фазового перехода. В начале формируются очаги нового принципа производства (модернизация), затем последний распространяется на новые общества и территории, между которыми происходит обмен достижениями в самой разной форме. Здесь большую роль, кроме горизонтального взаимообмена между отдельными представителями различных культурно-исторических типов [9], играет вертикальный обмен (индустриальное наследие) от поколения к поколению, который облегчает процесс усвоения производственных достижений, расширяет практику их применения.
Дальнейшее обсуждение данного предмета иллюстрирует формула зависимости модернизационных процессов от инвестиционной политики (частного или государственного характера) и совокупности взаимосвязанных научно-технических процессов:
М = 1кок-/(Х, I), где 1коХ — инвестиционная политика, ^ - уровень технической оснащенности производства и I — информация.
Если культурно-исторический тип на каком-то этапе своего развития располагает уровнем технической оснащенности, стремящимся к нулю, при отсутствии информации, то, соответственно, не будет и возможности для развития модернизационных процессов. Значение 1пок тоже может быть отрицательным при чрезмерном уровне эксплуатации (отрицательные инвестиции). При этом, исходя из исторического опыта, мы знаем, что М может иметь отрицательное значение (регресс):
-М = -1лоЛ-/(^0).
Данная ситуация описывается Ле Гоффом в отношении экономики периода зарождения «цивилизации средневекового Запада» [15, с. 184−232]. То есть, определенный регресс наблюдается при смене прежней
Мир-Системы (к примеру Pax Romana) новыми культурно-историческими типам.
Для того чтобы величина трех факторов модернизации была положительной, необходимо ввести новый феномен или сумму феноменов. Дело в том, что вышеописанная формула работает при постоянной средств воздействия (давления): р = const.
Следовательно, можно предположить, что при усилении воздействия изменится значение Inoh.
Опишем данный вывод исходя из закономерностей исторического процесса. В период когнитивной дифференциации, при слабом развитии науки и низком уровне образования, технические новинки появляются как абстрактные ценности, значимость которых в экономическом плане не может определить сам создатель. Внедрения в производство еще нет, поэтому величина t остается неизменной. Однако при этом возникает вероятность распространения информации. Ученые-теоретики описывают абстрактное устройство, постепенно приходя к выводу о его практической значимости. Информация доходит до общественного института или его представителя, обладающего возможностью оказывать воздействие. Это может быть как отдельно взятый представитель феодальной иерархии, так и государство в целом. Давление способствует изменению значения Inoh с отрицательного или нейтрального на положительное. Возникает импульс, обуславливающий изменение модернизационной парадигмы.
Рассмотрим данную модель применительно к развитию технико-технологической среды человечества в период с Античности до Нового времени. Античная наука и техника развивались в значительной степени независимо друг от друга: ремесло, металлургия, строительное дело, решения ряда инженерных задач находились уже в VI в. до н. э. на довольно высоком уровне, в то время как теория была еще в самом зачаточном состоянии. Но, как отметили авторы специального труда по истории древних изобретений П. Джеймс и Н. Торп [11], к III веку до н. э. философия и экспериментирование воплотились в изящно-стройной
системе Страто, физика, возглавлявшего Афинский лицей (между 287−269 гг. до н. э.). Другим великим эллинским инженером был Филон Византийский (III в. до н. э.), известный своими сочинениями по прикладной механике, часть из которых сохранилась до настоящего времени. Будучи по профессии военным инженером, он работал как в Александрии, так и на Родосе. Его главный труд об использовании научных знаний в военном деле изложен в 9-томном трактате (МеЛашке syntaxis). Однако ученый также разделял увлечения александрийцев разного рода безделушками, в одной из которых применен карданов подвес. Вероятнее всего, последний не имел практического применения и был надолго забыт. Повторно он был изобретен во времена китайской династии Хань около 100 г. до н. э. и снова открыт в Европе в XIII в. — в обоих случаях для использования в кадиле с ладаном. В 1546 г. испанцы усовершенствовали китайское изобретение компаса, подвесив его на кардановом подвесе, что позволяло компасу сохранить стабильное положение несмотря на внешние колебания. П. Джеймс и Н. Торп предположили, что главным вкладом европейцев в усовершенствование компаса было явно новое применение сконструированной греками 18 столетий назад действующей игрушки [11, с. 153−156].
В западной части античного мира вопросами применения механических конструкций в практику занимался Архимед (287−212 до н. э.). Среди античных механиков, как теоретиков, так и практиков, он наиболее полно описал и применил блочно-рычажные механизмы [2, с. 272−297].
Важным свидетельством тому, что античные техники научились практически применять такой сложный механизм, как дифференциальная передача, уже во II в. до н. э., служит находка Антикитерского механизма [27].
Столь же впечатляющими стали примеры использования энергии воды для получения механической работы. Водяная мельница была известна в Иллирии со II в. до н. э., а в Малой Азии начала применяться, по некоторым данным, примерно на столетие позднее. Витрувий (вторая половина
I в. до н. э.) показал, что римляне внесли в устройство водяных мельниц существенное усовершенствование [31]. Они поменяли горизонтальные колеса на вертикальные с зубчатой передачей, которая соединяла горизонтальную ось колеса с вертикальной осью жерновов [15, с. 184].
Самое раннее непосредственное археологическое доказательство существования в Римской империи водяного колеса найдено в Венафро, деревне неподалеку от Помпеи. Здесь в результате извержения Везувия в 79 г. н. э. было погребено вертикальное водяное колесо, в лаве сохранился его след. Самый большой комплекс римских водяных колес находился в Барбегале неподалеку от Арля (Южная Франция). Он датируется примерно 300 г. н. э. Вода из р. Дюране с крутого холма переводилась по акведуку, имеющему два лотка, каждый из которых спускался с холма ступенями. Всего в сооружении насчитывалось 16 черпаковых водяных колес, обеспечивавших мощность свыше 30 л. с. Поток мог регулироваться посредством использования внешнего желоба в качестве водослива.
Китай также может претендовать на лидерство в этом аспекте, хотя имеющаяся ссылка не так прямо указывает на это: согласно историческим записям сверхсложное гидроэнергетическое устройство для раздувания кузнечных мехов было изобретено примерно в 31 г. н. э. управляющим Ту Ши. Маловероятно, чтобы китайцы так быстро достигли подобного уровня развития, им должны были предшествовать более простые в техническом плане водяные колеса. Существуют записи относительно использования воды для приведения в действие дробильных машин в 20 г. н. э., но не приближавшимся так близко к технологическим достижениям, как в случае с кузнечными мехами Ту Ши [11, с. 479−481].
Наконец, античный культурно-исторический тип показал свою непревзойденность (вплоть до конца эпохи Средневековья) в технике ведения горных работ. В 1920 г. в римских шахтах в Рио-Тинто (Испания) археологи обнаружили «гнездо» деревянных водяных колес на бронзовых осях диаметром 4,5 м и винты к устройству, изобретенному Архимедом для подъема
воды. Винты и колеса запускались вручную с помощью рабочей силы. Благодаря им в рудниках обеспечивалась непрерывная откачка воды и, следовательно, можно было осуществлять проходку на большую глубину [11, с. 505−506].
К III в. н. э. Александрия пришла в упадок. В последующие столетия ее центры образования и науки пострадали от внешних и внутренних угроз. К тому времени, когда библиотека была сожжена арабами во время вторжения в Египет в 640 г. н. э., золотой век греческой науки закончился. Однако некоторые рукописи сохранились благодаря арабским завоевателям. В средние века, последовавшие за падением Римской империи, инженерные достижения Александрии сохранились и развивались в исламском мире. Более того, необходимо заметить, что инженерам исламского мира удалось сохранить больше достижений греко-римской технологии, чем их европейским конкурентам [30, с. 128−129]. Первым шагом в этом направлении были перевод античных научных трактатов и распространение технических знаний, берущих начало в эллинской культуре. «Это явление послужило причиной, когда исламский мир опередил Европу и стал знаменосцем мировой науки и просвещения» [14, с. 49].
В IX в. н. э. главными преемниками александрийских ученых стали три бра-та-иракца из рода Бану Муса в Багдаде. В 1204 г. Аль Джазири издал «Книгу знаний об остроумных механических устройствах» с описанием технических новинок. В основном приспособления представляли собой различные механизмы, доведенные до совершенства благодаря достижениям александрийской науки в области пневматики и гидравлики [11, с. 183−184]. Однако Аль Джазири не только описывал античные изобретения, по сведениям современных историков науки и техники, он является изобретателем коленчатого вала и многих других открытий в области механики [28].
Что касается «цивилизации средневекового запада» (как обозначает европейский культурно-исторический тип французский медиевист, представитель школы «Анналов» Ж. Ле Гофф), то это был «бедно оснащенный мир, „технически отсталый“».
Средневековье знало даже определенный регресс в этой области по сравнению с греко-романским миром, и в период между V и XIV вв. изобретательство проявлялось слабо [15, с. 183].
Согласно Ж. Ле Гоффу, не существовало другой сферы средневековой жизни, нежели техническая, в которой с такой антипрогрессивной силой действовала бы другая черта ментальности: отвращение к «новшествам». Здесь еще в большей мере, чем в прочих сферах, нововведение представлялось чудовищным грехом. Оно подвергало опасности экономическое, социальное и духовное равновесие. Новшества, обращенные на пользу сеньора, наталкивались, как мы увидим ниже, на яростное или пассивное сопротивление масс.
В течение долгого времени на средневековом Западе не было написано ни одного трактата по технике- эти вещи казались недостойны пера или же раскрывали бы некий секрет, который не следовало передавать. Когда в начале XII в. немецкий монах Т. Пресвитер (1070−1125) писал трактат «О различных ремеслах», он стремился не столько обучить ремесленников и художников, сколько показать, что техническое умение есть божий дар. Другие так называемые труды по технике — всего лишь эру-дитские, часто псевдонаучные компиляции, не имеющие большого документального значения для истории естественных знаний [15, с. 187].
Новый культурно-исторический тип оказался не в состоянии развить достижения предшественников, однако средневековые мастера примерно с X в.2 начинают использовать водяные мельницы [15, с. 183]. В XI в. водяное колесо в Европе начинает применяться повсеместно [26, с. 31]. В XII в. данные механические устройства начали применяться в металлургии. Сначала в аль-Андалус, затем в христианской Испании, а потом и по всей остальной части света. Однако необходимо учитывать, что этот процесс был долгим и несинхронным. До XIII в. мельница в железоделательной промышленности являлась редкостью- обнаружение ее в 1104 г. в Каталонии нельзя считать бесспорным, хотя
2 Время рождения «фаустовской культуры» по
подъем кузнечного дела в этой провинции во второй половине XII в. и был, возможно, связан с распространением этих мельниц. Первое надежное упоминание о них датируется 1197 г. для одного монастыря в Швеции [15, с. 199].
Производство металлов находилось в далеко не лучшем виде, когда в большинстве случаев использовались рудиментарное оборудование и техника [29]. Плавильные печи с мехами, которые приводились в действие энергией воды, появились в конце XIII в. в Штирии, а затем, около 1340 е, в районе Льежа. Доменные печи конца Средневековья не могли тотчас же революционизировать металлургию. Решающие сдвиги появились, как известно, лишь в XVII в., а их распространение пришлось на следующее столетие.
В результате мы видим, что значимые технические достижения в «индустриальной» сфере касались ее отдельных и притом не основных отраслей, а их распространение датируется к тому же концом Средневековья [15, с. 203].
На исходе XIV в. появилась наиболее совершенная форма ведущего звена рычажных и зубчато-рычажных механизмов — система шатун-кривошип. После этого механизмы, которые Античность знала лишь в качестве «курьезных игрушек», в Европе приобрели утилитарное значение [15, с. 188]. Это привело впоследствии к изменению техногенной среды, изменению мировоззрения общества на труд, науку и инновации.
Эпоха Возрождения (XIV-XVI вв.), хронологические рамки которой совпали с периодом падения средневековой исламской цивилизации, знаменовала собой перемещения интеллектуального центра во Флоренцию, где обучался переводчик Ветрувия Дж. да Верона (1433−1515), оказавший огромное влияние на инженеров и архитекторов того времени. Его современник Ф. ди Джорджио (1439−1501) со всей очевидностью доказал, что рисунок машины является интеллектуальным самовыражением и средством профессионального самоутверждения техников и инженеров, которые до тех пор считались
. Шпеглеру.
ремесленниками. Он ввел в оборот метод моделирования инженерных сооружений в процессе проектирования. Эти два представителя Высокого Возрождения являли собой замкнувшуюся цепь распространения технической инновации. Первый изложил опыт предшествующей цивилизации, проиллюстрировал его и аннотировал, второй развил его и передал своим последователям, в частности, своему ученику Леонардо да Винчи, процесс проектирования машин которого, по мнению исследователей, стал венцом средневековой технической мысли. Признавая единственным критерием истины — опыт, противопоставляя метод наблюдения и индукции отвлеченному умозрению, Леонардо да Винчи не только на словах, но и на деле наносит смертельный удар средневековой схоластике с ее пристрастием к абстрактным логическим формулам и дедукции («пусты и полны заблуждений те науки, которые не порождены опытом, отцом всякой достоверности, и не завершаются в наглядном опыте») [17, с. 10−12].
С этого времени к средневековой Европе уже нельзя относиться как к отсталому культурно-историческому типу. Так как хаос системы начинал преодолеваться информацией, негэнтропийный принцип последней привел в последующем к первому этапу индустриализации.
Наиболее объемным отрицательным вкладом в энтропию средневекового общества можно считать труд Г. Бауэра (Агриколы) (1494−1555) [1]. Он провел систематическое исследование технологических процессов горного дела, которое показывает, как разительно изменилась техногенная среда европейского культурно-исторического типа по сравнению со временами Т. Пресвитера, так же собиравшего сведения о технике и технологии металлургической промышленности по всем германским землям. Ксилографии в книге Агриколы представляют собой не что иное, как свидетельство ранней промышленной революции, и в течение двух столетий они оставались важнейшим руководством по развитию металлургической промышленности.
Эволюционные процессы в развитии техники побуждают население осущест-
влять инвестиции в образование. Так, развитие технико-технологической сферы в Европе тесно связано с развитием университетов. Рост суммы знаний и скорости распространения информации инициирует новую модель роста. Таким образом, все факторы модернизации приобретают необходимую взаимообусловленность.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Агрикола, Г. О горном деле и металлургии в двенадцати книгах / Г. Агрикола. — Москва: Недра, 1986. — 294 с.
2. Архимед. Сочинения / Архимед. — Москва: Физматгиз, 1962. — 640 с.
3. Большая Советская энциклопедия [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //slovari. yandex. ru/dict/bse/article/48/88900. htm. — Дата обращения: 10. 03. 2013.
4. Бородкин, Л. И. История и синергетика: Математическое моделирование социальной динамики / Л. И. Бородкин. — Москва: КомКнига, 2005. — 192 с.
5. Бородкин, Л. И. История и синергетика: Методология исследования / Л. И. Бородкин. — Москва: КомКнига, 2005. — 184 с.
6. Бородкин, Л. И. Синергетика и история: моделирование исторических процессов / Л. И. Бородкин // История и математика: Анализ и моделирование социально-исторических процессов. — Москва, 2007. — С. 8−48.
7. Вебер, М. Протестантская этика и дух капитализма [Электронный ресурс] / М. Вебер. — Режим доступа: http: //www. kara-murza. ru/books/Veber/ index. html. — Дата обращения: 15. 03. 2013.
8. Гринин, Л. Е. Производственные революции как важнейшие рубежи истории / Л. Е. Гринин // История и современность. Сер. Социоестественная история. Генезис кризисов природы и общества в России. Человек и природа: противостояние и гармония. — Москва, 2007. — С. 212−243
9. Данилевский, Н. Я. Россия и Европа: Взгляд на культурные и политические отношения славянского мира к германо-романскому / Н. Я. Данилевский. — Санкт-Петербург: Н. Страхов, 1895. — 629 с.
10. Данилов, Ю. А. Что такое синергетика? [Электронный ресурс] / Ю. А. Данилов, Б. Б. Кадомцев // Нелинейные волны. Самоорганизация. — Москва: Наука, 1983. — С. 30−43. — Режим доступа: http: // spkurdyumov. narod. ru/kadomcev. htm. — Дата обращения: 06. 03. 2013.
11. Джеймс, П. Древние изобретения / П. Джеймс, Н. Торп — пер. с англ.- Минск: Попурри, 1997. — 768 с.
12. Дюркгейм, Э. О разделении общественного труда [Электронный ресурс] / Э. Дюркгрейм. -Режим доступа: http: //lib. rus. ec/b/13 348. — Дата обращения: 15. 0З. 201З.
13. Забаев, И. В. Вероисповедание и проблема модернизации (на примере М. Вебера и С. Булгакова) / И. В. Забаев // Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. — Ивано-Франковск: Ист-Вью, 2QQ2. — З52 с.
14. Зарринкуб, А. Х. Исламская цивилизация: Великие открытия и достижения человечества / А. X. Зарринкуб. — Санкт-Петербург: ДИЛЯ, 2011. — 224 с.
15. Ле Гофф, Ж. Цивилизация средневекового Запада / Ж. Ле Гофф — под общ. ред. Ю. Л. Бессмертного — пер. с фр. — Москва: Изд. группа Прогресс, Прогресс-Академия, 1992. — З76 c.
16. Маркс, К. Капитал. Критика политической
экономии [Электронный ресурс] / К. Маркс. -Режим доступа: http: //www. esperanto. mv. ruI
Marksismo/Kapital1/index. html. — Дата обращения:
17. 0З. 201З.
17. Машины Леонардо да Винчи: тайны и изобретения в рукописях ученого / под. ред. Д. Лауренцы — пер. с итал. — Москва: Ниола-Пресс, 2007. — 240 c.
1B. Новейший философский словарь [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //slovari. yandex. ru/dict/phi^dict/article/filo/filo^BQ. htm. -Дата обращения: 10. 0З. 201З.
19. Побережников, И. В. Модернизационная перспектива: теоретико-методологические и дисциплинарные подходы / И. В. Побережников // Третьи Уральские историко-педагогические чтения. — Екатеринбург, 1999. — С. 16−25.
20. Побережников, И. В. Модернизация: определение понятия, параметры и критерии / И. В. Побережников // Историческая наука и историческое образование на рубеже XX-XXI столетия. Четвертые всероссийские историко-педагогические чтения. — Екатеринбург, 2000. — С. 105−121.
21. Побережников, И. В. Модернизация: теоретико-методологические подходы / И. В. Побережников // Экономическая история. Обозрение. — Москва, 2002. — Вып. 8. — С. 146−168.
22. Проскурякова, Н. А. Концепции цивилизации и модернизации в отечественной историографии / Н. А. Проскурякова // Вопросы истории. — 2005. — № 7. — С. 153−165.
23. Ученые России: энциклопедия [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. famous-scientists. ru/4502. — Дата обращения:
15. 03. 2013.
24. Хабермас, Ю. Философский дискурс о модерне / Ю. Хабермас — пер. с нем. М. М. Беляева и др. — Москва: Весь мир, 2003. — 416 с.
25. Энциклопедия социологии [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //slovari. yandex. ru/ dict/sociology/article/oc/soc-0669. htm. — Дата обращения: 10. 03. 2013.
26. Friedel, R. A Culture of Improvement / R. Friedel. — London: England, 2007. — 600 p.
27. Price, Derek J. de Solla. An Ancient Greek Computer. Scientific American, June 1959. — P. 60−67.
28. Salim, T. S. Al-Hassari. The Machines of al-Jazari and Taqi Al-Din [Электронный ресурс]. / T. S. Al-Hassari Salim. — Режим доступа: http: //www. muslimheritage. com/topics/ default. cfm? articleID=466. — Дата обращения: 05. 03. 2012.
29. Theophili. Qui et Rugerus, presbyteri et monachi, libri III. de diversis artibus: seu, Diversarum artium schedula. Opera et studio R. Hendrie. -London: J. Murray, 1847. — 447 p.
30. Usher, A. History of Mechanical invention. Vol. I / А. Usher. — Harvard: Harvard University Press, 1954. — 450 р.
31. Vitruvius Pollio, M. De Architectura [Электронный ресурс] / М. Vitruvius Pollio. — Режим доступа: http: //www. thelatinlibrary. com/vitruvius. html. — Дата обращения: 17. 03. 13.
Поступила 12. 0З. 1З.
Об авторах:
Кузнецов Алексей Владимирович, доцент кафедры экономической истории и информационных технологий ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева» (г. Саранск, Россия), кандидат исторических наук, isikuzav@mail. ru
Горячева Варвара руслановна, ассистент кафедры истории экономической науки ФГБОУ ВПО «Российский экономический университет имени Г. В. Плеханова» (г. Москва, Россия), zancia@rambler. ru
Для цитирования: Кузнецов, А. В. Модернизационная парадигма в исследовании генезиса научно-технической сферы жизнедеятельности общества / А. В. Кузнецов, В. Р. Горячева // Интеграция образования. — 201З. — № З (72). — С. 1З-22.
REFERENCES
1. Agrikola G. O gomom dele i metallurgy v dvenadtsati knigakh [About Mining and Metallurgy in twelve books]. Moscow, Nedra Publ., 1986, 294 p.
2. Arhimed. Sochinenija [Tractates]. Moscow, Fizmatgiz Publ., 1962, 640 p.
3. Bol’shaja Sovetskaja Entsiklopediya [Great Soviet Encyclopedia]. Available at: http: //slovari. yandex. ru/dict/bse/article/48/88900. htm (in Russian).
4. Borodkin L. I. Istorya i sinergetika: Matematicheskoe modelirovanie sotsialnoy dinamiki [History and Synergetics: Mathematical modeling of social dynamics]. Moscow, KomKniga Publ., 2005, 192 p.
5. Borodkin L. I. Istoriya i sinergetika: Metodologiya issledovaniya [History and Synergy: Research Methodology]. Moscow, KomKniga Publ., 2005, 184 p.
6. Borodkin L. I. Sinergetika i istoriya: modelirovanie istoricheskikh protsessov [Synergetics and history: modeling of historical processes]. Istoriya i matematika: Analiz i modelirovanie sotsiano-istoricheskikh protsessov [History and Mathematics: Analysis and modeling of socio-historical processes]. Moscow, KomKniga Publ., 2007, pp. 8−48.
7. Veber M. Protestantskaja jetika i duh kapitalizma [The Protestant Ethics and the Spirit of Capitalism]. Available at: http: //www. kara-murza. ru/books/Veber/index. html (in Russian).
8. Grinin L. E. Proizvodstvennye revolyutsii kak vazhneyshyie rubezhi istorii [Industrial revolution as major milestones of history]. Istoriya i sovremennost'. Seriya Sotsioestestvennaya istoriya. Genezis krizisov prirody i obshchestva v Rossii. Chelovek i priroda: protivostoyanie i garmoniya [History and the Present. Social and Natural History Series. Genesis of the crisis of nature and society in Russia. Man and nature: confrontation and harmony]. Moscow, IES Minenergo Rossii Publ., 2007, no. XXIX, pp. 212−243.
9. Danilevsky N. Ya. Rossiya i Evropa: Vzglyad na kulturnye i politicheskie otnosheniya slavyanskogo mira k germano-romanskomu [Russia and Europe: View on the problem of cultural and historical relationship between Slavic and Romano-Germanic worlds]. St. Petersburg, N. Strakhov Publ., 1895, 629 p.
10. Danilov Ju. A., Kadomtsev B. B. Chto takoe sinergetika? [What is synergetics?]. Nelineynye volny. Samoorganizatsiya [Nonlinear waves. Self-organization]. Moscow, Nauka, 1983. Available at: http: //spkurdyumov. narod. ru/KADOMCEVhtm.
11. James P., Thorpe N. Drevnie izobretenija [Ancient inventions]. Minsk, Popurri Publ., 1997, 768 p. (in Russian).
12. Durkheim E. O razdelenii obshhestvennogo truda [The Division of Labor in Society]. Available at: http: //lib. rus. ec/b/13 348 (in Russian).
13. Zabayev I. V. Veroispovedanie i problema modernizatsii (na primere M. Vebera i S. Bulgakova) [Religion and the problem of modernization (case study of Max Veber and Sergei Bulgakov)]. Veber M. Protestantskaya etika i dukh kapitalizma [Veber M. The Protestant Ethics and the Spirit of Capitalism]. Ivano-Frankovsk, East-View Publ., 2002, 352 p.
14. Zarrinkub A. H. Islamskaya tsivilizatsiya: Velikie otkrytiya i dostizheniya chelovechestva [Islamic Civilisation: Great discoveries and achievements of humanity]. St. Petersburg, DILYA Publ., 2011, 224 p.
15. Le Goff Ja. Civilizacija srednevekovogo Zapada [Medieval Western Civilisation]. Moscow, Izdatelskaya gruppa Progress, Progress-Akademiya Publ., 1992, 376 p. (in Russian).
16. Marx K. Kapital. Kritika politicheskoj jekonomii [Capital: Critique of Political Economy]. Available at: http: //www. esperanto. mv. ru/Marksismo/Kapitall/index. html (in Russian).
17. Mashiny Leonardo da Vinchi: tayny i izobreteniya v rukopisyakh uchenogo [Machines of Leonardo da Vinci: the secrets and inventions in scientific manuscripts]. Moscow, Niola-Press Publ., 2007, 240 p.
18. Noveyshy filosofsky slovar [The newest philosophical dictionary]. Available at: http: //slovari. yandex. ru/dict/phil_dict/article/filo/filo-480. htm (in Russian).
19. Poberezhnikov I. V. Modernizatsionnaya perspektiva: teoretiko-metodologicheskie i distsiplinarnye podkhody [Modernization perspective: theoretical and methodological disciplinary approaches]. Tretyi Uralskie istoriko-pedagogicheskie chteniya [Third Ural historical and pedagogical readings]. Ekaterinburg, UrPGU Publ. ,
1999, pp. 16−25.
20. Poberezhnikov I. V Modernizatsiya: opredelenie ponyatiya, parametry i kriterii [Modernisation: the definition of parameters and criteria]. Istoricheskaja nauka i istoricheskoe obrazovanie na rubezhe XX-XXI stoletya. Chetvertye vserossiyskie istoriko-pedagogicheskie chteniya [Historical science and historical education at the turn of XX-XXI century. Fourth Russian historical and pedagogical readings]. Ekaterinburg,
2000, pp. 105−121.
21. Poberezhnikov I. V. Modernizatsiya: teoretiko-metodologicheskie podkhody [Modernization: theoretical and methodological approaches]. Ekonomicheskaya istoriya. Obozrenie [Economical history. Survey]. Moscow, 2002, no. 8, pp. 146−168.
22. Proskuryakova N. A. Kontseptsii tsivilizatsii i modemizatsii v otechestvennoy istoriografii [The concept of civilisation and modernisation in the national historiography]. Voprosy istorii [Questions of History]. 2005, no. 7, pp. 153−165.
23. Uchenye Rossii: enciklopediya [Scientists of Russia: encyclopedia]. Available at: http: //www. famous-scientists. ru/4502 (in Russian).
24. Habermas Ju. Filosofskij diskurs o moderne [The philosophical discourse of Modernity]. Moscow, Ves mir Publ., 2003, 416 p. (in Russian)
25. Entsiklopediya sotsiologii [Encyclopedia of Sociology]. Available at: http: //slovari. yandex. ru/dict/ sociology/article/soc/soc-0669. htm (in Russian).
26. Friedel R. A Culture of Improvement. MIT Press. Cambridge, Massachusetts. London, England, 2007, 600 p.
27. Price Derek J. de Solla. An Ancient Greek Computer. Scientific American Publ., 1959, pp. 60−67.
28. Salim T. S. Al-Hassari. The Machines of al-Jazari and Taqi Al-Din. Available at: http: // www. muslimheritage. com/topics/default. cfm? articleID=466 (in English).
29. Theophili. Qui et Rugerus, presbyteri et monachi, libri III. de diversis artibus: seu, Diversarum artium schedula. Opera et studio R. Hendrie. London, J. Murray Publ., 1847, 447 p.
30. Usher A. History of Mechanical invention. Vol. I, Harvard University Press Publ., 1954, 450 p.
31. Vitruvius Pollio M. De Architectura. Available at: http: //www. thelatinlibrary. com/vitruvius. html (in Latin).
About the authors:
Kuznetsov Aleksei Vladimirovich, research assistant professor, Chair of Economical History and Information Technology, Ogarev Mordovia State University (Saransk, Russian), Kandidat Nauk degree holder (PhD) of historical sciences, isikuzav@mail. ru
Goriacheva Varvara Ruslanovna, assistant lecturer, Chair of Economics, Plekhanov Russian University of Economics (Moscow, Russia), zancia@rambler. ru
For citation: Kuznetsov A. V, Goriacheva V. R. Modernizacionnaja paradigma v issledovanii genezisa nauchno-tehnicheskoj sfery zhiznedejatel’nosti obshhestva [Modernisation paradigm in the study of the genesis of scientific and technical sphere of society]. Integracija obrazovanija [Integration of Education]. 2013, no. 3 (72), pp. 13−22.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой