Модернизация Китая: антропологическое измерение

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ
УДК 1: 304. 5
О. Б. Бальчиндоржиева
МОДЕРНИЗАЦИЯ КИТАЯ: АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
Посвящена изучению процесса модернизации в контексте частного: Китай — одно из самых быстро развивающихся государств на сегодняшний день, а китайская модель модернизации признана одной из самых успешных в мире. Акцент делается не столько на анализ эмпирических данных о модернизации, сколько на теоретическое осмысление значения модернизации и особенностей модернизации в Китае. Проведено исследование влияния, которое оказали модернизационные процессы (индустриализация, урбанизация, информатизация, демократизация и т. д.) на традиционные убеждения, нормы, ценности и образ жизни китайцев. В качестве основного содержания модернизации в духовной сфере выделяются такие процессы как сциентизация, трансформация общественного сознания. Также автор утверждает, что в Китае в настоящее время все более проявляются негативные тенденции, связанные с разложением традиционных этических норм, в связи с этим во главу угла ставится так называемая «культурная модернизация». Основным содержанием китайской модели модернизации становится синтез традиционной и современной, китайской и западной культур. Автор обосновывает в данной статье понимание того, что ядром модернизации является «модернизация» человека, изменения в его сознании.
Ключевые слова: Китай, модернизация, общественное развитие, рационализация, традиция, современность,
человек, сознание, культурная модернизация, открытость.
O. B. Balchindorzhieva
Modernization of China: Anthropological Dimension
This article is devoted to the study of modernization process in the context of private: China — one of the most rapidly developing countries today, the Chinese model of modernization is recognized as one of the most successful in the world. The emphasis is not so much on the analysis of empirical data about modernization, but rather on the theoretical understanding of the values and characteristics of modernization and its features in China. The effect that the processes of modernization (industrialization, urbanization, informatization, democratization, etc.) had on the traditional beliefs, norms, values and way of life of the Chinese was studied in the article. As the main content of modernization in the spiritual realm such processes as scientization, the transformation of social consciousness can be marked out. The author also confirms that China increasingly manifests negative trends associated with the decay of traditional ethical norms- in this regard the so-called «cultural modernization» is of very big importance. In the process of modernization of the Chinese model a synthesis of traditional and modern, Chinese and Western cultures is proceeded. The author substantiates the understanding that the core of modernization is «modernization» of human being, changes in his mind.
Key words: China, modernization, social development, rationalization, tradition, modernity, human being, consciousness, cultural modernization, openness.
БАЛЬЧИНДОРЖИЕВА Оюна Баировна — к. филос. н., ст. преп. ФГБОУ ВПО «Бурятский государственный университет»
E-mail: baoyu2008@yandex. ru
BALCHINDORZHIEVA Oyuna Bairovna — Candidate of Philosophic Sciences, Senior Lecturer the Department of Phylosophy, Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Professional Education «Buryat State University».
E-mail: baoyu2008@yandex. ru
Введение
До середины XX в. модернизация понималась как приближение к культуре «модернити», то есть индустриальной культуре западного общества. Ядром модернизационной парадигмы было утверждение о распространении капиталистического пути развития.
Капиталистическая модернизация наряду с экономическим ростом, развитием демократии, ростом индустриализации несла с собой серьёзные проблемы, ведущие, в известном смысле, к развращению духовной культуры, дегуманизации человеческих отношений. Происходит разрушение окружающей среды, наносится ущерб нравственному здоровью отдельного человека и общества в целом, появляются элементы дезинтеграции и отчуждения между людьми.
Уже в конце XX в. многие интеллектуальные тренды на Западе подвергают нападкам западный рационализм и универсализм как синонимы «логоцентризма» и как дымовую завесу евро-центристских конструкций глобального доминирования. Так, Деррида проводит критику западного логоцентризма, используя понятие инаковости. Она была направлена против глубоко укоренившегося в сознании европейцев принципа «центрации». Мышление европейца ориентировано на бинарные оппозиции («черное-белое», «материя-дух», «субъект-объект», «свобода-несвобода», «рациональное-иррациональное», «демократия-тоталитаризм» и т. д.), причем одна из противоположностей берется за основу и на ней делается ценностный акцент. Пронизывая все сферы человеческой деятельности, принцип «центрации» приводит к рациоцентризму, европоцентризму и т. д.
Имплицитный оптимизм раннего этапа развития модернизационной теории не был подтвержден реальной практикой развития развивающихся стран и стран третьего мира. Политические режимы развивающихся стран страдали от беспорядков и нарастания напряженности, вызванной растущими ожиданиями и невозможностью для модернизацион-ных элит эти ожидания удовлетворить. Это привело к переносу фокуса внимания с идеи о непрерывном прогрессе к проблеме стабильности и кризисного управления.
Тем не менее проблема исследования философских оснований модернизации не теряет актуальности, так как модернизация как глобально-исторический процесс затрагивает все сферы жизни общества. В связи с этим мы должны обратиться к теоретическим концепциям разных обществоведческих наук, используя междисциплинарный подход. Многие обществоведы рассматривают модернизацию как исторический процесс перехода от аграрного традиционного общества к современному индустриальному. Так, американский ученый, известный специалист в области проблем развития Сирил Блэк считает, что
человеческие взаимоотношения претерпели три революционных изменения: от доисторического
общества к человеческому, от первобытного к цивилизованному и от традиционного цивилизованного к современному [1]. Третья трансформа-
ция и является процессом модернизации и сопутствующих изменений. При таком понимании модернизация есть не что иное как содержание очередной социальной революции в процессе
развития человеческой цивилизации. Китайский
исследователь модернизации Хэ Чуаньци приходит к выводу о том, что «модернизация — это один из видов важнейших изменений человеческой цивилизации со времен промышленной революции XVIII в., включающий изменения в деятельности, поведении, процессе, содержании, структуре, системе и самой идее человеческой цивилизации» [1, с. 46]. В марксистской концепции общественного развития социальные революции рассматривались в качестве рычага, посредством которого происходит смена общественно-экономических формаций. С. Э. Крапивенский употребляет понятие «социальная революция» как содержание эпохи перехода к новой, более прогрессивной, ступени развития. Он утверждает, что социальные революции включают в себя переворот в экономике, политике, культуре, нравственный прогресс, идеологическую и психологическую переделку общества [2, с. 129−133].
Гу Гаоцзянь считает, что модернизация подразумевает двойной переход: от аграрного
общества к индустриальному и от индустриального к информационному. Он пишет: «В этом смысле модернизация есть изменение технологической основы общества. Таким образом, в экономической сфере это индустриализация и информатизация производительных сил, а также урбанизация, в политической сфере — демократизация, в духовной сфере — сциентизация — это и есть основное содержание модернизации» [3, с. 4]. В целом модернизацион-ные процессы, происходящие в Китае, можно интерпретировать в рамках подхода, предлагаемого, например, С. Блэком. Действительно, модернизация представляется нам универсальным процессом перехода от традиционного аграрного общества к современному индустриальному обществу. Данный подход находит отклик и в научных кругах Китая, его поддерживает один из крупнейших теоретиков теории модернизации в Китае профессор Хэ Чуаньци.
Основные характеристики китайской модели модернизации
В рамках данной статьи мы поставили задачу системного рассмотрения модернизации Китая. На примере Китая можно осознать, что модернизация -это системное обновление всего социума, ее содержание не замыкается только на экономическом разви-
тии. В данной статье предполагается рассмотреть модернизацию как многоуровневый процесс, в центре которого изменения в сознании человека. Успех модернизации во многом зависит от способности модернизационных элит ухватить основные тенденции этих изменений и на основе синтеза традиции и современности определять дальнейшую стратегию общественного развития.
В Китае с XIX в. остро стоит проблема взаимодействия традиционной и современной, национальной и зарубежной культур, когда, например, западный индивидуализм вступает в явное противоречие с традиционной китайской культурой. В современном Китае все больше и больше исследований посвящено различным аспектам культурной модернизации.
Начиная с эпохи опиумных войн, Китай начал подвергаться давлению со стороны Великобритании, Франции, Японии, США, что стимулировало процессы модернизации в обществе. Начавшийся модернизационный процесс развивался очень противоречиво. Китайское общество на каждом витке модернизации становится все менее и менее традиционным. Реформы, начавшиеся в конце империи Цин, сменились периодом революционных потрясений и преобразований в эпоху Гоминьдана- гражданская война и победа Компартии привели к образованию Китайской Народной Республики- новый период модернизации, начавшийся при Мао Цзэдуне, был прерван «культурной революцией» и возобновился только после его ухода. В это время в Китае вновь получили актуальность поиски путей развития. Новым лидером, способным возглавить усиливающуюся в китайском обществе энергию развития и созидания, становится Дэн Сяопин.
Переломным моментом в модернизационном процессе становится принятие новой политики «четырех модернизаций» в 1978 г. В Китае был взят курс на постепенное, поступательное, эволюционное развитие. Сам процесс реформ был охарактеризован Дэн Сяопином как «вторая революция» после 1949 г., но революция, не направленная на слом старой надстройки и против какого-либо общественного класса, а революция в смысле революционного обновления социализма на его собственной основе путем самосовершенствования. Новое звучание получает понятие «сяндайхуа» — «модернизация», оно используется наряду с понятием «гайгэ» — «реформа» и «кайфан»
^^- «открытость». Модернизация становится понятием, объединяющим все системные экономические, политические и социальные новации, происходящие в последние три десятилетия в стране с крупнейшим в мире населением.
К концу XX в. уже во многих районах Китая
практически завершается индустриализация и урбанизация, развивается информатизация, осознается необходимость экологизации. Значительные изменения происходят в социальной сфере (быт, досуг, этикет, профессиональные, семейные, межличностные отношения и т. д.). Постепенно трансформируются социальные нормы, духовнонравственные ценности, способ мышления. Духовная культура «осовременивается» не так стремительно, как материальная, но не менее глубоко. Китайское общество на каждом витке модернизации становится все менее и менее традиционным.
Контовский позитивизм с его культом разума и прогресса утвердил представление о том, что общество должно встать на путь индустриализма. Техника радикально изменила жизнь людей, породив дотоле неизвестные социальные процессы и проблемы. Это вызвало определенные культурные сдвиги. На уровне культуры Конт говорит о «демифологизации» мировоззрения, под которой понимаются рационализация и секуляризация, т. е. победа науки и технологий над традиционными верованиями [4, с. 5]. Проникнув в Китай, западная наука вызвала значительные изменения в традиционном способе мышления китайцев. Идея эволюции оказалась совершенным открытием для китайского мировоззрения. Для европейца линейная концепция истории была открыта еще христианством. «Дарвинизм означал для китайского сознания гораздо более глубокую ломку устоявшихся воззрений, нежели для европейского христианского… Христианская логика нарушала целостность китайского мироздания, дискомфорт, таким образом, был громадный» [5, с. 64−65]. С другой стороны, возникает большой соблазн, ведь «модернизация означает умножение выборов. Один из наиболее соблазнительных принципов современности гласит: вещи могут быть не такими, какими они были раньше. Такова динамика современности, ее глубокое стремление к инновации и революции. Отныне традиция не является обязательной, статус-кво может быть изменен, а будущее — открытый горизонт» [6, с. 127−128]. Также необходимо отметить, что под влиянием современной науки в китайском обществе воспитывается аналитический дух и критическое мышление.
Модернизационные процессы вызвали глубокие изменения в традиционном китайском способе мышления. Во-первых, традиционное аграрное общество отличалось консервативностью, но процессы информатизации, глобализации, маркетизации, происходящие в современном обществе, все чаще заставляют людей устремлять свои взгляды в будущее, ставить перед собой новые цели и достигать их. Во-вторых, в традиционном обществе коллективное ставилось гораздо выше индивидуаль-
ного, в современном же китайском обществе повышается значимость индивида, все больше внимания уделяется гармонизации и согласованию различных интересов.
Одним из наиболее больных мест современного Китая является глубокое противоречие, заключающееся в нарастающем различии между уровнем жизни в городе и в деревне. Эту проблему китайское правительство пытается разрешить уже на протяжении многих десятилетий. В контексте научной программы развития было принято решение о сокращении различий между городом и деревней, т. е. придании деревне «городского облика». Это значит развитие инфраструктуры, улучшение качества социальных услуг, приближение уровня доходов к уровню доходов городских жителей, повышение культурного уровня деревенского населения и т. д. Также предполагается снизить различия в региональном развитии Китая. Но несмотря на это сотни миллионов мигрантов уже переехали из деревни в город, и данный процесс не прекращается. Существуют прогнозы, согласно которым еще около 200 млн крестьян переедут в поисках лучшей жизни в город. По подсчетам Цзя Лицзюня, в сельской местности Китая общее число излишней рабочей силы к настоящему моменту составило 150 млн [7].
Во все времена Китай считался аграрным государством. Директор Института политических исследований Педагогического университета Центрального Китая Ху Юн пишет: «Чтобы понять китайское чудо, мы прежде всего должны понять китайского крестьянина… Чтобы понять крестьянина, мы должны прежде всего оценить китайскую рациональность» [8, с. 103]. Он считает, что трудолюбие, бережливость, стойкость и другие крестьянские качества стали двигателем экономического рывка. С началом реформ китайские крестьяне работали с тем же усердием, что и их предки в далеком прошлом. Их «тяжелый труд, а не техника обеспечил рост конкурентоспособности экономики Китая», тогда как условия рынка создали возможность для роста крестьянского благосостояния [8, с. 103].
Однако XX в. был отмечен процессом внутренней миграции из деревни в город. В начале XXI в. был перейден рубикон, когда численность городского и сельского населения примерно сравнялась. Уже во втором поколении мигрантов наблюдается отход от традиционных установок на упорный труд, терпеливость, бережливость, рождение большого количества детей и т. д. Нынешнее поколение молодых людей, рожденных в период политики регулирования рождаемости, так называемое поколение «маленьких императоров», более эгоистично, ориентировано на комфортные условия проживания. «Можно назвать много причин сегодняшних проблем
Китая, и причины духовного порядка не на самом последнем месте. В общественном сознании образовался вакуум, так как традиционные убеждения людей постепенно разрушаются, а новые еще не до конца сформировались. Убеждения, вера есть основа морали, а их недостаток порождает разложение морали. Поэтому на первом месте должна стоять цель развития человека, его моральных качеств», — пишет авторитетный китайский ученый Фан Нин [9, с. 46].
Одной из основных причин духовного упадка в китайском обществе является тот факт, что наряду с идеями индивидуализма, научности, свободы, демократии в Китай проникали также и ценности потребительского общества. Развитие массового производства и массового потребления в Китае способствует формированию усредненного массового человека с ориентацией на обладание, личную выгоду и получение удовольствия.
Модернизация привела к глубокой трансформации общественного сознания, к частичному отказу от традиционной культуры. Данный процесс не всегда происходит гладко и безболезненно, и на этом пути имеют место те проблемы духовного порядка, о которых мы уже говорили.
Модернизация человека — основа новой теории развития китайского общества
Китайские теоретики модернизации провели исследования, имеющие большое теоретическое и практическое значение. Выработана собственная концепция модернизации, которая в сравнении с западной теорией модернизации имеет несколько отличительных особенностей. Если ранее модернизация понималась с точки зрения экономической перспективы, то сейчас на первый план выходит человек, а также гармония между человеком и природой. Если ранее за основу развития бралось нечто материальное, то сейчас основа — человек (кит.).
Одной из приоритетных и глобальных по своим масштабам задач является преобразование «духовной культуры» или «культурная модернизация». В последние годы китайское руководство пришло к пониманию того, что без строительства новой «социалистической духовной культуры» очень трудно преодолеть проблемы в экономическом и политическом развитии страны.
Важнейшее значение в теории модернизации отводится человеческому фактору. Воспитание «нового человека» проводится с начала 80-х гг. в рамках курса на создание социалистической духовной культуры, охватывающей всю духовную сферу жизни китайского общества: идеологию, собственно культуру, мораль, право. Социалистическая духовная культура нацелена на формирование современной культурно-цивилизационной среды, без которой
модернизация немыслима. Как пишут китайские ученые: «В конце концов, целью социалистической реформы является освобождение человека. Прямая цель — это освобождение и развитие творческих сил, а конечная состоит в стимулировании свободного и всестороннего развития человека. Развитие человека означает осуществление модернизации человека, то есть превращение простого человека в „нового“, отвечающего требованиям времени и способного использовать достижения современной цивилизации человечества. Без передовой социальной системы, без всеобщего прогресса общества не могло быть и речи о всестороннем развитии человеческой свободы» [10]. В результате реализации концепции сяокан уровень жизни китайского народа значительно повысился. Следующий шаг, который предстоит сделать Китаю, — построение гармоничного общества, в котором будет место удовлетворению как материальных, так и духовных потребностей человека и согласованию интересов различных социальных групп.
Выдвижение идеи «общественного диалога» является примером того, что система политического участия граждан только начинает развиваться. Важнейшим результатом этого процесса стало осознание действительных интересов подавляющего большинства населения и реализация этих интересов на практике. Формула «управление интересами через интересы» означает их всемерный учет, согласование и диалог вместо давления.
После перехода на рельсы модернизации в Китае многие ученые обратились к традиционной концепции «управления обществом на основе морали». Так было отмечено, что правовой механизм управления сам по себе отнюдь не является механизмом, способным обеспечить социальную стабильность и развитие, а является только лишь одним из его аспектов.
Традиционно считается, что китайцы очень законопослушный народ, однако китайское общество обеспокоено ухудшающейся ситуацией в сфере общественного порядка, особенно в среде сельских мигрантов. Даже строгие законы не в полной мере останавливают людей от совершения преступлений. Следование закону не может заменить внутреннего убеждения. Только лишь органичное соединение закона и морали может обеспечить стабильность в обществе и его поступательное развитие.
Большое внимание в новой концепции «управления государством на основе морали» уделяется патриотическому и трудовому воспитанию.
Так, в 1993 г. были приняты «Основные положения патриотического образования». Данный документ включает следующие пункты.
1. Положение о том, что генеральная линия
партии и строительство социализма в Китае являются самым реальным и наглядным учебным материалом для патриотического образования.
2. Положение о необходимости изучения многотысячелетней истории китайского народа, особенно его новейшей истории.
3. Положение об изучении общей ситуации в стране и положение Китая на международной арене, знать не только о преимуществах и достоинствах своей страны, но и недостатках и слабостях.
4. Положение о том, что традиционная китайская культура — одна из самых выдающихся, ее внутреннее содержание обширное и глубокое, это не только философия, наука и искусство, но и высокий национальный дух, национальное достоинство и здоровая мораль.
5. Положение о национальной сплоченности и
объединении страны. Для приближения дня объединения отечества надо проводить политику «мирного объединения: одна страна — две системы», политика
партии и правительства по объединению (имеется в виду присоединение Тайваня) должна быть понятна народу.
6. Положение о необходимости обеспечения
обороноспособности и безопасности родины
[9].
Таким образом, становится понятно, что
власти Китая прилагают определенные усилия по сохранению и возвращению культурной
традиции как доминирующей социокультурной установки в условиях успешной модернизации общества.
Заключение
Подводя итог, отметим: экономические проблемы отошли на задний план, уступив место нравственным и духовным. Произошло понимание того, что развитие общества создает условия для развития личности, и, наоборот, совершенствование человека является необходимым условием социального прогресса, на основе этой взаимосвязи создается специфическая система ценностей, в которой развитие человека -цель, а развитие общества — средство. Китайское руководство выступает за разумное сочетание управления на основе закона и управления на основе морали, укрепление социалистического правопорядка- достижение гармонии между человеком и обществом, человеком и природой.
Квинтэссенцией модернизации является модернизация человека. Осуществление модернизации в Китае происходит без ущерба для национальной идентичности, китайское общество не копирует элементы западной культурой модернити. Наоборот, происходит обращение к традиционной культуре, поиск внутренних ресурсов для успешного осуществления модернизации.
Л и т е р, а т у р а
1. Обзорный доклад о модернизации в мире и Китае (2001−2010). — М.: Весь мир, 2011 — 256 с.
2. Цырендоржиева Д. Ш. Системный метод и
синергетика. — Улан-Удэ: Издательство Бурятского
государственного университета, 2004. — 212 с.
3. Гу Гао цзянь. Модернизация китайского общества:
история и новые вызовы // Журнал New Vision. — 2010. -
№ 3 — С. 4−6.
4. Далмейр Ф. Модернизация и постмодернизация: теоретические комментарии на примере Индии. — Чикаго: Издательство Института Кэллог, 1993 — 29 с.
5. Мартынов Д. Е. Конфуцианское учение и маоизм. -Казань: Изд-во Казанского университета, 2006. — 368 с.
6. Berger P. «Facing upto Modernity». — N. Y., 1977. -P. 128−132
7. Дяо Лимин. Социальная структура современных обществ России и Китая. — Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 2010. — 280 с.
8. Гордон А. В. КНР: утверждение модернизационной парадигмы // Политическая наука. — 2012. — № 2. — С. 88−106.
9. Фан Нин. Новая политическая философия современного Китая — Шанхай: Издательство ВэньКуан, 2002. — 419 с.
10. Ван Шаосинь, Цзян Сяоюнь. Социализм с китайским лицом [Электронный ресурс] // Ежемесячный информационно-аналитический журнал «Обозреватель».
— 2003. — № 11 (166). — Режим доступа: http: //www. rau. su/ observer/N11_2003/1112. htm (Дата обращения: 17. 02. 2014)
R e f e r e n c e s
1. Obzornyj doklad o modernizacii v mire i Kitae (2001−2010).
— M.: Ves'- mir, 2011 — 256 s.
2. Cyrendorzhieva D. Sh. Sistemnyj metod i sinergetika.
— Ulan-Udje: Izdatel'-stvo Burjatskogo gosudarstvennogo
universiteta, 2004. — 212 s.
3. Gu Gao czjan'-. Modernizacija kitajskogo obshhestva: istorija i novye vyzovy // Zhurnal New Vision. — 2010. — № 3 — S. 4−6.
4. Dalmejr F. Modernizacija i postmodernizacija: teoreticheskie
kommentarii na primere Indii. — Chikago: Izdatel'-stvo Instituta
Kjellog, 1993. — 29 s.
5. Martynov D. E. Konfucianskoe uchenie i maoizm. — Kazan'-: Izd-vo Kazanskogo universiteta, 2006. — 368 s.
6. Berger P. «Facing upto Modernity». — N. Y., 1977. -P. 128−132.
7. Djao Limin. Social'-naja struktura sovremennyh obshhestv Rossii i Kitaja. — Vladivostok: Izdatel'-stvo Dal'-nevostochnogo universiteta, 2010. — 280 s.
8. Gordon A. V. KNR: utverzhdenie modernizacionnoj paradigmy // Politicheskaja nauka, 2012, № 2. — S. 88−106.
9. Fan Nin. Novaja politicheskaja filosofija sovremennogo Kitaja — Shanhaj: Izdatel'-stvo Vjen'-Kuan, 2002. — 419 s.
10. Van Shaosin'-, Czjan Sjaojun'-. Socializm s kitajskim licom // Ezhemesjachnyj informacionno-analiticheskij zhurnal «Obozrevatel'-». — 2003. — № 11 (166). — Rezhim dostupa: http: // www. rau. su/observer/N11_2003/1112. htm (Data obrashhenija: 17. 02. 2014)

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой